Должен ли я платить штраф за кражу на сумму 300 рублей, если провел сутки в КПЗ?

«Я работал моделью в Европе и Азии»

Должен ли я платить штраф за кражу на сумму 300 рублей,  если провел сутки в КПЗ?

Показы, съемки, вечеринки с наркотиками и пара месяцев в тюрьме — Иван Лепин из Челябинска рассказал о своем опыте работы в модной индустрии

Иван Лепин поработал на Неделях моды в Шанхае и Милане и получил за рекламу смартфона полмиллиона рублей.

А между съемками чуть не подсел на наркотики, попал в китайскую тюрьму, а выйдя из нее и вернувшись на родину, стал сам искать потенциальных моделей.

Он рассказал The Village, как устроен международный модельный бизнес, сколько в нем могут зарабатывать мужчины и от чего зависит их востребованность.

Я вырос на окраине Челябинска, 10 лет занимался кикбоксингом, дрался с местными гопниками и никогда не думал, что стану моделью. Как-то я приехал к маме в Дом культуры, где она работала худруком.

Там была менеджер «Светланы» — это главное модельное агентство города, в нем начинала карьеру Ирина Шейк. Не знаю, что разглядела во мне эта женщина. Мне было 18, и я выглядел гадким утенком с колхозной прической, неровными зубами и пухлым юношеским лицом.

Кроме высокого роста, у меня ничего не было. Тем не менее она предложила пройти обучение в их школе.

Сейчас-то я понимаю, что школа моделей — это сплошной обман и по большому счету она не нужна. Все можно рассказать новичку за два-три дня: научить правильно ходить по подиуму и позировать, снять профессиональные снэп (серия фотографий в естественном свете, без прически и макияжа. — Прим. ред.) и лук (снимки в определенном образе. — Прим. ред.). Но тогда все было в диковинку.

Сразу после выпуска начались первые показы в торговых центрах и на Кировке (челябинский Арбат. — Прим. ред.). За них платили не больше 300 рублей. Дальше пошли съемки для журналов, за которые я получал столько же, но уже за час. Первые пару лет я кайфовал от процесса, и мне очень хотелось расти.

Когда я выложил в интернет первые снимки, надо мной смеялись все: пацаны из спортивной секции, одногруппники и даже преподаватели из универа. «Педик» — самое безобидное слово, которое я слышал в свой адрес.

В Челябинске нельзя развиваться — здесь нет ни рынка, ни индустрии. Хочешь сделать карьеру в модельном бизнесе — перебирайся в Москву или за границу. Мысли о переезде появились сразу, но решился я на него лишь в 2012-м — через три года после выпуска из школы моделей «Светлана».

Начал с Москвы, но ничего не получалось. В одном из агентств мне прямо сказали: «Чувак, ты жирный! У тебя огромная жопа, толстые ноги, большое лицо и кривые зубы.

Прости, но тебе ничего не светит!» В итоге следующие три месяца я как проклятый работал над собой: сидел на низкокалорийной диете, прописался в кабинете дантиста, не вылезал из спортзала.

Через три месяца талия стала тоньше на 10 сантиметров.

Встал вопрос: что делать дальше? В Москве устроиться не получилось, а работать по основной профессии (следователем в райотделе) совсем не хотелось. Знакомая предложила лететь в Китай. У нее были контакты местных агентов, которыми она обещала поделиться. Я согласился: терять все равно было нечего, к тому же я всегда мечтал пожить за границей.

Помню, когда я прилетел в Гуанчжоу, случился настоящий квест. Сидим в аэропорту с девочкой и не знаем, что делать.

Потому что вариант с квартирой, по которому мы достигли железобетонной договоренности, неожиданно отпал. Языка я не знал, знакомых в городе не было.

К счастью, подруга обратилась за помощью к своему бывшему бойфренду из Иордании по имени Изам. Первые два месяца мы кантовались у него.

Моя адаптация к новой стране проходила в боевых условиях. Я быстро связался с агентами и получил несколько съемок. А дальше пошло-поехало. За каталог платили 9 тысяч рублей в час, за дневной показ — 15 тысяч рублей. В месяц я, особо не напрягаясь, зарабатывал около 150 тысяч рублей.

Обратная сторона работы в Китае — бесконечные вечеринки. Местные клубы платят девушкам-моделям за присутствие, а парням бесплатно наливают. Тебе доступно все: от водки до дорогого виски. И всегда найдутся люди, готовые угостить MDMA или кокаином. А потом пригласить на афтепати с оргиями в бассейне.

Крышу от этого сносит быстро. Я видел девочек, которые приезжали скромницами и буквально через пару месяцев начали ходить по рукам богатых китайцев и арабов. Хотя далеко не все такие. Кто-то изначально нацелен на карьеру и не тусуется.

Потому что вечеринки заканчиваются в три-четыре утра, а кастинги начинаются в 10. Ты просто не успеешь выспаться и привести себя в форму. Я же зачастил с клубами, сильно похудел и забил на работу. Для модели все это равносильно профессиональной смерти.

Когда ты пропускаешь кастинги, агенты и работодатели о тебе очень быстро забывают.

Однажды, когда я уже было собрался завязать, одна знакомая модель пригласила меня на вечеринку. Я подхожу к клубу и вижу, как несколько китайцев хватают ее за волосы и бьют по лицу.

Стоящие рядом иностранцы наблюдают, но ничего не делают. Я вмешался, начал разнимать драку, в итоге переключились на меня. Избили жестоко. Я получил многочисленные гематомы, сильные ушибы ребер, сотрясение.

Если бы не вовремя приехавшие полицейские, все бы закончилось намного хуже.

Уже в участке я выяснил причины драки: сын крупного чиновника по пьяни подарил знакомой айфон, а протрезвев, обвинил ее в воровстве и решил проучить. На следующий день этот парень написал заявление, и полиция возбудила уголовное дело о краже. Мое избиение их не заинтересовало.

Никого из участников драки даже не задержали. Через три дня меня из участка доставили в изолятор временного содержания. Перевозили как опасного террориста — с руками и ногами, закованными в наручники. На допросе сказали, что, если моя причастность к краже не подтвердится, меня отпустит завтра же.

И это «завтра» растянулось почти на полтора месяца.

Сотрудники СИЗО выдали мне два комплекта трусов, трико, спортивную куртку со сломанным бегунком, рулон туалетной бумаги, мыло, зубную щетку с тюбиком пасты и отвели в камеру.

Она была рассчитана на 18 заключенных, но по факту в ней находилось человек 30 — в основном китайцы и пакистанцы с неграми, задержанные за торговлю наркотиками. Свободных коек в камере не было. Первые пару дней я овощем провалялся на кафельном полу, кашляя кровью.

Из-за сотрясения мозга кружилась голова, никакой медицинской помощи мне не оказали.

Через три недели в изолятор приехал российский консул. Он сразу сказал, что пока не сойдут следы побоев, меня не выпустят. Чтобы я, не дай бог, не написал встречное заявление на зачинщиков драки. Так и произошло. Прошло две недели, и с меня сняли подозрения. Девочке в итоге дали полгода за кражу.

Неудачный опыт с Гуанчжоу заставил меня пересмотреть отношение к работе. Я остался в Азии, но завязал с вечеринками и нашел агента. Гонорары делились на троих.

Половину получал я, 40 % брало принимающее агентство, остальное — отправляющий скаут. С учетом того, что все расходы на авиабилеты, проживание, визы и такси несешь ты, работаешь фактически в ноль.

Зато получаешь действительно интересные кастинги — например, с помощью агента я смог попасть на Неделю моды в Шанхае.

Свое же основное портфолио я сделал в Гонконге — одном из главных центров мировой моды наряду с Нью-Йорком, Миланом, Парижем и Сингапуром. Там я вкалывал круглые сутки. Это приносило деньги: за журнальную съемку мне платили 8 тысяч рублей. Показ стоил от 40 до 50 тысяч рублей. Я работал для Brioni, Calvin Klein, Saint Laurent и Dolce & Gabbana.

Самой прибыльной стала съемка для мобильного телефона Huawei: за шесть часов работы получил 500 тысяч рублей. Я играл молодого пацана, который катается на скейтборде и рисует граффити. Образ на манер хип-хопа: бейсболка, повернутая назад, футболка и кеды. В среднем же в месяц в Азии я зарабатывал от 150 до 300 тысяч рублей.

Случались и конфузы. Как-то один фотограф предложил мне сделать фотосессию в нижнем белье. Пока работали, он накидывался бухлом и в какой-то момент попытался стянуть с меня плавки.

Грубый отказ его сильно расстроил, и минут через десять съемка закончилась сама собой. Кстати, через пару дней он мне позвонил и в качестве извинения подкинул заказ на лук для Evisu.

Так что даже негативный опыт порой приводит к позитивным последствиям.

Моделям, которые собираются лететь в Азию, я могу дать два универсальных совета. Первый — всегда улыбайтесь и шутите на кастингах, там любят раскованных людей. Второй — не двигайтесь в цене. Если вы уступите хотя бы 200 юаней, то об этом узнают все агенты города. Они сидят в общем чатике на WeChat и делятся друг с другом новостями. После этого уже никто не заплатит вам полный ценник.

Неделя моды в Милане — самый неоднозначный опыт в моей карьере. Я долго не мог решиться на поездку. С одной стороны, Милан — премьер-лига, а не первый дивизион, как Азия. С другой стороны, это может быть не так уж и выгодно.

Модели сами оплачивают билеты и проживание, принимающее агентство предоставляет лишь информацию о кастингах. Одновременно в город прилетают тысячи молодых людей такого же роста и телосложения, как у тебя.

Странное ощущение — идешь и думаешь: как урвать работу, если вокруг столько классных ребят?

Мне не удалось зацепить ни один показ, хотя по типажу я подходил. Но в течение пяти дней я работал в шоу-руме Пола Смита. И это тоже неплохо. У неудачи много причин. из них в том, что я не угадал с агентством — Joy Models.

Так, с кастинга американского бренда Ports меня завернули еще в приемной со словами: «Извини, но мы не работаем с Joy Models». Отказы я воспринимал спокойно. Все-таки мне 26, а не 16 — слезы на глазах не наворачивались, мир не рушился. Плохую репутацию Joy Models создали прошлые владельцы.

Они были мошенниками: использовали компанию как офшор, кидали людей, задолжали много денег агентам и контрагентам.

После фэшн-вик я остался в Милане на сезон шоу-румов, и это было большой ошибкой. Неделю я сидел без работы — агентство вообще не шевелилось. Кончилось тем, что в общежитии, где я жил, отключили электричество за неуплату. Торчать дальше в Милане смысла не было, и я решил вернуться.

Сейчас я живу и работаю в Москве. Недавно сделал показы для Dolce & Gabbana и Burberry. Поучаствовал в съемке фотографа Льва Ефимова на Даниловском рынке. Снялся в клипе Стаса Михайлова. Гонорары в Москве ниже, чем в Китае. За каталоги платят тысячу рублей в час.

За показы — в среднем 6 тысяч рублей. За съемку в клипе я получил 35 тысяч. В России даже самые востребованные модели зарабатывают в месяц 100–150 тысяч в месяц, в Азии — в полтора раза больше. Работа парней и девушек оплачивается примерно одинаково.

Другое дело, что для девочек заказов в десять раз больше и конкуренция выше.

Оставаться в статусе мальчика-модели мне уже не так интересно, свое будущее я больше вижу в скаутинге. Сейчас я просматриваю фото тысяч парней и девушек по всему СНГ, чтобы найти потенциальных звезд. Летаю на переговоры по России и в Китай. С одной сделки я зарабатываю 200–300 долларов. Сумма небольшая, но если у тебя десятки клиентов, то зарплата выходит хорошая.

При поиске отталкиваюсь от параметров роста. Девочки должны быть не ниже 173 сантиметров, идеально — 177–178. Парни не ниже 185, лучше — 187–189. Затем обращаю внимание на детали: форма лица и ушей, цвет волос и их структура, наличие или отсутствие бороды, соотношение ног к туловищу и так далее.

В мужской моде есть градация: если ты худой, молодой и высокий — идешь в фэшн, если брутальный и накачанный — работаешь на коммерческих заказах. Коммерческие модели зарабатывают даже больше.

На кастинге сразу понятно, на каком рынке может работать человек и будет ли он работать вообще. Азии, например, нужны парни от 180 сантиметров. Идеальный рост — 182. В Европе востребованы ребята от 186 сантиметров.

Аналогичная история с девочками. Худые модели подойдут Парижу и Лондону, девушки средней комплекции с большой грудью и бедрами могут устроиться в Италии и сниматься для бельевых каталогов. Если у модели детские черты лица, она наверняка получит контракт в Японии.

Возраст в профессии не так важен. В Милане моим соседом был 53-летний чувак из Нью-Йорка Тимати — накачанный, бородатый, харизматичный. Он сделал кучу показов на Неделе моды, а я ни одного.

Входной билет в профессию стал доступнее. Раньше скауты из агентств искали парней и девушек на улице, раздавали им визитки. Сейчас поиск ведется в интернете. Все молодые люди выкладывают фотки на фейсбуке и во «ВКонтакте», ведут инстаграм. Смотришь снимки и понимаешь, кому написать и пригласить на кастинг.

A post shared by Ivan Lepin (@ivanlepin) on Apr 4, 2017 at 8:04am PDT

Быть парнем-моделью в 2017 году абсолютно нормально. Да, многие уверены, что в профессии одни геи. И что? Прогрессивных людей такие вещи не беспокоят, а за границей всем вообще фиолетово то, какой вы сексуальной ориентации.

Другой стереотип, что модельный бизнес — банка с пауками, где все грызутся за съемки и ненавидят конкурентов. Это выдумка. У меня полно друзей-моделей со всех уголков земли. И когда мы с ними работали, то постоянно друг друга выручали.

Контактами, информацией о кастингах, иногда деньгами.

Поддержка профессиональной формы обходится в копеечку. Трачу на себя в месяц 30–40 тысяч рублей, притом что не делаю инъекции и другие процедуры в косметических салонах.

Деньги уходят на здоровое питание, абонемент в тренажерный зал, косметику (косметика далеко не люксовая, я пользуюсь итальянскими и корейскими брендами среднего сегмента, но и там ценник на одну маску начинается от 500 рублей).

Еще нужно постоянно быть готовым к экспериментам с внешностью. В Милан я прилетел с волосами до плеч. Сотрудники агентства попросили подстричься коротко, и я сразу же поехал к парикмахеру. Почему нет? Волосы отрастут, а интересных показов у крутых дизайнеров может больше и не быть.

Самой пикантной стороной модельного бизнеса считается так называемый эскорт вдолгую — когда состоятельные мужчины или женщины ищут себе постоянную любовницу (любовника).

Условия жесткие: соискательница подписывает длительный контракт и обязуется в течение этого времени не общаться с другими. Нарушения влекут за собой серьезные денежные штрафы.

Многие соглашаются, потому что речь идет о суммах от 10 миллионов рублей.

Сам я не распыляюсь на женщин, главное для меня — реализация. К тому же у меня есть постоянная девушка. Да, перед моими глазами проходят сотни девочек в купальниках. Но это конвейер — просто картинки, мелькающие перед глазами. Я оцениваю модель не как добычу, которую хочется затащить в постель, а как потенциального партнера, с которым можно зарабатывать деньги.

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/opyt/262342-paren-model

Что не нужно делать, если у вас украли телефон

Должен ли я платить штраф за кражу на сумму 300 рублей,  если провел сутки в КПЗ?

Ранее каждый раз, когда я видел сообщения о том, что у человека украли телефон, то всегда задавался вопросом: а зачем? Ну, серьезно, зачем воруют смартфоны если:

  • его можно отследить по IMEI, а смена IMEI явно не бесплатна;
  • на телефоне могут быть установлены блокировки, снять которые так же не бесплатно;
  • есть приложения с режимом «Антивор», которые передают фото, видео и аудио;
  • даже встроенные возможности Android (и, полагаю, iOS) имеют функцию геолокации пропавшего устройства;
  • устройство может иметь особые приметы, которые довольно сложно устранить «бесплатно»;
  • наверняка где-то рядом есть камеры видеонаблюдения, свидетели и т.п.;
  • при продаже краденного за него сложно будет выручить большую сумму денег.

Осознавая все это, я действительно не понимал, для чего же воруют телефоны, если, по сути, их легко найти, а денег на этом не заработать? Не понимал до 8 февраля 2019 года, пока у меня у самого не украли телефон.
Обратите внимание: все нижесказанное отражает лишь мою точку зрения и не является какой-либо инструкцией к действию или бездействию. Хороший адвокат сказал бы, что кражи не было, просто данный гражданин нашел чужое имущество и хотел передать его в полицию на ответственное хранение, но не сразу, а после возвращения из командировки, ссылаясь на Статью 227 ГК РФ «Находка», а еще лучше убедил бы его примириться со мной, но такого адвоката у него нет (забегая вперед скажу, что сначала не было), а есть следующие факты:

  1. Телефон был найден на закрытой частной территории.
  2. Вся территория буквально увешана камерами видеонаблюдения, и они реально записывают (в хорошем качестве, кстати).
  3. Собственник (т.е. я) в течение 20 минут звонил на телефон и включал режим поиска телефона (он начинал звонить и писать на экране что телефон утерян и номер для связи).
  4. Я догнал подсудимого, когда он уехал с нашей территории и рассказал ему все вышеперечисленное + показал геолокацию на ноутбуке.
  5. Он препятствовал деятельности сотрудников полиции, оказывал на меня психологическое давление, а потом и вовсе выбросил найденный телефон «испугавшись ответственности».

А теперь по порядку. Я пошел из офиса на склад (вход с другой стороны здания) и на обратом пути в шутку кинул в жену снежком, в неё не попал, зато попал на новый телефон. В момент броска старый телефон вылетел из кармана и упал на снег в 2-3 метрах от входа в офис. Для нашей фирмы ситуация банальная и ежедневная: кто-то теряет или забывает телефон и бегает, ищет его. Кто-то деньги, кто-то документы, кто-то еще что-то. До этого все случаи объединяло то, что вещь возвращали хозяину и ржали над ним, он ржал со всеми, а завтра мы уже смеялись над новым растяпой.

В этот раз ситуация была другая и телефон мне не вернули ни сразу, ни позднее. После 10 минут поиска жена предположила что его украли, после 20 минут уже многие так считали, а через 30 минут метка на карте начала уверенное движение, причем начала из того места где у нас во дворе были фуры на загрузке. Видели ли мы метку там? Да, видели, но ребята же часто к нам ездят (экспедитор, не водитель), товара на несколько миллионов забирают, куда им этот телефон за несколько тысяч? Это ошибка номер один. Нужно было подходить к ним и у каждого спрашивать, мы же предположили что телефон на складе и геометка ошибочна из-за экранирования стен.

Поняв, что телефон «сделал ноги», я совершил ошибку номер два, поехав один, ошибку номер три, не позвонив в полицию и не сообщив о краже и ошибку номер четыре, не взяв с собой запасной телефон для звонков в ту же полицию.

Приехав на место и точно убедившись в том, что метка на карте соответствует машине предполагаемого похитителя, я совершил ошибку номер пять, подойдя к нему и спросив не находил ли он телефон, а после препираний сделал ошибку номер шесть и показал ему ноутбук с геометкой (нужно ли говорить, что потом телефон вдруг оказался выключен).

Дальше не особо интересно, я съездил в офис, взял телефон жены, поехал назад, вызвал полицию, блокировал выезд из крупного ТЦ до приезда полиции, ездил писать объяснения, много раз ходил в полицию и т.п.

А какие ошибки я сделал еще? Например, не взял квиток о том, что у меня приняли заявление.

Передал фото и видеоматериалы на флешке (то, что её потеряли и походу не найдут лично для меня уже не хорошо и не плохо, но если бы потеряли диск было бы действительно все равно), неверно оценил ущерб (когда полицейские спрашивают «во сколько оцениваете ущерб» им не интересно за сколько можно такой же телефон купить на Авито, им интересно во сколько вы оцениваете этот ущерб). Отдал оригиналы документов на телефон и еще много мелких ошибок.

Последней ошибкой (далее я уже научился не делать их) стало то, что я не попросил дознавателя избрать меру пресечения. В идеале бы домашний арест, но подписки о невыезде тоже хватило бы (сразу хочу отметить, что не могу сказать повлияло бы это или нет, но, возможно, было бы проще).

Дело в том, что я живу в одном городе, а обвиняемый в другом, за 100 км от меня, а еще он работает водителем на междугородних перевозках и, соответственно имеет разъездной характер работы.

Ну, так вот, время-то идет и в середине майских звонят мне из суда и спрашивают, мол, удобно ли вам такого-то числа ко стольки-то часам в суд придти, в качестве потерпевшего. Конечно,- говорю,- удобно, я приду. Отлично, — говорит мне секретарь,- я вам еще смс пришлю сейчас, чтобы не забыли.

Дни идут, приезжаю я в суд к назначенному времени и вот мы уже сидим впятером: судья, секретарь, представитель обвинения и адвокат подсудимого. А самого подсудимого нет, он не приехал. Ему позвонили, на что он сказал, что находится за 2500 км от нас, в командировке и в суд не придет.

Повздыхали мы и нам назначили следующее заседание через несколько дней, чтобы он успел вернуться. А он опять не пришел: забыл. Тут судья уже ругаться стала, что человек не приходит, а сделать она ничего не может, он же не под подпиской. Надежда оставалась на то, что через 2 недели он не явится снова, тогда его найдут приставы и поместят в СИЗО, откуда будут возить на заседания.

Но все обернулось проще: он пришел. Пришел, встретил меня на улице и заявляет: а давай мировую подпишешь мне? Тут я сделаю лирическое отступление: телефон я покупал за 7500 в кредит (рассрочку), стекло за 600 и чехол за 400, значит всего примерно 9000 рублей (может и меньше, но не суть). К новому телефону я так же купил чехол, стекло, все это менее 1000 рублей, а еще я ездил в полицию много раз (тратил бензин, да и флешка не 10 рублей стоит). За вычетом моего времени, которое я не стал оценивать чтобы не наглеть (конечно тысяч 5-10 можно было бы накинуть «за моральные страдания», но человек откровенно туповат и вряд ли бы понял калькуляцию, да и суд не оценил бы) я оценил ущерб в 12 000 рублей, он мне вернул до этого 5000 рублей, а экспертиза сказала что телефон стоит 4700, т.е. формально уже я должен был ему. Ну, так вот, просит он значит мировое соглашение перед судом подписать, а я стою, глазами хлопаю и говорю ему: ты мне мозги два месяца делаешь, не можешь 7000 отдать которые клялся на карту перевести, на основании чего я подписывать что-то буду? А он такой делает глаза кота из «Шрэка» и говорит: в течение недели все отдам. Но его беда заключалась в том, что последнюю ошибку я сделал тремя абзацами выше, поэтому сказал сухо: утром деньги, вечером стулья, а для тебя еще и переведу: деньги до того, как зайдем в зал суда. И ушел. Встретились мы с его адвокатом новым, приятный такой мужик, вежливый, улыбается, как ребенок изумляется сумме требований и т.п. В общем хоть и бесплатный, но явно работает в интересах подсудимого, не то, что предыдущая. Зашли в суд, ответили на стандартные вопросы, в том числе о примирении сторон, я снова отказал. Поговорили о том, почему такая сумма, я все разъяснил (тут ошибки не было, сухо сказал что ему все разъяснил, он согласился и обещал заплатить, но не заплатил), после чего представитель прокуратуры меня поддержал и заявил о том, что озвученная мной сумма это условие потерпевшего. Далее диалог судьи (С), обвиняемого (О) и адвоката (А) в почти дословном пересказе: С: О, вы согласны? О: Да, согласен. С: Переношу заседание на 3 дня, вы передадите потерпевшему деньги? О: Да я постараюсь… С: (перебивает) Тут суд и торговаться с вами более никто не будет, трезво оцените свои силы. А: Мой подзащитный согласен и деньги принесет. О: (неуверенно) да, я… А: (перебивает, твердо): Мой подзащитный принесет деньги. С: Потерпевший, вы согласны? Я: Да, согласен. С: Заседание окончено, выйдите в коридор и ждите повестки.

— в коридоре — Адвокат, улыбаясь во все лицо, начинает доброжелательным голосом монолог в адрес подсудимого: Ты вообще понимаешь, что сейчас происходит? Ты телефон украл, на суд не ходил, потерпевшего обманываешь, тебе предлагают примириться за абсолютно адекватную сумму, а ты кривляешься? Да тебе судья сейчас штраф тысяч 15 выпишет, влепит часов 200 исправительных работ, и ты несколько месяцев это все отрабатывать будешь, а приставы тебе в этом помогут, чтобы ты снова не забыл и в командировку не уехал. А потом еще сыну твоему будут все говорить что его отец вор.

Видимо в этот момент до подсудимого в первый раз дошла полная картина происходящего и все возможные последствия, поэтому он клятвенно заверил меня в том, что перед следующим заседанием отдаст мне деньги. А сегодня было заседание суда, на этот раз последнее. Перед судом мне отдали деньги, я написал расписку и ходатайство о прекращении уголовного дела, он написал ходатайство о том, что не возражает и все это мы отдали судье. У представителей всех сторон уточнили согласны ли они, у меня уточнили добровольно ли я это сделал (не оказывалось ли на меня давление), у подсудимого уточнила о том, понимает ли он что обстоятельства прекращения дела не реабилитирующие и после этого судья всех отпустила, сказав что решение суда всем пришлют по почте, после чего подсудимый начал толкать речь о том, что ему можно ничего не писать, потому что (цитирую) «почтальоны постоянно все путают и меня не находят»… На этом история закончилась. Она началась 8 февраля в районе 16 часов и закончилась примерно в это же время 30 мая, продлившись 111 дней.

А теперь кратко еще раз том, что не нужно делать, если у вас украли телефон:

  • не нужно стесняться спрашивать людей о том, не находили ли они его;
  • не ищите его в одиночку;
  • не бойтесь звонить в полицию;
  • не ездите без запасного телефона;
  • не показывайте улики и не говорите о том, что нашли его (телефон) потенциальному похитителю;
  • не забывайте взять квиток о том, что заявление приняли;
  • не передавайте фото- и видео- материалы на флешках;
  • не думайте о методике оценки ущерба, а говорите как считаете;
  • не отдавайте оригиналы документов;
  • не забывайте попросить назначить обеспечительные меры (чтобы человек не пропал куда).

Писать о том, что делать нужно (причем делать еще до того, как у вас что-нибудь украли) я не буду, на эту тему есть множество полезных статей. Просто знайте, что вокруг по-прежнему есть люди, которые никогда не думают о последствиях и лично я рад тому, что у меня просто украли телефон.

Источник: https://habr.com/ru/post/454190/

«Мы ваших коз отдадим на мясокомбинат и будем так закрывать ваши долги…»

Должен ли я платить штраф за кражу на сумму 300 рублей,  если провел сутки в КПЗ?

Судебные приставы под видом покупателей обманом захватили Мурата Сиразина и в наручниках увезли в суд под арест на трое суток

Фермер и блогер Мурат Сиразин рассказал сегодня «БИЗНЕС Online» об условиях содержания в Верхнеуслонском СИЗО: «В камере со мной люди по две-три ходки сидели. Уважительно относятся, нижнюю шконку уступили…

» Чего не скажешь о суде с последующим трехсуточным арестом. «Сама по себе мера возмутительная…

Это сродни долговой средневековой яме, когда за неуплату денег людей лишали свободы», — поддерживают предпринимателя эксперты газеты, указывая на «политические мотивы» судебного решения.

К фермеру Мурату Сиразину пожаловали судебные приставы, надели на него наручники и отвезли в Верхний Услон к мировому судье

НЕВЗЫСКАННЫЕ МИЛЛИАРДЫ VS 10 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ

То, что в России закон избирателен, ни для кого не секрет. История известного фермера, блогера и экс-депутата Госсовета РТ Мурата Сиразина —лишнее тому подтверждение. Но для начала несколько цифр.

Итак, сумма злополучного не оплаченного Сиразиным штрафа — 10 тыс. рублей. Это много или нет? Для сравнения: в Татарстане, по данным пресс-службы УФССП России по РТ, на первый квартал 2017 года на исполнении в этом ведомстве находилось более 1 млн.

исполнительных производств на сумму 119,8 млрд. рублей. При этом фактическим исполнением было окончено 194 025 исполнительных производств, взыскано только 3,6 млрд. рублей.

Другими словами, в цифровых показателях эффективность работы службы измеряется в размере 3% (именно столько от положенных 120 млрд. рублей приставы вернули в бюджет).

Интересно, что в самом плачевном состоянии находится статистика по взысканию алиментов: из положенных 2,9 млрд. рублей в принудительном порядке истцы получили в первом квартале этого года лишь 65 млн. рублей (посочувствуем детям и их мамам, раз не сочувствуют те органы, которые могли бы арестовывать злостных алиментщиков, но не делают этого! Теперь мы знаем, что могли бы арестовывать!).

Несколько лучше ситуация обстоит с истребованием налоговых долгов — из положенных 3,5 млрд. рублей взыскано 317,5 млн. рублей. Зато почти треть автоштрафов пополнила бюджет — из наложенных Госавтоинспекцией наказаний на сумму 247,5 млн. рублей взыскано 79 млн. рублей.

В общем, после этих вышеприведенных цифр статью можно не писать. Любому непредвзятому читателю становится понятно — что-то в Датском королевстве не в порядке. 120 млрд. рублей, которые приставы не могут взыскать с должников, и арест человека, который не заплатил 10 тыс. рублей, точнее, не захотел заплатить эти деньги, посчитав штраф несправедливым.

Мы не оправдываем Сиразина и не спорим с судом (насколько правильно он оштрафовал известного блогера и фермера), закон, как говорится, есть закон, но… 10 тыс. рублей штрафа и, например, тысячи алиментщиков, гуляющих по свободе! 10 тыс. штрафа и десятки тысяч людей, явно уклоняющихся заплатить десятки миллиардов рублей в совокупности.

Согласитесь, есть в этом несоразмерность и абсурдность.

Однако идем дальше. История Сиразина стоит того, чтобы более внимательно вникнуть в нее, чтобы понять, что за сила есть у нас, которая способна заставить работать неповоротливую машину судебных приставов ради 10 тыс. штрафа.

В отсутствие Сиразина жена боится подходить к животным и не знает, как включать доильный аппарат

БЛАГОТВОРИТЕЛИ ПЕРЕДАЛИ ФЕРМЕРУ 20 ТЫС. РУБЛЕЙ: ЗАПЛАТИ ШТРАФ! НО…

Планы на среду у Сиразинабыли самые обычные: накормить всех своих животных — коз, ослицу, гусей, кур; подоить коз и развезти заказанные продукты по детсадам и магазинам.

Но намеченному было не суждено сбыться, вместо этого к фермеру пожаловали судебные приставы, надели на него наручники и отвезли в Верхний Услон к мировому судье судебного участка №1 по Верхнеуслонскому району НиколаюКарасеву (впрочем, информацию о том, что Сиразин был закован в наручники в пресс-службе УФССП категорически опровергают: «Никаких спецсредств при его задержании не было применено»). Рассмотрев дело об административном правонарушении, судья постановил: «Сиразина Мурата Галиевича привлечь к судебной ответственности по части 1 статьи 20.25 Кодекса РФ об административных правонарушениях… сроком на трое суток. Срок наказания исчисляется с 10 часов 24 мая 2017 года».

В ч. 1 ст. 20.

25 КоАП РФ под названием «Уклонение от исполнения административного наказания» говорится: «Неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный настоящим Кодексом, влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее одной тысячи рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов».

Новость об аресте Сиразина собрала 250 комментариев читателей «БИЗНЕС Online». Точки зрения, как всегда, разные, порой полярно противоположные. От «Свободу политическим заключенным! Свободу Сиразину! Нет произволу!» до «Молодец судья, три дня для профилактики самое то».

Что ж, штрафы на Сиразина действительно наложены, и он их в самом деле не заплатил. Когда к нему 11 мая пришли судебные приставы, ехать с ними фермер категорически отказался. А когда приставы попытались взять усадьбу штурмом, Сиразин забаррикадировал вход и стал звонить во все инстанции. После публикации в «БИЗНЕС Online» новости об этом штурме приставы отступили. Как выяснилось, временно.

Пресс-секретарь управления федеральной службы судебных приставов по РТ (УФССП по РТ) Арсений Галеев пояснил нашей газете, что прибытие приставов к должнику, который отказывается платить добровольно, — обычная процедура.

«А в отношении фермера Сиразина 13 исполнительных производств возбуждено: тут и кредиты, и госпошлина. И административные правонарушения — набирается 20 тысяч рублей», — сказал тогда Галеев.

Хотя свое нынешнее наказание предприниматель и блогер получил за невыплаченные 10 тысяч.

Жалоба на действия сотрудников УФССП сначала приволжского, потом ново-савиновского отделов, направленная лично руководителю республиканской службы Радику Ильясову в феврале этого года, также ни к чему не привела

СЛУЖЕБНОЕ РВЕНИЕ ИЛИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ ПОДХОД?

Для судебно-исполнительной системы Татарстана назначение административного ареста для лиц, которые уклоняются от выплаты штрафов или налогов, не редкость. По словам Галеева, такие случаи происходят регулярно.

«На самом деле этот вопрос находится на усмотрении судьи — могут отправить под административный арест, такие случаи не редкость, а на днях судья приговорил должника к 40 часам исправительных работ», — рассказал Галеев. Всего в 2017 году было составлено 912 протоколов по роковой для Сиразина статье 20.25. Из них 764 протокола было рассмотрено судом, а по 128 назначены аресты от 1 до 15 суток.

Еще по 132 протоколам нарушителей приговорили к обязательным работам, 422 протокола обернулись штрафами в двойном размере, остальные закончились предупреждениями и устными замечаниями.

Вместе с тем, как было замечено выше, значительными успехами по взысканию штрафов УФССП похвастаться не может.

Однако в истории с Сиразиным удивляет избирательность судебных приставов — фермер с долгом в 10 тыс. рублей попал в категорию лиц, к которым были применены такие меры взыскания, как арест.

Между тем «БИЗНЕС Online» известны случаи, когда при гораздо большей сумме долга приставы предпочитали не замечать имущества должника, которое с лихвой покрыло бы причиненный ущерб. К примеру, один из сотрудников редакции уже несколько лет не может добиться взыскания более 110 тыс.

рублей от должника, который и не скрывается от приставов, ездит на иномарке и имеет бизнес. В основе судебного конфликта, который должник проиграл, лежит ДТП, совершенное еще в декабре 2013 года, в котором он был признан виновным.

Однако выигранные суды не привели к возмещению ущерба, поскольку приставы ограничились формальными мерами — запретом выезда виновника ДТП за границу и обращением взыскания на его зарплату.

«Грубость, непонимание, хамство, бездействие», — в таких тонах обрисовала сотрудница нашего издания четырех всадников апокалипсиса, которые несут в пропасть небытия карету с таким трудом выигранного суда. Отметим, жалоба на действия сотрудников УФССП сначала приволжского, потом ново-савиновского отделов (должник переехал — прим. ред.), направленная лично руководителю республиканской службы Радику Ильясову в феврале этого года, также ни к чему не привела.

Почему же приставы в одних случаях доходят до административного ареста, а в других останавливаются на формальных предписаниях?

В попытках решить земельную проблему Сиразин не одинок: по инстанциям, вплоть до высших, ходил весь поселок Шеланга в Верхнеуслонском районе

МУРАТ СИРАЗИН — ИНТЕРВЬЮ ИЗ ТЮРЕМНОЙ КАМЕРЫ

Сегодня Сиразину, как и положено, на 15 минут дали сотовый телефон. Воспользовался он им под бдительным присмотром охраны. Позвонил в «БИЗНЕС Online» и рассказал, как оказался в руках приставов. «Судебные приставы утром задержали меня обманом.

Я как раз собирался идти доить коз, взял ведро и тут постучался в дом какой-то мужчина: «Мне надо козье молоко, я с банкой». Говорю: «Ладно, сейчас налью». Пошел наливать — меня схватили, наручники надели, вчетвером вытолкали на улицу, засадили в машину.

Я говорю: «У меня же скотина, ее кормить, доить надо!» А они в ответ: не переживайте, дескать, мы ваших коз отдадим на мясокомбинат и будем так закрывать ваши долги…

В суде по описаниям собеседника издания события развивались стремительно. «Когда меня привезли в суд, судья сразу сказал: „Мне ничего не важно“. У него было готовое, уже отпечатанное решение о моем аресте на трое суток, — вспомнил фермер.

— Я подал жалобу в районный суд, там судья мне заявил: „Радуйтесь, что вас посадили не на 15 суток, а на трое“. Я во всем этом вижу сговор преступного сообщества.

Не будем забывать, что в отношении руководства „Керамики-Синтеза“ я написал заявление по статье 210 УК РФ — и вот какие-то люди (фамилии их известны всем!) командуют правоохранительными органами и судьями и делают все возможное, чтобы уничтожить мое фермерское хозяйство».

Как добавил сельский предприниматель, в его отсутствии жена боится подходить к животным и не знает, как включать доильный аппарат для коз. «Поэтому утром не доили, вечером не доили, завтра опять, скорее всего, не подоят.

То есть мало того что у меня отстреляли свиней — на 350 тысяч рублей ущерб нанесли, мало того что я обязан платить деньги тем, кто подавал на меня в суд, так еще и скотину у меня загубят. Если два-три дня коз не доить, все, они пропадут, резать придется, — возмущается Сиразин. — И продукты я не смог развезти.

Ладно еще приставы дали мне время написать для водителя такси, которое я нанимаю, телефоны детских садов и директоров магазинов, куда я должен был их отвезти. Жена сейчас звонила — продукты водитель, вроде бы сумел развезти. Но в субботу утром меня освободят только в 10 часов.

А я должен рано утром в агропарк отвезти товар и опять же по детсадам и магазинам. Если сорвется, они от меня откажутся. Получается просто как умышленная диверсия против меня, фермера, чтобы остановить мое производство…»

В целом же Сиразин чувствует себя нормально и на условия содержания не жалуется. «В камере вместе со мной люди, которые по две-три ходки сидели. Ко мне уважительно относятся, нижнюю шконку уступили. И кормят здесь хорошо…» — заключил он.

4 октября 2016 года на ферму Сиразина было совершено фактически вооруженное нападение — были расстреляны
 из огнестрельного оружия четыре свиньи редкой породы

6 АРГУМЕНТОВ В ЗАЩИТУ ФЕРМЕРА

Источник: https://m.business-gazeta.ru/article/346897?utm_source=amp_go_full

Прав-помощь
Добавить комментарий