Что делать, если опека ухудшает права ребенка, который со мной?

Ребенок-собственник: если опека не разрешает…

Что делать, если опека ухудшает права ребенка, который со мной?

По закону дети от 14 до 18 лет могут совершать сделки только с согласия своих законных представителей (родителей), а дети до 14 лет вообще не могут совершать сделки сами – за них действуют родители, за исключением специально перечисленных в законе случаев (ст. 26, ст. 28 ГК РФ).

При этом родители не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки (или давать согласие на их совершение), если в результате этого отчуждается или иным образом уменьшается имущество ребенка или ребенок отказывается от принадлежащих ему прав (п. 2 ст. 37 ГК РФ, ч. 2 ст. 20 и ч. 1 ст.

21 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ “Об опеке и попечительстве”).

Органы опеки и попечительства, проверяя законность сделки по отчуждению недвижимости, устанавливают, соответствует ли она интересам несовершеннолетнего и не ухудшаются ли условия проживания несовершеннолетнего, если он не является собственником в отчуждаемом жилом помещении, или не уменьшается ли его собственность в случае, если несовершеннолетний является собственником квартиры.

Разрешение на совершение сделки должно быть выражено ясно и недвусмысленно, в нем должно содержаться указание на то, какую именно сделку (купли-продажи, мены, залога и т.п.) и на каких условиях разрешается заключить. Но главный критерий в данном случае – подобные условия не должны каким бы то ни было образом умалять имущественные права и ущемлять законные интересы несовершеннолетнего.

При этом Конституционный Суд в своем определении от 6 марта 2003 г. № 119-О пришел к выводу, что из содержания абз. 2 п. 1 ст. 28 и п.п. 2-3 ст.

37 ГК РФ не вытекает право органов опеки и попечительства произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества несовершеннолетних детей, совершаемые их родителями; напротив, в соответствии с общими принципами права и требованиями ст. 2, ст. 17 и ст.

 38 Конституции РФ, решения органов опеки и попечительства – в случае их обжалования в судебном порядке – подлежат оценке исходя из конкретных обстоятельств дела.

Например, судебная практика исходит из того, что на снятие денежных средств со счета, открытого на имя ребенка, разрешение может быть выдано опекуну не только на разовый акт, но и, например, на распоряжение неограниченными по количеству выдач и размеру сумм денежными средствами до достижения ребенком определенного возраста (как правило, до 16 лет, когда он сможет это делать сам) (см., например, решение Новозыбковского городского суда Брянской области от 4 марта 2011 г.). Лицу, не являющемуся законным представителем, опекуном или попечителем ребенка разрешение опеки на распоряжение деньгами несовершеннолетнего не может быть выдано: так, в одном из дел дедушка открыл на имя внука вклад, однако через некоторое время передумал и решил забрать деньги, но ни орган опеки, ни суд его желание удовлетворить не смогли (решение Химкинского городского суда Московской области от 18 июля 2012 г.).

В другой ситуации мать решила продать доли в уставном капитале ООО, принадлежащие ее дочери по наследству после смерти отца, по цене в четыре раза меньшей, чем было указано в свидетельстве о праве на наследство, при этом понижение стоимости имущества никак не было обосновано. В результате орган опеки в выдаче разрешения на продажу отказал, и суд с ним согласился (решение Нефтеюганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Тюменской области от 1 февраля 2012 г. по делу № 2-296/2012).

Возражения второго родителя по поводу совершения сделки не являются безусловным основанием для отказа органа опеки – проверяется, насколько сделка соответствует интересам ребенка, а не родителей (одного из них).

Так, согласно утвержденному актом муниципалитета порядку для получения разрешения в орган опеки должны были обращаться оба родителя, в том числе и в случае расторжения между ними брака; заявление от одного родителя могло быть принято только от одинокой матери или в случае признания второго родителя без вести пропавшим. Однако суд признал это положение не соответствующим закону, поскольку оно ограничивает права родителей – ведь федеральное законодательство не предусматривает обязательного достижения родителями согласия относительно имущественных прав их ребенка (смотрите, например, решение Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 17 мая 2011 г. по делу № 2-1249/11).

При этом если несогласие второго родителя мотивировано объективными причинами – то есть тем, что сделка противоречит интересам ребенка, и это подтверждается в результате проведенной органом опеки проверки, – то суд признает отказ органа опеки в даче согласия на сделку правомерным.

Так, в одном из судебных процессов рассматривалось дело, где у матери, отца и ребенка было по 1/3 доли в квартире. Мать продала свою долю постороннему лицу, а затем запросила у опеки разрешение на продажу доли и ребенка, однако отец возражал.

Мать после продажи своей доли не приобрела взамен никакого жилья, продолжила вместе с ребенком проживать на чужой жилплощади в квартире нового мужа, а на средства от продажи доли ребенка планировала приобрести квартиру в другом городе для сдачи в аренду, а не для улучшения жилищных условий ребенка.

Орган опеки, естественно, отказал в выдаче разрешения на продажу, и Зеленоградский районный суд г. Москвы его поддержал.

В другом деле мать просила согласия органа опеки на продажу квартиры, принадлежащей дочери, поскольку они проживали в другом месте в частном доме и у нее не было средств на содержание этой квартиры, деньги от продажи она планировала потратить на свои нужды и нужды детей, а не на приобретение жилья дочери. Естественно, суд признал отказ опеки правомерным (см. решение Таштагольского городского суда Кемеровской области от 22 октября 2010 г. по делу № 2-855/10).

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/mazuhina/516762/

Участие органов опеки и попечительства в сделках с недвижимостью несовершеннолетних – Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Что делать, если опека ухудшает права ребенка, который со мной?

Скачать текст статьи (с ссылками на законы)

С 1 января 2016 года вступили в силу изменения федерального законодательства , в соответствии с которыми введено обязательное нотариальное удостоверение сделок:

  • по продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу ;
  • по продаже земельной доли ;
  • связанных с распоряжением недвижимым имуществом на условиях доверительного управления или опеки;
  • по продаже недвижимого имущества, принадлежащего несовершеннолетнему гражданину или гражданину, признанному ограниченно дееспособным.

По закону, юные граждане до 18 лет могут владеть недвижимым имуществом, но, в отличие от взрослых членов общества, не вправе самостоятельно им распоряжаться.

Согласно Семейному и Гражданскому кодексам РФ , операции с собственностью несовершеннолетних находятся под контролем государства в лице органов опеки и попечительства.

В связи с этим, хотелось бы порассуждать о роли и полномочиях данной структуры исполнительной власти.

Органы опеки на страже детских интересов

На территории Российской Федерации несовершеннолетним считается лицо, не достигшее возраста полной дееспособности – 18 лет.

Малолетние граждане (до 14 лет) полностью лишены возможности совершать юридические действия без ведома и согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей, опекунов и попечителей.

С момента получения паспорта в 14 лет ситуация несколько меняется: подростки уже могут сами принимать решение по отдельным вопросам, затрагивающим их интересы, и подписывать документы. Но только с письменного согласия взрослых, которые всё еще несут за них ответственность.

Возникает вопрос: если есть законные представители, обязанные заботиться о ребенке и, в том числе, о его имуществе, для чего нужны органы опеки и попечительства? Основная функция данной государственной структуры – надзор за соблюдением прав и интересов несовершеннолетних – во всех сферах. К сожалению, не каждый родитель достаточно серьезно относится к своим обязанностям. В практике Уполномоченного немало случаев, когда семьи (намеренно или случайно) вступают в сделки, которые могут не только ухудшить жилищно-бытовые условия ребенка, но вовсе лишить его крыши над головой. В свою очередь, ООП призваны подстраховать от подобных ситуаций: проконтролировать, чтобы в результате операций с недвижимостью, принадлежащей юному гражданину, доля ребенка не уменьшилась, а условия проживания не ухудшились:

Пример из практики:Братьям Орловым после гибели родителей досталась трехкомнатная квартира в Московском районе Санкт-Петербурга.

Детей взяла под опеку знакомая семьи Татьяна Ивановна, которая буквально через год отправила мальчишек в кадетский корпус, а сама, не уведомив социальные службы, сдала квартиру в аренду. Однако этим дело не ограничилось.

Женщина попыталась организовать размен сиротского жилья: вместо «трешки» в сталинском доме приобрести несовершеннолетним опекаемым две квартиры-студии в новостройках Ленинградской области.

Не добившись одобрения органов опеки и попечительства, Татьяна Ивановна решила действовать в обход – обратилась к Уполномоченному по правам ребенка с просьбой «пресечь нарушение детских прав» и добиться от местной администрации необходимого согласия «в интересах несовершеннолетних сирот».

Правозащитник оперативно связалась со специалистами округа, побеседовала с братьями Орловыми и, убедившись, что намерения опекуна вовсе не чисты, привлекла к урегулированию ситуации правоохранительные органы. Таким образом, действия мошеннического характера удалось предотвратить. Впоследствии опекун была освобождена от обязанностей по воспитанию детей.

Когда требуется разрешение органов опеки?

Предварительно, оговоримся: если ребенок лишь зарегистрирован в квартире и не является собственником жилья, никаких разрешений от органов опеки не требуется. В ином случае, на совершение сделок с недвижимостью необходимо получить письменное согласие в местной администрации .

В частности, когда речь идет о таких операциях как:

  • купля-продажа;
  • дарение недвижимости, собственником которого является несовершеннолетний;
  • залог недвижимого имущества, собственником которого является несовершеннолетний;
  • обмен недвижимого имущества несовершеннолетнего;
  • раздел недвижимого имущества несовершеннолетнего;
  • выдел доли из недвижимого имущества несовершеннолетнего;
  • другие сделки, влекущие за собой изменение (уменьшение) недвижимого имущества несовершеннолетнего;
  • оформление сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав;
  • раздел его имущества или выдел из него долей;
  • любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного;
  • отказ наследуемого имущества, если вступление в наследство противоречит интересам несовершеннолетнего.

Также следует отметить, что опекаемые дети находятся на особом контроле ООП , поэтому все сделки, производящиеся с их движимым и недвижимым имуществом, нуждаются в одобрении местной администрации.

Можно ли обойтись без согласований с ООП? Нет, нельзя. Нарушение порядка обращения в данные органы влечет за собой срыв сделки, либо признание ее недействительной, поскольку ООП вправе наложить запрет на регистрационные действия с имуществом несовершеннолетнего.

Какие документы нужны для получения разрешения?

Для получения разрешения на сделку с недвижимостью требуется подготовить определенный пакет документов. Четкого перечня нет ни в одном нормативном акте, поэтому на разных территориях требования могут отличаться. Но, как правило, незначительно.

Помимо документов, удостоверяющих личность, могут потребоваться правоустанавливающие документы на продаваемую и приобретаемую недвижимость: технический паспорт; кадастровый номер земельного участка (если приобретается индивидуальное жилое строение); выписка из Единого государственного реестра прав об отсутствии арестов и запретов на приобретаемое имущество. В случае, если ребенок является собственником доли в продаваемой квартире, но не прописан в ней, необходимо предоставить выписку из домой книги с места его регистрации. Также, могут запросить справку формы №9, свидетельство о заключении/расторжении брака и иные значимые на взгляд специалистов документы.

Для совершения сделки требуется согласие обоих законных представителей, но при подаче заявления-уведомления, как правило, достаточно присутствия кого-то одного.

Если же к семье имеются особые вопросы (стояли на учете, попадали в поле зрения субъектов профилактики и т.д.), сотрудники местной администрации могут потребовать присутствия всей семьи.

В Гражданском и Семейном кодексах РФ на этот счет ничего не сказано, но спорить не стоит: препирательства в данном случае только затянут решение вопроса.

В итоге, сформированный пакет документов принимается местной администрацией, рассматривается в течение 30 дней, после чего издается распоряжение, содержащее в себе четкие указания, при каких условиях может быть совершена сделка.

Критерии оценки

Прежде чем одобрить операцию с недвижимостью, специалисты ООП должны понять, совершается ли этот шаг осознанно и в интересах ребенка.

Стоит отметить, что четких критериев оценки не существует – вынесенное решение является преимущественно субъективным и учитывает целый ряд факторов:

  • площадь приобретаемого объекта;
  • техническое состояние объекта;
  • расположение объекта;
  • развитость инфраструктуры на прилегающей территории;
  • социальные условия и т.д.

В сделке может быть отказано, если она приведет к сужению объема существующих имущественных прав ребенка или к нарушению его охраняемых законом интересов. Говоря простым языком, доля собственности несовершеннолетнего не должна уменьшиться, а жилищные условия – ухудшиться.

К примеру, если ребенка из небольшой, но отдельной квартиры родители решать перевезти в просторную комнату общежития, вероятнее всего, они получат отказ.

При этом обмен ветхого строения на новое, качественное жилье, даже уступающего по параметрам, может быть воспринят положительно.

Отдельный вопрос – приобретение строящегося жилья. Долевое строительство всегда сопровождается большим риском для покупателя. Поэтому, как показывает практика, органы опеки не одобряют сделку в том случае, готовность объекта составляет менее 70%, а в договорах долевого участия не фигурирует имя несовершеннолетнего.

Любое решение ООП можно попытаться оспорить в установленном судебном порядке. Для этого необходимо получить письменное уведомление об отказе в местной администрации и обратиться с заявлением в суд. Но, как показывает практика, действия ООП редко выходят за пределы существующих норм и установленных законом приоритетов:

Пример из практики: Воронцовы решили переехать из квартиры в частный загородный дом. Родители нашли покупателей на свою жилплощадь, подыскали подходящее домовладение для встречной покупки, но получили в местной администрации отказ.

Обращение в суд плодов не принесло: действия органов опеки и попечительства признали законными. Тогда семья подготовила апелляцию и обратилась к Уполномоченному с просьбой отстоять законные интересы несовершеннолетних, являющихся собственниками продаваемого жилья.

Однако, как выяснилось из материалов дела, специалисты опеки действовали исключительно в рамках закона. Выбранная Воронцовыми постройка располагалась на территории садоводческого некоммерческого товарищества.

Стоящий на участке дом значился в документах как объект нежилого имущества и переезд туда, по сути, лишал детей официальной регистрации. Родителям было рекомендовано подыскать другой вариант встречной покупки. Как только объект был найден, органы опеки дали официальное согласие на проведение сделки.

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что сделки с недвижимостью, принадлежащей несовершеннолетним, являются достаточно сложными – причем, на всех этапах.

На законных представителей обрушивается целый вал дополнительных трудностей: поиск подходящих вариантов (ведь не все будут одобрены), сбор пакета документов, длительные согласования, не говоря про вполне вероятный страх срыва операции по причине отказа.

И все же следует понимать: все меры предосторожности, принимаемые государством, существуют исключительно для того, чтобы защитить юных граждан от ущемления прав и неразумных рисков.

Субъективность и человеческий фактор играют не последнюю роль в деятельности органов опеки и попечительства.

Поэтому добросовестные родители всегда могут попытаться донести до специалистов свою позицию путем разумных переговоров.

Если же должностные лица не идут на контакт и, вопреки закону, игнорируют детские интересы, следует пожаловаться в прокуратуру или обратиться за поддержкой Уполномоченному по правам ребенка.

Источник: http://www.spbdeti.org/id6327

усыновите.ру

Что делать, если опека ухудшает права ребенка, который со мной?

Родители ребенка или лица, их заменяющие, утрачивают свои права и обязанности по представительству и защите прав и законных интересов ребенка с момента возникновения прав и обязанностей опекуна или попечителя.

Права и обязанности опекунов и попечителей определяются гражданским законодательством.

Права и обязанности опекунов и попечителей относительно обучения и воспитания несовершеннолетних подопечных определяются семейным законодательством.

Опекуны являются законными представителями своих подопечных и вправе выступать в защиту прав и законных интересов своих подопечных в любых отношениях без специального полномочия.

Попечитель может выступать в качестве законного представителя своего подопечного.

Попечители несовершеннолетних граждан оказывают подопечным содействие в осуществлении ими своих прав и исполнении своих обязанностей, а также охраняют их от злоупотреблений со стороны третьих лиц.

При временном отсутствии подопечного в месте жительства, в частности в связи с учебой или пребыванием в медицинской организации, пребыванием в местах отбывания наказания, не прекращается осуществление прав и исполнение обязанностей опекуна или попечителя в отношении подопечного.

Как опекуны, так и попечители обязаны:

  • Заботится о содержании подопечных (т.е. предоставлять им питание, одежду и т.п.).
  • Обеспечивать подопечного уходом и лечением.
  • Заботиться о воспитании ребенка (о его психическом, духовном и нравственном развитии) (опекун или попечитель вправе самостоятельно определять способы воспитания ребенка, находящегося под опекой или попечительством, с учетом мнения ребенка и рекомендаций органа опеки и попечительства).
  • Обеспечить получение ребенком основного общего образования; опекун или попечитель имеет право выбора образовательного учреждения и формы обучения ребенка с учетом мнения ребенка до получения им общего образования. Заботиться о здоровье ребенка и о его физическом развитии.
  • Заботиться об общении ребенка с его родственниками и регулировать порядок общения.
  • Представлять и защищать права и интересы ребенка.

Это фактические действия, которые в соответствии со статьей 36 Гражданского Кодекса Российской Федерации обязаны совершать опекуны и попечители несовершеннолетних. Юридические действия опекунов (попечителей) направлены на защиту прав и охраняемых законом интересов подопечных.

Опекуны и попечители обязаны защищать интересы подопечных, а, следовательно, имеют право и обязаны:

  • Подавать заявления о выплате причитающихся подопечному пособий, пенсий;
  • Подавать исковые заявления в суд о взыскании алиментов с лиц, обязанных по закону содержать подопечного;
  • Принимать меры по защите прав собственности подопечного (подавать иски об истребовании его имущества из чужого незаконного владения, о признании права собственности и прочие);
  • Опекун и попечитель обязаны заботиться о переданном им имуществе подопечных как о своем собственном, не допускать уменьшения стоимости имущества подопечного и способствовать извлечению из него доходов.
  • Предъявлять требования о возмещении вреда, причиненного здоровью подопечного или его имуществу, о компенсации морального вреда, причиненного подопечному;
  • Обращаться в лечебные, учебные и иные учреждения с целью получения подопечным медицинских, образовательных и прочих услуг как на безвозмездной, так и на возмездной основе;
  • Защищать жилищные права подопечного путем подачи исков о его вселении, о выселении лиц, не имеющих права проживать в жилом помещении подопечного, подачи заявления о предоставлении подопечному жилого помещения и пр.;
  • Обращаться с заявлением ко всем другим гражданам, организациям, органам государственной власти и местного самоуправления, должностным лицам в случаях нарушения прав подопечного или при угрозе такого нарушения.

Опекуны и попечители не вправе:

  • Опекун, попечитель, их супруги и близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование;
  • Предоставлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом опекуна или попечителя и их близкими родственниками.
  • Опекун или попечитель не вправе препятствовать общению ребенка с его родителями и другими родственниками, за исключением случаев, если такое общение не отвечает интересам ребенка.
  • Подопечные не имеют права собственности на имущество опекунов или попечителей, а опекуны или попечители не имеют права собственности на имущество подопечных, в том числе на суммы алиментов, пенсий, пособий и иных предоставляемых на содержание подопечных социальных выплат.
  • Опекун не вправе заключать кредитный договор и договор займа от имени подопечного, выступающего заемщиком, а попечитель не вправе давать согласие на заключение таких договоров, за исключением случаев, если получение займа требуется в целях содержания подопечного или обеспечения его жилым помещением. Кредитный договор, договор займа от имени подопечного в указанных случаях заключаются с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.
  • Опекун не вправе заключать договор о передаче имущества подопечного в пользование, а попечитель не вправе давать согласие на заключение такого договора, если срок пользования имуществом превышает пять лет. В исключительных случаях заключение договора о передаче имущества подопечного в пользование на срок более чем пять лет допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства при наличии обстоятельств, свидетельствующих об особой выгоде такого договора, если федеральным законом не установлен иной предельный срок.
  • Опекун без предварительного разрешения органа опеки и попечительства не вправе совершать, а попечитель не вправе давать согласие на совершение сделок по сдаче имущества подопечного внаем, в аренду, в безвозмездное пользование или в залог, по отчуждению имущества подопечного (в том числе по обмену или дарению), совершение сделок, влекущих за собой отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, и на совершение любых других сделок, влекущих за собой уменьшение стоимости имущества подопечного.

Предварительное разрешение органа опеки и попечительства требуется также во всех иных случаях, если действия опекуна или попечителя могут повлечь за собой уменьшение стоимости имущества подопечного.

Опекуны и попечители вправе:

  • Опекун или попечитель вправе требовать на основании решения суда возврата ребенка, находящегося под опекой или попечительством, от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без законных оснований, в том числе от родителей или других родственников либо усыновителей ребенка.
  • Опекун вправе вносить денежные средства подопечного, а попечитель вправе давать согласие на внесение денежных средств подопечного только в кредитные организации, не менее половины акций (долей) которых принадлежат Российской Федерации.

В интересах подопечного орган опеки и попечительства в акте о назначении опекуна или попечителя либо в договоре об осуществлении опеки или попечительства может указать отдельные действия, которые опекун или попечитель совершать не вправе, в том числе может запретить опекуну или попечителю изменять место жительства подопечного, а также в целях учета индивидуальных особенностей личности подопечного установить обязательные требования к осуществлению прав и исполнению обязанностей опекуна или попечителя, в том числе такие требования, которые определяют конкретные условия воспитания несовершеннолетнего подопечного.

Любые действия (бездействие) по осуществлению опеки или попечительства опекуном или попечителем ребенка могут быть обжалованы родителями или другими родственниками либо усыновителями ребенка в орган опеки и попечительства.

В случае если опекун или попечитель не подчиняется решению органа опеки и попечительства, родители или другие родственники либо усыновители ребенка вправе обратиться в суд с требованием о защите прав и законных интересов ребенка и (или) своих прав и законных интересов.

Неисполнение решения суда является основанием для отстранения опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей.

Ответственность опекунов и попечителей:

  • Опекуны несут ответственность по сделкам, совершенным от имени подопечных.
  • Опекуны и попечители отвечают за вред, причиненный по их вине личности или имуществу подопечного.

При обнаружении ненадлежащего исполнения опекуном или попечителем обязанностей по охране имущества подопечного и управлению имуществом подопечного (порча, ненадлежащее хранение имущества, расходование имущества не по назначению, совершение действий, повлекших за собой уменьшение стоимости имущества подопечного, и другое) орган опеки и попечительства обязан составить об этом акт и предъявить требование к опекуну или попечителю о возмещении убытков, причиненных подопечному.

Опекуны и попечители несут уголовную ответственность, административную ответственность за свои действия или бездействие в порядке, установленном соответственно законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации.

Источник: http://www.usynovite.ru/adoption_/guardianship_/Prava_i_obyazannosty_opekunov/

Юлия Джеймс Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Семейный архив Image caption Алексей с приемной дочкой

Просыпаясь по утрам, Алексей первым делом замечает непривычную тишину в доме. Еще год назад их с женой Таней будил смех и беготня трех приемных дочек.

В феврале этого года Татьяну ограничили в опеке по подозрению в умышленном причинении легкого вреда здоровью и неисполнении обязанностей по воспитанию.

Трех сестер поместили в детский дом на время разбирательств.

Следствие по этому уголовному делу идет уже девять месяцев. За это время Татьяна и Алексей видели девочек только на фотографиях в соцсетях, на страницах детского дома.

Им не разрешают навещать детей, которые полгода называли их мамой и папой, поскольку в рамках уголовного дела Татьяна в статусе подозреваемой.

Супруги регулярно возили подарки и посылки девочкам в детский дом.

Из последней психологической экспертизы сестер они узнали, что сотрудники учреждения рассказали дочкам, что Татьяну, Алексея, дедушку и всех домашних животных убили полицейские.

“Я не знаю, что было с детьми, когда им сказали, что мы все умерли. Но лично я после этой новости не мог разговаривать два дня, – рассказывает Алексей, – мы тут бьемся, бьемся, а нас уже похоронили до суда”.

Правообладатель иллюстрации Семейный архив Image caption Новый 2018 год семья отмечала в Петрозаводске

Алексей и Татьяна пришли к выводу, что подарки и посылки девочкам не передавали или говорили, что их принесли другие люди.

Что произошло?

Татьяна и Алексей хотели большую семью и решили взять на воспитание детей из интерната. Они окончили школу приемных родителей, собрали все необходимые медицинские справки и прошли прочие проверки.

В прошлом году Татьяна увидела в базе данных детей сирот троих сестер и сразу позвонила в местную опеку. Несмотря на то, что у девочек были кровные родственники, они пробыли в интернате целый год.

В июне 2018 года Татьяна оформила на себя опеку над девочками, поскольку они тогда не были официально расписаны с Алексеем. Они провели вместе счастливое лето, съездили в городок Мышкин на Волге и в Эмираты.

Правообладатель иллюстрации Семейный архив Image caption Летом 2018 года сестры впервые полетали на самолете и увидели море

В конце 2018 года Татьяна и Алексей устроили пышную свадьбу, чтобы отметить создание своей большой семьи.

https://www.youtube.com/watch?v=u3ebo_OYHhc

В январе этого года Татьяна готовила еду со старшей дочкой. Младшая и средняя играли в детской. По словам Татьяны, девочки не поделили куклу и сильно подрались.

Татьяна общалась с кровной родственницей сестер и отправила фотографию девочек с синяками на лице.

“Я ей отправила фотографию – посмотри, как девочки подрались, что они наделали. Она мне – да, вот, как же так, ты держись. А через два дня она пошла в полицию и написала заявление: жестокое обращение с детьми”, – вспоминает Татьяна.

Через несколько недель Татьяну ограничили в опеке, а девочки снова оказались в детском доме.

“Девочки рассказывали, как они дрались, зачем они подрались, почему, как, что. Нет, им надо было отработать, они завели дело”, – объясняет Татьяна.

Одно из основных доказательств в деле против Татьяны – это показания сестер возраста от трех до пяти лет. В ходе следствия показания девочек постоянно меняются.

Супруги вынуждены жить не дома в Москве, а в Петрозаводске, где идет следствие. На момент изъятия семья гостила у папы Алексея в Карелии. Девочек тем временем перевели в детский дом в Москве.

Татьяна заметила, что сестры снова появились в базе данных детей на усыновление.

Алексей – журналист, теперь он пишет книгу под рабочим названием “Как государство отберет ваших детей”.

“Детей посадили в тюрьму, мы ходим и передачки им передаем, как в тюрьму”, – рассказывает Татьяна.

“Нет, в тюрьме есть свидания, а тут и этого нет”, – возражает Алексей.

“Забрать ребенка просто, вернуть – очень сложно”

В последнее время в СМИ и социальных сетях появляется огромное количество сообщений об изъятии родных и приемных детей.

Причины изъятия очень разные: предполагаемое насилие в семье, бедность, нетрадиционная сексуальная ориентация, алкогольная или наркотическая зависимость и даже участие родителей в акциях протеста (хотя в последнем случае дело решилось в пользу родителей).

С 2015 года существует такая форма устройства ребенка в интернат, как трехстороннее соглашение.

Когда родители сталкиваются с бытовыми, финансовыми и другими трудностями, органы опеки предлагают им на время отдать ребенка в детский дом, пока они не решат проблемы.

Ничего страшного, убеждают родителей сотрудники опеки, в детском доме есть необходимые условия, игрушки, школа. А вы пока найдете работу, наладите быт, сделаете ремонт в доме.

Казалось бы, государство действительно пытается позаботиться о благополучии и безопасности ребенка.

Однако правозащитники и работники благотворительных фондов утверждают, что на практике многие дети получают психологическую травму, когда из привычных семейных условий попадают в интернаты.

Помимо травмы от разлуки с родителями, в учреждениях дети могут столкнуться с сексуальным, физическим и психологическим насилием.

У родителей опускаются руки из-за чувства вины от того, что их дети не с ними. Некоторые родители понимают, что никогда не смогут обеспечить ребенка такими же бытовыми условиями, как в детских домах.

“Среди родителей, у которых отобрали ребенка, смертность в ближайший год просто взлетает. Потому что единицы могут в ответ на это мобилизоваться, прорваться и вернуть ребенка, – рассказывает психолог Людмила Петрановская, которая более 20 лет занимается темой сиротства, – забрать ребенка очень просто, вернуть его очень сложно”.

“Получается, что если с этой семьей не работают, она ухудшает свое состояние, и возвращать ребенка просто некуда”, – объясняет Алина Киприч, сотрудница благотворительного фонда “Дети наши”.

Алина – социальный педагог, она ведет уникальный проект фонда по профилактике социального сиротства в Смоленской области под названием “Не разлей вода”.

Image caption Практически каждый день Алина ездит по деревням Смоленской области и пытается помочь семьям в беде

Благотворительный фонд заключил договор с местной опекой. Теперь в этом районе прежде чем изъять детей из неблагополучных семей, органы опеки просят фонд попробовать помочь родителям справиться с кризисной ситуацией.

“Опека – это не тот орган, который направлен на помощь априори. Их задача – обеспечить безопасность ребенка, – рассказала Алина, – то есть даже если бы они очень хотели, дело в том, что у них нет таких ресурсов”.

Алина согласилась познакомить меня с семьями в Смоленской области, в которых дети могут попасть в интернат из-за материальных трудностей родителей.

Сломалась печка? Детей – в интернат

Как и в других сельских районах, главная проблема в деревнях Смоленской области – отсутствие работы. Местные жители помоложе ездят в города на вахту, а старики полагаются на пенсии и огороды.

Когда случается крупная поломка, например, печки, у родителей часто нет 50 тыс. рублей на новую. Отсутствие отопления в доме – это прямой повод для органов опеки, чтобы разместить детей в интернате.

Прошлой зимой органы опеки пришли к многодетной вдове Надежде и увидели, что в ее печи образовалась такая большая дыра, что дом мог попросту сгореть.

Image caption Надежда – вдова, она раньше работала санитаркой в реанимации, но ее отделение закрыли

Женщина неделями не могла выйти из дома, так как боялась оставить печь без присмотра. По просьбе опеки благотворительный фонд установил ей новую печь.

Если бы трое детей Надежды оказались в одном из детских домов Смоленска, государство тратило бы на них около 150 тыс. рублей в месяц. Благодаря помощи фонда государство смогло сэкономить бюджетные средства, а дети смогли бы остаться с родной мамой.

“Мы любим друг друга, это самое главное. На самом деле у нас в доме любовь”, – считает Надежда.

Эксперты, работающие в других регионах, рассказали нам, что такой интерес к судьбе семьи органы опеки испытывают далеко не всегда. В других районах нет благотворительных фондов, а если они есть, то их ресурсов не хватает, чтобы помочь всем.

Фонду “Дети наши”, где работает Алина, часто приходится ремонтировать или ставить новые печи. По словам Людмилы Петрановской, размещение детей в детские дома из-за поломки печей – это “классика жанра по всей стране”.

“У тебя есть, например, на территории детский дом, значит туда проще отправить ребенка. У тебя нет способа починить печку. Не прописан, не продуман, – объясняет Людмила. – Хорошо, если подвернется некоммерческая организация, которая решит этот вопрос. А если нет, то у тебя есть натоптанная лыжня”.

В Смоленской области такая НКО есть. В основном фонд помогает матерям-одиночкам и воспитанникам детских домов, которым сложно адаптироваться к самостоятельной жизни. НКО помогает 17 семьям только в этом регионе, но в стране, где более 21 млн человек живут за чертой бедности, это капля в море.

Image caption Местная опека и благотворительный фонд “Дети наши” работают вместе, чтобы сохранить семьи

Алина считает, что в России так остро стоит проблема социального сиротства еще и потому, что в обществе размещение детей в интернат считается приемлемым.

“Дети попадали в интернат после войны. И с этого началась такая “династия”. Для этих детей, которые подросли, интернат – это нормальное место, – объясняет Алина, – в конечном итоге через третье поколение они все так живут, и все в их семье считают, что это абсолютно нормальная история”.

Случаи, когда детей забирают у родных родителей из-за не проведенного в доме ремонта, недостатка еды в холодильнике или отсутствия отопления, случаются по всей России. Более 10 тыс. детей ежегодно оказывается в детских домах, около 80% из них попадает туда по трехстороннему соглашению.

Александр Гезалов, директор социального Центра Святителя Тихона при Донском монастыре и специалист по проблемам сиротства, часто сталкивается с такими случаями. Александр сам вырос в детском доме и написал об этом автобиографию “Соленое детство”.

Правообладатель иллюстрации Личный архив Image caption Александр Гезалов считает систему воспитания в советских детских домах бесчеловечной

“Если честно, я сам не знаю, как я выжил после такого детства”, – признается Александр.

Из тринадцати выпускников его года в живых остался он один. Наверное, выжить ему помогло искрометное чувство юмора. Даже разговаривая на такую серьезную тему, как социальное сиротство, Александр иронизирует и мрачно шутит.

Александр перечислил ряд причин социального сиротства: низкий уровень жизни многодетных семей, некорректная работа органов исполнительной власти и опеки и отсутствие единого государственного органа, отвечающего за семейную политику.

“Семейная политика у нас сводится к тому, чтобы не помогать семье, а отбирать детей. Государство интересуют дети, но не интересует семья. Нет понимания, что семья, родители – это высшая ценность”, – рассказал он.

По самым скромным подсчетам, на детские дома государство тратит более 70 млрд рублей в год.

И даже благотворительным организациям гораздо легче собирать деньги на помощь детям-сиротам, живущим в учреждениях, чем на помощь родителям с детьми, которые, согласно общественному мнению, “сами виноваты”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-50379876

Орган опеки – это уполномоченный по правам ребенка: Интервью с замглавы Приморского района Архангельской области

Что делать, если опека ухудшает права ребенка, который со мной?

20 августа 2008 | Время чтения 9 мин

Архангельская область, 20 августа 2008, 10:59 — REGNUM 1 сентября 2008 года вступает в силу Федеральный закон “О деятельности органов опеки и попечительства”.

О том, для чего был принят этот закон, в чем он призван помочь и в чем заключается ежедневная работа органов опеки, корреспондент ИА REGNUM побеседовал с заместителем главы Приморского района Архангельской области по социальным вопросам Людмилой Киселевой.

ИА REGNUM: Людмила Альбертовна, расскажите, пожалуйста, чем занимаются органы опеки и попечительства? Многие люди не представляют себе, что это такое и какие вопросы курируются органами опеки, потому что сталкиваются с ними крайне редко.

Людмила Киселева: В 2008 году произошло очень хорошее событие – в апреле был принят закон об органах опеки и попечительства, и с 1 сентября он уже вступает в силу. Нельзя сказать, что без этого закона органы опеки не работали, но они делали это, опираясь на массу законодательных и подзаконных актов.

Задачи и полномочия органов опеки прописаны в законе. Во-первых, это обеспечение своевременного выявления лиц, нуждающихся в установлении над ними опеки и попечительстве и их устройство.

Во вторых, это защита их прав и законных интересов, а также обеспечение достойного уровня жизни и обеспечение государственной поддержки этих лиц, и органов и лиц, которые исполняют функции попечителя. Государство определило, что функции опеки – это государственные функции.

Но в прошлом году областным законом эти полномочия были переданы муниципалитетам вместе со средствами на их исполнение. В то же время областным законом вопросы кураторства в сфере опеки закреплены за областью. Тем не менее, отдельного органа, который бы занимался этим на уровне администрации области, нет.

ИА REGNUM: Поясните, пожалуйста, кого касается опека?

Людмила Киселева: Опека может быть над несовершеннолетними и над совершеннолетними недееспособными лицами. Детьми у нас занимается департамент образования, а недееспособными занимается департамент социальной защиты населения. Но мне кажется, что было бы удобнее, если бы вопросами опеки над обеими категориями лиц занималась одна структура.

Было бы хорошо, если бы этот орган существовал на уровне области и направлял деятельность органов опеки муниципалитетов. Во многих муниципальных районах по-разному ведется работа органов опеки. Где-то вопросами опеки занимается один орган, как в Приморском районе, а где-то два – органы образования и органы социальной работы.

Мы, сотрудники администрации Приморского района, принимали решение об организации органа опеки вместе с главой района. Возможно, нам было немного проще, так как до этого у нас был создан отдел социальной работы, который работал с недееспособными.

С 1 января 2007 года у нас был создан отдел опеки и попечительства, и именно он стал заниматься вопросами и детей, и недееспособными. Я думаю, что это правильно и логично.

ИА REGNUM: Почему Вы считаете, что это удобно? Чем удобно?

Людмила Киселева: Полномочия по осуществлению функций опеки не конкретизируются федеральным законом. Там указано, что опека осуществляется над гражданами – и не важно, маленькие ли это граждане или взрослые недееспособные. Функции общие, поэтому разделять эти функции искусственно – означает вводить дополнительные сложности.

ИА REGNUM: Людмила Альбертовна, органы опеки и попечительства контролируются прокуратурой, администрацией области, ее подразделениями и другими организациями. А кого контролируют сами органы опеки?

Людмила Киселева: Органы опеки должны осуществлять надзор за теми организациями, которые зарегистрированы как опекуны или попечители несовершеннолетних или недееспособных взрослых людей. Это интернаты и психиатрические больницы.

Но эти учреждения относятся либо к департаменту образования, либо к департаменту здравоохранения, либо к департаменту соцзащиты, то есть к совершенно разным отраслям. Почему я и говорю о специальном органе, который бы направлял органы опеки и говорил, каким образом проверять деятельность этих учреждений.

На сегодняшний день критериев для их оценки никто не обозначил. То есть нет регламентирующих документов, которые бы помогали нам оценивать деятельность, в частности, учреждений, осуществляющих опеку над взрослыми людьми.

Как правило, мы пользуемся уже наработанным опытом, многое установилось ежегодной и ежедневной практикой. Иногда то, что мы наработали с детьми, мы применяем и в работе со взрослыми.

ИА REGNUM: Как у вас происходит отбор сотрудников? Есть какие-то особые требования к людям, работающим в органах опеки?

Людмила Киселева: Здесь должен работать универсальный человек… Нашим сотрудникам нужны и юридические знания, и умение работать с людьми, и коммуникабельность. Причем нужно знать очень хорошо приемы социальной работы, нужно обладать организаторскими способностями, быть терпеливыми. Поэтому людей к нам подобрать достаточно сложно. Как правило, у нас работают педагоги плюс юристы.

ИА REGNUM: Сколько в администрации Приморского района работает людей в органе опеки и попечительства?

Людмила Киселева: У нас работает 4 человека, это очень мало. Особенность Приморского района в том, что на территории нашего района находится два интерната, в Ширше и в Трепузово – и областная психиатрическая больница.

Всего у нас на учете состоит более 600 совершеннолетних недееспособных граждан, и мы должны осуществлять надзор и соблюдение их прав. И на всех 600 человек в администрации есть только один человек.

Объем работы очень большой, и есть ли у него возможность сделать эту работу хорошо и качественно? Я не уверена. Помимо этого есть еще и новые проблемы. В частности, наличие имущества у недееспособного человека. Нужно им как-то распорядиться и проконтролировать, чтобы его не похитили.

Эта проблема раньше была не так актуальна, а с ростом доходов населения и проблема растет. Мы понимаем, что с ней будем сталкиваться все чаще.

ИА REGNUM: Органы опеки курируют осуществление сделок с недвижимостью, касающихся несовершеннолетних детей?

Людмила Киселева: Продажа жилья сегодня невозможна без органов опеки. Давая заключение на сделку, мы берем на себя ответственность. После этого издается распоряжение главы о том, что сделку можно совершить.

В этом случае нужно семь раз проверить, прежде чем разрешать. К сожалению, бывают случаи, когда родители ухудшают условия проживания детей. Наш район очень большой и нам требуется проверять условия проживания наших подопечных.

Но глава Приморского района, понимая это, выделил нашему отделу машину, то есть обеспечил нас транспортом.

ИА REGNUM: Людмила Альбертовна, расскажите, как сегодня обеспечивают жильем детей из интернатов?

Людмила Киселева: Я бы выделила два направления работы. Первое – это сохранение за ребенком того жилья, право на которое он имел, когда изымался из неблагополучной семьи. Конечно, никто не позволит пьющим родителям продать его квартиру, но вот довести ее до очень плохого состояния они могут. Таких примеров довольно много, и это является проблемой.

Здесь нам могут помочь сохранить квартиру только администрации поселений, участковые милиционеры или соседи этих людей. Второе направление работы – это обеспечение жильем детей, дома которых сгорели или были иначе утрачены. В Приморском районе на сегодняшний день 18 таких детей.

На обеспечение их жильем выделяют средства из областного бюджета, у 2008 году нам выделено 2 миллиона рублей. Но купить квартиру на вторичном рынке довольно непросто. Нам нужно сначала объявить конкурс. Также нужно, чтобы гражданин, желающий продать квартиру, подал заявку на конкурс, собрал массу документов.

Конкурсные процедуры длятся месяц, они могут еще и затянуться. Понятно, что в таких условиях желающих продать квартиры будет немного. Еще одна сложность в обеспечении прав ребенка возникает при переезде семьи в другой город или даже другую страну. Нам приходится принимать решение, опираясь отчасти на интуицию.

Кто гарантирует, что там, в другом государстве, не будут нарушены его права? Вот это, наверное, самое сложное. Мы должны убедиться, что семья делает все ребенку во благо.

ИА REGNUM: Как вы относитесь к предложениям создать институт уполномоченного по правам ребенка?

Людмила Киселева: Сложно сказать… Хотя у уполномоченного по правам человека есть свои правовая служба, часто они отсылают к нам людей с проблемами несоблюдения прав детей.

Можно сказать, что органы опеки уже сейчас выполняют функции того самого уполномоченного по правам ребенка, которого предлагают ввести. Поэтому не могу ничего сказать о целесообразности введения нового института.

Наверное, многое будет зависеть от того, какой это будет человек. Если деятельный и грамотный, то он может принести немало пользы.

ИА REGNUM: Можно ли сказать, что роль органов опеки год от года растет? Еще пять лет назад мы практически ничего не знали о вашей работе.

Людмила Киселева: Да, я согласна, что роль опеки растет. Сирот у нас меньше не становится, как это ни грустно звучит, их становится больше. Не так давно появилась новая задача – дети должны воспитываться в семье, поэтому теперь мы ищем эти семьи. И эти семьи должны быть хорошими.

Бывает такое, что ребенок попадает не туда, куда бы он хотел. Здесь тоже роль опеки очень важна. Мы должны не допускать фактов жестокого обращения с детьми. К сожалению, такие случаи есть.

Когда такое обнаруживается, мы себя корим, что это мы чего-то не увидели на этапе рассмотрения документов, не досмотрели.

ИА REGNUM: С введением института патроната многое изменилось?

Людмила Киселева: В этом году в Приморском районе патронат развивается существенно быстрее, чем в прошлом году. В патронатные семьи взяли уже больше детей, чем за весь 2007 год. Иногда приходится людям отказывать в усыновлении детей из-за того, что у них низкая зарплата.

Дети же должны получить в семье хорошие условия, а не жить так, чтобы им во всем отказывали. Есть не только патронат, но и другое явление – гостевая семья. Эти новые формы работы с людьми нам существенно помогают. Иногда люди не хотят сразу усыновлять или удочерять ребенка.

А после того, как дети погостят у них в течение лета, новые родители не хотят с ними расставаться. И не нужно бояться брать больных детей, им ведь тоже нужны любящие родители.

ИА REGNUM: Не могли бы вы рассказать вкратце о том, что изменится в 1 сентября после вступления в силу закона об органах опеки и попечительства?

Людмила Киселева: Новый закон определяет основные понятия “опека” и “попечительство”, определяет обязанности попечителей, порядок сопровождения опекаемых, порядок определения попечителей.

В нем описана сама процедура назначения попечителей, появляется понятие “предварительная опека”, которого раньше не было. Оно необходимо, когда нужно в срочном порядке определить первых опекунов для детей. Особых изменений не предвидится.

Закон систематизирует все законные и подзаконные акты, на основании которых работали органы опеки.

Источник: https://regnum.ru/news/1043816.html

Прав-помощь
Добавить комментарий