Имеет ли моя мама право на родительский дом?

Глава 2.родительский дом / право на гол

Имеет ли моя мама право на родительский дом?

  • Гены
  • Мама
  • Отец
  • Брат
  • Это было весной 1981 года. На очередной медосмотр к врачу киевского «Динамо» я вошел вместе с 23-летним полузащитником Андреем Балем. К нам в клуб его пригласили из львовской команды «Карпаты». Он был уже хорошо известен в футболе.

    Выходил на поле с капитанской повязкой сборной юниоров, которая выиграла в 1977 году первенство мира среди своих сверстников. Играл и в молодежной сборной СССР, победившей в 1980 году на чемпионате Европы. Баль сразу занял место в основном составе «Динамо», а вскоре вошел и в национальную сборную страны.

    В динамовском коллективе он держался скромно и всегда с каким-то особым почтением заговаривал с ветеранами команды.

    Осмотр уже заканчивался, когда Баль, внимательно оглядев меня, вдруг спросил:

    – Скажи, пожалуйста, Олег, как это тебе за одиннадцать лет так удалось сохраниться?

    Я пожал плечами. Признаться, никогда об этом не задумывался.

    – Это все гены, Андрюша! Гены! – бросил доктор Балю, не поворачивая головы в его сторону.

    – Да, наверное, вы правы, – согласился тот. – Я здесь только полгода побегал, и то уже сердце пошаливает.

    Вопрос Баля и такой уверенный ответ доктора возвратили меня в далекое детство, в родительский дом…

    В одном из наших семейных альбомов есть две фотографии. Судя по подписям, сделанным аккуратным почерком отца, мне в ту пору шел пятый год. На одной из этих фотографий мяч кажется чуть ли не больше меня.

    Но левая нога победно поставлена на мяч. На втором снимке я, довольно щупленький мальчишка, отталкиваюсь от стартовых колодок, а старт мне на беговой дорожке дает мама.

    Эти снимки свидетельствуют, что с самого раннего детства во мне боролись легкоатлет и футболист.

    Мое раннее детство прошло в районе республиканского стадиона. На его футбольное поле я, разумеется, тогда и не выходил. Зато носился всласть по крутым склонам горок, окружающих стадион, в садах и зарослях, густо покрывавших склоны этих горок.

    А зимой наша любимица овчарка Джек, запряженная в санки, мчала меня по первому пушистому снегу. Я стремглав летал на лыжах с самых крутых гор. Говорили, что по этому признаку маму даже узнавали на улице.

    Это, дескать, мать того самого малого в кожушке, который с таких горок съезжает, где даже взрослые боятся.

    Потом мы переехали в Первомайский жилой массив, больше известный в Киеве под названием Чоколовка. Это один из первых в городе районов, застроенных после войны удобными для жилья пятиэтажными кирпичными домами, летом утопающими в густой зелени.

    Для детворы здесь раздолье: много простора, сады и парки, десятки дворовых спортивных площадок. Есть даже свои облюбованные футбольные поля. На чоколовских полянах и начались мои «футбольные университеты».

    И тут замечу, что мне определенно повезло на… родителей.

    Что слышат обычно мальчишки и девчонки от своих мам и пап? «Не гоняй!», «Не прыгай!», «Не шали!» и еще десятки всевозможных запретов. Даже судя по прессе, кажется, что почти всем нашим известным мастерам в детстве их матери запрещали гонять мяч.

    Сам читал в книге Виктора Понедельника, как он поступил в одну из школ Ростова, которая была по соседству со стадионом, и его отец сказал матери: «Ну, мать, быть твоему сыну футболистом!» Но мама будущего центрфорварда сборной СССР, обладателя Кубка Европы и заслуженного мастера спорта в ответ только охала, махала на мужа руками и приговаривала: «Не дай бог!».

    Мне родители играть не запрещали. Больше того, мама сама привела меня в секцию футбола. Вообще о своей маме я должен рассказать особо.

    И не только потому, что, как говорят люди, хорошо знающие нашу семью, я – копия своей матери.

    А прежде всего потому, что она была тем первым человеком, который буквально за руку привел меня, несмышленыша, в прекрасный мир спорта. И за это я искренне ей благодарен.

    Как-то воскресным июльским утром меня, уже взрослого, женатого человека, разбудил звонок матери по телефону:

    – Олег, неужели ты еще спал?

    Я глянул на будильник. Шел десятый час. У меня был выходной день, жена накануне уехала на соревнования и, признаться, вставать не хотелось. Я знал, что отец в отпуске, и мама дома одна.

    – Что стряслось, мать?

    – Ничего, сын. Только взгляни в окно – день будет отличный!

    – А что я должен делать по этому поводу?

    – Заводи машину, заезжай за мной и поедем на Десну проведаем Николая.

    Голос матери звучал требовательно, и, как мне ни хотелось спать, я понял, что от загородной поездки не отвертеться. Но предстоящее свидание со старшим братом обрадовало.

    Через несколько часов мы уже подставили свои тела жаркому солнцу на песчаном берегу Десны.

    После купания я с превеликим удовольствием растянулся на песке, закрыл глаза и, наслаждаясь теплом, кажется, даже задремал, когда снова услышал голос матери:

    – Ну, вы, короли, так и будете скучать без движения?

    Я открыл глаза и вопросительно посмотрел на брата. Он полулежал на теплом золотистом песке и всем своим видом показывал, что ему в эту минуту тоже вполне хорошо без движения.

    Но мама не отступала:

    – Давайте хотя бы сыграем во что-нибудь, сыновья? Я поднялся с песка и с любопытством спросил:

    – Во что ты предлагаешь, мать?

    – Попрыгаем с места! Сколько мне дадите форы?

    Николай тоже поднялся. Мы подошли к самой воде, где песок, обласканный зыбкими речными волнами, был мокрым и упругим. Провели две черты – для себя и для мамы. Решили, что фора в один метр для нее вполне достаточна. Стали прыгать. Мама прыгала последней. Мы с братом так и ахнули: приземлилась за той форой, которую мы ей снисходительно отмерили!

    – Так ты же еще в отличной форме, мама! – нежно обнял ее за плечи Николай.

    Я смотрел на нее как завороженный. Ведь она была уже бабушкой с вполне взрослым внуком.

    …Моя мама родилась в селе Небрат Бородянского района. Это километрах в пятидесяти от Киева. Она была одиннадцатым ребенком в семье. Дед мой, рассудительный, тихий, степенный, крепкого сложения человек, никогда ни с кем не спорил, не ругался. И на детей своих голоса не повышал, не бранил их.

    А вот бабушка была женщина энергичная, быстрая и проворная. В доме всегда было чисто, но не всегда сытно. И в тринадцатилетнем возрасте моя мама подалась в Киев и поступила в ФЗУ при фабрике имени Максима Горького. А после окончания училища пришла работать на эту самую фабрику лекальщицей.

    Но как же стала эта сельская девочка, с юных лет сама зарабатывающая себе на жизнь, заслуженным мастером спорта?

    Однажды летом в 1935 году прямо в центре Киева проводили кросс. Участвовали команды коллективов физкультуры. И вот Катю Адаменко, самую шуструю и подвижную из всех учениц ФЗУ, поставили бежать 500-метровую дистанцию. А она возьми да и прибеги первой! С этого-то кросса и начался ее спортивный путь.

    В нашем домашнем музее хранится множество маминых медалей, призов. Большинство из них она завоевала в послевоенные годы. Порой диву даешься, как ей удавалось все совмещать: заочно учиться в институте физкультуры, работать на кафедре физвоспитания университета и самой выступать на дорожке.

    И не просто выступать! Именно в эти годы она показала свои лучшие результаты – 68 раз вносила поправки в рекорды республики. Некоторые из них были на уровне всесоюзных достижений.

    К примеру, моя мама второй из женщин Советского Союза (вслед за москвичкой, неоднократной чемпионкой СССР в спринте Евгенией Сеченовой) пробежала 100 метров быстрее 12 секунд-11,9!-и повторила всесоюзный рекорд.

    Королем игр на Чоколовке был футбол.

    И, заметив мое увлечение, мама сама привела меня в футбольную секцию на стадион инженерно-строительного института, на кафедре физвоспитания которого она уже работала в ту пору в должности старшего преподавателя.

    Я стал ходить на тренировки. Впрочем, они продолжались недели две. Потом тренер куда-то пропал, и мы, мальчишки, снова разбрелись по своим дворам. Тогда за дело взялся отец.

    Мое поколение знает о войне в основном по учебникам истории, по книгам да кинофильмам. Я не исключение. Но однажды…

    В тот день дома по телевизору мы смотрели фильм «Блокада». Когда он закончился, отец выключил телевизор и со вздохом произнес:

    – В жизни немножко не так было, ну да ладно… Мне фильм понравился, и я попытался возражать.

    – Олег, не спорь с отцом! – вмешалась мама.

    – Ну почему же отцу можно судить о фильме, а мне нет?

    – Ты, сынок, судишь об увиденном со своей колокольни, – сказал отец, – а я, прости за высокопарность, – из своего блиндажа.

    Потом он подошел к столу, вынул что-то из ящика и протянул мне. У меня в руках оказалась медаль «За оборону Ленинграда». Я внимательно посмотрел на отца, и мне стало както неловко.

    – Что же все-таки, батя, было не так в фильме? – уже другим тоном спросил я.

    Вместо ответа отец протянул мне пачку фотографий. Мне раньше казалось, что отец никогда не будет стареть. И только посмотрев фотографии военных лет, я обратил внимание, как много у него появилось седых волос, морщинок вокруг глаз.

    – Ты хочешь знать, что было на самом деле? – отец взял у меня из рук пакет с фотографиями. – Я не буду категоричен. Может быть, писатель и прав. Он ведь описывал события глобально, осмысливая их за всех нас, вместе взятых.

    Но лично мне блокада Ленинграда запомнилась не только одними ужасами. Да, мы мерзли, голодали, хоронили товарищей. Но, понимаешь, вместе со всем этим была и жизнь. Суровая, военная, страшная, но все-таки жизнь.

    Ты ж, наверное, сам читал о футбольном матче в осажденном Ленинграде? Даже в те страшные дни мы умудрялись петь и плясать. Вот посмотри.

    Отец вынул из пачки пожелтевшую фотографию. На групповом снимке перед объективом замерли молодые парни и несколько девушек в военных гимнастерках. У некоторых из солдат в руках мандолины, балалайки, гармошки.

    – Меня отыщешь в этой капелле?

    – Вот вроде бы, – я указал на сидящего в самом центре группы парня с офицерскими погонами.

    – Точно! Это я и есть, а это все – наш ансамбль.

    – Сколько же тебе было тогда?

    – Снимок сделан в сорок третьем году. Значит, двадцать один год. На Ленинградский фронт меня направили в сорок втором году прямо из военного училища. Наша часть стояла под Пулково. Держали оборону.

    Вот в те самые дни блокады я организовал войсковой ансамбль песни и пляски. С передовой одних ведь увозили в госпитали, другим во время короткого отдыха' устраивали баньку, а. третьим – самодеятельность.

    А у меня к этому с самого детства страсть была…

    Постепенно от грозных дней войны воспоминания увели отца в далекое детство:

    – В тринадцать лет в московском парке имени Горького я уже пел и плясал в детском ансамбле, которым руководил сам Александров. Калужская улица, Нескучный сад, берег Москвы-реки – все это места моего детства.

    Родители из крестьян, но в двадцатых годах переехали в Москву и работали в Первой городской больнице. Живые, энергичные люди. И себя я помню моторным парнишкой. Страшно любил спорт! Живописью тоже увлекался.

    Еще когда в школу ходил, начал у художников учиться живописному делу.

    – Чего же ты в институт физкультуры подался? – прервала мама рассказ отца. – Надо было в Строгановское поступать.

    – А это, Катя, чтобы к тебе поближе быть, – рассмеялся отец.

    – Правильно сделал, батя. У тебя настоящий тренерский талант. Жаль только, что я единственный твой ученик, – вставил я.

    Мои слова были в ту минуту скорее шуткой, но в них заключалась и истина. Если мама первой привела меня на стадион, то отец надолго стал моим самым требовательным, самым придирчивым домашним тренером.

    Николай на тринадцать лет старше меня, но в детстве у меня не было друга ближе и вернее, чем брат. Коля умел терпеть все мои шалости, проказы. Он мне всегда казался очень сильным и ловким парнем. Брат охотно играл со мной во дворе в футбол, катался на лыжах и на санках.

    Николай тоже, вероятно, унаследовал от матери ее способности. В студенческие годы во время учебы на химическом факультете Киевского университета он выполнил первый разряд по легкой атлетике. Лучшие результаты брата по тем временам были вполне приличными.

    Стометровку он пробегал за 11,1 секунды, прыгал в длину за шесть с половиной метров. Впрочем, он никогда не придавал особого значения своим спортивным успехам. Говорил, что занимается спортом в свое удовольствие. Да и мама не особенно настаивала на регулярных тренировках Николая.

    Она однажды объяснила мне это:

    – Мы ведь с Колей пережили войну. Он всегда был худеньким. Даже когда повзрослел и окреп, мне все равно казалось, что физически он слабоват. В его юношеские и студенческие годы с питанием было не ахти как. Помню, когда ехала с соревнований из Москвы, обязательно набивала сумки продуктами…

    Большим спортсменом Николай не стал, но думаю, что спорт все-таки сыграл определенную роль в формировании его характера. Целеустремленный, трудолюбивый, настойчивый в достижении цели – таким я знаю своего старшего брата.

    В последние годы из-за футбола и моей постоянной занятости мы с братом редко видимся, но встречи эти всегда бывают в радость. Николай почему-то рано поседел – белый как лунь. А больше никаких перемен я в нем не вижу. Все такой же молчаливый, сдержанный. О работе своей никогда не говорит, хотя, мне кажется, думает о ней постоянно.

    Он заведует лабораторией в одном из киевских научно-исследовательских институтов, давно защитил диссертацию, опубликовал множество научных работ, бывает на научных конференциях в стране и за рубежом. Но по-прежнему подчеркнуто скромен в быту. К слову, в нашей семье я вообще не припомню разговоров об одежде, о вещах.

    Кажется, ни я, ни брат никогда не злоупотребляли столь обычными для многих детей словами «хочу» или «купи». Родители покупали нам с братом только самое необходимое. Излишеств в игрушках и вещах мы не знали. Лишь однажды я нарушил эту традицию. В девятом классе мама собиралась купить мне. зимнее пальто.

    Но тогда в моду входили нейлоновые куртки, и я мечтал о такой, как может мечтать подросток выглядеть взрослым современным парнем. Мама поняла меня, и от счастья я был на седьмом небе.

    И мальчишкой, и юношей мне пришлось немало колесить по свету. Но всегда с радостью я возвращался в родительский дом. Вероятно, потому, что в нем мне было всегда хорошо, спокойно, уютно. А главное – здесь меня понимали!

    Источник: http://www.k2x2.info/sport/pravo_na_gol/p3.php

    Признаки токсичных родителей, которые портят жизнь детям, не осознавая этого

    Имеет ли моя мама право на родительский дом?

    Разницу между неблагодарными детьми и жертвами токсичного воспитания помогают видеть специалисты. Например, клинический психолог Сет Майерс (Seth Meyers) и профессор Престон Ни (Preston Ni) в своих статьях рассказывают о родительском поведении, которое портит жизнь детям.

    Впрочем, воспитание — тяжелый труд, а потому упрекать родителей в «неидеальности» кощунственно. С таким же успехом можно заявить, что супергерои «как-то неконцептуально спасают мир». Грань между родительскими ошибками и откровенным вредительством бывает тонкой.

    В этой статье речь пойдет о людях, которые морально калечат своих детей. Как их распознать и защититься — читайте далее.

    Токсичный родитель ставит перед ребенком противоречивые задачи. Они бросают логике более серьезный вызов, чем просьба закрыть рот и есть суп. AdMe.ru предлагает разобраться, какие требования невозможно выполнить без вреда для психики.

    1. Бойся меня — люби меня

    Токсичные родители часто придают эмоциональным атакам неожиданную форму — заботы, строгости, борьбы с капризами. В таких семьях дети по звуку брошенных ключей и микровибрациям шагов понимают, в каком настроении вернулся родитель. Их жизнь проходит между сеансами мозговыедания.

    Токсичные родители обижаются, если их попытки причинить добро воспринимают настороженно. Тогда они вспоминают любимый монолог: «Все дети как дети, а от тебя ни доброты, ни ласки не дождешься».

    2. Понимай проблемы взрослых — оставайся бесправным малышом

    В токсичных семьях родители делят с ребенком ответственность за свои решения. Например, малыш верит, что из-за его плохого поведения отец вынужден успокоить нервы крепкой «микстурой».

    Позже ребенка превращают в невольного соучастника взрослых драм. Подросток выслушивает жалобы родителей, переваривая лишние подробности. Ему нужно адаптироваться к «сложной ситуации в семье», войти в положение, помочь, утешить. Увы, к набору обязанностей не прилагается право на свое мнение.

    3. Будь лучше всех — не забывай, что ты ноль без палочки Родители-нарциссы ожидают от ребенка только самых высоких результатов. Впрочем, победы воспринимаются как должное. Мол, добился успеха — и ладно, не добился — принимай порцию унижений. Обесценивающие комментарии с детства портят жизнь. Человек взрослеет с ощущением того, что так и не стал для родителей хорошим. 4. Распахни передо мной душу — не удивляйся ножу в спине

    Токсичные родители буквально выдавливают откровения любым способом. Чаще всего вызывают у сына / дочери чувство вины. Позже добытая информация используется против собеседника. Есть несколько сценариев:

    Подробности личной жизни сына / дочери станут известны другим людям: родственникам, соседям, а иногда и продавцам на местном рынке. Соус под названием «А что такого?» скроет остроту претензий.

    Родитель получает повод для упрека или язвительных комментариев: «Если ты такой хороший, почему тогда… (сюда вставьте выуженные факты)?»

    5. Ты плохой — не смей улучшаться

    Чем ниже самооценка ребенка, тем проще заставить его плясать под свою дудку. Токсичные родители с энтузиазмом обсудят промахи и недостатки сына / дочери. Чаще всего акцент смещается на внешность, т. к. это легкодоступная болевая точка. Если явных «дефектов» нет, в ход пойдут надуманные.

    Попытки ребенка избавиться от комплексов будут саботированы. Потому что хорошие результаты повышают самооценку. Токсичным родителям нужен не «апгрейденный» ребенок, демонстрирующий силу воли, а груша для битья.

    6. Развивайся — перечеркни свои планы на будущее

    От ребенка требуется отчет об успехах. В то же время способы достижения целей игнорируются. Например, нужно двигаться по карьерной лестнице, оставаясь маминым подсобным рабочим. Или обрастать полезными связями, не покидая кухню.

    Родитель-нарцисс радуется благополучию чада по двум причинам:

    Успехами потомков можно дразнить окружающих — пусть завидуют.

    Преуспевающие дети обеспечат доступ к лучшей жизни.

    Есть и другие мотивы. Ребенка настраивают на идеализированные сценарии, чтобы периодически напоминать о дистанции между ним и заветной целью. Приставка «недо-» останется в личном деле ребенка навсегда.

    Токсичных родителей жизнь часто ставит перед выбором. Что лучше — потерять контроль над ребенком, получив больше благ для семьи, или наоборот? Скорее всего, они от контроля не откажутся.

    7. Следуй моим указаниям — в плохих результатах вини себя

    С ребенком родитель-нарцисс ведет себя по-хозяйски. Активно занимается планированием жизни чада, на возражения реагирует негативно. Последствия удушающего контроля во внимание не принимаются. Если что-то идет не так, виноват «исполнитель».

    «Неважно, чье решение правильное, твое или мое. Главное, чтобы не твое», — вот главный девиз токсичного родителя.

    8. Уйди прочь — не бросай меня

    В нормальных семьях желание взрослого ребенка отделиться воспринимают адекватно. Для токсичных родителей сепарация детей — как запуск марсоходов: событие вроде реальное, но происходит редко, где-то далеко и не здесь.

    Ребенка под любым предлогом не выпускают из поля досягаемости, но регулярно попрекают квадратными метрами. Полноценное участие в семейном совете тоже под запретом.

    Чего на самом деле хочет токсичный родитель? Чтобы взрослый ребенок оставался под боком, но вел себя тихо и покорно.

    9. Принимай помощь — прекрати меня «доить»

    Родители предлагают некую услугу, без которой можно обойтись. Отказ провоцирует обиду. У ребенка мелькает мысль: «Родители, наверное, хотят чувствовать себя нужными».

    Помощь принята, благодарность адресована, ответная услуга оказана (о детях-нахлебниках речь не идет). Хеппи-энд? Он не наступит, потому что токсичные родители извратят сюжет этой истории.

    Согласно их версии, пожизненное рабство — адекватная плата за банку варенья.

    Дети дважды превращаются в моральных заложников:

    – При попытке отказаться от помощи родителей. Вроде нехорошо воротить нос, когда близкие люди стараются угодить.

    – Получив статус «вечный должник». Родители так тяжело трудились на даче — разве сложно им помочь? Даже если «помочь» означает «срочно приезжай в 9:00 в субботу — забери ведро гниющих яблок».

    10. Доверяй мне — всегда будь начеку

    Приватность? Личное пространство? Пфф… По мнению токсичных родителей, вы неправильно произносите слова «ревизия» и «контроль».

    Ограничить доступ на личную территорию морально тяжело: родители обвиняют в недоверии. Отдельное жилье не спасет: запасные ключи, выданные «на всякий случай», не лежат без дела. После каждой ревизии нужно оправдаться. Что, например, делает грязная кружка на столе? Зачем потратили деньги на ту ерундовину?..

    Как вести себя с токсичными родителями?

    Из токсичных отношений сложно вырваться. Даже повзрослевшим детям, живущим отдельно. Впрочем, специалисты дают ряд универсальных советов, позволяющих защитить свои границы и не довести отношения до сжигания мостов. Для начала, например, стоит принять важные факты:

    – Прошлое не исправить.

    – Токсичные отношения похожи на хроническое заболевание: «исцелить» их вряд ли удастся, поэтому главная цель — избежать обострений.

    Рекомендации психологов основаны на понимании того, что у человека есть права и желания, за которые не должно быть стыдно:

    – Жить отдельно и по своим правилам.

    – Не участвовать в решении мелких будничных проблем родственников.

    – Ограничивать доступ на свою территорию.

    – Накапливать опыт, игнорируя родительское «я лучше знаю, как поступить».

    – Распоряжаться своими ресурсами: временем, силами, зарплатой.

    – Не жертвовать личными интересами ради сиюминутного родительского «надо».

    Важно помнить: эти права актуальны для обеих сторон. Нельзя отгораживаться от родителей, одновременно воспринимая их помощь как должное.

    Мы будем рады, если перечисленные ситуации вы охарактеризуете емким словом «дичь». Значит, ваших родителей можно поблагодарить за адекватность и доброту. Если же истории затронули душевные струны — поделитесь опытом. Удалось ли вам противостоять давлению токсичных родителей?

    Иллюстратор Marat Nugumanov специально для AdMe.ru

    Источник: https://pikabu.ru/story/10_priznakov_toksichnyikh_roditeley_kotoryie_portyat_zhizn_detyam_ne_osoznavaya_yetogo_6167296

    Как получить долю в квартире после смерти родителей?

    Имеет ли моя мама право на родительский дом?

    Неприватизированное жилье не является собственностью и не наследуется. Поэтому Ваша мама не может претендовать ни на квартиру, ни на долю.

    Поскольку родственники, судя по всему, практически не общались, я бы посоветовала убедиться, что квартира действительно не была приватизирована и рассказ сестры правдив.

    Для этого нужно получить выписку из ЕГРП в Росреестре; из ее содержания можно увидеть, является ли квартира собственностью на сегодняшний день, кто собственник и какова дата государственной регистрации.

    Квартира в наследство и завещание

    Вступление в наследство на квартиру

    Отвечает управляющий партнер «МИЭЛЬ – сеть офисов недвижимости» Марина Толстик:

    К сожалению, Вы не указали, использовала ли Ваша мама право на приватизацию или нет.

    Дело в том, что если после того, как Ваша мама переехала к мужу и уже на новом месте жительства воспользовалась правом приватизации, то есть была включена в договор приватизации квартиры, в которой проживала в тот момент, то, согласно законодательству, она утрачивает право на долю в прежней квартире, где ранее жила вместе с родителями.

    Из Вашего письма также не ясно, где все это время была прописана Ваша мама.

    Если она, выйдя замуж, выписалась из родительской квартиры, уехала к мужу и прописалась там, то она не имеет права на долю в родительской квартире.

    Согласно законодательству, при приватизации квартиры в договор включаются лишь те члены семьи, которые были зарегистрированы по данному адресу (как совершеннолетние, так и несовершеннолетние).

    Если же Ваша мама, живя в другом городе, оставалась прописана в родительской квартире и перед приватизацией ее выписали незаконно, а затем квартиру приватизировали — в таком случае Вам необходимо обратиться в суд для восстановления своих прав.

    Владелец квартиры умер. Что делать наследникам?

    Можно ли отсудить часть квартиры, если она в дарственной, а собственник умер?

    Отвечает юрисконсульт ООО «Центр правового обслуживания» Анатолий Никифоров:

    В рассматриваемой ситуации непонятно следующее: была ли Ваша мать зарегистрирована на жилплощади к моменту приватизации? Можем предположить, что после переезда к мужу она снялась с регистрационного учета.

    В противном случае муж ее сестры не смог бы приватизировать квартиру — ему было бы необходимо согласие Вашей матери, без которого приватизация была бы невозможна (без него приватизация была бы осуществлена с грубым нарушением закона). Так, согласно закону РФ от 04.07.

    1991 «О приватизации жилищного фонда в РФ», в приватизации могут участвовать только те, кто имеет право проживания на данной жилплощади, причем только с согласия всех на ней проживающих.

    Возможен также вариант, согласно которому проживающие в приватизируемом жилищном фонде лица хотя и дают согласие на приватизацию объекта, но сами отказываются от участия в ней.

    Если исходить из вышесказанного, то Ваша мать не имеет прав на квартиру. Единственным вариантом нам представляется решение вопроса в кругу семьи, с учетом сложившейся ситуации. Возможно, муж Вашей тети согласится передать в дар долю в квартире (как вариант, продать) или включить Вашу мать в число наследников в завещании.

    Можно ли признать дарственную недействительной?

    Купить доверенность на наследство в Ялте – это рискованно?

    Отвечает адвокат коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Юлия Черепанова:

    Так как квартира не была приватизирована, то она не подлежит включению в наследственную массу, поскольку является муниципальной собственностью. При этом, в соответствии со ст. 672 ГК РФ, в случае смерти нанимателя договор социального найма жилого помещения заключается с одним из членов семьи, проживающим в жилом помещении. Это же право закреплено и в статье 82 ЖК РФ.

    Поскольку с родителями проживала одна из их дочерей, следовательно, у нее и возникло право для дальнейшего заключения договора социального найма.

    Жилищным кодексом РФ установлено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника (ст. 31).

    Если бы с родителями Вашей мамы никто не проживал, и никто не был бы прописан в квартире, то, в соответствии со ст. 83 Жилищного кодекса РФ, договор социального найма был бы прекращен в связи со смертью одиноко проживавшего нанимателя.

    Впрочем, есть и такие случаи, когда за неприватизированное жилье могут побороться наследники умершего нанимателя, а именно если наниматель подал заявление о приватизации жилого помещения, но умер, не успев завершить процедуру приватизации.

    Кроме того, в состав наследства включается имущество, предоставленное государством или муниципальным образованием на льготных условиях наследодателю в связи с его инвалидностью или другими подобными обстоятельствами (ст. 1184 ГК РФ).

    В этих случаях необходимо было заявить права наследника на эту квартиру при открытии наследственного дела. Но не стоит забывать и о том, что, согласно ст. 1154 ГК РФ, наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства, то есть со дня смерти гражданина.

    Тем не менее, если наследник пропустил срок вступления в наследство по уважительным причинам, то он может попробовать восстановить пропущенный срок через суд, руководствуясь статьей 1155 ГК РФ.

    На заданный вопрос «Можно ли узаконить долю в спорной квартире?», исходя из имеющихся данных, дать однозначный ответ невозможно.

    Если учитывать то, что умершие родители не подавали заявление о приватизации муниципального жилья до своей смерти, и спорная квартира не была предоставлена им государством в связи с их инвалидностью, то, скорее всего, получить в ней долю второй дочери, проживающей отдельно, невозможно.

    Если предположить, что указанные факты имели место, то Вашей маме необходимо попробовать в судебном порядке (при наличии уважительных причин) восстановить пропущенный срок, установленный для принятия наследства, и, в случае вынесения положительного решения суда, заявить свои права на наследство.

    Текст подготовила Мария Гуреева

    Знаете об этом больше? Расскажите нам.

    Не пропустите:

    Все материалы рубрики «Хороший вопрос»

    Как проходит наследование и продажа квартиры нерезидентом РФ?

    3 способа снизить риски, покупая квартиру, полученную по наследству

    Как уменьшить налог при договоре ренты на наследственную квартиру?

    Статьи не являются юридической консультацией. Любые рекомендации являются частным мнением авторов и приглашенных экспертов.

    Источник: https://www.domofond.ru/statya/kak_poluchit_dolyu_v_kvartire_posle_smerti_roditeley/5568

    Почему благополучные дети сбегают из дома?

    Имеет ли моя мама право на родительский дом?

    Вы считаете себя лучшими родителями на свете и  думаете, что ваш жизненный опыт – бесценен, хотя ваш ребенок, на самом деле, успевает узнавать за день больше, чем вы за неделю.

    Конечно, вы любите свое чадо, вот только ваша любовь очень часто превращается в сплошное “Я-знаю-как-тебе-жить-я-знаю-как-тебе-быть”. А потом вы однажды приходите домой, а ваш ребенок исчез, в лучшем случае оставив записку.

    Вы думаете, что не виноваты в этом? Как бы ни так!

    В Беларуси ежегодно в органы внутренних дел Республики Беларусь поступает  около 2 тысяч заявлений и обращений граждан о безвестном исчезновении детей.

    Подавляющее большинство ушедших из дома или интернатных учреждений детей находятся в течение одних-трех суток. Однако некоторые из пропавших остаются не разысканными на протяжении многих лет.

    Так, на 1 января 2014 года по данным МВД не разыскано 62 ребенка, 35 из них – свыше 5 лет, 5 – от 3 до 5, 10 – от 1 года до 3 лет.

    Товарищи родители, подумать не хотите ли?

    Вы думаете, что главное в жизни вашего ребенка – это вы, ну и еще школа. О, этот повсеместный родительский заговор “Учитель-всегда-прав”.

    Вам никогда и ни за что не доказать, что учитель – это всего лишь человек, и не всегда хороший и умный.

    Вы даже представить не хотите, что некоторые будущие учителя поступают в педагогический, потому что там конкурс меньше, а потом учат детей, ненавидя их от всей души.

    https://www.youtube.com/watch?v=Eec8aHapPaA

    Вам не нравятся друзья ваших детей, для них у вас прибережен рефрен “они на тебя плохо влияют”. И хорошо, если заботливые мама и папа говорят это своим детям, а не тем самым друзьям.

    Наряды детишек громогласно ужасают не только вас, но и всех многочисленных родственников, а невинный пирсинг в пупке скрывался от папы три месяца.

    От вас только и слышно: “Делай уроки, ложись спать, сделай тише музыку, где шляешься, убери бардак в комнате, из тебя ничего не получится, как ты разговариваешь с родителями, мы тебя кормим-поим, помой посуду, ты без нас никто, прекрати жевать жвачку…” Вы можете говорить это до бесконечности.

    Самое интересное, что вы и вправду считаете это формой выражения заботы и проявления любви.

    Хмм, а вы, мама двоих детей, во времена, когда этих детей еще не планировалось, обрадовались, если бы ваш будущий муж проявлял свою любовь именно таким навязчивым способом? Явно после таких “ухаживаний” у вас бы до детей дело не дошло. Так почему вы делаете свою родительскую любовь таким тяжелым бременем для своих детей?

    У детей и подростков очень хрупкая, чувствительная психика. И может наступить момент, когда во время очередного промывания мозгов они не выдерживают и выбирают только один выход – уйти из дома. Причем вопрос “Куда?” даже не поднимается. В воздухе висит только вопль “От кого?”.

    Ваш ребенок – с другой планеты

    То, что вы живете на разных планетах, стало для вашего ребенка ясно лет в шесть. И с тех пор он считает собственных родителей инопланетянами, и думает, что от пришельцев ничего хорошего ожидать не приходится.

    И мечтает ваш ребенок о том, как неплохо было бы получить пособие “Как выжить среди родителей”. А вам, родители, не помешало между заботами о насущном хлебе ребенка хоть однажды задуматься, что он, как ни странно, не ваша собственность.

    Но вы живете на разных планетах, у вас в ушах огромные клоки ваты, и никакие слуховые аппараты здесь не помогут.

    Короче, ваш ребенок собирает рюкзак и уходит. Прекрасно. А дальше начинается жизнь. Довольно невкусное лекарство от иллюзий.

    Как это бывает

    Пятнадцатилетняя Аня ушла из дома, поссорившись с мамой из-за оценок. Хлопнула дверью и пятеро суток не давала о себе знать.

    Пока родители обзванивали больницы и морги, милая барышня спокойно отрывалась у своей подружки, родители которой были в командировке, и которая, невинно гладя в глаза Аниным родителям, вещала о том, что не видела Анечку уже давно, потому что в школу она ходить отчего-то перестала. Закончилась вроде бы невинная история плохо.

    С одноклассниками девочки пили водку дома у той самой подружки. Аня сидела на подоконнике открытого окна и, потеряв равновесие, упала вниз. Сломала позвоночник. И теперь никто не знает, сможет ли она когда-либо ходить.

    Сергей был единственным ребенком в семье. Мама и папа, научные работники, относились к сыну с обожанием, он хорошо учился и ничем криминальным себя не проявил. Но, начиная с шестого класса, стал постоянно убегать из дома. Находили его в самых разных точках республики, и несколько раз даже за ее пределами.

    Родители не могли с этим справиться, искали причины в себе и в школе, в отношениях с друзьями и первой любви. Когда Сергею исполнилось 18, он отправился служить в армию. Несколько раз сбегал и оттуда, что создавало уже проблемы с законом.

    Наконец догадались обратиться к психологу, который и сказал, что у Сергея – болезнь, которая не позволяет человеку контролировать такие свои порывы и которая с годами будет усугубляться.

    Оля ушла от мамы и папы с твердым желанием никогда их больше не видеть. Они запретили ей встречаться с любимым мальчиком Сашей, без которого, Оленька, разумеется, не могла прожить и дня. Мальчик о ней “позаботился”, поселил в подвале многоэтажки, где у их компании была “камора” (место для вечерних тусовок и прогуливания школы).

    Кормил котлетами, принесенными из дома, и всячески радовался ее крутому поступку. Правда, почему-то не захотел присоединиться к любимой и спокойно жил себе дома. После двух недель такого вольного проживания ночью на Олечку наткнулся пьяный бомж. Он ее изнасиловал и смылся. Она вернулась домой, но вряд ли скоро захочет вообще с кем-то видеться.

    Игорь сбежал от родителей просто потому, что они его не понимали. А папа у Игоря был большой милицейский начальник, очень властный и авторитарный человек.

    Парадокс состоит в том, что пока товарища искала все городская и даже республиканская милиция, он преспокойно обитал на минском вокзале, каким-то чудом просачиваясь через постоянные облавы на беспризорников. Подружился с вокзальными бродяжками и даже успел завоевать у них авторитет. Путешествовал по стране и чувствовал себя абсолютно свободным и счастливым.

    Когда его все-таки вернули домой, сказал, что при первом же удобном случае убежит снова. Но решил вопрос по-другому. После девятого класса поступил в училище в другом городе и домой старается приезжать как можно реже.

    …Может быть, эти истории благополучных детей покажутся просто глупыми в сравнении с бедами тех, кто уходит от побоев и скандалов родителей-алкоголиков, от постоянно сменяющихся сожителей своих мам, от банального голода. Но от этого ситуация не становится лучше.

    О чем они думают, сбегая?

    Далеко убежать удается немногим. Денег маловато или нет вообще. Жить негде, потому что все друзья вашего ребенка – такие же благополучные детки, живущие с мамами и папами. Уличные компании ваше чадо пугают с раннего детства. Это хорошая сторона. Но есть и плохая.

    Возвращаться домой вашему ребенку уже просто страшно. И еще он хочет отстоять свою позицию. О'кей, пусть доказывает, какой он еще маленький и несдержанный, пусть хлопает дверью и устраивает истерики.

    Когда чадо найдется и вернется через несколько дней, вы, конечно, не станете его ругать. Вы будете ему очень рады, будете ходить вокруг него на носочках и сдувать налипшую за время длинной прогулки пыль.

    А потом начнется все заново. И будет продолжаться снова и снова. Не до бесконечности.

    Ровно до того момента, как ваш ребенок докажет вам, что уже взрослый и самостоятельный человек, может принимать важные решения и планировать свою жизнь.

    Не ждите рецидивов, объясните своему ребенку, что для того, чтобы изменить свою жизнь, нужно измениться самому. Иначе – никак. Он, конечно, принадлежит только себе, но для того, чтобы иметь на себя все права, и он, и вы, его родители, должны точно знать, что он способен управлять таким сложным механизмом.

    Что делать родителям, когда ребенок ушел из дома?

    Сразу же вспомните все, о чем чадо говорило в последнее время. Обзвоните всех знакомых и друзей вашего ребенка, причем разговаривайте не только с детьми, но и их родителями, прося их об адекватных действиях, в случае, если ваш ребенок появится в их поле зрения. Позвоните своим родственникам и знакомым, опросите их.

    Проверьте, не пропали ли из дома деньги и ценные вещи. Попытайтесь определить, какие вещи ребенок взял с собой, какую одежду, возможно – книги. Все это тщательно проанализируйте.

    Если пропажу ребенка обнаружили вечером – обязательно позвоните классному руководителю, а утром отправляйтесь в школу и опросите всех одноклассников. Вспомните или узнайте у сверстников, где и с кем ваш ребенок чаще всего проводил свободное время, кому мог сообщить о своих планах.

    Если вы не видите никаких признаков сознательного ухода ребенка из дома, позвоните в скорую помощь, узнайте, не доставлялся ли туда ваш ребенок, став жертвой несчастного случая. Позвоните в милицию, узнайте, не был ли ребенок задержан – у детей часто не бывает с собой документов, и они не желают (не могут) сказать, как их зовут и куда можно позвонить родителям.

    Если все эти действия не принесли результата, срочно обратитесь для организации поисков ребенка в соответствующие органы.

    Идите в районное отделение милиции, взяв с собой документы на ребенка и его фотографии. В отделении милиции пишите заявление и подавайте в розыск.

    Сотрудники милиции обязаны по первому требованию принять у вас заявление, никакие халатные отговорки “Побегает и вернется” не принимайте.

    Далее вы идете к инспектору по делам несовершеннолетних, оставляете ему фотографию ребенка и всю информацию, которая у вас есть.

    Продолжайте звонить ближайшим друзьям ребенка, акцентируя внимание на том, что вы очень его любите, волнуетесь, ждете его дома и совсем не сердитесь.

    Можете обойти всех друзей, поговорить — ничего не стоит спрятать под кроватью девочку 13 лет так, чтобы родители даже не догадывались, что в доме есть кто-то еще. К тому же личный контакт, возможно, заставит друзей “расколоться”, если они знают, где прячется ваше чадо.

    Применяйте хитрость, говорите: “Я точно знаю, что ты в курсе, потому что Сережа говорил, что доверяет тебе все свои секреты, и если что-то случится, скажет только тебе”.

    Найдя своего сына или дочь, не нападайте на него сразу с расспросами. Но через некоторое время попытайтесь поговорить на тему побега, узнать, что послужило его причиной, постарайтесь понять своего ребенка и найти взаимопонимание с ним. Помните о том, что вы – не надсмотрщик на галерах, и вашей целью не должно быть тотальное навязывание ребенку своих взглядов на жизнь.

    Материал подготовлен при содействии психотерапевта Леонида Шемлякова

    Источник: https://interfax.by/news/obshchestvo/society-different/32742/

    Прав-помощь
    Добавить комментарий