Антарктида в квартире

Антарктида завоевывает популярность у туристов

Антарктида в квартире

2010-01-28T12:15+0300

2010-01-28T11:31+0300

https://ria.ru/20100128/206631455.html

Антарктида завоевывает популярность у туристов

https://cdn21.img.ria.ru/images/47942/67/479426741_0:0:600:340_1036x0_80_0_0_b453251194a0029130a076e7bd20b24d.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 28 янв – РИА Новости. Почти 40 тысяч путешественников из различных стран мира побывали в  Антарктиде в 2009 году, сообщает Международная Ассоциация Туроператоров в Антарктике (IATTO). Первая туристическая экспедиция отправилась в Антарктиду в 1966 под предводительством Ларс-Эрика Линдблада.

Он считал, что люди обязаны своими глазами увидеть красоту Антарктиды, чтобы понять ее хрупкость и необходимость бережного отношения к ней. И не ошибся, полярные снега и айсберги пришлись по душе многим.

По данным IATTO, с 1989 года туристы посетили около 200 уголков Антарктического полуострова, в том числе 20 исследовательских станций.

«Серьезный  рост антарктического туризма стал возможен с развалом Советского  Союза, так как важнейшим ресурсом для организации туров в Антарктике являются специализированные дорогостоящие мореходные суда и квалифицированные моряки», – рассказывает Михаил Сафонов, генеральный директор Группы «RuDive».

На рубеже 80-90х годов множество советских научных судов осталось без финансирования, так что этот ресурс как нельзя кстати пришелся для освоения туристической отрасли.

Американские и европейские туроператоры получили возможность заключить договоры долгосрочной аренды подходящих для антарктических условий судов за невысокую цену. Это позволило  начать круизы в Антарктиду, стоимость которых укладывалась в приемлемые для европейцев и американцев несколько тысяч долларов.

Основу арктического туристического рынка сейчас составляют несколько американских и европейских туроператоров и около 30 судов. Подавляющее большинство судов осталось с советских времен. Часть из них остается в собственности российских организаций и находится в долгосрочном  фрахте у западных туроператоров.

Некоторые туроператоры уже приобрели собственные суда. Большая часть моряков, обеспечивающих туристические плавания в Антарктиде – россияне.

«До 2009 года количество туристов в Антарктиду возрастало на 20% в год, – рассказывает Алексей Миронов, генеральный директор клуба путешествий «Special», – в связи с кризисом ситуация поменялась. В текущем сезоне (2009-2010 год) поток упал на 40%. Доля россиян в антарктическом туризме составляет не более 1%. Российских туристов мало по нескольким причинам.

Во-первых, высокая цена круиза и авиаперелета (в среднем 210 тысяч рублей за 11 дней и авиабилет 40-60 тысяч). Во-вторых, многие просто не знают о такой возможности: нет ни одного круизного оператора  в Арктике и Антарктике, зарегистрированного в России. В-третьих, большинство материалов и лекторы – англоязычные, что является дополнительной сложностью».

Экспедиционные круизы в Антарктиду попадают в категорию «софт-адвенче» (мягкое приключение), но существуют и экстремальные туры: лыжные экспедиции в Антарктике, авиаперелет на Южный полюс. Большую часть времени путешественники проводят на борту, все высадки на сушу происходят строго по расписанию.

Обычно экскурсия составляет не более 3-х часов, количество людей на берегу строго ограничено (не более 100 человек). Туристов обязательно сопровождают специалисты: орнитологи, биологи, геологи, гляциологи. Бурю восторга вызывают встречи с пингвинами, но, согласно экологическим нормам, самостоятельно заходить в пингвиньи колонии запрещено.

  Также среди туристов популярны каякинг, треккинг и ночевка в палатке на льду. Иногда заказывают дайвинг, но тут не обойтись без специальной подготовки. «Дайверы должны быть опытные и иметь свое хорошее оборудование, – рассказывает Михаил Сафонов.

– Больше всего люди хотят понырять с китами и тюленями, посмотреть, как под водой летают пингвины, и, конечно, увидеть подводную часть айсберга».

В Антарктиду едут, в первую очередь, люди с высоким уровнем образования и интеллектуального развития. Но что-то интересное для себя находят в таком опыте и искатели приключений, и неженки, и «ботаники». Антарктида – удивительное место, территория мира.

Там нет сухопутных хищников, а, значит, никто никого не боится. Животные подходят к человеку вплотную. К тому же, континент не принадлежит ни одному государству. Нет армии и полиции, люди добровольно соблюдают правила общего поведения.

Возможно поэтому более 80% путешественников, побывавших в Антарктике, снова отправляются в полярные регионы.

См. инфографику «Кто претендует на Антарктиду»

Однако увеличение потока туристов в Антарктиду может быть небезопасным для экологии региона. В связи с этим США предлагают ограничить размер круизных судов до 500 человек на борту и разрешить стоянку лишь одного лайнера при условии схода на берег не более 100 человек. Ситуация находится под контролем Международной Ассоциации Туроператоров в Антарктике.

Источник: https://ria.ru/20100128/206631455.html

Уроки Антарктиды — Risk.ru

Антарктида в квартире

Фото из архива экспедиции Завершилась экспедиция российского бизнеса «Антарктида. Клуб лидеров 2015».

В конце прошлой недели участники этого путешествия принимали журналистов на пресс-конференции в доме Русского географического общества и рассказали о перипетиях своего путешествия и уроках, преподанных им Антарктидой.
Вес каждых саней с грузом – около 120 кг.

Фото из архива экспедиции Но начну с того, что участники встречи договорились о развитии российской туристической инфраструктуры в Антарктиде.

В Штаб-квартире русского географического общества экспедицию встречал известный полярник, первый вице-президент Русского географического общества Артур Чилингаров.

«Прибыль от деятельности российской туристической базы пойдет на финансирование научных исследований на самом южном континенте», – поделился дальнейшими планами руководитель экспедиции, председатель всероссийского предпринимательского объединения Клуб лидеров Артем Аветисян.

Фото из архива экспедиции Организаторы пресс-конференции видят огромный потенциал в развитии российского присутствия на континенте. На сегодняшний день попасть в Антарктиду можно только при помощи иностранных операторов, дорого и резервировать места нужно загодя. Артем Аветисян рассказал, что клуб готовит предложения по развитию туристической инфраструктуры, которые планирует обсудить как с научными, так и со всеми профильными структурами. Согласно проекту самолеты российской туристической базы уже следующим антарктическим летом сядут на лед далекого континента. Напомним, что и сейчас в Антарктиду летает российский ИЛ-76 с российскими летчиками, но принадлежит он иностранному туроператору. «Если предприниматели возьмутся за создание российского оператора в Антарктиде, то это не только усилит наше присутствие на континенте, но и позволит направить полученные средства на новые исследования», – подчеркнул Аветисян.
Фото из архива экспедиции

Артур Чилингаров назвал экспедицию Клуба лидеров успешной и особо отметил телемост Антарктида-Москва, который члены экспедиции провели с президентом России, и выразил надежду, что такие телемосты помогут приблизить Антарктиду к России. Артур Чилингаров также отметил, что в настоящее время ведется разработка новой отечественной модели самолета на лыжах, пригодного для внутренних перелетов по Антарктиде.

В пресс-конференции – равно как и в экспедиции – участвовал известный многим из вас вице-президент Федерации альпинизма России Иван Душарин. Иван Трофимович рассказывал прессе о том, как участники экспедиции преодолевали трудности антарктического быта во время попытки взойти на пик Винсона:

«Ребята преодолели очень многое. Поэтому если бы у нас была задача только взойти на пик Винсона, мы бы взошли точно. Погода там меняется очень быстро. И мы упустили оптимальные условия для восхождения. Но я считаю, что задачу ребята выполнили. В таких условиях они были впервые. Они прошли мужественно все этапы.

Несли груз (дополнительно к обычному биваку и снаряжению у команды было исследовательское оборудование), поднимались по веревкам, выполняли альпинистские задачи и т.д. Они молодцы. Но, на мой взгляд, главное, чего они добились – командообразования. Прожили вместе в таких необычных условиях, в одной палатке, одной кухне, одной связке.

Это их сблизило настолько, что они уже не мыслят мир друг без друга.

Фото из архива экспедиции Такие условия объединяют – и это важно для бизнеса в первую очередь. Я занимаюсь с военными, там это тоже очень важно. Да и по жизни важно быть уверенным в партнерах, которые рядом с вами, и доверять им на 100 %. В том числе свою жизнь. Это очень сильный воспитательный процесс. Сейчас Клуб лидеров – классный организованный коллектив, которому по плечу большие задачи. Дошли до 4400 м – это серьезная высота. Мы могли продолжить, но у нас точно были бы тяжелые обморожения. А вылет оттуда строго регламентирован, и ребята не хотели рисковать задержаться. Повторю, что задачи основные они выполнили».
Фото из архива экспедиции

Уже после завершения пресс-конференции я задала Ивану Трофимовичу дополнительные вопросы.

– В чем заключаются сложности работы с людьми, которые с одной стороны уже состоялись, развивают свой бизнес, а с другой не имеют большого горного опыта?

Каждый из них личность и каждый из них лидер. С ними сложно работать, потому что у них есть свое мнение по каждому вопросу. И поскольку для них это среда новая, они не всегда правильно воспринимают слова профессионалов. Им нужно четко и многократно объяснять, к чему может привести то или иное действие. Может быть, наглядно показать. Например, они в Антарктиде пошли гулять, не понимая опасности. Когда их собрали, они спросили: А чего мы такого сделали? И когда мы уже пришли в следующий лагерь, один из них отошел от палаток на 5 метров, копнул, и снег начал проваливаться, он копнул дальше и увидел огромную трещину. Он с ужасом на лице прибегает: «Иван Трофимович, там трещина!» Волосы дыбом, глаза выше очков. А я ему: «Ну и что, трещина, ничего особенного». Он мне: «Ну вы же понимаете, что с нами могло быть?» Конечно, понимаю. Это же вы не понимаете. Я там очень жестко выступил, наехал на них. Они не ощущают реальной опасности. Им нужно очень убедительно доказывать. И вот тот ролик, что показали – с провалившимся трактором – на них он произвел впечатление. С другой стороны это люди легко обучаемые, талантливые, с высоким интеллектом. Но поскольку они слишком самостоятельные, для работы с ними нужен авторитет. А в целом, я должен отдать им должное в том, что эти ребята, не готовые в альпинистском смысле, в то же время справились.
Участники экспедиции – российские предприниматели. Фото из архива экспедиции

– Вам понравилось с ними работать?

Да. С ними интересно. Это новички, с позиции альпинизма. Но самоуверенные. Мы таких видим регулярно, знаем, что с ними делать. Зато с ними интересно. Как новички они радуются своим действиям, своим открытиям. Когда они ночуют в палатке в Антарктиде, они восхищаются сами собой, что они тоже это могут, как нормальные люди. Я под нормальными людьми понимаю альпинистов. И они ценят то, что они осваивают альпинистскую технику, она им понятна, они получают опыт. И этот процесс приносит им удовольствие, и чувство открытия – внутреннего и внешнего.
Участники экспедиции. Слева Алена Бжахова. Фото из архива экспедиции

Заметки участников проекта можно прочитать здесь.

А я успела пообщаться с двумя участницами, у каждой из которых в экспедиции была своя роль и свои задачи.

Алена Бжахова, фотограф экспедиции

Я могу долго говорить об Антарктиде. Но в нескольких словах: это какой-то просто невероятный космос. Наверное, то же самое чувствовали американские космонавты, когда высадились на Луну.

Во всей этой своей огромной одежде, с луноходами. Думаю, мы ощущали то же самое, не хватало только оттолкнуться от поверхности и почувствовать невесомость.

Фото из архива экспедиции

– Антарктида была когда-нибудь вашей мечтой?

Не совсем мечтой. Я с детства мечтаю в космос полететь. Увидеть землю оттуда. И я думаю, что такая возможность у меня есть с Клубом лидеров. Следующий шаг за Антарктидой.

– Что было самое сложное для вас в экспедиции?

Сохранить все аккумуляторы и технику в исправном состоянии. Это была реальная проблема – из-за сильного мороза аккумуляторы быстро садились. У меня было три камеры, одна из них пленочная среднеформатная, которая не требовала батарейки – она и стала основной во время экспедиции. Полная механика, ломаться там нечему.
Фото из архива экспедиции

– Фотографии с нее можно будет увидеть?

Думаю, что да. Сейчас я отцифровываю материалы. Широкие катушки, супер-качество. Мы даже думаем сделать фотовыставку. Это уникальный материал. Если нас поддержат (то же Русское Географическое общество), это будет очень крутая выставка. Приходите.

– А со стороны условий Антарктиды, риска обморожений и т.д. Вам не было страшно оказаться в такой среде?

Конечно, страшно. Мне вообще было в принципе страшно. Но поскольку я фотограф, то все эти трудности мне…. Вот тут сейчас был знакомых журналист, он мне говорит: «Я наслушался здесь таких страстей. Ты все вообще по-другому рассказывала!» Я о том, что я все вижу несколько иначе. Я же на Монблан залезала полгода назад, с тем же Клубом лидеров. Так что у меня была кое-какая подготовка. Это должна была быть вторая вершина. А через полгода у нас в планах Камчатка и Эльбрус. Я вообще дико боюсь высоты, поэтому я иду в горы и преодолеваю свой страх. На Монблане я была еще и хуже подготовлена, меня тошнило, с гребня сдувало – был сильный ветер, а я худая… В общем, когда работаешь, снимаешь, страхи уходят на второй план.
Ирина Зеленкова. И велосипед, на котором можно кататься по территории базового лагеря. Фото из архива экспедиции Это не первая наша совместная экспедиция с Клубом лидеров. В июле мы успешно сходили на Монблан. Тогда я познакомилась со всеми ребятам. С тех пор продолжается тесное взаимодействие между Клубом лидеров и Инновационным центром Олимпийского комитета России. Благодаря инновационному центру удалось хорошо подготовить участников экспедиции к непростым условиям Антарктиды, гипоксии и т.д.

– Как вы готовились?

Готовились с использованием современного оборудования: гипоксические камеры, гипоксикаторы и т.д. Все это позволяет воссоздавать условия гипоксии в условиях равнины: это нормобарическая гипоксия – у нас давление остается такое же, а содержание кислорода во вдыхаемом воздухе мы понижаем, так организм постепенно адаптируется.
Фото из архива экспедиции

– И как вы заметили – акклиматизация после этих процедур проходит легче?

Да, акклиматизация наступала легче. Мы и другие исследования и тестирования проводили – и во время экспедиции, и до, и после. Но есть просто отзывы ребят во время экспедиции, которые отмечали, что им было легко адаптироваться, головные боли не беспокоили. Это было легко сравнить с восхождением на Монблан, к которому так серьезно не готовились и оборудование не использовали.

– Есть точка зрения, что использование такого оборудования при подготовке – допинг. Но меня волнует не этот вопрос, а то, не создает ли легкая акклиматизация и легкомысленное отношение к тем условиям, в которые попала команда.

Легкомысленно отношение если и было, то связано не с акклиматизацией, а с тем, что горного опыта у них было мало. На Монблане ты видишь горы, ледники, трещины – стихию, которая кажется воинственной. Здесь же стихия кажется дружественной. Ты видишь белое поле, которое заканчивается горами где-то далеко. ТИ вот это поле кажется настолько дружелюбным и гостеприимным, что ты не подозреваешь, что там могут быть трещины. А на самом деле это ледник, который двигается со скоростью 2 метра в неделю. А по поводу допинга – тогда и тренировку можно назвать допингом.
Фото из архива экспедиции

– Вот с этим я не соглашусь. Но ок. А личные впечатления от экспедиции?

Абсолютно незабываемые. Антарктида – это другая планета. Полное ощущение, что ты находишься на Луне, на Марсе, где-то не на Земле. Отсутствие ночи тоже дает это впечатление. Полярный день, бескрайние белые просторы, яркое солнце, отсутствие запахов – кроме запаха ультрафиолета. И все это вместе складывается в незабываемую картину.

– Ты бы хотела туда вернуться?

Да, я бы очень хотела вернуться. Это фантастический опыт, который я всем пожелаю пережить, потому что это стихия – естественная природная стихия, которую удалось сохранить практически в первозданном виде. Все люди, которые там находятся, и все компании, ведущие там свою деятельность, они всеми силами стремятся сохранить этот уголок планеты нетронутым. «Пиботлы», пакеты, утилизация отходов и т.д. Чаще всего любое место, куда приходит человек, через какое-то время превращается в помойку. Я рада, что Антарктиду не постигла та же участь. Это показывает, что хотя бы где-то человек научился уживаться с природой. Хотелось бы, чтобы мы позиционировали себя так же не только в Антарктиде, но и в Подмосковье.
Фотографии из архива экспедиции

Источник: https://www.risk.ru/blog/203987

IT-обеспечение в Антарктиде на примере одной станции

Антарктида в квартире

Моё почтение! Недавно меня попросили рассказать о том, как контролируют потоки информации в Антарктиде. Немного посовещавшись сам с собой, я решил рассказать обо всех проблемах, связанных с компьютерами и связью. Рассказ будет касаться, в основном, ситуации в обсерватории Мирный, хотя большая часть проблем характерна и для остальных зимовочных станций.

Про сезонные станции я вообще ничего не знаю в этом плане.
Начну немного издалека — с климатических условий. В обсерватории Мирный, где я зимовал, в среднем 220 дней в году сила ветра превышает 15 м/с. Этот ветер постоянно несёт с ледникового купола снежную пыль, которая доставляет много разных неприятностей, для нас важно то, что она заряжает статическим электричеством дома.

Все предметы в домах накапливают статику, и люди в том числе. Перед тем, как браться за ручку двери, например, нужно по ней же слегка задеть ладонью — разрядиться, а иначе искра щелкнет — и довольно больно. Перед тем, как начать работать с электронными приборами, разряжаться нужно обязательно — можно спалить.

Я сам лично наблюдал, как один мой товарищ по зимовке сел за компьютер, положил руку на мышь, курсор тут же начал хаотически метаться по экрану и через 3-4 секунды замер. Всё, мышь в утиль.

Втыкать сетевые провода и флешки во включенные машины тоже не рекомендуется. Но все многие это делают.

Один персонаж «на горячую» втыкал провод от спутниковой антенны в карту для приёма спутниковых снимков стоимостью несколько килобакс, да ещё и в шторм (ветер > 25 м/с), когда статика зашкаливает. Сжёг карту, конечно.

Оборудование выходит из строя часто. Сетевые карты, например, там просто можно смело числить по разряду расходных материалов.

В этих условиях снабжение комплектующими и новым оборудованием — вопрос нормальной работы станции (она ведь не просто так стоит — работают специалисты, получают информацию по своим областям, обрабатывают, пересылают в Центр институты). Так вот, если у кого-то ещё есть иллюзии, спешу их развеять. Новые компьютеры для Мирного не приобретаются.

Обновление компьютерного парка происходит примерно так: в институте ААНИИ у какого-то сотрудника устаревает ([начинает барахлить],[ещё что-то]) комп. Он подаёт заявку, ещё через какое-то время деньги выделены и новый компьютер ставят ему, а его старый отправляют на станцию.

Если заявка на новый комп придёт со станции, то произойдёт то же самое: новую машину поставят в институте, а старую — на станцию.

Для станций закупают провода, бумагу, картриджи для принтеров… Злые языки поговаривают, что с расходки откат гуще. В некоторых службах на станции работают ещё 386 и 486 машины под DOS разных версий. Или Win95. Кстати, об OS: *nix там не пахло (я имею ввиду только Мирный, про другие станции не в курсе). Кто сказал, что лицензионной Windows там нет? Есть — на личных ноутбуках у зимовщиков я сам лично видел лицензионную Висту. Станционные машины, все, как одна — мечта отдела «К». А в самом деле, ну кто будет посылать проверку в такую даль? Тем более, что это и не территория России? А что у нас со связью? Ну, радиостанции, седая классика — около домов установлены антенны, в радиорубке — несколько трансиверов, от современных, до пожилых (но и они ещё «в форме»). Не «морзянка», конечно, хотя ключи на всякий случай есть, и радисты могут на них работать. Можно посылать телеграммы. Конечно же, есть спутниковые телефоны разных систем — Iridium, Inmarsat, Fleet. Есть и факс, разумеется. Телефон установлен в радиорубке (типа таксофона, карточки на 10 мин по 8 у.е). Приходишь, берёшь у радиста карточку (две, десять), в следующем месяце из твоей зарплаты вычитают соответствующие суммы.

Тут мы первый раз обнаруживаем, что наши личные переговоры с домом — не такие уж личные. Как радисты, так и очередь в коридоре, прекрасно слышат всё, что вы хотите сказать вашему куратору в иностранной разведке родным и близким.

Интернет — спутниковый. Тут есть два ньюанса: во-первых, 40 долларов за мегабайт. Я не знаю цену на услуги от провайдера (просто потому, что не знаю, через какие спутники там всё сделано), но конечный пользователь (станция) платит столько. Есть лимит в институте — N долларов в месяц на станцию. При необходимости можно залезть в счёт следующего месяца. Скачивают новости (их потом распечатывают и вывешивают в кают-компании, в комнатах отдыха, можно и себе распечатать или скинуть на флешку/по сети), обновляют антивирусы, особенно перед прибытием новой смены. Во-вторых, доступ к компьютеру, подключенному в интернет, есть только у радиста и у сисадмина. Доступ остальных запрещён прямым распоряжением. То есть, даже если вы захотите потратить свои кровные на то, чтобы проверить почту (хотя бы) — не дадут. Электронная почта — это отдельная песня. Письмо на станцию отправляется на специальный адрес в ААНИИ, где из него специальные сотрудницы делают текстовый файл (читают, конечно — а иначе как объяснить, что некоторые письма не доходят?), файлы собирают и кучкой отправляют раз в неделю на станцию. Там радист (читает ли он их?) раздаёт письма по сети, на флешках или в печатном виде.

Письма со станции отправляются по обратному пути — текстовый файл вам нужно отдать радисту, он его, вместе с остальными, (ни глазочком не взглянув, ну что вы!) отправляет в институт, где специальные сотрудницы открывают файлы, старательно глядя только на первую строчку, где вы написали адрес, куда надо переслать, и ни в коем случае не читая остальной текст, и отправляют письмо куда надо вы заказывали.

Есть несколько гарантированных способов, чтобы письмо не дошло — критика начальства (станционного, в институте), оповещение родных о том, что на станции случилось ЧП, но вы в порядке, и тому подобное. Сколько стоит отправить/получить письмо? Да сущие копейки! 32 рубля за лист. Лист — это 70 строк. Строка это 60 символов. Если в письме 71 строка — уже 64 рубля, ведь новый лист начался. Если строка на один-два символа перескочила на новую строку — это никого не волнует. В конце концов, вас никто не заставляет писать письма по электронной почте. За письма, как и за телефонные разговоры, из вашей зарплаты вычитают соответствующие суммы. Да, за недошедшие письма тоже. И опять же, злые языки поговаривают о стоимости письма и даже переходят на личности. Впрочем, это всё касается станций Мирный, Восток и Прогресс. На Новолазаревской есть аэродром, который принадлежит не Российской Антарктической Экспедиции, а другой организации, там есть интернет — медленный, но со свободным доступом (можно отправить почту, и даже посерфить, но недолго). Кажется, он даже бесплатный (в смысле, фирма платит только абонентку и ограничение по толщине канала), но врать не буду. Но персонал станции пользовался, значит, если и платно, то не разорительно. На станции Беллинзгаузен всё ещё интереснее, там есть сотовая связь и GPRS — рядом находится чилийская станция, а на ней просто стоит сота. Люди летят на эту станцию через Чили и покупают чилийские симки, чтобы не разоряться на роуминг отечественных опсосов. К сожалению, я потерял ссылку, но одна журналистка, зимовавшая на «Белле», вела свой ЖЖ прямо со станции. Так что, дорогие читатели, если соберётесь зимовать на трёх неблагополучных станциях — ноутбук и спутниковая связь вам в помощь! И мой вам совет — берегитесь статического электричества, до ближайшего сервиса 5000 км.

UPD: Небольшое уточнение про “*nix'ом не пахло” — себя-то я и забыл. У меня Линукс стоял на машине…

  • 20 декабря 2019 в 14:27
  • 18 декабря 2019 в 13:59
  • 11 декабря 2019 в 10:36

Источник: https://habr.com/ru/post/91735/

Кронштадт проводил эстонского

Антарктида в квартире

ТАЛЛИНН, 11 июл — Sputnik, Юлия Калинина. Перед тем как отправить яхту в плаванье, в штаб-квартире Русского географического общества (РГО) в Санкт-Петербурге состоялось торжественное заседание, посвященное старту экспедиции.

В своём выступлении вице-президент РГО, профессор Кирилл Чистяков отметил, что Русский флот создавался в петровские времена, вбирал самые передовые достижения и опыт всех стран мира.

© Sputnik / Юлия Калинина

Торжественное мероприятие в Русском географическом обществе, посвященное старту эстонской арктической экспедиции

“Не случайно, что среди отцов-основателей Русского географического общества так много флотских офицеров, выходцев из Прибалтики.

И мы благодарны нашим эстонским коллегам, которые здесь дают старт новому этапу наших дружественных взаимоотношений.

Надеюсь, что экспедиция принесёт богатые плоды и для участников, и для науки, и, самое главное, для взаимоотношений между нашими странами”, — сказал Чистяков.

© Sputnik / Юлия Калинина

Вице-президент Русского Географического общества, профессор Кирилл Чистяков

Олег Довганюк, глава администрации Кронштадтского района Санкт-Петербурга отметил, что научные антарктические экспедиции не так часты, поэтому Кронштадту есть чем гордиться.

“Мы гордимся, что из Кронштадта уходит научная арктическая экспедиция, не так часто это происходит. Вот и сейчас такое рискованное предприятие — на такой небольшой яхте отправиться в такое длительное путешествие — надо иметь мужество”, — заявил Довганюк.

Глава антарктической экспедиции Тийт Пруули вручил Олегу Довганюку портрет бывшего губернатора Кронштадта адмирала Григория Платера работы Игнатия Щедровского с прилагающимися на картину документами.

© Sputnik / Юлия Калинина

Тийт Пруули вручает главе Кронштадта Олегу Довганюку (слева) портрет военного губернатора Кронштадта адмирала Георгия Платера

В ответ глава Кронштадского района подарил гостю из Эстонии произведение местных художников с видом с Якорной площади на Морской собор в Кронштадте и памятник адмиралу Макарову.

Почему Белинсгаузен “проехал” мимо Силламяэ

Известный эстонский предприниматель и меценат Тийт Вяхи в интервью Sputnik Эстония отметил высокий уровень торжественной встречи эстонской антарктической экспедиции в Петербурге.

“Такие встречи, такие путешествия очень важны. Русское географическое общество прекрасно подготовило эту конференцию.

Хотел бы сказать, что сегодня здесь было названо много фамилий, начиная с Врангеля, Крузенштерна, Струве и других, которые соединяют нашу общую историю.

Мы знаем, что, например, Беллинсгаузен родился на острове Сааремаа в немецкой семье, был российским адмиралом”, — рассказал Вяхи.

© Sputnik / Юлия Калинина

Предприниматель и меценат Тийт Вяхи участвует в балтийском этапе антарктической экспедиции

Предприниматель отметил, что ещё тогда, двести лет тому назад, в рамках международного научного сотрудничества адмирал Беллинсгаузен сделал много открытий и исследований.

На вопрос о перспективах эстонской антарктической экспедиции бизнесмен ответил: “Будем надеяться, что то, что было заложено 200 лет тому назад, сейчас продолжается и развивается”.

По мнению Тийта Вяхи, есть одна большая разница между прошлым путешествием Беллинсгаузена и нынешней экспедицией.

“Та экспедиция тоже началась 11 июля, но проехали они мимо Силламяэ. Почему? Потому что порта Силламяэ тогда не было!” — пошутил бизнесмен.

Парусник “Адмирал Беллинсгаузен” зайдёт в порт Силламяэ, сообщил Вяхи, который принимает участие в экспедиции в качестве простого матроса.

Участвующий в балтийском этапе арктической экспедиции российский полярник Виктор Боярский сказал Sputnik Эстония, что “для нормальных людей, тем более для полярников, льда во взаимоотношениях не бывает”.

“Как бы ни стремились наверху политики, чтобы разрушить эти связи, надо очень сильно постараться. Такие события, как сегодняшнее, имеют безусловно позитивное значение для сотрудничества между странами”, — добавил путешественник.

Участник экспедиции, сотрудник таллиннского Морского музея Роман Маткевич уверен в положительном значении арктической экспедиции для научных исследований в сфере изменения климата.

По словам руководителя объединения “Память Таллинского перехода” Марии Инге-Вечтомовой, шлюпы “Восток” и “Мирный” отправились двести лет назад в составе Первой антарктической кругосветной экспедиции к берегам Антарктики именно из Кронштадта.

“Жизнь русского мореплавателя Фаддея Беллинсгаузена связана с Эстонией, он родился на Эзеле, отправился в важнейшую экспедицию из Кронштадта, в этом морском городе он в свое время завершил и свой земной путь.

Связь Таллинна и Петербурга, Кронштадта, расположенных на берегу Балтийского моря, особенно тесно прослеживается в плане морских связей и событий.

Порты Финского залива Балтийского моря связаны по сути, и выход мемориальной экспедиции через 200 лет отсюда, из Кронштадта, только подчеркивает дружественность двух городов, непрерывность традиций”, — рассказала Мария в комментарии Sputnik Эстония.

Минкульт Эстонии поможет увековечить память адмирала Беллинсгаузена >>

Она напомнила, что сегодняшнее событие стало результатом недавней московской договорённости между президентом России, председателем Попечительского совета РГО Владимиром Путиным и президентом Эстонии Керсти Кальюлайд.

“Здесь, в Кронштадте, на корабле “Беспокойный”, мирно стоящем у Западной стенки пирса, развернут музей, посвященный героическим событиям Таллиннско-Кронштадтского прорыва августа 1941 года. Хорошо, что памятные мероприятия поддерживаются на двустороннем государственном уровне”, — заключила Мария Инге-Вечтомова.

© Sputnik / Юлия Калинина

Последние минуты перед отплытием

Как писал Sputnik Эстония, экспедиция “Антарктика 200″организована эстонским Морским музеем и приурочена к двухвековому юбилею открытия шестого континента Первой русской антарктической экспедицией.

После Кронштадта “Адмирал Беллинсгаузен” зайдет в порты Финляндии, Эстонии, Литвы, Калининграда (Россия), Польши и Германии. А всего на пути к Антарктиде у судна запланировано 38 стоянок в 20 странах. Достичь шестого континента планируется 28 января 2020 года — в день двухсотлетия открытия материка.

Моторный парусник “Адмирал Беллинсгаузен” был построен в 1984 году в Голландии. 23 мая 2019 года он был заново спущен на воду в порту Насва. А уже менее чем через месяц, 11 июня, в таллиннском порту Леннусадам (Лётная гавань) состоялось символическое крещение яхты.

Согласно традиции, женской рукой о корпус судна была разбита символическая “бутылка шампанского”, представлявшая собой привязанный к канату брусок льда. Ледовые осколки упали в специально приготовленный ящик, откуда все желающие могли их взять и провести своё индивидуальное “крещение” судна.

Все новости на тему экспедиции “Антарктика 200” и связи адмирала Белинсгаузена с Эстонией можно узнать по ссылке >>

Источник: https://ee.sputniknews.ru/world_news/20190711/17131826/Kronshtadt-provodil-estonskogo-Bellinsgauzena-k-beregam-Antarktidy.html

Беларусь в Антарктиде. Почему наши полярники строят собственную станцию на ледяном континенте – Технологии Onliner

Антарктида в квартире

Антарктиду можно назвать настоящим космосом на Земле. Девять месяцев в году континент отрезан от внешнего мира: туда не могут попасть корабли или прилететь самолеты. И случись что, помочь некому.

А потому и полярников можно сравнить с космонавтами, и покорение Антарктики — с космической гонкой между СССР и США. О том, чем этот ледяной материк может быть полезен Беларуси, а также о наших первых шагах в Антарктиде, корреспонденту Onliner.

by рассказал начальник Белорусской антарктической экспедиции Алексей Гайдашов.

Свою нынешнюю работу Алексей Гайдашов называет счастливым сочетанием в жизни человека, когда тот может посвятить себя одновременно и важной для страны работе, и тому, о чем мечтал и что нравилось в юности.

В свое время белорусский полярник окончил географический факультет. До этого, как и многие советские мальчишки, он рос на культивируемом в те годы духе путешествий и открытий.

Огромная страна летала в космос, отправляла зонды к Венере и Луне, осваивала бескрайние леса и морозные антарктические пейзажи.

— До старших классов основным замечанием в дневнике было «Читал книги на уроке». А я как раз увлекался книгами о путешественниках, исследователях.

В 1988 году Алексея Гайдашова командировали на станцию «Ленинградская», которая в то время находилась в ведении Министерства обороны СССР. Там он провел по-настоящему суровую зиму — командировка затянулась более чем на год. Сейчас полярник является бессменным участником всех белорусских экспедиций и как никто лучше знает, на что Беларусь может рассчитывать в Антарктике.

Кто претендовал на Антарктику?

На Южный полюс Земли претендентов оказалось куда больше, чем желающих поучаствовать в космической гонке. В первой половине XX века назвать часть Антарктиды своей суверенной территорией планировали Австралия, Великобритания, Норвегия, Франция, Новая Зеландия, латиноамериканские страны и Германия с Японией.

Последняя после Второй мировой войны отказалась от своих претензий, а Германия пока не поддерживает требования, выдвинутые нацистским правительством. Что касается США и России (ранее СССР), то они не озвучивали претензий на конкретные зоны, однако оставили за собой право суверенитета территорий, открытых их моряками.

Впоследствии все эти притязания заморозил договор между странами об исключительно научном освоении континента. Его подписание лоббировали США и СССР.

Как ни странно, но Беларусь на карте Антарктики тоже есть. Точнее, там можно отыскать Полоцк, который подарил свое имя одному из островов Южного Шетландского архипелага. На Западе покрытый вечной мерзлотой остров предпочитают величать островом Роберта.

А свое славянское имя он получил еще в XIX веке, когда был открыт экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева. Те решили назвать его в честь сражений под Полоцком во время Отечественной войны 1812 года.

Аналогично поступили и с островом, расположенным рядом, — он получил имя Березина.

Какие богатства интересуют в Антарктиде?

— По сути, Антарктика — это последний ресурсный резерв человечества на Земле. Это белое пятно в науке. На те времена регулярных научных исследований там не проводилось и неизвестно было, что таит в себе этот континент, — рассказывает Алексей Гайдашов.

К тому же Антарктика до сих пор обладает важным стратегическим положением и огромными запасами морских биологических ресурсов (рыба, криль, морские водоросли).

Уже 60 лет назад Советский Союз направлял туда целые рыболовецкие флотилии — суда с морозильными, перерабатывающими комплексами. Добывались сотни тысяч тонн рыбы, которая затем поступала на прилавки советских магазинов.

Еще раньше хищническим способом в Антарктике промышляли авантюристы и охотники за тюленями, китобойные суда.

— На заре освоения Южного континента там предполагали и наличие огромных запасов полезных ископаемых. В течение долгих десятилетий изучения ледового материка были доказаны их промышленные проявления.

Но и тогда, и сейчас разработка месторождений осложняется отсутствием экономически оправданных технологий, которые позволили бы сделать стоимость добычи конкурентоспособной. Антарктида ведь закрыта ледовым куполом максимальной толщиной до 4 км.

А в 1991 году был подписан Протокол по охране окружающей среды к Договору об Антарктиде, положения которого запрещают промышленную добычу и разведку полезных ископаемых. 

Почему же внимание ведущих мировых держав по-прежнему приковано к континенту? В первую очередь это связано с научным интересом, который не остыл даже спустя полвека систематических исследований.

Помимо этого нас могут интересовать морские биологические ресурсы прибрежных вод, которые сейчас распределяются квотами Морской комиссии при ООН.

Они позволяют обеспечить воспроизводство биологических ресурсов.

— На получение квоты может претендовать и Беларусь. И нам необязательно иметь собственный рыболовный флот. Сейчас мы проводим научную работу по оценке биологических запасов в прибрежных водах Восточной Антарктики, где работают наши экспедиции. Подав заявку, сможем получить квоту, которую на государственном уровне можно будет продать другому государству. Многие так и делают.

Естественно, за одну экспедицию этого не сделать: должна быть статистика за длительный период, научно обоснованные данные по возможным объемам отлова, которые не нарушат воспроизводство. Это одна из ближайших реальных перспектив экономической отдачи от освоения региона Беларусью.

К тому же сегодня и на десятилетия вперед международные договоры запрещают любые виды хозяйственной деятельности, промышленную разведку и добычу минеральных ресурсов на континенте.

Но государство, которое думает об отдаленной экономической перспективе, должно думать и о том, что эти документы не имеют вечного статуса.

Не исключено, что рано или поздно произойдут события, после которых участники Договора примут решение поделить как территорию, так и то, что находится в ее глубинах.

— И тогда встанет вопрос: кто и сколько лет здесь работал, чем занимался и какую пользу принес охране, исследованию этого мирового природного заповедника. Исходя из этого, возможно, и будут рассчитываться размеры дивидендов, которые участники «Договора» смогут получить. Это отдаленная экономическая и стратегическая перспектива, к которой вполне серьезно относятся ведущие экономики мира.

С чего начиналась советская антарктида?

Активное изучение Антарктики началось после Второй мировой войны, в середине 50-х годов. В 1955-м крупнейшие экономики мира договорились провести международный геофизический год в Антарктиде. Участие в исследованиях приняли несколько десятков экспедиций различных государств.

В 1959-м в Вашингтоне был заключен Договор об Антарктике. Его подписали 12 стран, которые наиболее активно изучали регион.

— В их числе были СССР и США. Как ни парадоксально, но, несмотря на начало холодной войны, эти государства смогли найти общий язык и стали локомотивом, который двигал Договор.

Документ определил использование данного региона в интересах всего человечества исключительно в мирных целях, не допускал возможности его применения в качестве арены или предмета международных разногласий. В Антарктике устанавливался режим нейтральной и демилитаризованной территории.

Декларировался принцип свободы научных исследований и содействия международному сотрудничеству. Важнейший пункт соглашения — объявление Антарктики безъядерной зоной.

Еще до момента заключения Договора Советский Союз начал активную деятельность по освоению и изучению южной полярной области. Уже в 1955 году была организована Первая комплексная антарктическая экспедиция.

Она высадилась в Восточной Антарктиде, где в декабре приступила к строительству первой советской станции. Уже в феврале 1956 года над ней подняли советский флаг, а исследователи передали первую метеорологическую радиосводку.

Назвали станцию «Мирный» — в честь одного из шлюпов, на которых была открыта Антарктида русскими мореплавателями в 1821 году.

Станция разместилась на полосе морены между двумя сопками. Основной сложностью для строителей стала доставка всего необходимого с борта корабля: от кромки припая откалывались большие льдины. По нему тракторы отвозили грузы на санях от борта судна. Операция была рискованной.

Один из тракторов провалился под лед и более чем наполовину ушел под воду, но его удалось вытащить.

Но еще одному трактористу — Ивану Хмаре — так не повезло, уж слишком храбрым и инициативным он был: когда трактор коллеги одной гусеницей проломил лед, а водитель выскочил из кабины, Хмара бросился туда, завел мотор и попытался вытащить машину своим ходом.

«Лед под гусеницами мгновенно раскрошился, и трактор исчез под водой. Все это произошло так стремительно, что никто не смог предотвра­тить несчастье. Позднее один из ближайших островов был наз­ван именем Хмары», — так описал последствия геройства советский океанолог и исследователь Антарктики Алексей Трёшников.

В составе первой экспедиции было 10 белорусов: строители, плотники, механики. Те люди, которые непосредственно и строили эту станцию. С тех пор ежегодно, вплоть до момента развала СССР, в состав экспедиций входили специалисты из Беларуси: как ученые, так и технические работники, строители.

— Всего с 1955 по 1992 год в Антарктиде в качестве советских полярников побывали более 100 человек. Так получилось, что последняя экспедиция ушла еще при Советском Союзе, а когда вернулась — страны уже не было.

С чего начиналась белорусская антарктида?

— В 2005 году накануне 50-летия с момента начала советских антарктических исследований и по инициативе Национальной академии наук, наших ветеранов-полярников и российских коллег был поднят вопрос о возобновлении исследований Антарктиды Беларусью как самостоятельным и независимым государством.

В начале 2006-го на уровне главы государства был получен зеленый свет на разработку программы будущей деятельности в Антарктиде. Начали готовить документы на присоединение Беларуси к международному Договору об Антарктике. Без этого деятельность там запрещена. Параллельно Национальная академия наук разрабатывала программу по исследованию полярных районов Земли.

В августе правительство утвердило госпрограмму «Мониторинга полярных районов Земли и обеспечения деятельности арктических и антарктических экспедиций». В том же году была организована рекогносцировочная поездка двух специалистов. А с 2007-го начались регулярные экспедиции. Сейчас готовимся к 9-й.

Во время предыдущей поездки белорусы положили начало созданию собственной антарктической станции: смонтировали и ввели в эксплуатацию установочную платформу и трехсекционный служебно-жилой модуль связи, навигации и управления. Это своего рода командный пункт, с которого и должно начинаться возведение столь удаленных от родины объектов.

Конструкции плыли на борту российского судна «Академик Федоров». К моменту прихода судна в Кейптаун в начале декабря, туда прилетели и наши полярники. Это был последний порт на пути к южной полярной области.

Далее судно отправилось к Земле Эндерби в Восточной Антарктиде, где у подножия горы Вечерней все предыдущие годы работали белорусские полярники.

Там за 36 часов силами всего пяти участников белорусской экспедиции смонтировали первый объект станции.

— Основная сложность была в очень сжатых сроках монтажа установочной платформы, на которую сверху нужно было поставить секции. После первых трех вертолетных рейсов резко испортилась погода: низовая метель, видимость от 50 до 0 метров, средняя скорость ветра 28 м/с, порывы до 32 м/с. Полеты временно остановили, но наши полярники продолжили собирать платформу.

Дело в том, что судно российское, со своим жестким графиком по снабжению других станций. Каждый час задержки — это экономические потери и для белорусской стороны, ведь мы исправно платим за аренду судов. В том числе и за эти два дня, за которые должны были собрать модуль станции.

Но несмотря на непогоду, мы успели все вовремя, выгрузили секции, запасы ГСМ, продукты и т. д. После этого судно ушло, а мы остались впятером в автономном режиме на два месяца проводить научные исследования, подключать внутренние системы, устанавливать оборудование связи, научные приборы, источники энергопитания.

23 января 2016 года, накануне Дня белорусской науки, официально ввели этот первый объект в эксплуатацию. Чем и положили начало созданию станции.

В этом году на белорусскую станцию поедет большая установочная платформа, на которой впоследствии смонтируют 8-секционный модуль (служебные, жилые, лабораторные, санитарно-технические помещения), и одна из секций. В экспедицию отправятся шесть полярников.

— Состав экспедиции на 20—25% состоит из научных сотрудников. Остальные — это технический персонал: механики, водители, электрик. Численный состав от года к году пусть не быстро, но увеличивается.

Сейчас в штатном составе — до семи человек. Каждая позиция дублируется двумя-тремя кандидатами, как в отряде космонавтов.

Так можно быть уверенным, что в экстренной ситуации экспедиция не будет сорвана и специалиста, отсутствующего по какой-либо причине, будет кем заменить.

Если научных сотрудников командирует Национальная академия наук Беларуси, то на остальные штатные должности могут претендовать высококлассные специалисты из других ведомств и организаций. Они проходят через жесткое сито медицинского обследования, психологического тестирования и личного собеседования с Алексеем Гайдашовым. Он поясняет, что много ученых в Антарктиде и не должно быть.

— На Южном полюсе научные открытия мирового масштаба не делаются. Путем рутинной, ремесленной работы мы собираем объемный научный материал, который уже на родине проходит всесторонний анализ и исследования. Конечно, бывают значимые находки. Нет, не замерзшие летающие тарелки и не научные лаборатории Третьего Рейха.

Лично мне при закладке палеогеографических шурфов удавалось находить окаменевшие остатки древней растительности возрастом 25 млн лет. Как специалист, я мог найти и визуально определить, что этот камень может быть связан с жизнью в прошлом. Но основная обработка материалов научных наблюдений ведется на Большой земле.

Обогреватели в каталоге Onliner.by

Источник: https://tech.onliner.by/2016/09/27/antarktida

Прав-помощь
Добавить комментарий