Правомерно ли в инфекционном отделении сняли вредность и перевели в уборщицы?

Сэкономили на санитарах

Правомерно ли в инфекционном отделении сняли вредность и перевели в уборщицы?

Истории

«По всей России санитарок переводят в уборщицы. Кто не согласен — идут под сокращение. Мы относимся к северской медсанчасти. Обязанности остаются прежними, включая ночные смены и уход за лежачими больными, а больничные льготы все сгорают. Отпуск с 42 дней сокращается до 28.

Главный врач собрал коллектив, спросил, кто не доволен зарплатой? Естественно, все ответили, что довольны. Потому что работу потерять боятся. А по поводу трусости… возьмите пример с прямой линии президента.

Также пожаловались медработники, записав видео, а теперь тех, кто жаловался, разыскивают пофамильно и обещают наказать за «ложную информацию», которая якобы не подтвердилась документально при прокурорской проверке. К сожалению, такая ситуация происходит повсеместно».

Это письмо пришло в редакцию ТВ2 от санитарки, попросившей не называть ее имя. Она потеряла в зарплате, в льготах, но работу потерять боится еще больше.

Переводить санитаров в уборщики помещений в России начали еще в 2014 году. В каких-то медучреждениях раньше, в каких-то позже. Формально это сделано для приведения в соответствие с «профессиональным стандартом».

Санитар — считается младшим медицинским персоналом, соответственно нужно профессиональное образование. Для уборщика специальное образование не нужно. В каких-то больницах та же процедура была проделана в отношении медсестер, что были переведены в регистраторы.

То есть из медперсонала они превратились в не медицинский персонал. Соответственно, теряя в зарплатах и льготах.

Реально — в масштабах страны это оптимизация должна была стать приличной экономией бюджетных средств.

Алексей Дядькин работал санитаром в терапевтическом отделении 3 горки.

1 марта 2018 года Алексей подписал дополнительное соглашение к своему трудовому договору, по которому переведен в должность «уборщика служебных помещений».

Изучив трудовые обязанности в двух документах, можно сделать вывод, что непосредственный уход за пациентами у него из обязанностей действительно исключен. Но реально, говорит Алексей, работа осталась прежней.

На нашем 5 этаже все перешли из санитаров в уборщики, рассказывает Алексей Дядькин. — Ну это наверно человек 8-9. В чем различия между должностями — я не знаю. У меня обязанности остались абсолютно теми же.

Я как убирал за тяжелыми больными, так и убираю, меняю им памперсы, меняю постельное белье. То чего, я вроде как теперь не должен делать. Но кто это будет делать? Санитаров-то больше нет. Я за январь получил около 26 тысяч рублей. А за май уже 18 тысяч на руки.

Все боятся говорить, потому что держаться за свое место, а я заканчиваю медуниверситет и в июле ухожу с этой работы.

Главврач 3 городской больницы комментировать ситуацию отказался. Попросил прислать официальный запрос. Запрос отправлен.

Редко кто из врачей сейчас соглашается озвучить, а уж тем более оценить происходящую в медицине реформу. Анна Подворчан — врач УЗИ из Северска. Ее медсестра работает в больнице последний месяц. Причина та же — медсестер перевели на не медицинские должности и понизили в зарплате.

— Многие больницы пришли к этому еще раньше чем наша, это зависело от того, у кого сколько бюджетных средств. У кого денег побольше, тянули до последнего, у кого меньше — сделали это раньше. Кто-то до сих пор не перевел санитаров в уборщики.

Ну, и конечно, все старались перед выборами не совершать резких движений. У меня в отделении УЗИ всех медсестер сократили — перевели в медрегистраторы.

То есть те, кто не связан с биологическими жидкостями, кому не нужна специализированная подготовка, кто не проходил обучение в медколледже, в медуниверситете — тех перевели.

Это все относится к оптимизации здравоохранения.

Это действительно экономия бюджетных средств — так как ты не являешься медработником, у тебя нет доплат за медицинскую вредность, соответственно отпуск сокращается до четырех недель вместо шести.

Тебе не нужно платить дорожную карту — это то, о чем говорил президент в майских указах в прошлом году, то есть им не нужно поднимать заработную плату как медикам, потому что они ими не являются.

— У нас сейчас у медсестер, которых перевели в медрегистраторы, кажется, 9 тысяч заработная плата, а была 15 тысяч. Человек десять медсестер в отделении было, а оставили одну. По факту же обязанности у них остались те же.

Ну просто пришли к выводу зачем платить больше, если эти люди не имеют специального образования, и на их место может прийти любой другой человек с улицы и за меньшие деньги делать ту же работу.

Но никто не возмущался, потому что все было сделано по закону: им пришла бумага о сокращении, уведомили заранее, предложили варианты, мол, ты можешь выучится и пойти допустим медсестрой в гнойную хирургию. Или в приемный покой санитаркой убирать грязь, но девочки не захотели.

Тогда у них остался вариант: увольняешься и тебя принимают на новую должность — регистратора. Либо просто сокращают, выплачивая положенную по сокращению компенсацию. Моя медсестра решила уйти и работает последний месяц.

Некоторые санитары, переведенные в уборщики, попытались опротестовать этот перевод. Были обращения в прокуратуру, в госинспекцию по труду и в профсоюз.

Татьяна Бояршинова — специалист по социально-экономической работе Томской областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ:

— Да люди приходили. Мы каждый случай рассматривали отдельно на предмет, чтобы не были нарушены процедуры. Но люди пишут в заявление, что они согласны. А потом начинают говорить, что их ожидания или обещания, которые им давали руководители — не соответствуют действительности. Но они добровольно на это согласились, что теперь поделаешь.

Такое же объяснение мы получили и в областной госинспекции по труду. Прокуратура попросила послать официальный запрос. Запрос был послан.

В России волна возмущений переводом из санитаров в уборщики прошла по всем регионам. Где-то писали обращения к президенту, где-то к губернаторам. В феврале этого года Министерство здравоохранения Российской федерации ответило стране. Общее письмо было адресовано руководителям органов исполнительной власти субъектов РФ в сфере охраны здоровья.

«Трудовой кодекс предоставляет руководителю медицинской организации право самостоятельно принимать решение по формированию структуры организации, определять необходимый численный состав работников организации, в том числе вносить изменения в штатное расписание медицинской организации.

В этой связи, в случаях, когда трудовая функция лиц из числа младшего медицинского персонала включает только уборку помещений, могут вноситься изменения в штатные расписания медицинских организаций в части замены должностей «санитар» на рабочие профессии «уборщик служебных помещений»».

И далее:

«В целях сохранения кадрового потенциала рекомендуется не снижать уровень заработной платы работникам, переведенным в уборщики служебных помещений, достигнутый на момент перевода».

Но рекомендации Министерства здравоохранения не помогли тысячам санитаров по стране.

В НИИ кардиологии томского национального исследовательского центра Российской академии наук 167 человек разом понизили в должности из санитаров в уборщики. Работу при этом они продолжали выполнять прежнюю. Но зарплату им не повышали, как того предписывали майские указы президента. Нарушение обнаружила прокуратура Ленинского района Томска.

— Я работаю в реанимации, там, естественно, мы работаем с лежачими больными, без этого никак. Мы переворачиваем их, моем, кремами спину натираем — эта работа на нас как была, так и осталась, — рассказывает санитар, переведенный в уборщики и пожелавший остаться анонимным.

Нам принудительно дали заявление, что прошу меня с моего согласия перевести в уборщики.

— Мы понимали, что потеряем в зарплате, но я студент, мне чего выпендриваться, я и за такую сумму буду работать. Максимально мы получаем примерно 17 тысяч рублей. У нас 160 часов в месяц — ставка. 16-часовой рабочий день. Иногда через день, через два, через три — как по графику поставят.

У нас всех перевели из санитаров в уборщики. Я слышал историю, что кто-то жаловался в какие-то инстанции, их как-то наказали, и в итоге все подписали заявления. Я за себя более-менее спокоен, я-то не буду всю жизнь санитаром.

Для меня самым ценным было то, что нам, как младшим медицинским работникам, давали баллы за эту отработку, отработал три года санитаром — льгота к госэкзаменам, когда ты поступаешь в ординатуру. А теперь мы получается работаем только ради денег.

И те, кому не важны были деньги, и кто работал ради стажа, ради этих несчастных 10 баллов — эти люди ушли, у них пропала мотивация, хотя некоторые к тому моменту уже по два года отработали.

В одной из томских больниц главный врач отказался с нами общаться на эту тему, заявив, что редакция готовит пасквиль. Пасквиль — клевета. То есть неправда.

Появилась маленькая надежда, что не во всех больницах Томской области у санитаров при переводе в уборщики снизилась зарплата, укоротился отпуск и при этом остались все прежние обязанности. Однако же общаться с нами далее потенциальный эксперт по теме категорически отказался.

Мы направили запрос в областной департамент здравоохранения с просьбой прояснить масштаб реформ. Пока ответа не получили.

Но судя по всему, процесс оптимизации здравоохранения затронул практически все медучреждения. Например, под очередным письмом к президенту на эту тему, есть сообщения и из Томска. И они не из 3 горбольницы, НИИ кардиологии и Северской медсанчасти.

PS:

После того как мы опубликовали эту статью, нам пришло письмо. В нем о еще одной проблеме, связанной с переводом санитаров в уборщики. Часть работы, которую делали санитары, теперь просто некому делать. И родственникам тяжелобольных приходится договариваться с медперсоналом, что называется, в индивидуальном порядке.

«Хотела бы описать ситуацию с которой столкнулась сама лично. Дело было в конце апреля. Дату намеренно не пишу. Моя свекровь поступила в инфекционное отделение 3 гор.больницы по скорой, в тяжелом состоянии. Врач и водитель скорой помощи помогли мужу занести свекровь в приемное отделение.

Кое как дождавшись, когда освободится врач, мы с мужем попытались поднять свекровь на кресле (нам дали местное инвалидное кресло) в приемный кабинет. Медсестра в приемном кабинете заверещала, что ей ее (мою свекровь) не нужно класть на кушетку. Тогда, я потребовала, чтобы нас сразу отправили в палату.

Нам объявили, что санитаров у них нет, поднимайте сами на второй этаж. Муж на руках донес свекровь. Но как оказалось, кровать нам еще не приготовили. Муж просто не мог уже держать мать. Медперсонал стоял в коридоре и наблюдал за всем этим действием. У меня началась истерика.

Я начала кричать – где свободная койка! Тогда, так называемые медики, освободили каталку (она стояла тут же, в коридоре, заваленная тряпками, резиновыми перчатками), помогли положить бабулю на каталку. После того как мы положили свекровь в палату, нам объявили что нужно оставаться и сидеть с бабушкой, так как санитарок у них нет, есть только уборщицы.

Вопрос с приглядом я решила, предложив за услуги сиделки н-ную сумму. Утром бабушки не стало… Я считаю, что люди которые стоят у руля нашего здравоохранения и принимают такие решения , просто преступники».

Просьба разобраться в данной ситуации пришла в нашу редакцию в рамках новой рубрики Агентства новостей ТВ2 «Знай свои права». Мы ждем от вас новых тем по адресу portaltv2@mail.ru В этой рубрике известные томские юристы будут консультировать вас по различным вопросам.

Источник: https://tv2.today/Istorii/Sekonomili-na-sanitarah

Уволили за отказ переходить из санитарок в уборщицы

Правомерно ли в инфекционном отделении сняли вредность и перевели в уборщицы?

Ольга пять лет проработала санитаркой в реанимации Иркутской городской больницы № 3. Уходить не собиралась, хоть ей и оставалось два года до пенсии. У женщины пятеро детей.

«Мне еще работать и работать, — говорит она, — потому что их надо учить. Пока Женю выучу, потом еще Лену».

Жене 18, он учится в школе олимпийского резерва и живет в Иркутске, отдельно от родителей, Лена школьница, ей 10 лет.

Старшему сыну Игорю 29 лет, дочери Екатерине — 24, она соцработник в медучреждении.

У среднего сына Станислава инвалидность после тяжело перенесенного в детстве аппендицита (произошло заражение крови, ребенок впал в кому, после выхода из нее мальчику поставили диагноз умеренная умственная отсталость).

Подростку нужен постоянный уход, подчеркивает женщина: «Ему 14, а развитие у него на 7 лет, ребенок ребенком. Мышцы слабые, час-два — и он устает». Муж Ольги оформил на себя уход за ребенком, семья получает пособие 6600 рублей в месяц.

После того как Ольгу уволили, муж подрабатывает в деревне. Работы в Галках (40 километров от Иркутска. — Прим. авт.) почти нет, многие местные ездят в город. Большим подспорьем для семьи служит хозяйство.

«Весной рассаду продаю, — рассказывает женщина. — Делаем творог, сметану, масло, варим сыр, все это продаем. Осенью купили зерно и сено для скота, чтобы хватило до весны.

Хотели доделать ремонт в доме, деньги лежали, теперь на них живем».

Ольга встала на учет в центр занятости. Ей выплачивают пособие 5800 рублей в месяц. Женщина ищет работу в Оёке и Иркутске, но пока подходящих вариантов нет: «Я сама по себе никакой работы не боюсь, на любую бы пошла. Ищу и рядом с домом, и в городе с суточным графиком, потому что каждый день ездить из района тяжело».

Ольга с сыном Станиславом

Из санитаров в уборщики, но не наоборот

Ольгу уволили из реанимации полтора месяца назад. В обязанности санитаров входит не только кормление и уход за пациентами, но и уборка в палатах. Работа тяжелая и морально, и физически.

— Больные поступают круглосуточно. Кого-то рвет, другие в туалет ходят под себя, и все это санитары убирают, моют их, если кровь на полу, тоже нужно протереть, чтобы было чисто. Грязная работа, тут и ВИЧ, и гепатиты, — рассказывает Ольга.

В прошлом году в силу вступил закон, согласно которому санитарами могут работать только люди с профильным образованием. Ольгу и еще нескольких сотрудников отправили учиться. На время обучения их перевели на должности уборщиков. В отделе кадров внезапно переквалифицированных работников заверили, что это временно и после получения дипломов их снова переведут в санитары.

— Нам говорили: хотите дальше работать — пишите заявление, проходите обучение, и все будет нормально, — вспоминает уволенная женщина.

В ноябре 2017 года Ольга пошла на курсы. Училась два месяца. В январе с документами об окончании и квитанциями об оплате (обучение стоило 6000 рублей) пришла в отдел кадров. Но потраченные деньги ей так и не вернули.

Две санитарки в реанимации сохранили должности. Одна отучилась летом, другая прошла курсы младшей медицинской сестры.

Ольга и ее напарница, переведенные в уборщики, выполняли те же обязанности, что и обычно, но зарплату получали меньше: «С января им платили на 10-12 тысяч рублей больше, чем нам.

Для меня это, конечно, было ощутимо. Как такое возможно: две получают, а две нет, работая в равных условиях?».

Женщина обратилась в отдел кадров. Но там ей не дали конкретных ответов о переводе в санитары: «От меня отмахивались, как от надоедливой мухи».

В апреле руководство больницы провело собеседование для сотрудников. Но после него Ольгу не перевели. Начальник отдела кадров ответила ей, что не знает, почему приняли такое решение.

Старшая медсестра предложила подготовиться и в июне снова пойти на собеседование.

По словам Ольги, условия работы оставались прежними, но урезали отпуск (с 57 до 36 дней) и перестали давать молоко за вредность. В июне выдали зарплату ниже, чем у санитарок. «Они сидели и обсуждали, что купят своим детям, но у меня же тоже дети», — в этот момент женщина расплакалась.

Обстановка на работе была напряженной. Ольга заметила, что отношение заведующего к ней поменялось не в лучшую сторону. Конфликт возник, когда женщина напрямую указала на то, что две санитарки получают зарплаты выше, при этом одна из них постоянно находится на учебе, а вторая подрабатывает на другой работе. Какое-то время Ольга доделывала за ними работу в свою смену.

— Затем мне это надоело, вижу оставшийся мусор — отставляю в сторону, не помыта раздевалка, и не мою ее. Если вам не нравится, пишите заявление на увольнение. Это было в апреле перед собеседованием, — вспоминает женщина.

В июне Ольга обратилась в приемную президента. Там ей ответили: «Указы вышли (майские указы президента 2012 года. — Прим. авт.), а денег на их исполнение нет. Вы пришли не туда, сходите в трудовую инспекцию». На работе узнали, что женщина ходила в «серый дом». После этого с ней поговорила старшая медсестра, объяснив: по приказу минздрава на больницу должно быть 40 санитаров и не больше.

— Начались такие разговоры: как ты докажешь, что работала санитаркой? У тебя в трудовой книжке написано «уборщик». Мы тебе не говорили кормить и мыть больных. Они отписались в трудовую инспекцию, что я сама написала заявление о переводе, — объясняет уволенная санитарка. — Вся больница так работала. Никто не пошел к руководству, потому что боялись потерять работу.

В августе женщина обратилась с жалобой к уполномоченному по правам человека в Иркутской области Виктору Игнатенко. Ведомство провело проверку. Омбудсмен направил в Следственный комитет обращение с просьбой разобраться, был ли перевод законным.

Ольга ушла в отпуск в начале сентября. В это время в медучреждении как раз проходили проверки. Ей прислали уведомление, что в больнице меняются структурные подразделения, поэтому она либо переходит на другую должность (кастелянша, гардеробщица), либо будет уволена по статье. Перейти из уборщика в санитары женщине никто не предложил.

В начале октября в медучреждении прошло очередное собеседование. Всех, кого не перевели, собрали в актовом зале и попросили письменно ответить на вопросы.

Затем нужно было выступить перед комиссией: «Вопросы и письменные, и устные касались работы и обязанностей санитарки. На следующий день мне позвонили и попросили приехать на оглашение результатов.

Я сказала, что живу не через дорогу, поэтому прийти не смогу. Но позже узнала: ни меня, ни мою напарницу не перевели в санитарки».

10 октября Ольга приехала в отдел кадров и сказала, что в уборщики не пойдет, но и от предложенных должностей тоже отказалась. Женщина не готова была согласиться на меньшую зарплату и дневной график. После этого ее пригласили к главному врачу.

Ольгу попросили подумать, ведь она останется без работы. Главврач объяснил, что в штатном расписании нет младших медицинских сестер (у нее диплом о получении такой квалификации. — Прим. авт.), и предложил ей подписать заявление о переводе в уборщики. «Вы возьмете опять проучитесь на санитарку, чтобы корочки отдельно были, потом, может, вас переведем», — вспоминает его слова женщина.

После разговора с главным врачом Ольга пошла в отделение. Там узнала, что не хватает санитарки. В реанимации работали две сотрудницы, и третьей вместо санитарки на дежурства выходила кастелянша. Но Ольге это место не предложили.

15 октября Ольга вышла на работу и пошла в отдел кадров. Подписывать заявление о переходе на другую должность женщина не собиралась, а оставлять ее санитаркой в больнице не планировали. Начальник отдела кадров предложила Ольге пройти на рабочее место и отработать сутки, а через три дня пройдет собеседование, на нем решат, перевести ее или нет.

— В штате я не числилась, потому что еще ничего не подписывала. Спросила у нее: в качестве кого должна находиться на работе? Поднялась в отделение, а там уже сотрудники отдела кадров составляли на меня административку, что отсутствую на рабочем месте и у меня будет увольнение за прогул, — вспоминает женщина.

За этим последовал еще один разговор с главврачом. Правда, второй раз руководитель вел себя достаточно напористо: «Пиши заявление, переходи в уборщики, через три дня переведу тебя в санитарки, — сказал он. Понимала, что им надо добиться моей подписи, по-хорошему не получилось, решили действовать по-плохому». В итоге женщина и руководитель больницы ни о чем не договорились.

Ольга повторно пожаловалась в трудовую инспекцию. Через два дня приехала забирать трудовую книжку. Санитарку уволили по статье 77 ТК РФ, потому что она отказалась переходить на другую должность.

14 ноября женщина обратилась в суд. В исковом заявлении Ольга требует восстановления на работе и компенсации невыплаченных денег, поскольку выполняла обязанности санитара, а получала зарплату как уборщик.

В Пенсионном фонде ей сказали, что испорчена трудовая книжка и при оформлении пенсии ее могут не принять. Кадровик больницы ручкой исправил «Сведения о награждениях» на «Сведения о работе», хотя должен был подклеить вкладыш и писать в нем.

Теперь Ольге потребуются исправления в трудовой.

— Даже если бы я согласилась работать уборщиком, они бы все равно меня уволили. Документы в суд, конечно, подала, но, думаю, мне уже там больше не работать, все равно не дадут, — подводит итог Ольга.

Позиция главного врача больницы

Главный врач Иркутской городской клинической больницы № 3 Анатолий Кузнецов прокомментировал ситуацию с увольнением сотрудницы. По его словам, она работала в должности уборщика производственных помещений с октября 2017 года.

— В связи с организационными мероприятиями, проводимыми в медицинском учреждении, уборщики производственных помещений были уведомлены в порядке статьи 74 ТК РФ об изменении условий трудового договора, а именно об изменении режима труда и структурного подразделения. Причем условия труда были улучшены: введен режим работы по графику сменности, только в дневное время, при сохранении заработной платы на прежнем уровне, — пояснил он.

Главный врач отметил, что все сотрудники, кроме одного, дали согласие на работу в новых условиях. Женщине предоставили все имеющиеся вакансии, но она отказалась от предложенных должностей. Кроме этого, она не приступила к своей работе после отпуска, руководство больницы составило акт. Из-за отказа от труда в новых условиях женщину уволили, выплатив ей выходное пособие.

Руководитель медучреждения заявил, что поскольку акты надзорно-контрольных органов и судебное решение по незаконности увольнения отсутствуют, то обвинения в адрес медицинской организации преждевременны.

***

На 13 декабря назначено первое судебное заседание. Рассматривать дело об увольнении будет Кировский районный суд Иркутска. Ольга продолжает поиски работы, но пока безрезультатно.

Автор фото — Анастасия Влади

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20181206/dismissal/

Прав-помощь
Добавить комментарий