Что можно сделать с человеком, который на катке сбил меня с ног и я упала?

Большой городской каток

Что можно сделать с человеком, который на катке сбил меня с ног и я упала?

Гололед сковал все саратовские улицы, за исключением пешеходной Волжской

За пару дней до этого случая мы уже обсуждали этот спуск в редакции.

– Я просто не знала, как там идти, – рассказывала нам Ольга Игоревна Копшева, обозреватель отдела экономики, которая ходит в арбитражный суд как на работу. – Там же были такие места, которые не пройдешь, там только на попу садиться и съезжать!

Весь саратовский фейсбук забит фотографиями льда, сковавшего городские тротуары. Вот дежурная тропинка на Астраханской под стенами СИЗО: одинокая бабушка с тележкой идет прямо по проезжей части навстречу плотному потоку автомобилей, потому что на тротуаре можно переломать ноги. Это фото Елены Налимовой, редактора ИА «Стройсар».

Журналист Михаил Деришев публикует фотографию улицы Московской от Большой Садовой до автовокзала – «100 метров бобслейной трассы для бедных».

Еще одна журналистка, Елена Маркелова выставляет на обозрение сетевой аудитории фото подхода к школе «(внимание!) для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата»: две промерзшие, обледенелые колеи во дворе.

А между тем администрация города не перестает радовать нас новостями из, как это принято говорить в Сети, параллельной Вселенной: к приезду в Саратов известного фигуриста Ильи Авербуха Валерий Сараев предлагает превратить в гигантский каток всю Театральную площадь.

А областное правительство начинает масштабную подготовку ко второму Международному форуму по урбанистике «Среда для жизни: новые стандарты». Саратов за последний год в урбанистике поднаторел – у нас такая классная новая пешеходная зона, совсем как в Европе, и вот-вот намоют новый городской пляж. Плакат о том, как будут намывать, на той же пешеходной Волжской висит.

Пешеходная Волжская – она тоже из параллельной Вселенной. А вот Бабушкин взвоз – это уже наша реальность.

И в этой нашей реальности над лежащей на льду без движения женщиной стоит молодой человек и быстро набирает в телефоне 112, попутно спрашивая:

– Вы как? Скорая нужна? Я вызываю.

– Ох, я вроде ничего, ничего, – повторяет незнакомка, приподнимаясь на локте и тяжело опираясь на руку своей подруги. Первый шок от падения уже прошел. – Не надо скорую. У меня просто голова кружится.

– Занято, – чертыхается молодой человек. – Там, внизу, у проруби, сегодня «скорая» дежурит. Вы обязательно подойдите к ним. Вдруг сотрясение. Дойти сможете?

– Смогу, наверное, – взгляд у нее немного растерянный. Она продолжает сидеть, не встает.

– Обязательно покажитесь врачам, – добавляет моя спутница. – У меня так мама пару лет назад упала, тоже зимой на льду, тоже думала, что всё в порядке, а у нее компрессионный перелом позвоночника обнаружился.

Женщина кивает. И, опираясь на руку своей подруги, медленно встает. Осторожно, поддерживая друг друга и держась за стену соседнего дома, женщины потихоньку спускаются к улице Чернышевского.

Светит солнце, внизу у Ротонды видно, как вокруг автомобилей МЧС разгуливают счастливые горожане, кто-то командует в мегафон, и люди в одинаковых белых тряпочных жилетках выстраиваются в шеренгу и начинают что-то скандировать. Автомобиль ДПС перегораживает Бабушкин взвоз.

На ступеньках, ведущих от Чернышевского к арбитражному суду, поблескивают лужицы – лед здесь перед Крещением сбит, а сама лестница густо усыпана реагентами. Поднимаем взгляд к Липкам – перед нами та самая бобслейная трасса для бедных.

Только на санках или ледянке по ней всё равно не съедешь: сверхскоростной вылет на Чернышевского, прямо под колеса автомобилей – гарантирован.

И можно смириться с тем, что в общепринятом понимании город Саратов – это его исторический центр. Когда жители с окраины туда едут, они так и говорят – мы едем в город. И допустить, что, так уж и быть, Заводской и Ленинский – это выселки.

И представить, что если город готовится к форуму по урбанистике, то уж город-то, в смысле центр, должен быть весь такой, как пешеходная Волжская.

Поэтому 22 и 23 января, уже после того как город слегка припорошило снегом, я еду в центр оценивать качество уборки прилегающих к пешеходным улиц и мысленно думаю: милые коммунальные службы, удивите меня, ну же! Забегая вперед, скажу, что удивили – могут, когда захотят.

Набережная Космонавтов. Утро понедельника. Солнце уже поднялось выше моста, его лучи окрасили розовым цветом холмы и трубы Заводского района. В утренней тишине раздается одинокое «тюк-тюк-тюк-тюк». После восьми «тюков» следует пауза в несколько секунд, и «тюки» возобновляются.

Четыре подхода по восемь «тюков» сменяет «шкряб-шкряб-шкряб» – куски сколотого льда сгоняются в сторону. Это одинокий мужчина в старом треухе и оранжевой жилетке орудует ледорубом на полукруглой лестнице, что спускается со второго яруса Набережной на третий.

«Тюк-тюк-тюк», пауза, долгий взгляд на покрытую льдом утреннюю Волгу, «тюк-тюк-тюк».

Лестница покрыта толстой коркой льда – 19-го вечером на Князевском взвозе была сильная авария на водопроводе, затопило весь верхний ярус Набережной и лестницы.

По ярусам-аллеям, видимо, прошелся бобкет – лед там содран почти до асфальта. И кучка льда лежит у края круглой смотровой площадки.

Между двумя аллеями кусок непроходимого льда, сейчас покрытого тонким слоем мокрого снега. Лестница с первого на второй ярус вычищена идеально.

На первом ярусе вдалеке замечаю еще двоих в оранжевых жилетах – с большими щипцами и мусорными пакетами.

Еще троих их коллег я встречу у кинотеатра «Пионер» – две женщины и немолодой усатый мужичок в спецформе «Дорстроя», опираясь на лопаты, будут задорно смеяться над чем-то своим рядом с кучками только что сбитого льда.

В ожидании машины, куда этот лед нужно забросить. А дорстроевский же «Камаз» будет стоять поодаль с включенной аварийкой, перекрывая половину проспекта. Без движения. И без водителя.

На улице Пыпина – сплошной лед. Тротуары по улице Чернышевского почищены по принципу волчьей тропы – тут можно идти след в след. Иногда волчья тропа прерывается, и впереди открывается настоящий каток. И только у института травматологии и ортопедии тротуары вычищены почти идеально – вот ирония.

И сразу же тянет на пешеходную Волжскую – вычищенная до блеска, щедро усыпанная реагентами, приятно похрустывающими под зимней обувью (прощайте, ботинки), с нескользкой (!), что важно, плиткой. Европа, да и только. Но нельзя давать себе слабину, надо исследовать и другие улицы.

Улица Соборная, с недавних пор превратившаяся в тупик, покрыта снежной кашей. Тротуары кое-где почищены, но тоже в стиле «волчьей тропы». У дома № 21 пешехода встречает куча снега высотой в человеческий рост, ее огибает обледеневшая тропинка.

Напротив то ли строяще­еся, то ли ремонтируемое здание, огороженное зеленым металлическим забором. Одна секция этого забора оторвалась, и теперь он с громким лязгом хлопает на ветру. На улицу Григорьева даже сворачивать не хочется.

Припорошенный снегом лед и пара чистых кусков – у красивого особняка на углу с улицей Некрасова и у областной прокуратуры – тротуар у надзорного органа также щедро посыпан реагентами.

Тротуары улиц Мичурина, Некрасова, Октябрьской, Первомайской, Комсомольской ничуть не в лучшем состоянии.

Пользователи фейсбука, натолкнувшие меня на идею сделать репортаж с центральных улиц города, пишут: «Была статья в автомобильном журнале одного финна или шведа по поводу дорог.

Он очень удивленно говорил, что видит такое впервые в мире: как поступают со снегом в России. «Зачем его поливают реагентами? Его же нужно сначала убрать, а дорогу поливать потом».

Убранный снег не создает такого гололеда и на пешеходных зонах. Снег не убирается, а потом борются с гололедом». Парадокс!

В минувшие выходные весь каток, в который превратился наш город за исключением пешеходной Волжской, засыпало легким снегом. На днях синоптики снова обещают днем потепление до нуля градусов. А под выходные – мороз до -20. Так что гололед скоро вернется к нам в город, и еще не раз. Берегите себя.

Источник: https://fn-volga.ru/news/view/id/110131

Есть ли в мире справедливость? Покалеченный подросток написал письмо…

Что можно сделать с человеком, который на катке сбил меня с ног и я упала?

Сейчас Максиму уже 18. В момент аварии, о которой идет речь в его письме, ему было 16…

«Меня зовут Максим Вячеславович Матвеев. 28 ноября 2016 года я возвращался из колледжа домой. День был неплохой, ничего не предвещало беды. Переходя дорогу по пешеходному переходу возле дома № 143 по пр. Ленина, я почувствовал сильный удар в правое бедро и адскую боль…

Время замедлилось. Я был в воздухе, и не понимал, что происходит. Боль не давала сосредоточиться. Но всего лишь один взгляд на свою левую ногу вернул меня в реальность. Нога была неровной, в районе бедра она была смещена вправо. Взглянул вперед и дошло: меня сбила машина. Отлетев пару метров и упав на землю, я закричал от адской боли. Было страшно.

Вышла женщина, которая сбила меня, и единственное, что я смог ей сказать: «Я не виноват!» Она согласилась со мной, сказав, что это она прозевала и что вся вина лежит на ней. Потом она пыталась поднять меня на ноги, но я просил не трогать меня: от любой попытки шевельнуться меня пронизывала дикая боль. Кроме того, очень сильно болела голова.

С рук, с ног, с головы шла кровь.

Я очень боялся умереть. Я лежал на снегу, в своей крови, силы покидали меня. Единственное, что я мог, это умолять людей вызвать скорую. Женщина, которая сбила меня, вернулась в машину и стала кому-то звонить.

Приехал какой-то мужчина, они пообщались, и она продвинула свою машину ближе ко мне, сокращая между мной и ее машиной расстояние.

Это позже я узнал, что тем самым она поменяла обстоятельства столкновения против меня: что, мол, я шел не по пешеходному переходу, а просто решил перебежать дорогу в неположенном месте. Спустя какое-то время все-таки случайный прохожий, наконец, вызвал скорую помощь.

Лежал я минут 20-30, обессиленный, весь в крови и в дикой панике. В первую очередь в голову сквозь боль навязчиво стучали мысли:

– Как я теперь заберу младшего брата из садика? Что будет с ним, если я умру здесь…

– Как об этом сейчас узнают родители? Я очень боялся, что мама с отцом просто не выдержат этой новости. У мамы очень слабое сердце, что мне делать?

Приехала скорая помощь. Меня начали перекладывать на носилки. Было очень больно, нога начинала отекать. Загрузив меня в машину, медики перевязали мне руки, наложили шину на ногу. святые люди… Взял телефон, но не смог позвонить маме, просто не смог найти правильные слова.

Позвонил своему лучшему другу, попросил его сообщить. Стало легче. Врачи скорой помощи сильно удивились, что, пролежав так долго на земле и мучаясь от боли, я был все еще в сознании.

Я держался ради своей семьи, я очень хотел жить, младший брат ждал меня в садике, и я не мог его подвести.

Прекрасно помню жуткие дороги, по которым скакала наша машина до больницы. Каждая кочка отдавалась во мне жуткой болью.

Затем ренген, первое обследование и диагноз — перелом левого диафиза бедра. Требовалась срочная операция. Но все врачи были заняты. Отвезли в какой-то кабинет. Лежу, жду операцию. Было очень холодно.

И тут на пороге я увидел маму. Господи, этот взгляд не передать словами. Во взгяде были и страх, и боль… Бросившись ко мне, начала спрашивать, что со мной, что мне предстоит.

Собрав последние силы, рассказал, что произошло:

– Переходил пешеходку, меня пропускали автомобили, вдали видел машину. Но потом почувствовал резкий удар. Женщине, которая сбила меня, я сказал лишь, что не виноват, и она согласилась и полностью признала свою вину. Успокоил маму, как мог. Сказал, что все будет хорошо, что все наладится. А сам боялся…

Внезапно приходит дежурный врач и увозит меня в операционную. Хирурги поддерживают, говорят, что все будет хорошо. Потом надевают на меня маску и просят глубоко дышать. Отключаюсь…

Просыпаюсь все в той же операционной. Смотрю на свою ногу… Понимаю, что из-за паники не могу даже нормально вдохнуть. Нога опухла и стала больше в два раза, шов был на все бедро, больше похожа на колбасу, чем на нормальную ногу. Врачи начали принимать меры и приводить в себя. Получилось. Начал спрашивать, как прошла операция.

Говорят, что бедро собирали по мелким частям, поставили спицы. Привезли меня в палату, с огромным трудом меня переложили на кровать, зафиксировали ногу. Не знаком с медицинскими терминами, но, судя по записи в истории, мне сделали «костевое вытяжение» – вроде бы это так называется. Через пару минут зашла мама.

И одна фраза убила весь мой оптимистический настрой на скорое выздоровление:

– Сынок, родненький, хирург сказал, что ты год не сможешь ходить.

Пытаюсь держатся, но не могу, начинаю реветь. Все планы, мечты разрушились в одно мгновение.

Тут у мамы зазвонил телефон. Она взяла трубку…

Это была женщина, которая меня сбила. Было очень похоже, что она была пьяная. Уже в этот момент она стала обвинять в случившемся меня… Долго не мог успокоиться, мне вкололи обезболивающее, рядом со мной положили утку. Это был шок.

Всю ночь я не мог уснуть, боль не уходила. Но все же уснул. Проснулся от того, что нога онемела. Позвал врача. Кое-как размяв ногу, просила больше ее не звать, сказала, что я все выдумываю, и вообще, я просто привлекаю к себе внимание.

Приходилось самому тянуться и пытаться хоть как-то ее потереть.

«Максим, готовься к операции, будем ставить пластину, спицы не помогли». Отвезли в операционную. Проснулся уже в реанимации. Я молился. лишь бы пластина прижилась и организм ее не отторгал. Ночью поднялась температура.

Не спал, долго кричал, долго не могли успокоить. За эту ночь я раз за разом переживал момент аварии. Уснул только ближе к утру.Пролежал я так дня три-четыре. Приходили хирурги во время обхода, ставили неутешительные прогнозы.

В итоге ко мне подходит хирург Олег Анатольевич Трошкин:

Пролежал там два дня, никак не мог связаться с семьей, очень переживал, много плакал, видимо, просто сломался, боялся за все.

На второй день меня в инвалидной коляске повезли на рентген. Сказали, что все будет хорошо, нога медленно начинает заживать. Поставили степень: «Тяжкий вред здоровью». Была вероятность остаться инвалидом.

И вот настал день выписки. Не спал всю ночь, читал молитвы. Просто хотел вернуться к семье и забыть все это, как страшный сон.Стал приходить в себя.

Привезли в палату, научился ходить на костылях, делал все, лишь бы быстрее оказаться дома. Приезжали родители, друзья, было много кого. Я был счастлив, меня не забыли, все живы и здоровы.

В тот момент я мало думал о себе и больше волновался о семье, как они восприняли эту новость, насколько тяжело им…

Приехал забирать меня отец. Он был в очень подавленном состоянии, но держался, ради меня. Родители арендовали просторную машину, чтобы я мог спокойно сесть. Господи, было так страшно ехать…

Зайдя в квартиру, начал плакать от счастья. Наконец я дома. Наконец все закончилось.

Поел, лег на кровать, проспал целый день.

Разминал ногу, отдыхал.

Тем временем мама вместе с отцом очень сильно уставали и не спали ночами. Во-первых, они ежедневно ходили в полицию, дело никак не хотели заводить. Во-вторых, они просто не верили, что я дома, а не в больнице. Ситуация начала ухудшаться, нога стала болеть на погоду. Мама сидела со мной ночами, поддерживала меня. Одну ночь она, другую — папа.

Родители тратили бешеные деньги на витамины, обезбаливающие. Залезли в большие долги, но ничего не говорили мне, не хотели расстраивать.

Благодаря нашим усилиям, дело все-таки открыли, но только в феврале. Позвонил дознаватель, сказал, что я нужен в отделении полиции…

Мне пришлось подниматься на четвертый этаж на костылях. В этот момент я просто не чувствовал себя человеком, это было издевательством, плевком в лицо. С огромным трудом поднявшись на 4 этаж участка, начали разговаривать с дознавателем.

Оказалось, что женщину, которая сбила меня, зовут Наталья Петровна Сергиенко, и она работала… хирургом.

Человек, который ежедневно спасает жизни, ни разу за все время не помогла мне, ни разу не извинилась, просто по-человечески после больницы ни разу не позвонила, не поинтересовалась моим состоянием, даже не могла мне вызвать скорую. Мы были в шоке.

По ее показаниям, я перебегал дорогу в неположенном месте, и она прямо утверждала, это моя вина, и у нее есть свидетель. Тот самый мужчина, которого она вызвала, пока я лежал в крови, оказался полицейским Николаем Сергеевичем Дырдиным.

Тут-то мы и поняли, почему полицейские так долго не хотели возбуждать дело.

В итоге нас очень часто вызывали в отделение полиции, и все время я поднимался то на третий, то на четвертый этажи — каждый раз это было большим испытанием. До того момента, пока мама не составила много жалоб.

Потом нам все-таки поменяли дознавателя. Новым дознавателем стал Сергей Владимирович Привалов. Очень долго не хотел он открывать уголовное дело, а потом и вовсе незаконно закрыл наше дело.

И только после наших жалоб в Москву ему пришлось открыть уголовное дело.

Прошло пару месяцев, нога заживала, но боли не проходили. Перешел с костылей на трость. Тем временем, дело шло в тупик. Свидетелей было найти очень сложно. Но нашли.

Один свидетель с нашей стороны, один — с ее. Сергей Владимирович решил собрать всех на очной ставке. Тогда я во второй раз увидел Н.В. Сергиенко. После опроса все вышли из кабинета. Сергиенко так и не извинилась, более того — вела себя оскорбительно в отношении меня, никакого сочувствия.

Состоялся первый суд, мы пришли без адвоката, и судья А.Д. Яхин начал уговаривать нас подписать ходатайство об особом порядке судебного разбирательства. Мы отказались, но он продолжал нас уговаривать.

Он сказал:

– Вы ничего не теряете. Но если не подпишите, то будете ходить в суд, как на работу.

В общем, пришлось подписать.

Прошло много судов. За это время я медленно восстанавливался. В сентябре 2017-го мне сняли пластину с бедра, жизнь потихоньку стала налаживаться.

Наше дело передали другому судье — Е.В. Кульпину, который в итоге вынес решение: взыскать 300 тысяч рублей с Сергиенко в мою пользу.

За время судебных разбирательств Сергиенко забеременела. Получив исполнительный лист на руки, мы с мамой увезли его к судебному приставу. Нам назначили пристава — Е.В. Бражникову. После того, как мы отдали исполнительный лист, нам сказали придти сюда через два месяца. За это время Сергиенко переписала две свои квартиры на близких родственников — на свою маму и 10-летнюю дочь.

Сейчас Сергиенко подала в суд заявление, чтобы ее выплаты отсрочили на 1.5 года в связи с рождением ребенка.

Было несколько судебных заседаний, на которых наш адвокат Анастасия Калиниченко запрашивала через суд документы по квартирам Сергиенко.

Но суд проигнорировал наши требования и на последнем заседании 15 ноября 2018 года судья, не дождавшись наши документы с регистрационной палаты, вынес решение суда в пользу Сергиенко — об отсрочке выплат на 1,5 года.

Прошло уже больше двух лет с момента аварии. До сих пор Сергиенко не оказала мне никакой помощи. Теперь получила еще и отсрочку на полтора года. Но ведь не факт, что и за это время она найдет способ выплатить нам причитающуюся сумму.

Есть ли в мире справедливость? Человек, который причинил много страданий, до сих пор не получил должного наказания, всячески выкручиваясь все эти два года. Это нельзя просто так оставлять. Прошу помочь в данной ситуации. Должна же справедливость когда-то восторжествовать!»

Источник: https://www.verstov.info/news/main/75132-est-li-v-mire-spravedlivost-pokalechennyy-podrostok-napisal-pismo.html

Электротранспорт, ГИБДД и депутаты

Что можно сделать с человеком, который на катке сбил меня с ног и я упала?

Удобных, компактных и экологичных сегвеев, электросамокатов, гироскутеров и моноколес на улицах наших городов в 2017 году будет еще больше. Новые виды транспорта не прописаны прямо в ПДД, поэтому на дорогах и тротуарах могут возникать ситуации непонимания.

Сразу скажу самую важную вещь — ГИБДД РФ на сегодняшний день считает сегвеи, гироскутеры, моноколеса, электрические самокаты пешеходами, приравняв их к роликовым конькам и обычным самокатам. А уже под катом депутатские обращения, инициативы Мосгордумы, мои рассуждения и краткий обзор ситуации в других странах.

Прокат электротранспорта на ВДНХ, Москва. Фото Мобильный репортер

Депутатские запросы

Тема «Электротранспорт и ПДД» уже долго является холиварной. Причина проста — в текущей редакции ПДД нет перечисления видов электротранспорта с прямым назначением им какой-либо категории, и спорщики пытаются притянуть к своей позиции разные пункты Правил. Споры велись долго и бесполезно, поэтому я не хочу в них углубляться.

Однако прецеденты реального правоприменения относили электротранспорт к пешеходам. Например, в 2015 году человека, пересекавшего пешеходный переход на моноколесе, сбила машина (к счастью, без вреда здоровью). ГИБДД в документах трактовали его как пешехода и не имели претензий к пересечению пешеходного перехода на моноколесе (а велосипеды по ПДД надо вести пешком).

Питерский энтузиаст моноколесного движения отправил запрос в ГИБДД с просьбой классифицировать моноколеса, на что не получил внятного письменного ответа с устным комментарием, что моноколеса приравнены к пешеходам. Но в январе 2017 к вопросу подключилась тяжелая артиллерия — депутат Госдумы А.Н.

Васильев отправил свой запрос: В настоящее время, согласно ПДД, транспортное средство (даее – ТС) – это устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем. К ТС относятся, в частности, автомобили, мотоциклы, мопеды, тракторы и самоходные машины, а также велосипед и прицеп.

Кроме того, в ПДД внесли изменения, касающиеся обычных (не электрических) самокатов: они должны передвигаться по тротуарам и выезжать на проезжую часть только в крайних случаях. При этом появляются новые транспортные средства, которые пока не получили никакого статуса в российском законодательстве.

Поскольку правила пользования этими средствами нигде не закреплены, многие катаются на них по тротуарам, по дорогам, а также в общественных местах. К такому транспорту относятся: сегвей, гироскутер, моноколесо, электрические самокаты. Страны Европы и США уже давно обозначили в ПДД сегвеи, гирокутеры и электросамокаты, как транспортные средства.

Использование персонального электротранспорта жестко регламентируются. Например, максимальная скорость для таких средств колеблется в разных странах от 18 до 25 километров в час. Они уже в магазинах продаются с ограниченной скоростью в соответствии с законом. В России же можно передвигаться с гигантской скоростью, и это очень опасно.

При движении по проезжей части водителю таких средств возможно необходимо иметь страховой полис, шлем и водительское удостоверение. Эксперты считают, что и на велосипедных дорожках владельцам электротранспорта не будут рады, поскольку это массивное средство будет мешать велосипедистам. На основании вышеизложенного, прошу Вас рассмотреть вопрос о целесообразности: 1.

урегулирования статуса указанного электротранспорта в качестве вида транспортного средства; 2. внесения изменений в ПДД с учетом популяризации данного вида транспорта среди населения; 3. определения мер ответственности владельцев электротранспорта, в случае дорожных происшествий; 4. определения зон и скорости передвижения электротранспорта.


На что получил уже четкий ответ ГИБДД: ГУОБДД МВД России в пределах компетенции рассмотрено Ваше обращение по вопросу внесения изменений в Правила дорожного движения Российской Федерации, утвержденные постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г.

N~ 1090 (далее — Правила), с целью регламентации движения лиц, передвигающихся с помощью сегвеев, гироскутеров, моноколес, электрических самокатов.

С точки зрения Правил лица, использующие для передвижения роликовые коньки, самокаты и иные аналогичные средства (по совокупности эксплуатационных и технических характеристик к ним могут быть отнесены, в частности, сегвеи, гироскутеры, моноколеса, электрические самокаты) являются пешеходами, в связи с чем они обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним соответствующие требования. В случае нарушения данных требований лицом, использующим для передвижения указанные средства, его действия могут быть квалифицированы по статьям 12.29 и 12.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

С учетом изложенного внесение предлагаемых Вами изменений в Правила полагаем нецелесообразным. Врио главного государственного инспектора безопасности дорожного движения Российской Федерации

П.И. Бугаев


Казалось бы, тема закрыта. Однако, в том же январе 2017, сразу после ответа ГИБДД, теперь уже Московская городская Дума захотела приравнять электротранспорт к велосипедам. Утверждается, что этот вопрос собираются рассмотреть на весенней сессии, но пока что, за два прошедших месяца, новостей о движении этой идеи нет, и вопрос все еще висит в воздухе.

Кем лучше быть?

Какой вариант классификации лучше для персонального электротранспорта? На мой взгляд, лучший вариант — пешеход, второе место — велосипед, а классификация как мопед будет не развивать его, а убивать.

Пешеходы могут передвигаться по велодорожкам только если невозможно передвигаться по тротуарам, пешеходным и велопешеходным дорожкам, а также обочинам (ПДД 4.1), что не очень удобно для быстрого электротранспорта (электросамокаты, моноколеса). В том же пункте 4.

1 сказано, что пешеходы, перевозящие громоздкие предметы, могут двигаться по краю проезжей части, если создают помехи для других пешеходов, и совершенно непонятно, есть ли здесь лазейка для больших сегвеев.

Единственное требование к экипировке у пешеходов — световозвращающие элементы вне населенных пунктов. Также, у пешеходов нет дополнительных требований при движении по пешеходным переходам.

Велосипедисты могут двигаться по тротуарам и пешеходным дорожкам только если отсутствуют велосипедная, велопешеходная дорожки, полоса для велосипедистов, правый край проезжей части и обочина, или нет возможности двигаться по ним (ПДД 24.2).

Это серьезный минус, потому что непонятно, как доказывать невозможность движения по правому краю проезжей части, и электротранспорт, получается, выдавливают на проезжую часть, где ему, по моему глубокому убеждению, совершенно нечего делать. Тем более, что по п. 24.6 велосипедист должен спешиться, если подвергает опасности или создает помехи пешеходам на тротуаре ил пешеходной дорожке.

В то же время, велосипедисты могут и должны двигаться по велодорожкам, где они есть, что является небольшим плюсом для электросамокатов и моноколес. Согласно п. 24.8 велосипедисты не имеют права пересекать дорогу по пешеходным переходам, и должны спешиваться, т.е. моноколесо без выдвижной ручки или гироскутер придется взять в руки.

И тот же пункт всегда будут нарушать владельцы моноколес, гироскутеров и мини-сегвеев, потому что они не смогут держаться рукой за руль транспортного средства по причине его отсутствия.

Ну и, наконец, самый худший вариант — признать персональный электротранспорт мопедами.

Это не невозможно совсем, потому что если взять только мощность двигателя, то подавляющее большинство электротранспорта имеет мощность от 0,25 до 4 кВт и попадает в категорию именно мопедов по ПДД 1.2.

А там все совсем неудобно — нужны права категории M и запрещено двигаться как по велодорожкам (кроме полос для велосипедистов), так и по тротуарам с пешеходными дорожками.

Депутаты реагируют на происшествия, поэтому каждый владелец электротранспорта может заботиться о своем (и коллег) законодательном удобстве очень простым способом — ездить аккуратно самому и агитировать за вежливую и безопасную езду своих собратьев. История мопедов начала 10-х годов тому наглядный пример — молодежь накупила мопедов, и стала массово разбиваться. В результате ПДД ужесточили. С электротранспортом механизмы принятия решений совершенно такие же: если в СМИ появятся новости «пьяный моноколесист на 40 км/ч врезался в группу детского сада на прогулке», то электротранспорт поместят в ежовые рукавицы прав, регистраций и прочего. А аккуратная и позитивная езда энтузиастов персонального электротранспорта заставит законодателей переключиться на другие грани нашей жизни, и демонстрировать свою полезность новыми законами там.

В других странах

Есть страны, в которых положение электротранспорта гораздо хуже российского. Трагикомичная ситуация, когда практически в стиле «Железного стандарта» Шекли новые технологии не помещаются в прокрустово ложе старых законов, происходит в Великобритании. Поскольку у электротранспорта есть мотор, он считается транспортным средством.

Согласно английскому закону 1835 года и шотландскому 1984 года на транспортных средствах по тротуару ездить нельзя. А по проезжей части нельзя ездить без регистрации и прав, которые на эту категорию транспортных средств пока не выдаются. Получается, что ездить нельзя нигде. Единственное исключение — можно кататься по частной собственности с разрешения владельца.

Похожая ситуация происходит в странах Британского Содружества (Гонконг, Австралия), которые унаследовали многие законы и правоприменительную практику. В Канаде запрет аналогичен Великобритании, но, к счастью, за его исполнением не следят, ездоков не ловят и не штрафуют.

А в Сингапуре успели принять специальный закон для электротранспорта, по которому можно ездить по тротуарам. В Швейцарии можно ездить по велодорожкам, но только при наличии номерного знака и страховки, которые пока не выдаются, поэтому легально ездить пока что нельзя нигде. В Германии тоже действует запрет и пока не приняты регулирующие нормативные акты.

Зато во Франции и Бельгии законы и правила уже приняли, и можно легально ездить по тротуару. В нескольких странах пока нет никакой реакции на электротранспорт, и он находится в серой зоне отсутствия как запретов, так и разрешений. К ним относятся Нидерланды, Израиль, Тайланд.

Ну и, наконец, в США конкретное решение зависит от местной власти — в Нью-Йорке запретили, в Вашингтонах (городе и штате), Калифорнии, Вирджинии разрешили. Более подробно ситуацию со ссылками на источники можно посмотреть тут.

Заключение

Какие бы законы ни принимались в разных странах, прогресс не остановить, и уже сейчас электротранспорт из диковинки превращается в обыденность, начиная теснить велосипеды с пьедестала самого удобного и экологичного городского транспорта.

  • моноколеса
  • гироскутеры
  • сегвеи
  • электросамокаты
  • ПДД
  • ГИБДД
  • ГИБДД – молодцы

Источник: https://habr.com/ru/post/402111/

отзывы о : Открытый каток в ЦПКиО им. Горького

Что можно сделать с человеком, который на катке сбил меня с ног и я упала?
Объект: Открытый каток в ЦПКиО им. Горького07.01.2020 Kitenok   [ссылка]Дочка с друзьями в новогодние каникулы посетили каток в Парке Горького. Неоправданно высокая цена, на сеанс с 17:00 дети старше 14 лет и взрослые оплачивают 800 руб., если купить билеты онлайн – 5% скидка.

С погодой с одной стороны повезло – шёл снег, красиво, но лёд при этом никто не чистил, кататься было сложно… И очень много людей, за порядком естественно никто не следил, гонщики носились, дочку чуть не уронили.

До этого были на нескольких окружных катках, понравилось гораздо больше, цены адекватные или бесплатно, а людей гораздо меньше, простора парка Горького с такой толпой увы ощутить не удалось…

Сказали спасибо: 1 раз;  [Сказать спасибо!]07.01.2020 maryshv   [ссылка]Так как на снега и мороза в этом году нет (уже начинаешь сомневаться «А будет ли?»), то из зимних забав пока доступны только коньки. Увы, на катках «Путешествия в Рождество» в каникулы большие толпы, а потому решили обратить свой взор на иные ледовые площадки города.

И выбор наш пал на каток парка Горького (чисто из-за того, что потом хотели еще посетить пару музеев поблизости).Билет заказывали он-лайн (спасибо всем осдешникам, которые обратили в своих отзывах на это внимание), так немного дешевле, хотя все равно стоимость покатушек на катке парка Горького немаленькая (особенно в праздничные дни).

Конечно, сеанс достаточно длительный, но лично нам столько и не надо, мы бы предпочли вариант поменьше и подешевле. Каток посещали в минувшее воскресенье. Народа было вполне приемлемое количество, особенно с самого утра, лед вполне достойный.

Конечно, в отличие от бесплатных городских катков, есть, где разогнаться, возникает ощущение свободы и простора. Ребенку здесь было однозначно комфортнее, катанием он остался доволен. Не возникло у нас никаких и организационных проблем.

Раздевалки, туалеты нас вполне удовлетворили, про прокат инвентаря ничего сказать не можем – коньки были свои.

https://www.youtube.com/watch?v=I_HlO5qa-8Y

Одним словом, покатались в удовольствие, конечно, до самого конца сеанса мы не докатали, устали и ушли несколько раньше, и честно говоря, потом немного об этом пожалели, так как ближе к 15:00 пошел небольшой снег, и каток приобрел какой-то по-настоящему зимний вид. Но за всем этим мы уже наблюдали со смотровой площадки входной арки парка Горького.

Стояли, смотрели, а начиная с 15:00 еще и слушали, как всех стали выгонять на технический перерыв.

Сказали спасибо: 6 раз;  [Сказать спасибо!]03.01.2020 мама Тлайсят    [ссылка]…Не думала увидеть рядом свой же отзыв 2-х летней давности :). Жаль, что отзывов про этот замечательный каток так мало.

Хотя очень много народа получают удовольствие, катаясь на этом огромном, замечательно оформленном, комфортном пространстве.

Если ехать на сеанс с 17:00, то настроение станет совсем новогодним, ибо отсутствие снега видно не будет, а останется только лед, огоньки, прекрасно подобранная музыка, запах настоящих дров из кафе, ветер скорости (есть две скоростных тропы, где прям ух- с ветерком).

И опять повторюсь: покупайте билеты на сайте со скидкой и возможностью сэкономить время, берите свои коньки (камера хранения по центру, между арендой коньков, входит в цену билета), свой термос (есть столики, можно спокойно сесть и почаевничать), берите друзей, семью и хорошее настроение. С Новым годом! 🙂

Сказали спасибо: 11 раз;  [Сказать спасибо!]

24.12.2019 NT0705  [ссылка]

В субботу большой компанией взрослых и детей-подростков отправились на каток в парк им. Горького.Билеты, в целях экономии времени, приобрели через интернет. Выходной день, 650 рублей за сеанс с 17:00. Катаемся мы всегда на своих коньках.

Вероятно, так решило поступить большинство посетителей в этот день. Тщательная проверка на входе (каждый конёк досматривали отдельно) привела к образованию очереди. В общей сложности мы потеряли до часу времени.Лёд нам понравился. Украшения, гирлянды, инсталляции-всё на высочайшем уровне.

Молодёжь оценила живой концерт приглашенных исполнителей. Они выступают в стеклянном прозрачном павильоне.На втором этаже раздевалки перед уходом мы выпили чай, стоимость которого включена в билет.Тёплая погода вынуждает нас искать зиму на катках. Катание-это всегда праздник, заряд позитива и бодрости.

Данный отзыв нейтрален, т.к. цена и очередь на вход могли бы быть меньше.

Сказали спасибо: 16 раз;  [Сказать спасибо!]

15.12.2019 Мама Риты  [ссылка]

Открыли сегодня ледовый сезон на катке в Парке Горького. Он теперь ностальгично называется “Восход”.Билет покупается в кассах-ларьках до входа на каток. Цены высокие: входной билет 550 руб. на взрослого, 250 руб. на ребенка (тариф выходного дня). Прокат коньков дополнительно 250 руб. за пару.

Парк Горького, судя по всему, активно сотрудничает с Tele2, поэтому абонентам скидка на входные билеты 20% (получаешь смс и предъявляешь на кассе промокод). Также Tele2 организовал на самом катке небольшую зону отдыха: лавочки, кресла с подогревом, и еще автоматы для подзарядки телефонов поставили.На первом этаже раздевалка, прокат коньков, камеры хранения, туалеты.

Народу не очень много, очередей не было, раздевалка очень просторная. На втором этаже длинный фудкорт, по билету теперь бесплатно чай или морс в любом из кафе этого фудкорта.Что не понравилось, так это коньки. В прошлом году выдавали шикарные, крайне удобные даже для новичков хоккейные, а теперь жесткие на шнуровке фигурные.

Учтите, что билеты нужно постоянно держать в кармане наготове и сохранять до последнего, поскольку их много раз придется предъявлять и прикладывать к турникетам.Катались мы с 12:40, и лед был уже достаточно потрепан. Потому рекомендую приходить ближе к началу сеанса (или в 10-11 часов, или в 17-18 часов). Каток большой, разделен на широкие площадки и более узкие дорожки.

Музыка на катке в основном молодежная, клубная, даже рэп был. Я бы предпочла новогодние мелодии, детские песни тоже не помешали бы.

Время провели неплохо, но больше, наверное, не поедем. В прошлом году понравилось больше.

В парке ближе к набережной появились вот такие мишки.
Лавочки с подогревом и что-то вроде каменной печки.Сказали спасибо: 34 раза;  [Сказать спасибо!]22.01.2018 мама Тлайсят    [ссылка]Обычно мы экономим. В шаговой доступности у нас в районе 🙂 есть бесплатный каток. С раздевалкой, туалетом и музыкой. НО много лет я хотела попробовать. Как там центр? Вчера решились (воскресенье, вечер). Ехали со своими коньками и метро. Купить билеты в выходной лучше через ин-т, потому как очереди, а автоматы самообслуживания – это испытание терпения (они пропечатывают совершенно не те знаки, которые жмет клиент и оочень долго думают, короче, прошлый век). Вход со своими коньками отдельный, но если вам нужно сразу в туалет, то заходить нужно в центральный павильон. Да, цена в 600 р. Не маленькая, но как я поняла, за эти деньги можно кататься 7 часов без передыху. А также сдать свои вещи в камеру хранения. Конечно, если ездить на этот каток постоянно семьей – удовольствие недешевое, но эмоции все мы получили замечательные (я не знаю, как тут было ширше и лучше, я сравниваю с катками, на которых я сама каталась до). Для новичков – билеты сохраняем до конца катания – выходить нужно по билетам, а раздевалках на стойке есть полиэтиленовые пакеты для обуви, туалеты есть и на самом катке (кабинки). Народа много, снег падал и, к сожалению его никто не убирал, НО все в хорошем настроении, лед (опять же в сравнении) – замечательный быстрый, его подгоняет музыка. На фудкорте мы купили глинтвейн (200 р пол-литровый стаканчик), внимательно смотрите расчет и не выкидывайте чеки – слышала выяснение ситуации по списанию с карты бОльшей суммы, чем составлял заказ).

Уверена, если вы идете за настроением, вы его и получите :).

Сказали спасибо: 21 раз;  [Сказать спасибо!]

10.12.2017 Людмила  [ссылка]

Каток в парке Горького в этом году хуже, чем в прошлом. Дорожки узкие, лед с выбоинами, народу много, билеты дорогие (ребенок плюс взрослый – 900 р в субботу вечером) – и это со своими коньками.
Огорчены, наверное больше не пойдем.

Источник: https://www.osd.ru/respinf.asp?ob=617

Всем смертям назло. Девушка, впавшая в кому после ДТП: я просто проснулась и начала жить

Что можно сделать с человеком, который на катке сбил меня с ног и я упала?

Черепно-мозговая травма тяжелой степени, перелом свода черепа, 21 день в коме… Сложно поверить, что Александра, которую на ул. Притыцкого в Минске сбил микроавтобус, вообще смогла выжить.

Однако эта чрезвычайно мужественная девушка не только вышла из тяжелейшего состояния, научилась заново говорить и ходить, но теперь еще танцует и даже садится на шпагат! Она сама повторяет, что попала в 10% счастливчиков.

С улыбкой наша героиня рассказывала о таких вещах, которые другие могут вспоминать только с содроганием и сквозь слезы. Нам кажется символичным разместить удивительную историю возвращения к жизни именно в такой день. Это и вправду настоящее чудо.

Точкой отсчета в этой истории стало 11 января 2013-го. Девушка сдает последний экзамен зимней сессии в Лингвогуманитарном колледже при МГЛУ, где училась на секретаря-референта.

В планах — поскорее добраться до друга и вместе отправиться за подарком (приближался день рождения общего приятеля). Опять же свою роль сыграл случай: если бы девушка ехала домой, то пересекать дорогу не пришлось бы.

Но ей надо было на другую сторону ул. Притыцкого. Поэтому Александра направляется к светофору…

— Тот день помню обрывками.

Вот выхожу из колледжа после экзамена, потом иду к переходу, по дороге отправляю SMS-сообщения, делюсь радостью по поводу сдачи сессии, подхожу к проезжей части, а потом провал, — сложно поверить, что эта обаятельная девушка в начале года находилась между жизнью и смертью. Ничто теперь не выдает в ней жертву ДТП. Хотя сама она сейчас признается: «Долгое время я была в таком состоянии, что на меня лучше вообще было не смотреть».

Что случилось тем пятничным днем, нам пришлось судить по первым словам очевидцев. Они говорили, что на пешеходном светофоре шел отсчет времени, в какой-то момент он прекратился, но красный свет продолжал гореть. По словам свидетельницы ДТП, девушка в этот момент вышла на проезжую часть.

Затем удар — и она оказывается на дороге. Кстати, это далеко не единичный случай, когда обратный отсчет сбивает с толку участников дорожного движения. Это связано с особенностями светофорной координации, когда в нее вмешиваются искусственно.

Именно из-за таких сбоев от обратного отсчета планируют отказаться.

На месте ДТП сразу останавливаются несколько автомобилей. Кто-то укутывает пострадавшую в покрывало. «Скорая» приезжает быстро. Диагноз звучит как приговор — «черепно-мозговая травма тяжелой степени, перелом свода черепа, закрытое кровотечение, травматический шок».

Тянутся тяжелые дни для родителей Александры, первое время их не будут пускать к дочери. Они увидят ее только на шестой день, с трубкой, вставленной в горло. Случайно в коридоре услышат разговор врачей и родных такого же пациента: «Без шансов… Мозг умер… Осталось пару дней».

В этот момент эмоции зашкаливают.

Чуть позже врач-реаниматолог им скажет: «В 90% случаев после таких травм люди становятся, мягко говоря, недееспособными, но ваша дочь попала в число 10% счастливчиков. Она сильная, она выкарабкается». Медик оказался прав. Ровно через три недели девушку удачно выводят из комы.

— Говорят, что в таком состоянии люди якобы слышат голоса, им приходят какие-то видения. Врачи советовали родителям разговаривать со мной, — рассказывает Александра. — Но у меня ничего такого не было — не видела и не ощущала. Как будто заснула 11 января, а 1 февраля проснулась.

Первое, что услышала, — голоса родителей: «Саша, Саша…» А я лежала как новорожденная и просто смотрела. Мне сказали, что я попала под машину. Как? Ведь я всегда смотрю по сторонам, прежде чем ступить на дорогу. Я же не сумасшедшая, чтобы выскакивать перед автомобилем! Это был шок.

Помнит ли она буквы, родственников, знакомых? Да, помнит. Но звуки не хотят складываться в слова. Получается какое-то нелепое мычание. Она все понимает, осознает, хочет сказать, но не получается. В этот момент сложно представить, что уже через несколько месяцев студентка будет сдавать экзамены и готовиться к выпускному балу в колледже. Сейчас ее речь полностью восстановилась.

— В первые дни после того, как я вышла из комы, мама придумала такую форму общения: если я хочу сказать «да», то просто показываю язык, — продолжает наша героиня.

— Как-то она принесла обычную азбуку и попросила сложить слово. Условия были те же: она показывает на букву, а я высовываю язык, если соглашаюсь. Таким образом сложили слово «рада».

Я была рада, что близкие со мной. Для меня это было громадное счастье.

Настоящим чудом стала динамика выздоровления. За несколько недель из реанимации девушку перевели в обычную палату, потом в другую больницу, затем она восстанавливалась в Аксаковщине. К этому моменту Александра уже могла говорить, но была прикована к инвалидной коляске. Это было тяжелое время осознания проблем: так будет всегда? а что потом? как я буду жить?

— Днем со мной была мама, она возила на процедуры, — говорит девушка. — А вечером после работы приезжал отец, в коридоре мы пытались делать легкие упражнения, чтобы мозг вспоминал движения.

Первое время тело не слушалось — меня вело в сторону, я спотыкалась… Но 27 февраля случилось чудо. Помню, как будто это было вчера. Папа придерживал меня за талию, пока я пыталась ходить. Потом чувствую, что он отпустил меня, а я шагаю и не падаю.

Отец кричит: «Ты сама идешь!» Это был праздник, у нас выдался радостный вечерок.

На интервью Александра придет уверенной походкой на каблуках, как будто ничего не было за хрупкими плечами девушки — ни слез, ни боли, ни депрессии. Все эмоции выгорели, слезы высохли, осталась жажда жизни. «Но я рыдала. У меня были истерики, — вспоминает наша героиня. — Во время нахождения в Аксаковщине мне растягивали руки, они были скрюченные, как у динозаврика. Это последствия комы.

Так вот во время процедур меня не жалели. По шкале боли это было 10 баллов из 10. Но мне вернули руки. Долгое время, правда, еще не чувствовала часть правой кисти, она была как ватная. Можно было тыкать в нее иголкой или подносить огонь — ничего! Но сейчас осязание почти восстановилось».

Там же, в Аксаковщине, с девушкой случается нервный срыв. Говорят, это запоздалое осознание случившегося. Нашей героине кажется, что у нее из-за травм произошли необратимые последствия, в реабилитационном центре придется остаться надолго, а родители не хотят об этом говорить.

Ночью она не спит, думает, закрадываются опасные мысли. Заканчивается период отчаяния внезапно, солнечным утром. Александра понимает, что должна продолжать процедуры, бороться за здоровье, быть сильной… В марте, накануне дня рождения, ее выписывают.

Через два месяца после аварии! Медиков удивило столь стремительное выздоровление.

— Но это было только начало. Нужно было возвращаться к нормальной жизни. Первое время я боялась города! — вспоминает девушка. — Ведь я три месяца безвылазно находилась в больницах. Боялась людей, машин. Было странное чувство незащищенности. Непривычно было находиться не в помещении, не видеть стен. Какие-то прохожие, какие-то водители, какие-то микроавтобусы…

В конце апреля она совершает первую самостоятельную прогулку после болезни. Троллейбус кажется каким-то чужим, словно это транспорт с другой планеты. Так ребенок познает мир вокруг себя.

Нечто похожее второй раз в своей жизни переживает и девушка. Впрочем, круговорот стремительно затягивает.

Затем были выпускные экзамены в колледже, бал, удачное поступление в МГЛУ (на второй курс), поездка с родителями по Европе.

Наконец Александра решается на отважный шаг — пытается выйти на работу: «Мне позвонили, и я, как-то особо не рассуждая, согласилась стать на время кассиром в магазине. Но условия оказались невыносимыми: 13-часовой рабочий день, очень трудоемкий процесс ручного набора товара и цен. У меня просто снесло крышу. Это была ошибка».

А вот возвращение в танцевальную школу, где девушка занималась долгое время, становится воодушевляющим. Сначала сложные па и упражнения не получаются. Александра не полностью владеет телом. Но через некоторое время память возвращает мышцам былую уверенность. Наша героиня опять садится на шпагат и готова к выступлениям.

Про суд говорит скороговоркой, словно это было не важно: «Впервые водителя увидела в конце мая, перед заседанием. До этого он не пытался встретиться.

Перед судом подошел, извинился… Как установили на следственном эксперименте, мне не хватило двух-трех секунд, чтобы дойти до островка безопасности. А водитель не тормозил, хотя мог видеть меня. Он признал свою вину.

Его приговорили к трем годам ограничения свободы, лишили прав на пять лет и потребовали возместить ущерб в 50 млн рублей».

Как-то в больнице Александра прочитала комментарии к заметке о ДТП, в которое она попала. После этого девушка решила рассказать, что произошло на самом деле. Что за этой историей, как и за каждой подобной, стоят реальные люди. Что ситуация может быть не такой простой и очевидной, как может сразу показаться.

Рассказывая все это, наша героиня, сложно поверить, улыбалась. Она утверждает, что все свои слезы уже выплакала. Но было сильное ощущение, что именно оптимизм помог этой девушке встать на ноги и вернуться к нормальной жизни.

В конце нашего разговора она признается: «Случившееся было даже не намеком, а прямым посланием сверху.

За несколько месяцев до ДТП я просто ужасно себя вела: мимолетные увлечения, дома практически не бывала, гулянки до утра… Этот день, 11 января, все остановил и изменил».

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Источник: https://auto.onliner.by/2013/12/25/chudo

Прав-помощь
Добавить комментарий