Законно ли данное прослушивание телефонных переговоров?

Можно ли прослушивать разговоры сотрудников

Законно ли данное прослушивание телефонных переговоров?

The Village выяснил, насколько законно использовать представленный сегодня сервис анализа телефонных разговоров в офисе

Сегодня компания InfoWatch (владелец — Наталья Касперская) рассказала о сервисе, который будет контролировать разговоры по сотовым телефонам в офисе. Все звонки на работе будут перехвачены, а робот займётся их расшифровкой.

По мнению Касперской, использование системы не приведёт к нарушению права на тайну связи, гарантированного Конституцией.

The Village спросил у юристов, насколько это законно, и узнал, как устроена слежка за сотрудниками в разных компаниях

Екатерина Демченко

адвокат

Согласно статье 23-й Конституции России, за человеком сохраняется право на неприкосновенность частной жизни и тайну телефонных переговоров.

С другой стороны, можно ли называть частной жизнью разговоры по корпоративной связи? Скорее нет.

Есть ещё статья 138-я Уголовного кодекса, в которой штрафом до 80 тысяч рублей или исправительными работами может закончиться «нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан».

В любом случае, по закону использование подобного устройства нелегитимно.

Наталья Касперская утверждает, что вся работа по оцифровке разговоров и выявлению утечек информации будет вестись техническими устройствами — вроде как не людям следить за сотрудниками можно.

И всё же в статье «Коммерсанта» говорится, что это позволит работодателям «перехватывать и анализировать», а значит и получать доступ к разговорам сотрудников.

Проект лицензирует ФСБ (ещё бы!), однако юристам IntoWatch придётся изрядно потрудиться, чтобы найти лазейку в действующем законе. Либо дожидаться поправки в него, что процесс введения новинки в общее пользование значительно затянет.

Большой вопрос по фильтрации записей разговоров в офисе: здесь же люди могут говорить не по рабочим номерам (но логично отслеживать утечку информации и по ним).

Сюда будут приходить не сотрудники компании — как быть с их телефонными разговорами? Я соглашусь с тем, что InfoWatch — неуполномоченный субъект, который не имеет права инициировать оперативно-розыскную деятельность, и по-хорошему законом такое должно пресекаться.

Марина Агальцова

адвокат

Согласно статье 23-й Конституции «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения».

Однако из этого правила есть исключение, а именно когда обе стороны согласны на запись разговора. Например, когда мы звоним в call-центр, разговоры с сотрудником которого записываются, нас об этом предупреждают. Продолжая разговор, мы, таким образом, соглашаемся на запись.

В случае с перехватом разговора оборудованием такого согласия второй стороны однозначно не будет.

Разработчики оборудования утверждают, что компьютерная программа (а не человек) будет обрабатывать звонки, поэтому якобы нарушения конституционного права не будет, так как программа будет не прослушивать, а обрабатывать.

Полгода назад Google бы признан виновным в нарушении тайны переписки за то, что его службы обрабатывали информацию, содержащуюся в электронной переписке и подстраивали контекстную рекламу, исходя из содержания найденного. Таким образом, российская судебная практика исходит из того, что обработка информации компьютером считается нарушением тайны переписки.

Тем более что расчёт разработчиков заключается в том, что в случае передачи сотрудником конфиденциальной информации менеджмент организации должен иметь возможность получить доступ разговора.

Поэтому разрабатываемая система может в случае необходимости раскрыть содержание переговоров между сотрудниками.

Более того, скорее всего, она также будет давать возможность хранить переговоры, чтобы в случае выявления нарушений менеджмент смог бы отследить разговоры конкретного сотрудника в прошлом.

Поэтому данное программное обеспечение будет нарушать статью 23ю Конституции, а значит, лица, его использующие, могут быть признаны виновными в нарушении охраняемого Конституцией права.

Сергей Ожегов

генеральный директор

ООО «СёрчИнформ»

Думаю, это заявление — всего лишь громкая пиар-акция. Компания InfoWatch уже анонсировала продукты, которые впоследствии оказались «только словами»: это и совместный проект с Центром речевых технологий несколько лет назад, и нашумевший «Тайгафон». У нынешнего решения ещё меньше шансов увидеть свет, этому есть несколько причин.

 Сложность реализации

Кроме проблем с распознаванием речи, переводом её в текст и анализом информации, есть одна большая проблема — базовые станции. Необходимо стать «доверенной» станцией и получить соответствующие разрешения и документы от госорганов.

Даже с оговорками «заказчикам будет рекомендована работа устройства в режиме выборочного контроля исключительно корпоративных сим-карт», а также «InfoWatch планирует получить заключение соответствующих органов о том, что решение не является спецсредством для получения негласного доступа», будущее продукта сомнительно.

Зависимость от третьих лиц

InfoWatch придётся договориться с сотовыми операторами, что уже не просто. Проблема усугубляется тем, что технические вопросы нужно будет решать не только на стороне разработчика, но и на стороне оператора. Спрашивается, какова выгода оператора? Зачем ему тратить собственное время и ресурсы?

Проблемы с законом

Если, как заявляет руководитель InfoWatch, перехватываться будут только разговоры с корпоративных телефонов, то обойти эту защиту проще простого. Никто не будет обсуждать скользкие вопросы с корпоративной симки. Смысл в подобном решении для организаций отпадает.

Если же перехват будет осуществляться со всех телефонов, находящихся в достаточной близости, то с высокой долей вероятности в перехват попадут разговоры людей, которые не давали согласия на прослушку.

А это уже уголовное преступление и нарушение конституционных прав граждан. Разговоры про «машинное чтение» — фикция, в любом случае, отчёты машины будут читать люди.

Особенно если они обнаружат в разговоре определённые ключевые слова.

Валентин Новиков

глава представительства Calix в России,

СНГ и Монголии

Реализовать данное решение будет тяжело как с технической, так и с юридической точки зрения. Во-первых, операторы мобильной связи очень консервативны в построении и трансформации своих сетей.

Ведь чтобы гарантировать высокое качество своего сервиса, операторы следуют определённой технической политике.

Во-вторых, внедрять ещё одно устройство, в которое нужно будет заливать трафик отдельных абонентов с целью предоставления данных о разговорах этих абонентов третьим лицам, также довольно сложно технически.

К тому же все эти меры ставят под угрозу обязательства со стороны мобильного оператора в части неприкосновенности и защиты информации по отношению к абоненту.

В противном случае оператор должен будет заявить о том, что ряд номеров корпоративного тарифа и вся информация по ним будет передана в руки конкретного работодателя. Компании будет выгоднее договориться с оператором связи о предоставлении тарифа со специальными ограничениями на определённые виды услуг.

Например, на международную связь, передачу интернет-трафика и MMS-сообщений с целью недопущения перерасхода средств или промышленного шпионажа».

Как сейчас следят

за сотрудниками?

Ольга Сабинина

партнёр хедхантинговой компании «Агентство Контакт»

Физическая возможность следить за переписками и звонками сотрудников, в том числе и топ-менеджеров, есть уже давно, и без подобных разработок. Каждый управленец понимает, что он, условно, всегда под колпаком. Поэтому общаясь, например, с нами как с хедхантерами, топ-менеджеры сферы телеком никогда не будут использовать сим-карту того оператора, на которого они работают.

То же самое касается в принципе телефонных разговоров на отвлечённые и конфиденциальные темы. То есть условный топ-менеджер компании «Мегафон» никогда не будет обсуждать что-либо конфиденциальное по телефону с сим-карты своей компании.

Тимофей Шиколенков

директор

по маркетингу

и развитию

бизнеса сервиса «мания»

Возможно, где-то за рубежом и передают коммерческую информацию голосом по мобильному телефону, в России, скорее всего, это будут разговоры о планируемом вечернем походе в ресторан, кино или театр. Вместе с тем проблема действительно актуальна.

Отслеживать и анализировать активность сотрудников необходимо. Даже не столько с целью предотвратить возможную утечку информации, сколько с целью удостовериться, что люди большую часть времени на работе занимаются работой.

Сообщить кому-то какую-либо коммерческую информацию можно прекрасно и после работы вне стен офиса. И чаще всего это может случиться на корпоративных вечеринках либо фуршетах после отраслевых мероприятий.

Мне чаще всего приходилось сталкиваться с возможной утечкой информации при увольнении сотрудников. Поэтому данный процесс должен идти в определённом порядке, начинающемся с закрытия всех доступов, смены паролей и так далее.

Не секрет, что в большинстве компаний ведут архив переписки сотрудников, а также записывают телефонные переговоры. В «мании», например, даже камеры видеонаблюдения с микрофонами во всех помещениях. Но это сделано не для слежки за сотрудниками, а для разбора возможных инцидентов.

Например, как-то раз сотрудник магазина взял товар с витрины, но не вернул обратно, а положил на подоконник, закрыл жалюзи и забыл об этом. Если бы не записи с камер наблюдения, товар нашли бы только при следующей уборке. А нужен он был срочно. Сотрудники совершенно спокойно относятся к этому.

У нас принято доверять друг другу.

Лично я считаю, что в возможности читать переписку, слушать разговоры нет ничего страшного. Это же не личная переписка и переговоры. Это всё должно относиться к работе.

Недавно мы ввели новую коммуникационную систему, позволяющую разным сотрудникам отдела продаж читать переписку своих коллег с клиентами. Это позволило легко получать информацию о результатах предыдущих переговоров с клиентами, даже если сотрудники, например, в отпуске или на больничном.

Из своего опыта также могу сказать, что очень хорошо работает на защиту информации отдельный от трудового договора документ — «соглашение о неразглашении информации». Если трудовой договор сотрудники подписывают, как правило, не читая, то на этот документ внимание обращено будет.

А что касается прослушки с целью найти там какую бы то ни было утечку, то, как мне кажется, расходы на эту процедуру могут превысить финансовые риски результатов самой утечки.

Владимир Княжицкий

генеральный директор российского представительства «Фаст Лейн»

Следить за сотрудниками или нет, зависит от бизнеса и социальной группы сотрудников. Есть сотрудники, которые начинают лучше работать, даже если в цеху повесить муляжи камер, — у меня был такой опыт на производстве.

Но если говорить про высокотехнологичный бизнес, интеллектуальный, то явная слежка недопустима, так как люди здесь находятся на другой ступени пирамиду Маслоу. 
С другой стороны, в том или ином виде слежка всё равно есть.

И даже не потому, что сотрудникам не доверяют, а потому, что этого требуют нормы и лучшие практики безопасности.

Например, в некоторых зонах есть камеры видеонаблюдения, реестр проходов через турникеты, список заходов на сервер и логин операций в различных информационных системах.

Средства защиты так или иначе контролируют, на какие сайты заходят сотрудники и что там делают. В целом это не слежка, а учёт.

По большому счёту, можно про любого сотрудника узнать очень многое, даже если сама система слежения — всего лишь необходимый элемент системы безопасности.

Анонимно

Иногда сотрудники компании своими действиями могут как минимум нарушать нормальный ритм работы, не говоря уже о продаже коммерческой информации конкурентам, которая может поставить под угрозу существования саму компанию.

Обязанность руководства компании —предотвращать подобные действия. Без разведывательных операций здесь не обойтись. Законность и этичность действий любой разведки вопрос всегда сомнительный, поэтому обсуждать его в некотором роде бессмысленно.

Наша компания в своё время использовала простые технические средства для контроля за действиями своих сотрудников: проверку корпоративной электронной почты и слежение за мониторами.

При этом с самого начала мы заявляли: почта и компьютеры фирмы — для работы, а не для личных нужд, поэтому, если кто-то попадётся, пеняйте на себя.

Регулярный мониторинг мы никогда не вели. Под наблюдения попадали лишь сотрудники, чья деятельность или бездеятельность начинала вызывать подозрения. Собственно, за несколько лет работы мы использовали разведданные всего четыре раза. Дважды сотрудники подогревались в выполнении левых заказов.

Проверка показала, что один действительно работает на сторону, а второй — нет. Однажды возникло подозрение, что человек неэффективно расходует своё рабочее время. Проверка подтвердила подозрения. И один раз человек был заподозрен во взломе аккаунта своего коллеги и рассылки от его имени компрометирующей информации.

Подозрения не подтвердились. Таким образом, из четырёх случаев дважды подозрения подтверждались, дважды — нет. В первом случае виновные были уволены, в другом — продолжали работать, ничего не зная о проверке.

По моему мнению, такая слежка за сотрудниками для компании полезна: и эффективность компании возрастает, и невиновные не страдают. А насколько это этично, это уж вы решайте сами.

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/rabota/236601-proslushka

К вопросу о правовых основаниях прослушивания служебных телефонных переговоров работодателем

Законно ли данное прослушивание телефонных переговоров?

В.Г.ЛаховС.Д.Ковалев

Е.В.Полуянова

Аннотация. В статье проанализированы нормативные положения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в части правовых оснований для прослушивания работодателем служебных телефонных переговоров работников. Авторами дается юридическая оценка данного мероприятия оперативно-розыскной деятельности.

Ключевые слова: коррупция, телефонные переговоры, служба собственной безопасности, прослушивание телефонных переговоров.

В последнее десятилетие в России сложилась криминогенная ситуация, которая характеризуется ростом коррупционных проявлений.

Высокий уровень коррупции влияет на социальную стабильность общества, защищенность прав, свобод и законных интересов граждан, снижает эффективность деятельности органов государственной власти и авторитет органов правопорядка.

Поэтому решение задачи по выработке и практической реализации эффективной антикоррупционной политики на различных уровнях власти является жизненно важной для Российской Федерации.

Для Российской Федерации 2008 г. стал тем годом, когда на государственном уровне были сделаны важные шаги по противодействию коррупции как системному явлению. Указом Президента Российской Федерации от 19.05.2008 № 815 образован Совет при Президенте, перед которым была поставлена задача разработки стратегии по борьбе с коррупцией. В течение 2008 г.

был разработан и утвержден Президентом России Национальный план противодействия коррупции. В соответствии с планом был подписан ряд указов, принят и вступил в силу пакет антикоррупционных законов, которые позволили расширить контроль за деятельностью государственных и муниципальных служащих. На законодательном уровне было дано определение коррупции (ст.

1 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-Ф3 «О противодействии коррупции»).

Ключевую роль в реализации действующего антикоррупционного законодательства в государственных органах и коммерческих структурах играют подразделения собственной безопасности. Как правило, подразделение собственной безопасности — это самостоятельное структурное подразделение, подчиняющееся непосредственно руководителю органа или учреждения.

В целях решения поставленных задач сотрудники подразделений собственной безопасности принимают предупредительные меры по выявлению и устранению негативных тенденций формирования коррупционного сознания, неисполнения правовых предписаний по сохранению коммерческой тайны.

В связи с этим становится актуальным вопрос о возможности и правомерности мониторинга работодателем (службами собственной безопасности работодателя) переговоров, ведущихся по служебным телефонам, существования и возможного ограничения права на тайну телефонных переговоров в сфере трудовых отношений.

Среди российских юристов по вопросу законности прослушивания работодателем телефонных переговоров своих работников, которые они ведут со служебного телефона в рабочее время, не сформировано единой точки зрения. При этом в большинстве стран мира, в отличие от России, законодательно регламентирован мониторинг работодателем телефонных переговоров своих сотрудников.

По нашему мнению, исследование этого вопроса имеет определенный интерес и предполагает рассмотрение двух составляющих — технической и правовой. Начнем с оценки технической составляющей.

Прослушивание переговоров со служебных телефонов в учреждениях, организациях, предприятиях невозможно без использования специальной аппаратуры. Предлагаемый для этих целей выбор технических средств достаточно широк и разнообразен.

Как правило, это аудиокомплексы, которые осуществляют автоматическую фиксацию аудиоинформации с телефонных линий в цифровом формате, и обеспечивают различные варианты ее обработки.

Следует отметить, что аппаратура, используемая для этих целей, свободно реализуется на рынке различными производителями (например комплекс «Спрут-7»). Очевидно, техническое решение задачи по прослушиванию работодателем служебных телефонов своих сотрудников не представляет сложности.

Достаточно подключить аппаратуру звукозаписи к телефонной станции учреждения, организации и получить возможность фиксировать телефонные переговоры со служебных телефонов.

Продолжим исследование этого вопроса с правовой оценки позиций работодателя и работника.
Позиция работодателя базируется на утверждении, что в рабочее время работник обязан заниматься исключительно исполнением трудовых обязанностей. В качестве обоснования приводится ч. 1 ст.

91 ТК РФ, в которой определено: «Рабочее время — время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени». Таким образом, можно предположить, что на рабочем месте в рабочее время работник не имеет права на частную жизнь. В противном случае он недобросовестно использует тот период времени, который оплачивает работодатель, что может быть расценено как дисциплинарный проступок. Из сказанного следует, что информация о поведении сотрудников на рабочем месте может собираться без их согласия, следовательно, и прослушивание с фиксацией телефонных переговоров со служебных телефонов допустимо.

В соответствии со ст.

23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. В соответствии с ч. 1 ст. 24 Конституции РФ сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Но, к сожалению, в настоящее время на законодательном уровне не определено, что следует понимать под частной жизнью, имеющиеся в настоящее время определения носят доктринальный характер, что затрудняет применение данной нормы. Однако есть определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г.

№ 248-О, в котором говорится, что в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер» (Определение КС РФ от 9 июня 2005 г.

№ 248-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Захаркина Валерия Алексеевича и Захаркиной Ирины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом «Б» части третьей ст. 125 и ч. 3 ст. 127 Уголовно-испол-нительного кодекса Российской Федерации).

Представляется закономерным следующий и очень важный вопрос, кто определяет границы частной жизни, сами граждане либо законодательство? Ответ на этот вопрос можно найти в другом определении Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенном в июне 2012 г.

, в котором говорится, что лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне (Определение КС РФ от 28 июня 2012 г. № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

Источник: https://zakoniros.ru/?p=30937

Кто оценит законность

Законно ли данное прослушивание телефонных переговоров?

В тоже время отдельные политики и общественные активисты были обвинены, а некоторые осуждены на основании опубликованных записей.

Государственный комитет национальной безопасности приводит доводы, согласно которым только подозреваемые в преступлениях прослушиваются в порядке, предусмотренном законом, и такие доказательства играют важную роль в предупреждении тяжких преступлений.

Заблаговременная публикация видео

В последние годы большинство обвиненных в подготовке к массовым беспорядкам и насильственному захвату власти были задержаны на основании записей их разговоров, произведенных методом прослушки.

Отдельные задержанные лица осуждены и отбывают наказание. Как правило, открыто не говорится, насколько законным путями были получены эти аудио- и видеоматериалы, ставшие основанием для обвинений в тяжком преступлении. В соответствии с законом, полученные незаконными методами и сфальсифицированные аудио- и видеозаписи не считаются доказательствами в суде.

Правозащитница Азиза Абдирасулова считает, что пока не вынесен обвинительный приговор суда, публикация оперативных материалов незаконна:

– Мы не знаем, насколько законно проводится прослушка.

Но даже если прослушка проводилась законно, то насколько причастен этот человек к преступлению? Его преступление было доказано или нет? Эти записи не должны были публиковаться в Интернете и средствах массовой информации без следствия и судебного разбирательства. Распространять заранее среди общественности такие материалы, а также создавать общественное мнение и делать человека виноватым без приговора суда – незаконно.

Сомнительные причины задержания Аспекова

Государственный комитет национальной безопасности КР задержал члена партии «Мекенчил» Мелиса Аспекова и возбудил против него уголовное дело. Ему вменяют «участие в планах по дестабилизации обстановки в КР с целью захвата власти».

​Вместе с тем, в Кыргызстане еще не регистрировались случаи обращения обвиненных в тяжких преступлениях или других граждан в суды или прокуратуру по поводу законности прослушки или публикации материалов в Интернете.

Как правило, эти граждане делают заявления по поводу того, что голоса на аудиозаписях им не принадлежат или записи были смонтированы. Азиза Абдирасулова остановилось на том, что граждане, которых прослушивали, не обращались в суд с жалобой для проверки законности их прослушки:

– Никто из политиков, голоса которых были записаны и распространены в Интернете, не обратился в прокуратуру или суды и не написал заявление о возбуждении уголовного дела для определения законности такой прослушки.

Сколько раз публиковали аудиозаписи Бекназарова? В Интернете появились аудиозаписи Бектура Асанова и ряда других политиков. Вот эти материалы должны приобщать к уголовному делу. В этих документах должны указывать, на каком основании суд разрешил вести прослушку.

Не слышала, чтобы пострадавшая от «незаконной прослушки» сторона обращалась в прокуратуру и суды с тем, чтобы потребовать расследования и доказать законность прослушки. Мы просто видим, что все эти вещи делаются неправильно.

Но для того, чтобы дать правовую оценку этому, политики должны были защищать свои права. Но они почему-то молчат. Их молчание равно тому, что они признают содержание прослушанных записей.

Равнодушие к своим правам

Некоторые политики считают, что сложно доказать законность проведения аудиозаписей телефонных переговоров, которые были опубликованы в Интернете.

Азимбек Бекназаров, телефонные разговоры которого якобы несколько раз публиковались в Интернете, считает, что бессмысленно обращаться с заявлением и доводить судебное разбирательство до конца:

– Если я вижу, каким будет итог, то какая польза от того, что я пожалуюсь? В целом, я никогда не жалуюсь на журналистов и тех, кто привык меня постоянно прослушивать и распространять в Интернете мои аудиозаписи.

Вообще прокуратура и без моего заявления должна изучить, почему прослушали Бекназарова или Бектура Асанова. Такого они не сделают. Более того, по такому делу жаловались Бектур Асанов, Дастан Сарыгулов и другие. Какими были итоги? Результатов нет. Их даже не послушали. Кроме лишнего мытарства ничего не было.

Начиная с районных судов, все находятся под контролем организации, в названии которой три буквы.

Правила законной прослушки

В Кыргызстане законная прослушка ведется на основании законов «Об оперативной деятельности» и «Об электрической и почтовой связи». В части о системе обеспечения оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ) изложены нормы касательно контроля переписки и телефонных разговоров в отношении подозреваемых в совершении преступлений граждан и тех, против кого возбудили уголовное дело.

В Сети появилось видео беседы политика, бывшего члена Временного правительства Азимбека Бекназарова с журналистами после интервью.

Ветеран силовых структур, ныне советник главы правительства Токон Мамытов отметил, что спецслужбы не занимаются прослушкой каждого политического активиста, прослушка ведется в целях предотвращения тяжких государственных преступлений:

– Парламент принял законы, предусматривающие правила ведения такой деятельности. Парламент и правительство после переговоров с операторами мобильной связи приняли постановления по поводу использования системы оперативно-разыскных мероприятий.

В них четко прописаны правила использования данной системы, они утверждены.

Специально были предусмотрены меры против организованных преступных группировок, экстремистско-террористических организаций и групп, которые планируют организовать беспорядки или насильственным путем захватить власть.

Здесь есть определенные правила. Если есть оперативная информация, на этом основании идет следствие, собираются материалы, то на этом же основании они получают разрешение на прослушку.

Разве будут спецслужбы просто так следить за обычным гражданином, на пустом месте предъявлять обвинения и задерживать? О таких мифах, которые безосновательно очерняют спецслужбы, говорят давно. Но нет никаких оснований для этого.

В целях предупреждения преступлений, особенно тяжких, которые могут привести к массовым беспорядкам, прослушка проводится в рамках закона. Невозможно просто обвинять людей, искажать их слова и предъявлять обвинения.

Основной закон страны защищает право каждого человека на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений.

Ранее в 2015 году некоторые правозащитники говорили о том, что использование СОРМ противоречит Конституции, и обратились в Конституционную палату.

Но Конституционная палата опровергла их доводы и заявила, что использование специальных технических средств системы обеспечения оперативно-разыскных мероприятий (ТС СОРМ) во время следствия не противоречит Основному закону.

JsO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Источник: https://rus.azattyk.org/a/28790240.html

Юристы: прослушка рабочих телефонов –

Законно ли данное прослушивание телефонных переговоров?
“Но, с другой стороны, надо подумать и об интересах работодателя — он же интересуется разговорами не из праздного любопытства, а из-за угрозы утечки информации”, — отметил адвокат.

Корпоративный договор

Смирнов добавил, что, как правило, при приеме на работу и получении корпоративного телефона подписывается соглашение об использовании этого номера исключительно в служебных целях.

“При этом предупреждают, что если в разговорах звучат личные данные — медицинская, адвокатская или другие тайны, то они могут быть доступны для работодателя, поэтому личные разговоры лучше вести по другим телефонам”, — считает он.

Адвокат привел аналогию: полицейские по служебной связи, которую слышат другие их коллеги, не обсуждают домашние и личные проблемы. “Если по корпоративной связи озвучивать личную информацию, то сами добровольно делают ее доступной для работодателя”, — добавил Смирнов.

По его словам, подобная программа не является специальным техническим средством для негласного сбора информации — только неким средством перлюстрации и выборочного контроля.

“Незаконным такой способ сбора информации является, если скрывать его и записывать разговоры тайно, а тут никто никого не обманывает.

Естественно, надо контролировать, чтобы прослушивались только корпоративные телефоны, а не личные”, — отметил Смирнов.

Надо бороться с злоупотреблениями

Адвокат Владимир Постанюк считает, что бороться с утечкой информации необходимо, но нельзя допускать тут злоупотреблений.

“Поскольку речь идет не о прослушивании телефонных переговоров, а именно об их машинном анализе на предмет наличия ключевых слов, свидетельствующих об утечке информации, такой контроль закону не противоречит”, — отметил он. По мнению адвоката, бороться с утечкой данных необходимо, однако использовать такие технологии должны только определенные органы и в соответствии с законодательством.

“Вдобавок необходимо следить за отсутствием злоупотреблений: под контроль не должны попадать личные сим-карты сотрудников, а все их собеседники должны предупреждаться о записи и анализе телефонных переговоров”, — добавил Постанюк.

Проблем с законом нет

Адвокат и советник Федеральной палаты адвокатов РФ Александр Орлов назвал вопрос о прослушивании работодателем разговоров работников “серой зоной”, недостаточно урегулированной на текущий момент.

“Работодатель считает, что в случае уведомления работников о записи телефонных разговоров их права нарушены быть не могут. Конституция РФ гарантирует тайну личных переговоров, в то время как прослушиваемые средства связи принадлежат работодателю, а работник выразил свое согласие на такой сбор сведений”, — пояснил Орлов.

“Работники, напротив, полагают, что гарантированное каждому право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений может быть ограничено исключительно на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

Такие работники считают, что подобные действия работодателя могут подпадать под признаки состава преступления, предусмотренного статьей 137 Уголовного кодекса РФ, а именно под незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну”, — пояснил адвокат.

Орлов отметил, что, как правило, при условии согласия работников и прослушивании корпоративных телефонов у работодателя проблем с законом не возникает.

Заботливость и осмотрительность

По его словам, необходимо проанализировать, не попадает ли разработанная Касперской система под запрет, установленный статьей 6 федерального закона “Об оперативно-разыскной деятельности”.

Согласно данной норме, запрещается проведение оперативно-разыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то данным федеральным законом физическими и юридическими лицами.

“При этом прослушивание телефонных переговоров относится приведенной нормой к оперативно-разыскным мероприятиям. Вероятно, применимость данного запрета будет зависеть как от документирования внедрения такой системы в работу компаний, так и от технических особенностей самой программы, позволяющей осуществлять прослушивание разговоров”, — отметил Орлов.

Адвокат уточнил, что требование об обязательном уведомлении собеседника о записи телефонного разговора в России законодательно не установлено.

“Такой разговор, записанный втайне от собеседника, все равно будет являться доказательством при необходимости. В данном контексте важно проявление должной степени заботливости и осмотрительности со стороны самого работника, когда он делает выбор, кому звонить в рабочее время и о чем разговаривать, используя корпоративную связь, предоставленную ему работодателем”, — предупредил юрист.

Незаконно и неэффективно

Руководитель правового департамента Heads Consulting Диана Маклозян, считает, что использование этой программы полностью нарушает российское законодательство и по сути конституционные права граждан на тайну переписки и телефонных переговоров, ограничение которых возможно только по разрешению суда.

“Даже если при этом учитывать, что “прослушке” будут подвергаться только служебные сим-карты. Вдобавок, разработанная система противоречит и Закону “Об оперативно-розыскной деятельности”, — сказала она.

Юрист отметила, что подобные меры “не обезопасят работодателей от утечки информации, поскольку на сегодняшний момент ее можно осуществлять и с помощью большого количества программ для интернет-общения, в том числе и зашифрованных”.

Источник: https://ria.ru/20160511/1431232288.html

Верховный суд поддержал прослушку оппозиционеров

Законно ли данное прослушивание телефонных переговоров?

Верховный суд признал законной прослушку телефонов депутата Екатеринбургской городской Думы Максима Петлина от партии «Яблоко», оправдав ее наличием в деятельности Петлина признаков экстремизма. Из постановления ВС следует, что одним из таких признаков стало сотрудничество Петлина с движением «Солидарность».

Сама «Солидарность» названа коалицией «радикальных оппозиционных структур», которая организует протестные акции «в деструктивных формах» и критикует власть «на фоне финансово-экономического кризиса».

Другим основанием считать Петлина экстремистом стало его участие в «Стратегии-31», так как на этих митингах критиковали ФСБ.

В мотивировочной части постановления Верховного суда пересказывается, например, эпизод, как Петлин, лидер регионального «Яблока», выступая на конференции «Солидарности», предложил «Яблоку» и «Солидарности» объединить усилия перед выборами в облдуму в марте 2010 года. Кроме того, он предложил включить представителя «Солидарности» в список кандидатов в депутаты от «Яблока».

В ноябре 2010 года суд по ходатайству руководителя Свердловского областного УФСБ Козиненко Б.Н.

о необходимости прослушивания телефонных разговоров Петлина выдал соответствующее разрешение на «прослушивание телефонных разговоров, контроль почтовых, телеграфных и иных сообщений, снятие информации с технических каналов связи и наблюдение». Аргументировалось это тогда тем, что в действиях Петлина были обнаружены отдельные признаки экстремизма (статья 280 УК РФ).

Адвокат Петлина Дмитрий Душкин в жалобе в Верховный суд указал, что не было законных оснований ставить его подзащитного на прослушку. Но суд высшей инстанции эти основания нашел.

Согласно постановлению Верховного суда, призыв к яблочникам поддержать «Солидарность» являлся призывом к осуществлению экстремистской деятельности.

В «Солидарность», по мнению Верховного суда, вошли «сторонники таких радикальных оппозиционных структур, как «Объединенный гражданский фронт», «Союз правых сил», «За права человека», Российский народно-демократический союз, «Оборона», «Яблоко» и т.п.

, а «основной заявленной целью протестного движения является смена режима Путина – Медведева, ликвидация монополизма в области политики, экономики и информации, демократизация страны. В качестве основного политического принципа провозглашен отказ от сотрудничества с нынешней властью».

«Формой ведения политической борьбы сторонников «Солидарности» является осуществление протестных акций, в том числе в деструктивных формах, негативной информационной политики, критикующей действующую власть на фоне финансово-экономического кризиса, а также пропагандистская работа с населением путем распространения соответствующих газет и листовок, организация экономических и правозащитных консультационных центров», – соглашается Верховный суд.

Дальше указано еще одно основание подозревать депутата Петлина в нарушении УК: 31 числа каждого месяца, как сказано в постановлении, Петлин совместно с «Солидарностью» организовывал митинги в поддержку ст. 31 Конституции РФ.

«В ходе данных массовых мероприятий звучала резкая критика в отношении действующей государственной власти. Негативную оценку со стороны выступающих получил процесс расширения полномочий ФСБ», – обосновал ВС свое решение.

 

«Яблоко» обещает потребовать от Верховного суда детализировать, в каких случаях может быть поставлен вопрос о прослушивании телефонов общественных и политических деятелей. Кроме того, партия просит Генпрокуратуру опротестовать постановление Верховного суда.

Один из лидеров «Солидарности», Сергей Давидис, возмутился, узнав, что движение фактически названо экстремистским в решении суда такого уровня: «Это бред сивой кобылы. Мы не призываем к нарушению закона, к свержению власти».

Давидис считает, что у «солидаристов» есть основания жаловаться на клевету: «Мы изучим возможность правового реагирования на такое клеветническое заявление со стороны Верховного суда», – заявил он.

Постановление Верховного суда пока еще не делает организацию противозаконной, поясняет адвокат «Агоры» Павел Чиков: «Признание организации экстремистской – четко прописанная в законе процедура.

Статья 280 УК РФ о призывах к осуществлению экстремистской деятельности касается уголовной ответственности конкретного физического лица, а не организации, а прослушка является видом оперативно-розыскных мероприятий, разрешение на которые дает суд.

Соответственно, оперативник получает информацию о готовящемся или совершенном преступлении и может обратиться в суд с ходатайством о прослушивании потенциального преступника. В этом ходатайстве оперативник должен предоставить определенные сведения о готовящем преступление лице.

Тогда суд может вынести постановление о прослушивании переговоров. При этом прослушка не всегда приводит к возбуждению уголовного дела: послушали, поняли, что не причастен, и на этом основании оперативно дело закрыли.

Поскольку у нас довольно трудно контролировать законность оперативно-розыскной деятельности, поймать оперативника на каких-то фальсификациях и подлогах, доказать превышение полномочий практически невозможно.

В данной ситуации признаков экстремизма я не вижу: распространение газет и листовок – не преступление, деструктивность – нет такого преступления, критика – не только не преступление, но и право каждого человека. Но важно, что было написано в ходатайстве оперативника о прослушивании и в постановлении суда, разрешившего прослушивать переговоры. Там, скорее всего, формулировки жестко привязаны к УК и конкретно к статье о призывах к экстремизму». 

Уголовного дела по «экстремистской» статье на Петлина действительно так и не завели. Но зато результаты прослушки пригодились в другом уголовном деле против депутата (благодаря которому он и узнал, что находился под колпаком). На этот раз – по статье 136 УК: лидера свердловского «Яблока» обвиняют в вымогательстве взятки в особо крупном размере.

Следствие считает, что Петлин требовал взятку в размере 3 млн рублей у компании «Форум групп». До этого депутат в течение нескольких месяцев вел кампанию против строительства ритейл-парка в зеленой зоне, которое вел застройщик. Депутат подал иск в суд, в котором потребовал денежную компенсацию причиненного строительством вреда.

Позже он вступил в переговоры с компанией, в ходе которых заявил, что готов отозвать иск, если ущерб будет компенсирован. Именно это и было расценено как вымогательство денег у застройщика. В августе 2011 года Петлин был арестован, а в марте 2012 года вышел под залог в пять миллионов рублей. За это преступление предусмотрено до 15 лет лишения свободы.

Петлин предупреждает, что, судя по решению ВС, под прослушку попали и другие члены «Солидарности», но попросту об этом не знают.

Источник: https://republic.ru/posts/l/864280

Прав-помощь
Добавить комментарий