Бабушке не отдают деньги за квартиру

Зачем вести в суд родную бабушку

Бабушке не отдают деньги за квартиру

Моя бабушка стала странно себя вести. Может забыть, какой сегодня день, назвать меня чужим именем или одеться не по погоде. Вроде бы все нормально, а потом раз — и как будто другой человек. Никаких психиатрических диагнозов у нее пока нет, списываю это на возраст.

У бабушки есть дочь — моя мама. Мы с мамой живем отдельно, но хотим забрать бабушку к себе. За ней теперь нужен присмотр, и мы боимся, что она может переписать на кого-то квартиру, которую заработала тяжелым трудом. Лучше мы будем ее сдавать или даже продадим, чтобы обеспечить бабушке достойный уход и лечение.

Как сделать так, чтобы бабушка не смогла распорядиться квартирой без нашего ведома, а мама смогла заключать договоры аренды или купли-продажи? Вроде бы для этого нужно оформить недееспособность. Объясните, как это сделать и куда вообще обращаться?

Дарья

Есть мнение, что неприлично думать об ограничении прав собственника, но на самом деле это признак юридической грамотности.

Лучше признать человека недееспособным и сохранить его имущество без потери качества жизни, чем потом ходить по судам в надежде вернуть квартиру.

А мошенников и проходимцев вокруг пожилых и нездоровых людей всегда много. Иногда они даже вступают в брак, потом жалеют об этом, а жилье уже не вернуть.

Каждый человек имеет гражданские права и обязанности. Например, он может покупать и продавать имущество, вступать в брак, работать, заниматься бизнесом, подавать в суд и платить налоги.

Бывает так, что человек заболел и перестал понимать, что делает. Причиной могут быть психические отклонения, алкоголизм или наркомания. Он не отдает отчет в своих поступках, не понимает, что подписывает и какую сделку заключает. Такого человека можно признать недееспособным и установить над ним опеку.

Недееспособным человека может признать только суд. Не родственники, не врачи, а именно суд. Другого пути нет. Никакой диагноз, заключение врача или официальная выписка из психдиспансера не делают человека недееспособным автоматически и не дают никому права распоряжаться его имуществом.

Признать человека недееспособным не может кто угодно. Вот кто может подать заявление:

  1. члены семьи;
  2. близкие родственники;
  3. органы опеки и попечительства;
  4. психдиспансер со стационаром или больница.

В разных ситуациях список таких лиц отличается. Все условия перечислены в ст. 281 ГПК.

Такое дело будут рассматривать в порядке особого производства. То есть суд рассматривает не спор о каком-то праве, а устанавливает юридический факт. При этом нет противоположной стороны, которая была бы ответчиком, никто ни с кем не спорит.

Без суда обойтись нельзя, но это и не решение конфликта двух сторон, а такая процедура. Мама подает не иск к бабушке, а просто заявление. То есть мама с бабушкой не судится, а бабушка не ответчик. В порядке особого производства рассматривают много других дел. Например, так вносят исправления в документы. Вроде бы и суд, а на самом деле только звучит громко — всего лишь формальность.

В заявлении нужно указать основания для признания бабушки недееспособной, подтвердить ее психическое расстройство, которое мешает ей руководить своими действиями. До этого нужно пройти обследование у врача.

Проконсультируйтесь с психиатром: они разбираются в таких вопросах и подскажут, как вести беседу, чтобы не обидеть пожилого человека и разобраться в состоянии его здоровья.

Ваша семья будет не первой, кому приходится пройти этот путь, но иногда это на самом деле единственное правильное решение во благо близкого человека.

Кроме заявления, для суда нужны такие документы:

  1. Квитанция об оплате госпошлины — 300 рублей. Других расходов нет.
  2. Документы о подтверждении родства. Вашей маме подойдет свидетельство о рождении.
  3. Заключение психиатра или выписка из карты с диагнозом. Если документы не выдают, нужно написать ходатайство, чтобы их предоставили по запросу судьи.
  4. Ходатайство о назначении экспертизы. Если бабушка не обследовалась и у нее нет диагноза, экспертизу назначит суд. Ее могут провести даже принудительно, но до такого с близким человеком лучше не доводить. Хотя бывает всякое — иногда это единственная возможность обеспечить уход и лечение.

Суд будет проверять все доказательства из заявления. Могут вызвать свидетелей — например, соседей, которые подтвердят, что бабушка выходила зимой раздетая или подолгу стоит на балконе, а их давно не узнает. Свидетелями могут стать терапевт из поликлиники, сотрудник соцзащиты, почтальон или продавец из магазина. Учтут диагнозы, справки и результаты экспертизы.

Одного только психиатрического диагноза мало. Суд должен установить связь: есть вот такое расстройство, и из-за него бабушка не может руководить своими действиями. Если такой связи нет, недееспособной ее не признают.

Суд может ограничить дееспособность. Например, бабушка сможет ходить в магазин, снимать деньги в банкомате, посещать врача, а вот продать свою квартиру не сможет.

Если ваша мама станет опекуном, то бабушка уже не сможет продать или подарить квартиру, а вот мама сможет — но это будет не так просто. Она будет получать за бабушку пенсию, подписывать за нее документы и принимать важные решения.

У опекуна есть обязанности: мама должна будет жить с бабушкой, ухаживать за ней и стараться сделать так, чтобы бабушка поправилась.

Тратить бабушкины деньги можно без согласования с органами опеки, но нужно будет отчитываться о некоторых расходах. Например, продукты, одежду и средства гигиены можно покупать без отчета, а о крупных покупках и лечении придется сообщать каждый год и подтверждать чеками.

Опекун сможет продать квартиру, но только с разрешения органов опеки и если это в интересах бабушки. Например, нужны деньги на ее лечение или вы хотите продать две квартиры, чтобы купить жилье побольше и выделить бабушке отдельную комнату. Просто так найти покупателя, получить от него деньги и переоформить жилье на свое усмотрение мама не сможет.

Если маме разрешат продать квартиру, ей не нужно оформлять доверенность или еще какой-то документ. Но это все равно не значит, что мама сама сразу станет собственницей квартиры или денег на вкладе бабушки. На бабушку нельзя оформить кредит, заложить ее квартиру, а вот сдавать ее недвижимость можно — если там никто не живет, а органы опеки не против.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, дорогих покупках или семейном бюджете, пишите: ask@tinkoff.ru. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/nedeesposobnaya-babushka/

Бабушку обязали отдать внука в детдом за

Бабушке не отдают деньги за квартиру

Ирина Королева оспаривает это решение

— Дима — сын моего племянника, внук моей покойной сестры. Я мальчику двоюродная бабушка, — рассказывает Ирина Леонидовна. — Племянника Антона посадили за бытовое убийство на 9 лет, когда Диме было всего 4 месяца.

С женой Катей у них не был зарегистрирован брак, но племянник признал свое отцовство. После того как он оказался за решеткой, ребенка помогала воспитывать Катина мама. Когда она умерла, Катя отвезла сына к бабушке, которой было 80 лет.

Но потом и ее не стало.

В декабре 2015 года проходящий мимо полицейский увидел мальчика сидящим голышом на подоконнике открытого настежь окна, в то время как его мама распивала спиртные напитки. Так получилось, что Ирина Леонидовна оказалась единственным близким человеком, способным позаботиться о ребенке.

— Мальчику тогда было чуть больше двух лет. Диму передали мне на месяц и забыли о нем. Я взяла от матери ребенка доверенность и воспитывала мальчика, пока в июле 2017 года не установили опеку, и я стала законным представителем Димы, — рассказывает пенсионерка.

— Что стало с его мамой?

— Катя была наркозависимой, когда у нее умерла мать, она совсем съехала с катушек. У нее был условный срок, но она не выполняла условия по ограничению свободы. В результате в 2017 году ее посадили за организацию наркопритона. В квартире, где они жили, были жуткие условия. К счастью, малыш там пробыл недолго, около трех месяцев.

Видя, что Катя катится по наклонной, Ирина Леонидовна убедила женщину переоформить квартиру на сына Диму. Пенсионерка считала, что с Катей в любой момент могло случиться все что угодно. Она эту квартиру могла попросту пропить или подарить жилье кому-нибудь из собутыльников.

— Сложно было управляться с мальчиком?

— Непросто. Дети у меня выросли, внуки тоже уже взрослые. Я расслабилась, жила в свое удовольствие. А тут на руках оказался малыш. Мне привезли его в декабре, перед самым Новым годом. Он был как Маугли. У него не было ничего — ни одежды, ни игрушек.

7 января, на Рождество, в доме собрались родные, посмотрели на Димку и сказали: «Ну как его можно отдать в детский дом? Он ведь нам не чужой!» А у меня, если честно, были сомнения, я думала: а вдруг не справлюсь? Постепенно мы привыкли друг к другу. Дима стал ходить в детский сад. У него там появились друзья. Сейчас я вожу его в музыкальный кружок, где он учится играть на синтезаторе.

Также он посещает занятия по ритмике и рисованию. Я ему много читаю, стараюсь его развивать, чтобы он не повторил судьбу своих родителей.

Мальчик с рождения не знает, что такое казенный дом, он — домашний ребенок. В семье его любят и заботятся о нем.

— Как он вас называет?

— Илика. Такое вот придумал мне новое красивое имя, когда «р» не выговаривал. Та старенькая бабушка, с которой он некоторое время жил, была «бабой», а я стала Иликой. Когда Диме в детском саду говорили: вон за тобой бабушка пришла, он отзывался: «Это не бабушка, а Илика». Так меня и в детском саду стали звать.

— Когда начались проблемы с опекой?

— Я возмущалась, когда требовалось сдавать отчеты. Говорила: ну какой в них смысл? Индексации нет, а инфляция идет…  

Потом у нас возник новый конфликт. Опека настаивала на том, чтобы выписать из квартиры Катю, маму Димы. Говорили, она, мол, мальчику никто, лишена родительских прав.

Я была законным представителем Димы, сказала, что не буду Катю выписывать из квартиры, ведь она там была прописана с самого рождения. Освободится из колонии, где ей жить? Она все-таки является биологической матерью Димы.

Решила: пусть, когда вырастет, он сам решает, выписывать мать из квартиры или нет. После всех моих возражений меня стали преследовать.

Квартира, где жили родители Димы, по словам Ирины Леонидовны, была в ужасном состоянии. Там был настоящий притон. Пенсионерка сделала в ней косметический ремонт и решила сдать одну из комнат дальним родственникам, семье с детьми.

— Смежная двухкомнатная квартира была на первом этаже, раньше там был проходной двор, мне страшно было оставлять ее без присмотра. Могли ведь и дверь выбить, и окно выставить.

И я решила сдать ее сначала на безвозмездной основе, а потом за 6 тысяч рублей Катиным родственникам, — говорит Ирина Леонидовна. — Глава семьи был наполовину узбек, наполовину украинец. Он приходился Кате троюродным братом по украинским корням. Его жену звали Надира.

Я хотела, чтобы они присматривали за квартирой, и решила, что из арендной платы буду оплачивать коммунальные услуги.

Постепенно, по словам Ирины Королевой, они подружились с этой семьей. У квартирантов было трое детей. Их мама, Надира, иной раз помогала пенсионерке с мальчиком. Забирала Диму из детского сада, сидела с ребенком, когда ей нужно было сходить в поликлинику.

— Это очень добрая, порядочная женщина, причем в опеку я принесла на нее прекрасную характеристику. Потом был какой-то рейд, и представители опеки написали, что я передала мальчика на воспитание этой женщине, непонятно, мол, кому, каким-то выходцам из Средней Азии.

— Откуда они приехали?

— Из Узбекистана. Это очень образованные люди. Старший сын у них окончил в этом году московскую школу с серебряной медалью. Поступил у себя на родине в летное училище. Все ребята у них отличники. Они научили Димку гонять на велосипеде, а средний их сын стал для Димы лучшим другом.

В пресс-службе Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы между тем сообщили, что 30 октября 2017 года специалисты проводили обследование квартиры, которая принадлежала Диме, и выяснили, что в ней проживают по договору безвозмездного пользования и временно зарегистрированы посторонние иностранные граждане, приезжие из Узбекистана.

«Ирину Королеву предупредили о том, что несогласование с опекой факта сдачи имущества мальчика и отсутствие перечислений средств с дохода от сдачи квартиры на его счет являются нарушением закона, — объяснили в пресс-службе. — Также в ходе профилактической беседы ей были даны разъяснения по вопросам корректного оформления документов».

Сотрудники опеки шесть раз предупреждали опекуна о недопустимости нарушения имущественных прав ребенка и просили их устранить (требования в актах обследований, письменные уведомления)».

Деньги, полученные от аренды, за исключением оплаты «коммуналки», Ирина Леонидовна перечисляла на банковский счет Димы. Но выяснилось, что мальчик как сирота был освобожден от уплаты ЖКУ и деньги за коммунальные услуги должны были поступать на его счет.

— Я этого не знала. И мне никто об этом не сказал, — говорит, в свою очередь, Ирина Леонидовна. — Дело в том, что Диме хоть и принадлежала квартира на улице Москворечье, которую ему подарила мать, сам он зарегистрирован был по другому адресу.

Мальчик  был прописан у отца, в доме на Пролетарском проспекте, это наша старая семейная квартира, где и я имею в собственности половину квартиры. Я ходила в МФЦ, и там мне сказали, что льготы Диме как сироте положены только по месту прописки.

 

27 марта 2019 года состоялся консилиум ГБУ «Центр «Детство», на котором по запросу отдела социальной защиты населения района Царицыно рассматривалась ситуация в приемной семье Ирины Королевой.

Было сказано, что пенсионерка скрыла от специалистов органов опеки и попечительства, что у ребенка есть в собственности на основании договора дарения от 07.07.2017 г. двухкомнатная квартира.

Опекун длительное время ее сдает в пользование посторонним гражданам без разрешения опеки.

После проверки отчета за 2018 год было установлено, что указанная в договоре аренды ежемесячная сумма в размере 6 тысяч рублей на счет ребенка поступает частично. Сумма задолженности составила 45 тысяч рублей.

Было отмечено, что стоимость аренды была существенно ниже рыночной, что также нарушало имущественные права несовершеннолетнего.

В результате члены консилиума посчитали возможным отстранить Ирину Королеву от исполнения обязанностей опекуна.

— Сказали, что я сдала квартиру, не согласовав договор аренды с опекой. Чтобы ее сдать, надо было собрать кучу документов. Когда я собрала все необходимые бумаги, они мне отказали, — говорит пенсионерка.

Специалисты соцзащиты, в свою очередь, говорят, что Ирина Королева предполагала сдавать в аренду комнату, которая является запроходной (изолированной, куда можно попасть через смежную комнату) в двухкомнатной квартире, а предполагаемые наниматели будут пользоваться всем жилым помещением, что ухудшит состояние имущества несовершеннолетнего ребенка.  

— Мне указали, что в ЦИАН, например, аренда «двушки» — от 25 до 35 тысяч рублей в месяц. Но это надо еще смотреть, какая квартира.

Та, что досталась Диме, была совсем старой, хрущевка, на первом этаже, — объясняет пенсионерка.

— Чтобы сдать квартиру за 35 тысяч, в ней надо делать капитальный ремонт, обставлять хорошей мебелью, устанавливать стиральную и посудомоечную машины. У меня не было таких ресурсов.

Между тем претензии со стороны опеки к Ирине Леонидовне только росли. Бабушка подрабатывала стоматологом, иной раз оставляя Диму на несколько часов своим квартиросъемщикам. Бывало, что Надира забирала мальчика из детского сада.

А однажды в квартиру, где снимали жилье граждане Узбекистана, нагрянула полиция. Диму вместе с Надирой доставили в отделение полиции и стали выяснять, где сейчас находится опекун ребенка.

А саму Ирину Леонидовну обвинили в передаче опекаемого мальчика третьим лицам.

«В марте 2019 года из комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в орган опеки поступила информация о том, что подопечный был обнаружен полицией без законного представителя в квартире, которая сдается опекуном посторонним иностранным гражданам, — сообщили «МК» в пресс-службе Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. — Специалисты разъяснили опекуну о недопущении оставления подопечного с посторонними лицами, так как это является нарушением обязанностей опекуна. Несмотря на предупреждения, опекун неоднократно передоверяла посторонним иностранным гражданам забирать ребенка из образовательного учреждения».

Ирина Королева с обвинениями не согласилась, сославшись на то, что у многих мам есть помощницы и няни. Надира ей помогала лишь эпизодически. Это не противоречит закону и Семейному кодексу. Жизнь мальчика не подвергалась опасности. Права ребенка она не нарушала.

Ирина Королева с внучатым племянником. кадр из видео НТВ

— В конце мая 2019 года Диму у вас едва не забрали?

— Мне позвонили из опеки и сказали: «Приводите ребенка со всеми документами. Вы отстранены. Есть постановление, управа подписала».

Оказывается, в департаменте был консилиум по рассмотрению вопросов предотвращения возвратов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, города Москвы из семей опекунов (попечителей), приемных родителей, на который меня не пригласили.

Управление социальной защиты Царицына постановило лишить меня статуса опекуна. Я побежала в детский сад, там увидела заведующую, которая стояла с круглыми глазами. Все детишки спали, а мой Димка стоял испуганный, ждал.

Заведующая говорила по телефону с сотрудником опеки: «Ирина Леонидовна подошла, но я не могу ей не отдать ребенка, у меня на руках нет письменного распоряжения». Если бы они раньше пришли с этим распоряжением, то забрали бы Диму, он оказался бы в детском доме.

— Вы тогда как раз собирались на отдых, на море?

— У нас на руках были билеты, мы уже собрали чемоданы, должны были улетать в Турцию. У Димы был день рождения. Я хотела сделать ему подарок. Если бы они мальчика забрали и вместо моря он попал бы в детский дом, я не знаю, что было бы с его психикой. Опека о нашем отъезде была предупреждена. Они знали, что мы уезжаем.

Но тем не менее написали заявление в полицию с требованием привлечь меня к уголовной ответственности по ст. 127 УК РФ («Незаконное лишение свободы»). С их подачи были разосланы ориентировки, в которых было указано, что пропал ребенок. Мне грозила уголовная ответственность… Раздался звонок.

Мне позвонил сотрудник уголовного розыска, я ему объяснила ситуацию, сказала, что ребенок не пропал, он со мной. Нагатинским межрайонным следственным отделом была проведена проверка, в результате материалы дела вернули в ОМВД по району Царицыно. Там было принято постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении меня.

Полицейские оказались намного гуманнее опеки, которая должна печься о детях.

В июле 2019-го пенсионерка решила оспорить решение о лишении ее опекунства и обратилась с жалобой в суд, решением районного суда данное распоряжение было оставлено в силе. А 11 октября 2019 года Нагатинский суд вынес решение о передаче бывшим опекуном мальчика органам опеки и попечительства.

— Спорную сумму, те деньги, что я вносила в качестве коммунальных платежей, в размере 45 тысяч рублей мне постановили вернуть. Что я и сделала, — говорит Ирина Леонидовна.

— Когда судья спросила представителя соцзащиты, почему вы хотите отобрать у Королевой ребенка, она ответила, что «она и дальше будет использовать опеку в корыстных целях».

Но ведь первые 1,5 года, пока не была установлена опека, ребенок находился у меня на полном обеспечении, что называется, «без статуса». Все это время он не получал никаких льгот и выплат. Отдали ребенка и забыли, — говорит Ирина Леонидовна.

— Во временном опекунстве мне отказали, так как на тот момент мать Димы, Катя, не была лишена родительских прав. И только когда она попала в колонию в 2017 году, мне оформили опеку и официально передали ребенка. Я стала как опекун получать 14 тысяч рублей, 16 тысяч составляли ежемесячные выплаты на ребенка.

Районный суд столицы обязал Ирину Леонидовну передать мальчика в детдом. Причем вполне возможно, что сначала Диму поместят в больницу, что может усилить психологическую травму.

В настоящее время Ирина Леонидовна в суде оспаривает решение районного суда об отстранении ее от обязанностей опекуна, а также решение суда о передаче ребенка органам опеки и попечительства. Пока суд да дело. Но точка в деле может быть поставлена и раньше. Органы опеки и попечительства уполномочены выносить решение и могут отменить собственное решение о лишении пенсионерки опекунства.

Есть альтернатива. К Ирине Королевой можно применить меры административного воздействия, если она виновата, можно ее оштрафовать, в конце концов, в пользу ребенка, взыскать с нее ущерб.

Но при этом не забирать ребенка из семьи, где ему хорошо, где его любят и о нем заботятся. Мальчик с рождения не знает, что такое казенный дом. Он домашний ребенок.

Защита имущественных интересов не должна приводить к нарушению прав ребенка на жизнь в семье.

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/10/30/babushku-obyazali-otdat-vnuka-v-detdom-za-nepravilnuyu-sdachu-kvartiry.html

Семья обожглась на покупке квартиры в Минске. Бывшая собственница полгода не отдает «двушку» и меняет замки – Недвижимость Onliner

Бабушке не отдают деньги за квартиру

С минчанином Дмитрием и его семьей приключилась история, полная абсурда. Заплатив почти $50 тысяч в эквиваленте, в мае 2016 года он стал, как ему казалось, полноправным собственником двухкомнатной квартиры в Зеленом Луге. Семья строила планы и собралась было перевозить вещи, как вдруг в купленной квартире обосновалась пенсионерка — бывшая собственница.

Выселить женщину не может даже милиция. «Договор купли-продажи оформлялся через агентство недвижимости, я заплатил деньги, получил штамп о прописке по новому месту жительства. И уже полгода не могу даже попасть на порог собственной квартиры.

Мало того, рискую остаться как без честно приобретенного жилья, так и без шансов вернуть деньги», — переживает Дмитрий и подозревает, что, возможно, стал жертвой мошенничества.

— У нас с женой двое малолетних детей. Дочке в феврале исполнится шесть, сыну два года. Своего жилья у нас нет. Уже лет пять снимаем «полуторку» и платим за нее сейчас $260 по курсу в месяц. Конечно, как любая молодая семья, всегда мечтали о собственной квартире, — начинает свой рассказ Дмитрий.

— Этой весной цены поползли вниз, и я подумал: почему бы не решить жилищный вопрос прямо сейчас. Своих сбережений на покупку «двушки» не хватало. Часть денег дали родители с обеих сторон, часть одолжили мои давние друзья, с которыми работаю в одной сфере.

Собранная таким образом сумма позволила рассматривать варианты стоимостью до $53 000 в эквиваленте.

Хотел квартиру именно в Зеленом Луге. С детства хорошо знаю и люблю этот район. Да и до работы недалеко. Мониторил базы данных в интернете, и вот на глаза попалось объявление от собственника о продаже за $56 000 по курсу «двушки» площадью 50 квадратных метров на Логойском тракте. По цене она нам не подходила, но что-то меня зацепило, и я решил позвонить и поторговаться.

Телефон не отвечал, тогда я собрался и после работы подъехал по указанному в объявлении адресу. В тот вечер застал дома собственницу квартиры Аллу [здесь и далее имена действующих лиц изменены — прим. Onliner.by] и ее малолетнюю дочь. Хозяйка сказала, что может уступить не более $500. Ни о чем не договорившись, я уехал.

Позже рассказал об этой квартире своему знакомому, сотруднику агентства недвижимости «Эксперт». Он предложил помощь, сказал, что постарается уговорить собственницу сделать скидку.

Через неделю он звонит и сообщает цену — $49 500 в эквиваленте. Собственница Алла является гражданкой Норвегии и собирается вместе с дочерью надолго уехать туда. Сроки поджимают, а покупателей нет — потому и снизила цену.

Ну, отлично. Такой вариант меня вполне устраивал.

Перед подписанием договора купли-продажи Дмитрий еще раз побывал в квартире на Логойском тракте, на этот раз вместе с мамой. При более внимательном осмотре «двушка» произвела на него впечатление какой-то перевалочной базы.

— Повсюду были разбросаны детские вещи, на балконе куча коробок и мешков. Запущенное состояние квартиры говорило о том, что там никто постоянно не живет, — вспоминает Дмитрий.

— Алла рассказывала что-то про переезд в Норвегию и ни словом не обмолвилась о своей матери-пенсионерке Ларисе, которая, как позже выяснится, ранее подарила эту квартиру Алле, сохранив за собой право пользования и проживания.

О загадочной пенсионерке стало известно, лишь когда агентство начало запрашивать различные документы и справки для подготовки сделки. Тогда-то и выяснилось, что до весны 2015 года у квартиры был другой собственник — мать Аллы. Минский городской нотариальный округ предоставил договор дарения.

— Это было неожиданное и малоприятное известие. Стали узнавать, какие могут быть подводные камни. Юрист посоветовал не подписывать договор купли-продажи без присутствия Ларисы, поскольку в договоре дарения упоминается ее право пользования и проживания. В агентстве же уверяли, что в присутствии пенсионерки нет необходимости. И все же мы настояли на своем, и она была вызвана.

Лариса вела себя как абсолютно адекватный человек. Когда мы поехали регистрировать договор в БРТИ, она села к нам в машину и по дороге в подробностях рассказывала моей маме, как жила за городом, как ездила к дочке в Норвегию. Ее речь и поведение не вызывали никаких подозрений.

Сделка была зарегистрирована по всем правилам. Дмитрий получил свидетельство о госрегистрации, передал Алле $49 500 по курсу, она предоставила расписку, что получила сумму и претензий не имеет. По условиям договора на освобождение проданной квартиры отводился месяц. В мыслях семья была уже на новом месте, не терпелось поскорее собрать вещи и расстаться с тесной съемной «полуторкой».

— Недели через три я позвонил в агентство и спросил, когда мы можем заселяться, — продолжает Дмитрий. — На тот момент квартира была все еще занята.

От агента я с удивлением узнал, что бывшие собственницы пишут жалобы в милицию на него и на меня. Якобы мы торопим их скорее выселяться, угрожаем и запугиваем.

Это было очень странно, поскольку с момента заключения договора я не выходил на связь ни с Аллой, ни с Ларисой.

А потом начался какой-то абсурд. В конце июня, когда оговоренный в договоре срок выселения уже вышел, я получаю по почте исковое заявление от Ларисы. В качестве ответчиков — я и ее дочь Алла. Читаю и просто прихожу в ужас.

Пенсионерка пишет, что в апреле 2015 года к ней обратилась ее дочь с просьбой сходить в нотариальную контору и подписать какие-то документы, связанные с квартирой. Тогда она якобы не осознавала, что подписывает договор дарения. И вообще, страдает психическими расстройствами, сильной депрессией, не отдает отчет своим действиям.

Сейчас она просит суд признать договор дарения недействительным, а сделку купли-продажи квартиры — ничтожной.

В частности, в исковом заявлении указано следующее:

«В соответствии со ст.

177 ГК Республики Беларусь, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находящимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понять значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина или иных лиц, чьи права или охраняемые законодательством интересы нарушены в результате ее совершения».

— Представляете, какой шок мы испытали! Я позвонил Ларисе (на тот момент ее телефон еще был доступен) и попросил объясниться. Она четко ответила, что считает договор дарения незаконным, квартиру — своей и уезжать оттуда не собирается.

Не выдержав, моя жена импульсивно выхватила трубку и начала что-то кричать. В ответ пенсионерка заявила: «Вы снимали — значит, у вас денег достаточно. Живите так, как жили».

За дословный пересказ фразы сейчас не ручаюсь, но смысл последних ее слов был именно таким.

Дмитрий подготовил встречный иск о выселении пенсионерки. На первом судебном заседании был наложен запрет на отчуждение квартиры. Потом было еще две встречи в суде. В ходе последнего рассмотрения дела судья назначила проведение судебно-психиатрической экспертизы.

— На суде мы увидели совершенно другую Ларису. Это, конечно, была та самая женщина, но вела она себя совсем не так, как в день подписания договора купли-продажи. Сгорбленная, рассеянная. Речь путаная. Хотя, на мой взгляд, это была искусная игра.

Что интересно: по своим каналам агентство запрашивало информацию и выяснило: пенсионерка не числится на диспансерном учете в Беларуси в связи с психическими расстройствами. По ее словам, она якобы наблюдалась у врачей и проходила обследование в Норвегии. Имеются некие документы, которые необходимо переводить на русский язык… Наша тяжба затягивается.

С момента назначения судебно-психиатрической экспертизы прошло более двух месяцев, а дата следующей встречи в суде до сих пор не назначена.

А что же продавец Алла? Она не явилась ни на одно слушание и вообще исчезла. Ее местонахождение сейчас неизвестно, а старый телефонный номер принадлежит другому человеку.

— Пытаясь остудить эмоции, я допускал мысль, что пенсионерка, возможно, больна, что дочь непорядочно обошлась со своей матерью, завладев ее квартирой. Но что-то тут не сходится, — рассуждает Дмитрий.

— Посудите сами: с одной стороны, пенсионерка заявляет о расстройстве восприятия, о невозможности концентрировать внимание. И в то же время выстроила вон какую линию нападения: обратилась к адвокату и подала иск, засыпала многочисленными жалобами милицию.

В интернете я нашел истории, где фигурирует недееспособный даритель — это распространенная в России схема мошенничества с квартирами. Увы, судебная практика там складывается печально.

Если в моем случае договор купли-продажи будет признан ничтожным, Лариса останется в своей квартире, а ее дочь обяжут вернуть деньги. Но Алла исчезла. Где ее искать? В Норвегии, в Беларуси? Да и где гарантия, что деньги еще не потрачены?

Лишь один раз с момента заключения договора Дмитрий пытался попасть в свою квартиру и занять ее. Вот как он описывает тот случай:

— Я попросил содействия в РУВД, пригласил представителей ЖЭСа. Все происходящее снималось на видеокамеру.

После долгих уговоров пенсионерка все же открыла дверь милиции, показать паспорт отказалась, снова вела себя очень странно. Затем паспорт все-таки нашелся. Милиция проверила регистрацию.

Само собой, прописана гражданка совсем по другому адресу. Ее увезли в опорный пункт, а я попросил слесаря поменять замки. Закрыли дверь, уехали.

В тот же вечер звонок из РУВД: мол, есть вопросы по вашей квартире. Приехал — мне отчитываются: свозили ее по месту прописки, там живут какие-то люди, угла для пенсионерки не нашлось. А она давит на жалость, просится домой, деть ее некуда.

Короче, мне сказали, что до окончания судебного процесса мы должны проживать с ней на одной территории. Ее отвезли на Логойский тракт, я был вынужден передать ей дубликат ключей от нового замка.

Заодно закинул в квартиру пару сумок с личными вещами.

Помню, в милиции она казалась такой жалкой, забитой, а в квартире навела марафет на лице. Выходит в коридор: «Как, вы уже уезжаете?» — в ее глазах сверкнула насмешка.

Через пару недель мне понадобилось что-то из личных вещей, оставленных в квартире. Сунул ключ — не идет. К тому времени стоял новый замок. Дверь, конечно, никто не открыл, хотя свет в окне горел.

 Представьте: вы собственник, у вас прописка, а в вашей квартире кто-то меняет замки. Абсурд и маразм! Я снова обратился в РУВД.

Но толку, похоже, не будет, пока милиция принимает лишь робкие попытки дозвониться в дверной звонок.

Будучи собственником, Дмитрий не только не может попасть в квартиру, но и обязан оплачивать коммунальные счета.

— Казалось бы, с какой стати? Моя семья не пользуется этими услугами. Думал написать заявление на отключение электроэнергии. Не все так просто. Если будет несанкционированное подключение (а пенсионерке не составит труда найти электрика), то мне вкатят приличный штраф.

Дмитрий продолжает жить с семьей в съемной «полуторке» и отдавать $260 в эквиваленте в месяц. К тому же надо возвращать долг друзьям. Пока не завершено судебное разбирательство, очередная попытка выселить пенсионерку, скорее всего, закончится ничем. Остается только ждать следующего суда и результатов экспертизы.

— Сотни раз на день я прокручиваю в голове эту историю. Как меня угораздило вляпаться? Есть ли в том моя вина? В вопросах сделок с недвижимостью я профан, но за моей спиной стояло риелторское агентство.

Все ли оно сделало, чтобы обезопасить меня от имущественных претензий бывшей собственницы? — наш собеседник задается логичным вопросом.

— Полагаю, узнав о договоре дарения, агентство могло тщательнее проверить эту женщину, заручиться ее письменным согласием на совершение сделки и отказом от права проживания.

Ситуацию прокомментировал директор агентства недвижимости «Эксперт» Павел Астапеня:

— С большим сожалением мы восприняли историю, в которую попал наш клиент Дмитрий. Мы продолжаем оказывать ему помощь и надеемся на скорейшее разрешение ситуации. Данную квартиру Дмитрий нашел в интернете самостоятельно, ни одно из агентств ею не занималось.

Для оформления сделки он обратился к своему знакомому риелтору, сотруднику нашей компании. Сделка была проведена по отработанному алгоритму в порядке, предусмотренном законом. По нашему требованию до момента регистрации договора все жильцы были выписаны из квартиры, в договоре купли-продажи был четко обозначен срок выселения.

Бывшая собственница и ее мать были проверены по соответствующим базам данных: на диспансерном учете никто из них не состоял — это ключевой момент. В договоре продавец подписался под тем, что дает гарантии, что квартира свободна от любых прав и притязаний со стороны третьих лиц.

Требовать какую-то расписку от лица, которое не имеет в отношении квартиры каких-либо прав (а мать собственницы таких прав не имеет), на мой взгляд, не совсем верно.

Договор купли-продажи был оформлен в соответствии с законом и зарегистрирован в установленном порядке. Подчеркну: на сегодняшний день Дмитрий является единственным законным собственником этой квартиры, он уже даже в ней зарегистрирован.

Мы неоднократно уведомляли продавца о необходимости исполнения обязательств, однако она перестала выходить на связь и исчезла. А мать бывшей собственницы отказалась признавать заключенный ранее договор дарения, ссылаясь на свое заболевание.

Суд назначил судебно-психиатрическую экспертизу, от которой, по нашим сведениям, женщина уклоняется.

К сожалению, даже выполнение всех процедур по регистрации сделки не может обезопасить клиента на 100% от последующих попыток третьих лиц завладеть его имуществом. Но на этот случай у нас есть прокуратура и суд. Надеюсь, в скором времени ситуация разрешится в пользу Дмитрия. На мой взгляд, закон полностью на его стороне.

Хотите знать, чем закончилась история? Продолжение читайте здесь и здесь.

Сейфы в каталоге Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: https://realt.onliner.by/2016/12/02/kvartira-32

Самые популярные аферы при покупке квартиры — Справочник Недвижимости

Бабушке не отдают деньги за квартиру

В поисках квартиры мечты вы долго взвешивали все за и против и проделали большую работу, выбирая своё будущее жильё. Наконец идеальный вариант найден, и вы собираетесь заключить сделку. Как не попасть в ловушку мошенников и не потерять деньги? Рассказываем о самых популярных способах «развода» и о том, как их избежать.

Вы нашли очень дешёвую квартиру-студию, она находится не в центре города, а в коттеджном посёлке или за городом. Отлично! Свежий воздух и красивая природа по бросовой цене. Вы купили её и радуетесь. А в один прекрасный день на доме появляется объявление, что он признан незаконной постройкой и будет снесён.

От отчаяния вы решаете срочно продать квартиру, но и это невозможно, потому что у вас в документах написано, что собственность в вашем доме долевая. Это значит, что, заключив сделку, вы получили в собственность не конкретное помещение, а только долю в доме.

Чтобы продать свою долю, придётся получать согласие всех содольщиков.

Как себя обезопасить:

  • Помните, что скупой платит дважды, а подарков в сфере недвижимости не бывает. Если вы нашли необыкновенно дешёвую квартиру, скорее всего, с ней что-то не так.
  • Если речь идёт о Подмосковье, такая квартира будет продаваться за городом, но в южных регионах, где эта схема особенно популярна, подобные варианты встречаются и в черте города. В любом случае не покупайте квартиру ни в частном доме, ни в таунхаусе. Речь не идёт о покупке дома или таунхауса целиком — это, разумеется, вполне законно. Покупать доли тоже можно, но нужно понимать, что доли — это не квартиры.
  • Загляните в выписку из ЕГРН. Если собственник уже успел продать какую-то долю в объекте недвижимости, это будет занесено в выписку, и вы поймёте, что он продаёт не квартиры, а только доли. В выписке может быть записан и только один владелец — значит, вы первый покупатель. В этом случае внимательно читайте договор.
  • В договоре купли-продажи обязательно будет написано, квартиру или долю в объекте недвижимости вы покупаете. Если написано, что вы приобретаете долю, не покупайте.
  • Продажу доли часто предлагают оформить дарением (мол, так проще и удобнее, чтобы не согласовывать с другими дольщиками). Не соглашайтесь на это! Такая сделка в любой момент может быть признана недействительной, ведь отдавать деньги за договор дарения незаконно. Подписывайте только договор купли-продажи.

Квартира, переоборудованная из комнаты

Вы нашли квартиру значительно дешевле, чем в окрестных домах, — вот это удача! Купили. Спешите переехать в новый дом и радуетесь жизни, пока на пороге не появляется представитель жилищной инспекции.

Он говорит, что ваша студия была переоборудована из комнаты в квартире, все сделанные перепланировки — проводка воды, вытяжка и гидроизоляция, создание отдельного санузла — незаконны, и даёт три месяца на то, чтобы вернуть всё в первоначальное состояние.

В итоге вместо собственной студии вы получите комнату в типичной квартире с общими кухней, входом и санузлом. Это даже хуже, чем комната в коммуналке, потому что комната в коммуналке оформляется соответствующим образом в ЕГРН и её можно продать.

Продать же свою «квартиру» у вас не получится: как и в первой афере, вы купили не помещение, а только долю в квартире, и, чтобы продать свою долю, вам придётся получить согласие собственников других долей.

Как себя обезопасить:

  • Неожиданно дешёвая квартира среди предложений в районе, где недвижимость обычно стоит намного дороже, должна стать первым звоночком. Проверяйте стоимость схожих квартир — она должна быть более или менее на одном уровне.
  • Квартира с общим входом-прихожей на несколько квартир тоже должна вызвать подозрения (не путать со спроектированным при строительстве здания тамбуром или коридором). Даже если в ней есть отдельный санузел и кухня, скорее всего, она была переделана из обычной комнаты. Посмотрите планировки таких же квартир на других этажах в этом же доме в истории объявлений на Яндекс.Недвижимости.
  • Требуйте у продавца оригинал технического паспорта на квартиру. В нём будет первоначальный план квартиры. Сравните его с тем, что есть на самом деле.
  • Внимательно читайте договор купли-продажи. В нём чётко прописано, что именно вы покупаете — квартиру или долю. Если написано, что вы приобретаете долю, не покупайте.

Фальшивые документы

Вы выбрали квартиру. Встречаетесь с «собственником». У него с собой полный пакет документов, включая договор купли-продажи или свидетельство о праве на наследство и выписку из ЕГРН, которая подтверждает, что именно он — собственник квартиры. Он даёт вам и свой паспорт.

Вы уверены, что всё в порядке, ведь есть полный пакет документов. Вы покупаете квартиру. А затем в один прекрасный день на пороге вашей квартиры появляется её истинный владелец и сообщает, что квартиру вам продал человек, которому она не принадлежала.

Все документы на квартиру, которые он вам показывал, были поддельными. Суд признаёт сделку недействительной, вы лишаетесь и денег, и квартиры. Подделка документов — классическая схема обмана.

Обычно, чтобы провернуть такое, злоумышленник снимает квартиру на длительный срок, подделывает все документы на неё, а потом ищет покупателей.

Вы можете и не успеть подписать договор купли-продажи. Часто злоумышленники под видом продавца приглашают посмотреть квартиру и просят за неё задаток, мол, желающих много, но если внесёте аванс, квартира точно достанется вам.

Вы не проверяете толком документы и, поддавшись на уговоры, отдаёте продавцу под расписку запрошенные 50, а то и 200 тысяч рублей. Когда приходит время договариваться о новой встрече, оказывается, что его телефон выключен, а сам он скрылся в неизвестном направлении. В квартире живут уже другие люди.

Да, у вас осталась расписка, но человека-то уже всё равно не найти.

Как себя обезопасить:

  • Максимально тщательно проверьте все документы. Не потекли ли печати, не отслаивается ли ламинат на страницах в паспорте, все ли водяные знаки на месте — они есть на цветных свидетельствах о собственности старого образца и нотариальных документах, например свидетельствах о праве наследования.
  • Сверьте подписи на документах и в паспорте.
  • Просветите все документы под ИК-лампой: на странице с фотографией появится широкая желтая волнистая линия (она обязательно должна заходить на фотографию), появится светящаяся надпись «паспорт».
  • То, что вы проверили часть документов и уверены, что они в порядке, не означает, что действительны все документы. Иногда злоумышленники получают документы на квартиру и подделывают только паспорт владельца. Тщательно проверяйте вообще все документы.
  • Требуйте у продавца еще что-то, чем он может подтвердить свою личность, например, заграничный паспорт или права — подделать такое количество документов гораздо труднее, чем один только паспорт.
  • Прежде, чем отдавать задаток за квартиру, закажите электронную выписку из ЕГРН, чтобы понять, кто истинный собственник квартиры. Все документы и договоры подписывайте только с ним лично.
  • Отдавайте деньги только продавцу, с которым заключаете сделку, и только после того, как проверите все бумаги на подлинность. Составьте с ним расписку о получении денег и не вносите крупные суммы. Как правило, сумма задатка не превышает 50 000 руб.

Двойник

Вы нашли приятную квартиру. Встречаетесь с собственником, и он показывает документы. Все они в порядке, вот только он сам что-то не очень похож на свою фотографию в паспорте. Говорит, постригся и располнел.

Что ж, бывает! Вы отдаёте деньги и оформляете договор купли-продажи. А потом объявляется человек, который утверждает, что квартира на самом деле принадлежит ему, — все документы у него украли, но он без труда докажет свою правоту.

Суд признаёт сделку незаконной, вы теряете и свои деньги, и купленную квартиру.

Как себя обезопасить:

  • Бывает и так, что в руках у мошенников оказываются оригинальные документы на квартиру и паспорт владельца. Вооружившись ими, на сделку приезжает не собственник, а очень похожий на него двойник. Будьте очень внимательны, сверяйте фотографию в паспорте и лицо человека, который приехал на сделку.
  • Обратите внимание на подписи в документах — они точно одинаковые?
  • При малейших сомнениях просите у собственника другие документы, подтверждающие личность, например загранпаспорт и права — подделать такое количество документов сложно.

Занижение цены в договоре

Вы выбрали квартиру, проверили все документы на неё, документы собственника и готовы подписать договор. Владелец начинает умолять вас написать в договоре сумму меньшую, чем реальная стоимость квартиры. Давит на жалость, мол, придётся заплатить много налогов.

Вы соглашаетесь и подписываете договор, в котором стоит заниженная стоимость квартиры. Вместо 5 млн рублей, которые вы заплатили, в нём указан 1 млн. Проходит время, вы радуетесь жизни в новой квартире — и вдруг появляется незнакомец.

Он представляется юристом, сообщает, что человек, продавший вам квартиру, объявлен банкротом, и угрожает расторжением сделки. По закону, если человека признают банкротом, все сделки, которые он заключал за последние три года, действительно аннулируются.

В этом случае, если вы добьётесь возврата денег, вам вернут только ту сумму, которая написана в договоре, — 1 млн рублей. «Чтобы этого избежать, нужно заплатить», — предлагает незнакомец и начинается вымогать у вас любую сумму на своё усмотрение.

Как себя обезопасить:

  • Не соглашайтесь на занижение стоимости квартиры в договоре. Для вас как покупателя никакой выгоды в этом нет, и вы смело можете требовать указать в договоре полную сумму. Продавец, если он не мошенник, должен пойти на ваши условия.
  • Проверьте продавца на риск банкротства. Это можно сделать на сайте Службы судебных приставов, в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве и на сайте Арбитражного суда. Ни в коем случае нельзя заключать сделку с банкротом: если вы купите у него квартиру, её потом заберут в пользу кредитора.
  • Какой бы договор вы ни подписывали, всегда внимательно читайте его от начала и до конца.

Скрытая комиссия

Вы встречаетесь с недобросовестным риелтором, который показывает выставленную на продажу квартиру. Вам она нравится, и вы соглашаетесь на сделку. Всё происходит без участия собственника: риелтор уверяет, что владелец — человек занятой и поручил ему вести все дела. Вы соглашаетесь и готовы отдать за квартиру требуемую сумму, например, 6 млн рублей.

При этом в расписке о получении денег, под которой стоит подпись собственника, и в договоре купли-продажи указано на 500 тысяч рублей меньше — 5 500 тысяч рублей. Когда вы спрашиваете, почему так, риелтор говорит, что 500 тысяч — это аванс за квартиру, который вы вносите агентству. И квартира продаётся только на таких условиях.

Другой вариант: риелтор говорит, будто один из собственников квартиры хочет получить эти деньги без ведома остальных (они в ссоре) и таковы условия сделки. В этом случае недобросовестный риелтор предлагает поместить дополнительные 500 тысяч рублей в отдельную ячейку (или на отдельный счёт, в зависимости от того, какой способ передачи денег вы выбрали). Вы соглашаетесь.

Поздравляем: риелтор обманул вас на 500 тысяч рублей.

Как себя обезопасить:

  • Обсуждайте стоимость квартиры только с собственником, настаивайте на полной открытости сделки.
  • Отдавайте деньги исключительно собственнику квартиры и только проверив все документы.

Собственник «передумал» через какое-то время

Вы купили квартиру у милой старушки. Никаких подозрений её поведение не вызывало, но на всякий случай вы попросили у неё справку из ПНД (психоневрологического диспансера), и она её принесла.

Вы спокойно отдали деньги, получили все необходимые документы и сделали в квартире хороший ремонт.

И в один прекрасный (на самом деле — не очень) день на пороге возникает старушка или, скорее, кто-то из её родственников или представителей и сообщает, что пенсионерка не осознавала, что делает, продавая квартиру, вот справка, что она не отдаёт отчёт в своих действиях.

Поэтому квартиру с ремонтом придётся вернуть. А деньги? Ну, бабушка не помнит, что там с деньгами, — вот же справка. Постойте, а как же справка из ПНД, которую вам предъявили перед заключением сделки? А справка липовая: оказывается, никто в ПНД старушку не видел.

Как себя обезопасить:

  • Лично сходите с продавцом за справкой в ПНД. Если продавец отказывается, это уже тревожный звоночек. Не можете сходить вместе? Проверьте подлинность справки потом, сходив к врачу, который её выдал.
  • Закажите экспертизу на сделку, чтобы продавец прошёл освидетельствование прямо перед подписанием документов.
  • Пригласите на сделку нотариуса, чтобы он сделал заверенную запись.
  • Убедитесь, что нотариус сделал запрос в суд для подтверждения того, что собственника не признавали недееспособным (это можно сделать только по решению суда). С 1 февраля 2018 года нотариусы обязаны это делать.

Авторы: команда Яндекс.Недвижимости и Гурам Базадзе. Иллюстратор: Наташа Джола

Источник: https://realty.yandex.ru/spravochnik/samye-populyarnye-afery-pri-pokupke-kvartiry

Прав-помощь
Добавить комментарий