Представитель первого истца может быть одновременно вторым истцом?

Может ли у истца и ответчика быть один и тот же представитель?

Представитель первого истца может быть одновременно вторым истцом?

Может ли одно лицо быть представителем как истца, так и ответчика? Бегло просмотрел консультант – ответа не нашёл. На форумах этот вопрос обсуждают. Некоторые, говоря что нельзя, ссылаются на принцип состязательности процесса (ст. 9 АПК РФ). Мол, если одно лицо представляет и истца, и ответчика, то о какой состязательности можно говорить?

Прямых норм, запрещающих такую ситуацию, вроде, нет. В судебной практике я, опять же при беглом просмотре, ничего на этот счёт не нашел. Но есть ощущение, что это неправильно. Дело, на мой взгляд, не в состязательности. Признание иска тоже лишает процесс состязательности, но ведь признать иск – совершенно нормально.

Мне кажется, что когда истца и ответчика представляет одно лицо, то можно говорить о злоупотреблении правом (ст. 10 ГК РФ). Потому, что судебная тяжба предполагает наличие спора. Если же стороны доверяют вести в суде свои дела одному и тому же человеку, то это указывает, что вряд ли у сторон в действительности имеется спор.

Такая ситуация может сложится скорее, когда стороны используют решение суда для каких-нибудь других целей. Например, желают «просудить» какой-нибудь желаемый результат, чтобы потом использовать это решение в другом процессе. А это злоупотребление правом, мне кажется. Тем не менее, случаи могут быть разными.

Как вы считаете, может ли у истца и ответчика быть в суде один и тот же представитель? Кстати, если говорить о том, может ли один и тот же человек представлять интересы истца (или ответчика) и третьего лица, то тут вопросов нет – конечно, да.

Тема возникла ввиду того, что мне в одном деле было бы удобно представлять и истца, и одного из ответчиков, но я не знаю, как на это отреагирует суд.

Позже нашел кое что.  Но это не ставит точку в вопросе. Так что можно обсудить.

Рекомендации Научно-консультативного совета при

Арбитражном суде Челябинской области

3.1. Вправе ли арбитражный суд допустить к участию в деле лицо, представляющее одновременно интересы как истца, так и ответчика, либо двух и более лиц, представляющих интересы одной стороны?

Вопрос о возможности допуска в судебное заседание лица, представляющего одновременно интересы как истца, так и ответчика, может быть решен неоднозначно.

Так, согласно одной позиции, данная ситуация является недопустимой.

Отказывая в допуске к участию в судебном заседании одного представителя от двух сторон, арбитражные суды, в частности, указывают, что при этом нарушаются принципы состязательности и равноправия сторон. Поскольку истец и ответчик имеют противоположные процессуальные и материальные интересы, недопустимо совмещение в одном лице и представителя истца, и представителя ответчика.[6]

Согласно другой позиции участие одного представителя как от истца, так и от ответчика, является допустимым.[7] В обоснование данной позиции указано следующее.

Ни ст. 59 АПК РФ, ни ст. 182 ГК РФ не ограничивают субъектов в выборе представителя. Пункт 3 ст. 182 ГК РФ, устанавливающий недопустимость совершения сделки представителем в отношении себя лично либо другого лица, представителем которого он одновременно является, не распространяется на отношения процессуального представительства.[8]

Членами научно-консультативного совета по данному вопросу высказаны следующие письменные мнения.

Челябинским областным судом, профессором кафедры гражданского процесса УрГЮА Загайновой С.К.

, Арбитражным судом Свердловской области, доцентом кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности ЮУрГУ Камаловым О.А., заведующей кафедрой предпринимательского и коммерческого права ЮУрГУ Кваниной В.В.

поддержана позиция о том, что допуск к участию в судебном заседании одного представителя от двух сторон является недопустимым.

Директором Центра экономических экспертиз «Налоги и финансовое право» Брызгалиным А.В., представлено мнение, что совмещение в одном лице полномочий на представление интересов истца и ответчика не противоречит общему смыслу института процессуального представительства.

В ходе обсуждения вопроса подавляющим большинством членов НКС (в том числе, консультантом отдела анализа и обобщения судебной практики Федерального арбитражного суда Уральского округа Опалевым Р.О., судьей Челябинского областного суда Загвоздиной Л.Ю.

, советником аппарата полномочного представителя Президента в Уральском федеральном округе, доцентом кафедры гражданского процесса УрГЮА Курочкиным С.А., доцентом кафедры гражданского, экологического и земельного права ЧелГУ Талевлиным А.А.

и некоторыми другими) высказано мнение об отсутствии процессуальных запретов для отказа в допуске к участию в судебном заседании лица, представляющего одновременно истца и ответчика.

Таким образом, арбитражный суд вправе допустить к участию в деле лицо, представляющее одновременно истца и ответчика, поскольку это не противоречит институту процессуального представительства.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/mozhet_li_u_istca_i_otvetchika_byt_odin_i_tot_zhe_predstavitel/77657

Неопределенный адресат Важно не то, куда суд направил определение, важно то, что истец с ним не ознакомился

Представитель первого истца может быть одновременно вторым истцом?
Новости/аналитика

Нормы отечественного процессуального законодательства еще далеки от совершенства, а потому вызывают немало вопросов, в том числе у участников форума ЛІГАБізнесІнформ.

Предметом недавнего обсуждения на форуме была тема надлежащего уведомления судом юридического лица об оставлении без движения его искового заявления.

решил разобраться в нюансах переписки суда и стороны гражданского процесса.

Суть вопроса, обсуждаемого на форуме, заключалась в следующем. Суд постановил определение об оставлении искового заявления без движения и отправил его не по юридическому адресу (местонахождению) юрлица – истца, а по домашнему адресу руководителя этого юрлица, являющегося одновременно и представителем истца в суде.

Руководитель юрлица почтой не интересовался, и определение покоилось в его почтовом ящике до того времени, пока истекли все сроки устранения недостатков искового заявления, поэтому суд на основании ч.

2 ст. 121 ГПК вынес еще одно определение – о возвращении искового заявления истцу. Это определение было отправлено по тому же адресу и, естественно, тоже не было обнаружено представителем истца вовремя.

Совсем не плачевные последствия таких определений (они нисколько не препятствуют обращению в суд с тем же иском повторно согласно ч. 5 ст. 121 ГПК) оказались в данном конкретном случае для истца невозможным выходом из ситуации.

Возвращенное судом исковое заявление считается неподанным согласно ч. 2 ст. 121 ГПК. Истцу же необходимо, чтобы оно считалось поданным в день его первого предоставления суду, иначе он пропускает срок исковой давности.

Для этого второе определение суда о возвращении заявления должно быть отменено.

Можно ли это осуществить, в частности, ссылаясь на то, что определение суда об оставлении искового заявления без движения должно было быть прислано по адресу самого юрлица, а не его представителя, как это имело место в действительности? Посетитель форума пытался установить наличие аналогии между четко выписанным в законе порядком отправления повестки и порядком отправления определения, который в законе не определен.

Когда уместна аналогия?

Не то чтобы в ГПК вообще не было указаний на этот счет – они есть, но весьма размытые. Узрев в иске недостатки, суд выносит определение, “о чем уведомляет истца” (ч. 1 ст. 121 ГПК). Но как уведомляет? Неизвестно. По логике вещей, уведомление вместе с определением должно отправляться по местонахождению истца, то есть юрлица.

И аналогии здесь с направлением повестки просматриваются отчетливо.

Если уведомлять юрлицо о вызове в суд нужно по его юридическому адресу, то почему уведомлять о чем-либо ином (и изъянах искового заявления в том числе) надо по другому адресу? Вывод представляется простым и естественным, как и то, к примеру, что уведомление об определении должно быть письменным, а не устным, ведь о последнем тоже нигде в законе не сказано.

Попытки распространить действие ч. 5 ст.

76 ГПК (содержащей положение о том, что повестка, врученная представителю лица, участвующего в деле, считается врученной и этому лицу) по аналогии и на способ уведомления лица о вынесенных определениях, представляются лишенными основания. Необходимость такой нормы закона вызвана тем, что вручить (в отличие от возможности отправить по почте) юридическому лицу документ вообще невозможно.

Не получал, не видел, не знал…

Однако апелляционной жалобы на этом не построишь. Апелляционный суд будет интересовать (и это нельзя не признать верным) само существо вопроса: был ли уведомлен истец. И ссылаться на то, что суд не совсем туда, куда надо, направил свое определение, признавая одновременно, что определение все-таки получено, – не лучший способ убедить высшую инстанцию в своей правоте.

Если определения суда доставлялись не заказной почтой и без уведомлений о вручении, то доказательства их получения истцом отсутствуют

Пожалуй, следует занять позицию пострадавшего от неверных действий суда первой инстанции. Судя по тому, что представитель истца и не догадывался о наличии корреспонденции в свой адрес, определения доставлялись не заказной почтой и без уведомлений о вручении.

Значит, доказательств того факта, что истец получил требования суда относительно искового заявления, у последнего не имеется.

Отсюда следует, что при вынесении второго определения суд руководствовался недостоверными данными о получении истцом первого определения с требованиями суда, подлежащими выполнению, а только лишь своими предположениями о том, что это определение к истцу попало, поскольку этот же суд высылал их представителю истца.

У истца имеются, таким образом, все возможности утверждать, что он не получал определения суда об оставлении искового заявления без движения.

Как есть возможности и для обжалования второго определения суда (о возвращении заявления истцу) в вышестоящей инстанции на основании тех документов, которые уже имеются в производстве суда. Однако здесь следует учесть два момента.

Первый состоит в том, что полагаться на одну только логику – вещь ненадежная. И поэтому не помешало бы подать и свои доказательства несвоевременности получения обжалуемого определения.

Второй момент состоит в том, что суд высшей инстанции, несомненно, озадачится, приняв жалобу истца на определение суда первой инстанции, которого, по утверждению того же истца, он не получал.

А стало быть, необходимо формальное подтверждение того, что юридическое лицо – истец получило обжалуемые определения, но значительно позже.

Оба эти момента требуют того, чтобы письменно обратиться в суд первой инстанции с просьбой уведомить истца о судьбе поданного им искового заявления и прислать копии решений суда по этому поводу, если таковые имеются.

Необходимо иметь подтверждение того, что юридическое лицо-истец получило обжалуемые определения, но значительно позже

Факт такого обращения, как и ответ на него необходимо фиксировать: либо лично относить обращение в суд, требуя делать отметки о его получении (на втором экземпляре), либо посылать почтой с уведомлением о доставке.

Первый вариант предпочтительнее, поскольку в этом случае можно собственноручно зафиксировать в деле дату получения текста определений суда, тогда как во втором варианте можно снова “дождаться” определения по домашнему адресу представителя юрлица в суде.

Кому провозглашают определения?

Наше несовершенное законодательство наталкивает на решение всех вопросов путем сплошных аналогий. Процесс подачи апелляционной жалобы на определение суда предполагает вначале подачу заявления об апелляционном обжаловании определения суда. Таковое может быть подано в течение пяти дней со дня провозглашения определения (ч.

2 ст. 294 ГПК). Применить буквально к нашему случаю это положение закона невозможно. Определение о возвращении заявления истцу выносится судьей до открытия производства по делу, в собственном кабинете, а не в судебном заседании, где есть для кого “провозглашать”, ибо судебные заседания до открытия производства по делу не проводятся.

Следуя здравому смыслу и логике вещей, счет пяти дням следует вести с момента получения упомянутого определения истцом.

Проблемы ГПК?

Четкостью в установлении способа извещения истца о принятом судом решении не отличается не только ГПК. КАС предусматривает, что копия определения суда об оставлении искового заявления без движения безотлагательно посылается лицу, обратившемуся с исковым заявлением (ч.

1 ст. 108). То же самое говорится и в отношении копии определения о возвращении искового заявления (см. ч. 4 ст. 108). Это несколько определеннее, чем в ГПК, однако проблемы с тем, по какому адресу суду заблагорассудится послать копию определения, все равно остаются.

ХПК вообще не упоминает о том, что определение о возвращении искового заявления доводится до чьего-либо сведения, хотя из положения о возможности обжалования такого определения (обе нормы содержит ч. 2 ст. 63 ХПК) вытекает, что каким-то образом информация все же должна быть предоставлена судом.

Возможно, отсутствие в процессуальных нормах щепетильности в описании процедуры уведомления истца о вынесении судом определения объясняется тем, что последствия оставления искового заявления без движения и его возвращение не лишают истца возможности инициировать иск повторно. Но, как видно из описанного выше, не для всех и не всегда.

Истец может исходить из того, что процессуальное право участвующих в деле лиц должно быть обеспечено судом, однако он поступит правильно, если и сам будет интересоваться судьбой поданного иска (и не только заглядывая в почтовый ящик, но и регулярно осведомляясь о нем в канцелярии суда), особенно, если иск подан в последние дни срока исковой давности.

Если по причине несвоевременного получения определений суда истец пропускает установленные законом сроки исковой давности, то определение о возвращении иска можно обжаловать. Подтверждением несвоевременного ознакомления с определениями суда может быть зарегистрированное в канцелярии заявление о выдаче копии определения или указанная в материалах дела дата ознакомления с делом представителя истца.

Наталья ПАНКРАТОВА

Источник: http://www.ligazakon.ua/news_old/ga012693.html

Журнал «Юридический мир»

Представитель первого истца может быть одновременно вторым истцом?

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, — это лица, на права и (или) обязанности которых по отношению к одной из сторон спора может повлиять судебный акт.

Процессуальный статус

В соответствии с ч. 1 ст. 65 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) для привлечения третьего лица без самостоятельных требований к участию в деле оно должно обладать одним из перечисленных ниже признаков.

1. Наличие у третьего лица материально-правовой связи с истцом или ответчиком. Такая связь может выражаться как в наличии договорных обязательств между соответствующими субъектами, так и внедоговорных отношений (например, деликтных).

Пример 1

КУП «У» обратилось в хозяйственный суд с иском о признании недействительной государственной регистрации создания изолированного помещения и права собственности на него ООО «П».

При рассмотрении дела от ООО «П» поступило ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица, не заявлявшего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне второго ответчика — гражданина Литовской Республики С. и ООО «S» (США) в связи с наличием предварительных договоров купли-продажи на спорные помещения.

Определением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявлявших самостоятельных требований на предмет спора, на стороне второго ответчика были привлечены ООО «S» (США) и гражданин Литовской Республики С.

Суд кассационной инстанции признал привлечение третьих лиц правомерным (постановление Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 13.12.2011 по делу № 400-20/2011/753А/1093К).

2. Наличие у третьего лица материально-правового интереса, который может затронуть судебный акт. Указанный признак является оценочным, суд устанавливает его на основании своего внутреннего убеждения. Например, суд может установить такой интерес, если третье лицо одновременно является контрагентом истца и ответчика (заказчик-генподрядчик-субподрядчик).

Пример 2

ОАО «С» (генподрядчик) предъявил иск к ООО «К» (субподрядчик) о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

СООО «Д» было правомерно привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, так как решение суда по данному делу может повлиять на имущественные права СООО «Д» как заказчика объекта, который (заказчик) в конечном итоге оплачивает все выполненные в процессе строительства объекта работы (постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 10.03.2016 по делу № 431-6/15/61А).

В качестве третьего лица без самостоятельных требований может быть привлечено любое правоспособное лицо (как физическое, так и юридическое).

Согласно ч. 3 ст.

65 ХПК третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца или ответчика, на чьей стороне они выступают, за исключением прав на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения, предъявление встречного иска, а также права требования принудительного исполнения судебного постановления.

Привлечение к делу

На основе анализа ст. 65 ХПК и судебной практики можно выделить следующие способы привлечения к делу третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.

1. Указание третьего лица в иске наряду с истцом и ответчиком.

В этом случае отдельное ходатайство о привлечении третьего лица подавать не требуется.

Суды крайне редко проверяют при принятии иска, имеются ли фактические и правовые основания для привлечения третьих лиц, указанных в исковом заявлении, и автоматически привлекают их к делу.

О привлечении третьего лица без самостоятельных требований суд указывает в определении о принятии искового заявления к производству (ст. 161 ХПК).

2. Подача истцом, ответчиком либо самим третьим лицом ходатайства о допуске в дело юрлица, ИП или гражданина в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора.

ХПК не устанавливает требований ходатайства о допуске в дело юрлица, ИП или гражданина в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Указанное ходатайство должно соответствовать общим требованиям к процессуальным документам с учетом цели его подачи и содержать следующие сведения:

— наименование суда, рассматривающего экономические дела, в который подается заявление;

— Ф.И.О. (наименование) заявителя, его место жительства (место пребывания) или место нахождения, а также номера телефонов и (или) факсов, если таковые имеются;

— наименование и реквизиты третьего лица;

— доказательства того, что судебный акт по делу повлияет либо может повлиять на права или обязанности третьего лица по отношению к одной из сторон спора;

— просьба суду привлечь третье лицо к участию в деле на стороне истца или ответчика;

—- перечень прилагаемых документов.

Ходатайство подписывается заявителем. К заявлению, которое подписано представителем заявителя, прилагается доверенность, подтверждающая полномочия представителя.

Кроме того, ходатайство о допуске третьего лица может быть заявлено устно, в этом случае оно заносится в протокол судебного заседания.

В любом случае ходатайство можно подать только в суде первой инстанции до принятия судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (ч. 1 ст. 65 ХПК).

Согласно ч. 1 ст. 180 ХПК ходатайство разрешается судом после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле. О привлечении к участию в деле или об отказе в привлечении к участию в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, суд выносит определение, которое может быть обжаловано в порядке, установленном ст. 216 ХПК (ч. 5 ст. 65 ХПК).

Жалоба на определение суда может быть подана не позднее 15 дней со дня вынесения определения. Отметим, что ХПК не ограничивает круг лиц, которые могут обжаловать определение суда о привлечении либо отказе в привлечении третьего лица без самостоятельных требований: такое определение вправе обжаловать как само третье лицо, так и стороны спора.

Пример 3

ООО «К» (истец) предъявило иск к ООО «Т» о взыскании 931 607 900 руб.

Экономический суд определением от 02.05.2016 привлек УП «ЖРЭО района г. Минска» в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца. Ответчик не согласился с данным определением суда первой инстанции и подал на него апелляционную жалобу.

Суд апелляционной инстанции установил, что УП «ЖРЭО района г. Минска» являлось заказчиком по договору строительного подряда, заключенному с ООО «Т» (подрядчик) на проведение СМР на объекте: «Тепловая модернизация с заменой оконных блоков жилого дома».

В свою очередь, между ООО «Т» (подрядчик) и ООО «К» (субподрядчик) был заключен договор субподряда на выполнение комплекса СМР на этом же объекте, задолженность за выполнение которых и взыскивалась сначала в порядке приказного производства, а затем — в порядке искового производства.

Из пояснений представителей сторон и материалов дела усматривалось, что между сторонами имелись вопросы как по объемам произведенных на объекте работ, так и по их качеству, передаче исполнительной документации, заказчиком оплачивались работы, производимые на объекте.

При таких обстоятельствах в ходе проведения подготовительного судебного заседания у суда имелась возможность сделать вывод о необходимости привлечения заказчика в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на стороне истца, поскольку судебное постановление, вынесенное по результатам рассмотрения данного дела, может повлиять на его права и обязанности по отношению к одной из сторон.

При этом привлечение третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на этапе подготовки дела к судебному разбирательству не только соответствует требованиям ст. 170 ХПК, но и позволяет соблюсти один из принципов судопроизводства — принцип процессуальной экономии (ст. 13 и ч. 4 ст. 65 ХПК).

На основании изложенного суд апелляционной инстанции оставил определение суда первой инстанции без изменения, а жалобу — без удовлетворения (постановление Апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 17.05.2016 по делу № 119-6/2016/132а).

3. Привлечение третьего лица судом по своей инициативе.

В соответствии с ч. 5 ст. 170 ХПК суд при подготовке дела к судебному разбирательству решает в том числе вопрос о привлечении к участию в деле третьих лиц.

Таким образом, при наличии достаточных доказательств суд может самостоятельно привлечь в дело третье лицо без самостоятельных требований, даже если стороны либо само третье лицо не заявляли соответствующее ходатайства.

Определение суда о привлечении третьего лица по собственной инициативе суда может быть обжаловано в общем порядке.

Приведем примеры споров, в которых суд может привлечь третье лицо по своей инициативе:

— в споре между кредитором и должником суд вправе привлечь к делу поручителя, солидарно отвечающего с должником;

— если кредитор предъявил иск к поручителю, суд вправе привлечь к делу в качестве третьего лица должника;

— в споре об обращении взыскания на земельный участок суд обязан привлечь собственника капитального строения на этом участке.

Последствия

Привлечение к делу третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, влечет определенные процессуальные последствия.

1. Если третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, вступило в дело после начала судебного разбирательства, рассмотрение дела по первой инстанции производится сначала (ч. 4 ст. 65 ХПК).

2. Даже если суд откажет в привлечении третьего лица, стороны процесса смогут обжаловать такой отказ в апелляционном порядке. Суд первой инстанции будет вынужден приостановить производство по делу до рассмотрения апелляционной жалобы. Таким образом, ходатайство о привлечении третьего лица может являться правомерным инструментом для затягивания судебного разбирательства.

3. Третье лицо приобретает процессуальные права и обязанности соответствующей стороны с ограничениями, предусмотренными ч. 3 ст. 65 ХПК. Например, третье лицо может быть стороной соглашения по обстоятельствам дела (ст. 107 ХПК) и вправе требовать возмещения расходов по оплате услуг представителя.

Пример 4

Решением экономического суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, было отказано гражданину Ш. в удовлетворении требования об исключении гражданина П. из состава участников ООО «П».

ООО «П» было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора.

Гражданин Ш. обжаловал судебные акты в кассационном порядке, однако суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

ООО «П» заявило ходатайство об отнесении на истца судебных издержек, связанных с кассационным рассмотрением дела, в размере 300 рублей, оплаченных за составление отзыва на кассационную жалобу.

На основании ч. 3 ст. 65 и ст.

125, 126 ХПК, оценив в совокупности обстоятельства, связанные с объемом оказанных ООО «П» юридических услуг при рассмотрении кассационной жалобы истца, суд признал обоснованными расходы на оказание юруслуг в сумме 100 рублей и взыскал их с истца (постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 15.02.2017 по делу № 439-2/2016М/1509А/112К).

4. Обстоятельства, установленные решением суда по делу, являются обязательными для третьего лица и не подлежат повторному доказыванию.

Например, если ответчик предъявит к третьему лицу регрессный иск, то ранее установленные судом факты, относящиеся к регрессному иску, доказывать не придется (ч. 2 ст. 106 ХПК).

Если судом первой инстанции принято судебное постановление в отношении прав и обязанностей лица, не привлеченного к участию в деле, суд апелляционной инстанции должен отменить его (абз. 5 ч. 4 ст. 280 ХПК).

При этом суд апелляционной инстанции решает вопрос о привлечении такого лица к участию в деле при рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции (ч. 3 п. 2 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 29.06.

2011 № 11 «О некоторых вопросах рассмотрения дел в хозяйственном суде апелляционной инстанции»).

Таким образом, привлечение к делу третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, позволяет максимально полно установить права и обязанности всех сторон спорных правоотношений и последствия решения суда не только для сторон спора.

Источник: https://profmedia.by/pub/bnp/art/detail.php?ID=160467

Прав-помощь
Добавить комментарий