Как можно в данной ситуации отменить приговор суда?

Калиновский К.Б., Лаков А.В. Актуальные проблемы производства в суде апелляционной инстанции

Как можно в данной ситуации отменить приговор суда?

Материал основан на статье:

Калиновский К.Б., Лаков А.В. 16 вопросов о производстве в суде апелляционной инстанции // Уголовный процесс. 2017. № 2.

С полным текстом которой могут познакомиться подписчики журнала в том числе в электронной версии: URL: http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=528351

Константин Борисович Калиновский, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, к.ю.н., доцент;

Лаков Алексей Вадимович, заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда, председатель Санкт-Петербургского отделения Общероссийской общественной организации “Российское объединение судей”

В ноябре 2016 года в Санкт-Петербургском городском суде был проведен круглый стол по теме «Проблемы производства в суде апелляционной инстанции российского уголовного процесса».

Организаторами мероприятия выступили Санкт-Петербургское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российское объединение судей» и Северо-Западный филиал Российского государственного университета правосудия.

При подготовке к круглому столу судьи Санкт-Петербургского городского суда отобрали вопросы о применении норм главы 45.1 УПК РФ «Производство в суде апелляционной инстанции». В выборку вошли актуальные, значимые для судебной практики проблемы, которые не решены законодателем и высшими судами.

В статье приведены ответы на эти вопросы судей. Несмотря на то, что они не являются официальным разъяснениями, ответы помогут правоприменителю выработать позицию и также позволят продолжить научную дискуссию.

Личное участие обвиняемых при рассмотрении отклоненных жалоб

Обязательно ли участие в суде апелляционной инстанции содержащихся под стражей осужденных-заявителей, если они обжалуют постановления, которыми решение по существу ходатайства или жалобы не принималось? В частности, когда суд отказал в принятии обращений к производству, возврате их заявителю, направлении по подсудности в порядке ст.ст. 397, 398 УПК РФ, а также жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Необходимо ли также в этом случае обязательное участие защитников (представителей), в том числе и при наличии соответствующего ходатайства заявителя либо осужденного?

Решение этого вопроса основано на принципе неполной модели российской апелляции, согласно которому суд апелляционной инстанции не должен подменять собой суд первой инстанции.

Конституционный Суд РФ не раз указывал, что государство обязано создать необходимые условия для эффективного и справедливого разбирательства уголовного дела именно в суде первой инстанции.

Из этого правила следует, что объем гарантий (в том числе обязательность личного участия в судебном заседании и обязательное участие защитника, представителя) в суде апелляционной инстанции не должен быть выше, чем в суде первой инстанции

Поскольку апелляция проверяет решение суда первой инстанции, содержание которого составляет отказ в рассмотрении по существу ходатайства или жалобы, и такой отказ сам по себе не связан с ограничением права гражданина на свободу и личную неприкосновенность, суд апелляционной инстанции может проверить законность и обоснованность этого решения без обязательного участия в судебном заседании самого заявителя и без обязательного назначения ему защитника. Это не лишает суд признать необходимость использования таких гарантий судебной защиты в отдельных случаях, когда того требуют интересы правосудия.

Если отказ суда первой инстанции в рассмотрении по существу обращения заявителя будет признан незаконным и необоснованным, то при новом рассмотрении дела суд – с учетом позиции КС РФ, сформулированной в определении от 19.05.2009 № 576-О-П – должен обеспечить обязательное личное участие заявителя в заседании суда первой инстанции.

Право суда апелляционной инстанции на заключение под стражу обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции при отмене постановления суда первой инстанции об отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу самостоятельно принять решение об удовлетворении ходатайства следователя и избрании такой меры пресечения? Возможно ли принятие такого решения при отсутствии соответствующего представления прокурора?

Трудности решения этого вопроса связаны с дисбалансом полномочий следственных органов и прокурора. Первые не вправе подавать апелляционные жалобы и представления, а второй – приносить ходатайство об избрании меры пресечения. Решить эту проблему должен законодатель.

На уровне правоприменения ответ на данный вопрос зависит от единства позиции следователя и прокурора.

Если эти позиции в ходатайстве об избрании меры пресечения и в апелляционном представлении совпадают, то у суда апелляционной инстанции есть техническая возможность вынести решение об удовлетворении ходатайства и представления. …

Если же прокурор возражает против удовлетворения ходатайства следователя, не оспаривает решение суда первой инстанции, то суд апелляционной инстанции не имеет даже технической возможности рассмотреть этот вопрос.

Ухудшение положения обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции ухудшить положение лица без вынесения нового приговора, если суд дает иную оценку исследованным судом первой инстанции доказательствам? Может ли апелляция оставить приговор суда первой инстанции без изменения или внести в него изменения, если исследует доказательства, которые не исследовал суд первой инстанции?

Изменение оправдательного приговора в ухудшающую сторону без его отмены невозможно. Кроме того, в апелляции не может быть изменен приговор и при наличии существенных процессуальных нарушений, который допустил суд первой инстанции.

….

Позиция прокурора при ухудшении положения обвиняемого

Может ли суд вынести новый приговор или изменить его, ухудшив положение осужденного (применив более тяжкий уголовный закон, или усилить наказание), если в апелляционном представлении прокурор просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение? Имеет ли при этом значение позиция прокурора, участвующего в суде апелляционной инстанции?

Для ответа на эти вопросы обратимся к позиции КС РФ, выработанной в его определении от 14.01.2016 № 15-О.

КС РФ говорит о том, что при наличии апелляционного представления прокурора или жалобы потерпевшего на приговор, в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства и (или) об ужесточении наказания осужденному, суд вправе, отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, указав при этом обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.….

… Для апелляционного суда безусловное значение имеет позиция прокурора по вопросу об ухудшении положения осужденного, а его мнение об устранимости или неустранимости нарушения для суда не обязательно. Это объясняется ревизионным началом, на котором построена действующая апелляция.

Исследование новых доказательств

Каким образом надлежит поступить суду апелляционной инстанции, если доказательство имеет существенное значение для дела (например, подтверждает алиби), а причины его не предоставления суду первой инстанции, неуважительные?

….

Правовая позиция КС РФ (постановление от 29.06.2004 № 13-П) может быть распространена и на норму, ограничивающую право стороны защиты представлять доказательства невиновности обвиняемого в суде апелляционной инстанции.

При этом установленное законом ограничение возможности представления обвинительных доказательств вполне правомерно. В процессуальной теории может быть объяснено принципом favor defensionis (благоприятствование защите).

Исправление ошибок суда первой инстанции

Может ли апелляция устранить нарушения требований ст.

240 УПК РФ, которые допустил суд первой инстанции, когда в основу решения положил неисследованные в судебном заседании доказательства? Можно ли исследовать такие доказательства в суде второй инстанции и вынести новый приговор или иное решение? Может ли суд апелляционной инстанции при наличии достаточной совокупности иных доказательств, не вынося нового решения по делу, исключить из приговора ссылку на доказательство, которое не имеет существенного значения?

….

Переквалификация деяния по приговору, вынесенному в особом порядке

Может ли суд апелляционной инстанции переквалифицировать действия осужденного, признанного виновным в особом порядке в совершении нескольких однородных преступлений, на одно продолжаемое преступление?

Решение этого вопроса предопределено сущностью апелляции как формы проверки приговора, приближенной к производству первой инстанции, но не заменяющей ее. Поэтому если суд первой инстанции вправе рассмотреть дело в особом порядке и при этом изменить квалификацию обвинения, с которым согласился подсудимый, то и суд апелляционной инстанции может обладать такого рода полномочиями.

Если же апелляция усматривает неправосудность приговора в недостаточной обоснованности обвинения (неверная квалификация преступления, обусловленная несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, или их недостаточной доказанностью), то отменить такой приговор, апелляция может на основании ч.1 ст.

и 389.17 УПК РФ. Эта норма говорит о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, выразившееся в несоблюдении (нарушении) судом первой инстанции требования ч.7. ст. 316 УПК РФ. Судья должен был прийти к выводу о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Жалоба на отказ в УДО, если осужденный уже освободился

Рассматривает ли суд апелляционной инстанции жалобу на постановление об отказе в условно-досрочном освобождении, если на момент рассмотрения дела в апелляции осужденный уже освобожден по отбытии срока наказания? Может ли суд апелляционной инстанции отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое судебное разбирательство?

Право осужденного состоит не только в освобождении от отбывания наказания, но и в компенсации периода незаконного, по его мнению, пребывания в изоляции в силу незаконного и необоснованного отказа суда в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении. Поэтому суд обязан рассмотреть по существу апелляционную жалобу на решение об отказе в УДО. Если апелляция отменить решение суда первой инстанции, как незаконное и необоснованное, направлять дело на новое рассмотрение уже не имеет смысла и потому не нужно.

Основания отмены оправдательного приговора

Может ли суд отменить оправдательный приговор, если в апелляционном представлении указаны только общие основания, предусмотренные ст.389.15 УПК РФ, без ссылок на конкретные нарушения?

Из закрепленного в УПК РФ ревизионного начала в действующей апелляции (ч.1 ст.389.19 УПК РФ) вытекает право и обязанность суда с соблюдением правила недопустимости поворота к худшему отменить неправосудный приговор, если он установит для этого основания.

Разрешение ходатайства об исключении доказательств

Обязана ли апелляция разрешить ходатайства сторон об исключении доказательств до момента вынесения итогового решения?

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/publ/otdelnye_stati/kalinovskij_k_b_lakov_a_v_aktualnye_problemy_proizvodstva_v_sude_apelljacionnoj_instancii/2-1-0-63

Обжалование обвинительного приговора. На что обратить внимание?

Как можно в данной ситуации отменить приговор суда?

Когда суд первой инстанции оглашает приговор, в 99,5% случаев указывающий на виновность подсудимого (согласно данным Судебного департамента при Верховном суде), начинается так называемый апелляционный период.

Это значит, приговор уже есть, но считается не вступившим в законную силу.

Хотя если обвиняемому была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, а приговор дает ему реальный срок, то под стражу осужденный (а статус “подсудимый” меняется на “осужденный” после оглашения приговора) берется прямо в зале суда и уезжает в СИЗО.

Апелляционный период длится десять дней. В это время стороны защиты и обвинения имеют право обжаловать приговор в вышестоящем суде. Если этого не происходит, то по истечении данного срока приговор вступает в законную силу.

Странная вещь, но многие осужденные считают, что если обжаловать вердикт, то в судебных инстанциях могут разозлиться и дать к отсидке еще больше. Конечно, это в корне неверно. Согласно ст. 389.

24 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), обвинительный приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону, ухудшающую положение осужденного, не иначе как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего.

А наличие апелляционной жалобы только со стороны осужденного исключает возможность увеличения срока.

На что осужденный может жаловаться? Первое – на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 389.16 УПК). На игнорирование судом первой инстанции фактов, на которые указывала сторона защиты, показаний свидетелей, приглашенных защитником, и так далее. Об этом мы неоднократно говорили в предыдущих публикациях.

Второе – на несправедливость приговора ввиду его чрезмерной суровости (ст. 389.18 УПК). То есть когда осужденный в целом не оспаривает фактическую сторону дела, но считает, что с ним обошлись слишком уж строго.

“Пятерочку” он бы отсидел, но вот “десятка” – это явный перебор. Годик-другой по такой жалобе могут скинуть.

Кстати, на основании той же статьи требовать пересмотра наказания вправе и прокурор, но – ввиду чрезмерной мягкости приговора.

Третье – можно оспаривать существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона (ст. 389.17 и 389.18 УПК). Все это логично назвать процедурными нарушениями.

Например, подсудимому не дали последнего слова. Фактически оно ни на что не влияет. Последнее слово – не более чем эмоции, и многие от него отказываются.

Но, согласно УПК, оно – непременный элемент, и без него никак.

Есть еще четвертый, не описанный в кодексах, но весьма любимый многими осужденными аргумент. Название документа – “жалоба” – они воспринимают буквально и начинают жаловаться: на наличие малолетних детей, престарелых родителей-инвалидов, на необходимость содержать семью и тому подобное, считая, что по этим причинам их должны отпустить домой.

Путь, по мнению автора этих строк, тупиковый. Юридического значения эмоции не имеют, а разжалобить вершащего правосудие… У кого как, а у меня давно сложилось впечатление, что судьи работают будто станки по вынесению приговоров, и все человеческое, способное к состраданию, в них если когда-то и было, то давно атрофировалось как граничащее с профнепригодностью.

И давить на жалость бессмысленно, да и некрасиво.

А вот развернуть дело вспять, зацепившись за нарушение судьей первой инстанции исключительно процедурных моментов, – здесь куда больше шансов на успех.

Приведу два примера судебных процессов в отношении профсоюзных лидеров в нашей необъятной стране.

ПРИМЕР ПЕРВЫЙ

Следствие и суд шли долго. Обвинение было серьезным, а срок, выданный к отсидке, солидным.

Апелляционные жалобы профлидера и его защитника расписывали многочисленные несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам.

Но кроме этого, перелистывая в очередной раз многотомное дело при подготовке к апелляционному заседанию, опытный защитник обнаружил не бросавшийся до того в глаза документ.

Дело в том, что на первом заседании суда, когда заслушивалось обвинение и выполнялись прочие формальности, работавший с подсудимым адвокат был занят в другом процессе и явиться не смог. И суд назначил защитника из числа, по сути, первых попавшихся.

Этот один день работы адвоката полагалось оплатить.

Судья в тот же день вынес постановление, в котором было сказано, что “в судебном заседании суда первой инстанции в качестве защитника осужденного профлидера по назначению участвовала адвокат такая-то”.

Рассмотрение дела судом только начиналось. Профлидер находился в статусе подсудимого, и до признания его виновности было еще очень далеко. А судья уже назвал его осужденным. То есть высказал свое мнение относительно судьбы обвиняемого до вынесения приговора.

Статья 61 УПК говорит, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, когда обстоятельства позволяют полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным судом РФ в определении от 01.11.

2007 № 799-О-О, “высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения”.

И поскольку указанная выше позиция судьи первой инстанции по существу предрешила исход разбирательства, тот судья не вправе был рассматривать дело по обвинению профлидера. Несмотря на это, спустя почти год под председательством того же судьи в отношении профлидера был вынесен обвинительный приговор.

На эти процедурные нарушения адвокат указал в дополнение к своей апелляционной жалобе и ходатайствовал об отмене приговора.

Суд второй инстанции нашел доводы защитника о нарушении уголовно-процессуального закона при постановлении обвинительного приговора обоснованными, а рассмотрение дела судьей, заранее высказавшим мнение о виновности подсудимого, – существенным нарушением права профлидера на защиту.

Учитывая, что допущенные в суде первой инстанции нарушения закона затрагивали основополагающие принципы уголовного судопроизводства, их устранение оказалось невозможно в суде апелляционной инстанции. Обвинительный приговор подлежал отмене с направлением уголовного дела на новое разбирательство в тот же суд, но в ином составе.

Всем было понятно, что в материалы уголовного дела вкралась самая обычная описка. Даже не судейская, а секретарская. Но! Процедура была нарушена, а подобное карается вышестоящим судом строго.

ПРИМЕР ВТОРОЙ

В ходе другого судебного процесса другому профлидеру помимо основного наказания в виде реального лишения свободы назначили штраф в сумме 8 млн рублей.

Согласно п. 4 ст. 307 УПК суд в обвинительном приговоре должен указать “мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия”.

Говоря о сроке, суд первой инстанции указал, что “с учетом всех материалов дела, характеристики личности подсудимого, тяжести совершенного им преступления, суд считает возможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого и предупреждения совершения им новых преступлений только при назначении наказания в виде лишения свободы”. Таким образом, мотивы назначения реального срока были понятны. Не будем рассуждать о справедливости, исправлении, предупреждении новых преступлений – это материал для другой публикации.

А вот в отношении штрафа было сказано лишь: “…суд, с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи применяет дополнительное наказание в виде штрафа”. То есть следовала лишь констатация факта без указания мотивов. Интересно, как суд высчитывал имущественное положение…

На отсутствие мотивировки со стороны суда первой инстанции и – следовательно – на неправомерность штрафа защита указала в апелляционной жалобе. Стоит отметить, помимо этого в жалобе указывалось на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела по многим пунктам.

Апелляционной суд, проигнорировав все доводы о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела (и оставив срок отбывания наказания прежним), пошел навстречу осужденному именно в вопросе штрафа. Суд постановил, что решение о необходимости назначения в качестве дополнительного наказания в виде штрафа “в нарушение требований п. 4 ст. 307 УПК не мотивировано и подлежит исключению”.

Таким образом, профлидер поехал отбывать срок на зону, но от выплаты 8 млн рублей был освобожден.

*   *   *

Эти примеры в некоторой мере иллюстрируют работу судов апелляционной инстанции. Можно сделать выводы о том, что к основным доводам защиты они так же глухи, как и суды первых инстанций.

Но нарушения процессуальные со стороны нижестоящих судов караются жестко – отменой отдельных видов наказания или даже целых приговоров. Это лишний раз подтверждает, что формально судебный процесс выстроен в РФ на “отлично”. Грубых нарушений УПК вы не найдете. Внешне придраться не к чему.

Но к аргументам защиты по сути обвинения ни одна судебная инстанция прислушиваться не будет.

Судебный процесс, как правило, превращается в торжество гособвинения. Суд соглашается почти со всеми доводами последнего и игнорирует все доводы защиты. И не имеет особого значения, что именно говорит подсудимый и его защитник, – скорее всего, судом это будет отброшено без объяснений.

Сегодняшним сюжетом мы заканчиваем серию публикаций, основной темой которых было разбирательство в судах первой и апелляционной инстанций, а также типичные ситуации, в которые все чаще попадают профлидеры. Все материалы основывались на реальных событиях и конкретных уголовных делах.

Следующей публикацией мы начнем серию сюжетов, касающихся досудебного уголовного преследования профактивистов (в том числе – задержания, суда по мере пресечения, предъявления обвинения).

И постараемся дать несколько практических советов относительно того, какую тактику применять в ходе допроса, как общаться с соседями по камере и так далее.

Особое внимание следует уделить такому знаковому персонажу, как адвокат, и его роли в досудебном и судебном процессе.

Ведь от тюрьмы, как говорит народная мудрость, зарекаться не следует.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Obzhalovanie_obvinitelnogo_prigovora.html

Вс рф: нарушение прав обвиняемого не повод для отмены оправдательного приговора

Как можно в данной ситуации отменить приговор суда?

Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения прав обвиняемого не допускается, если только об этом не просил сам фигурант дела или его адвокат, либо представитель, указал Верховный суд (ВС) РФ.

Он счёл недопустимой ситуацию, когда попытка защитить права подсудимого из-за путаницы с основаниями, по которым его следует освободить от уголовной ответственности, приводит к тому, что оправданный вновь обретает статус обвиняемого.

Такой результат существенно ухудшает положение оправданного, подчеркивает ВС РФ.

В своём определении высшая инстанция также напомнила о праве участников процесса на обращение в Конституционный суд РФ с вопросом о соответствии положений статьи 401.6 Уголовно-процессуального кодекса основному закону страны.

Суть дела

Житель Карачаево-Черкессии обвинялся в гибели людей в результате оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности (часть 3 статьи 238 УК РФ). Суд первой инстанции оправдал подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления и признал за ним право на реабилитацию.

Однако Верховный суд республики приговор отменил и вынес новый: на этот раз фигурант дела был также оправдан, но по другим основаниям — ввиду непричастности к совершению преступления.

Апелляция сочла, что обстоятельства дела свидетельствуют не об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления, а о его непричастности к совершению деяния, в котором все же имеются все признаки нарушения закона.

Позднее Президиум ВС КЧР усмотрел в данной ситуации нарушение закона, поэтому тоже отменил приговор уже апелляционной инстанции, но на этот раз дело было направлено на новое рассмотрение. Своё решение Президиум мотивировал тем, что суд апелляционной инстанции при вынесении оправдательного приговора ухудшил положение подсудимого.

При новом апелляционном рассмотрении дела приговор снова был отменён, но теперь материалы отправили в прокуратуру для устранения препятствий по рассмотрению дела судом.

В итоге всей этой «чехарды» ранее оправданный по уголовному делу вновь приобрел процессуальный статус обвиняемого.

Позиция ВС

Высшая инстанция отмечает, что ухудшение положения оправданного допустил именно президиум Верховного суда Карачаево-Черкессии.

Закон позволяет пересмотреть в кассационном порядке приговор по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного, только в срок, не превышающий одного года со дня вступления его в законную силу, и если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, напоминает ВС РФ.

Однако вопреки требованиям статьи 401.6 УПК РФ президиум ВС КЧР отменил приговор.

При этом его выводы относительно возможности отмены приговора в целях изменения формулировки оправдания были сделаны без учета разъяснений, содержащихся в пункте 19 постановления Верховного суда РФ «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», согласно которым отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается, указал ВС РФ.

«Оправдательный приговор может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя», — отмечает высшая инстанция.

Однако в данном деле ни оправданный, ни его защитник не ходатайствовали об изменении основания оправдания.

В связи с чем высшая инстанция сочла необходимым отменить решение президиума ВС Карачаево-Черкессии как принятое с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела, равно как и повторное апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики.

ВС РФ определил передать дело  на новое кассационное рассмотрение в ином составе суда.

При этом, поскольку Президиум ВС КЧР утвержден в составе 7 членов, а в настоящее время фактически действует в составе 5 судей, четверо из которых принимали участие в первом кассационном рассмотрении жалобы, то в целях процессуальной экономии ВС РФ изменил территориальную подсудность кассационной жалобы  и направил ее в президиум Ставропольского краевого суда.

ВС также указал, что передача уголовного дела на новое кассационное рассмотрение не лишает участников процесса права на обращение в Конституционный суд РФ с вопросом о соответствии положений статьи 401.6 УПК РФ Конституции РФ.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20191021/304914953.html

Истечение сроков давности обвинительного приговора суда | Правоведус

Как можно в данной ситуации отменить приговор суда?

В силу различных причин обвинительный приговор суда может не быть приведенным к исполнению вовремя, что, порой, влечет нецелесообразность его применения в дальнейшем. В данной статье приведены основания, условия и сроки истечения сроков давности приговора, когда лицо может быть освобождено от наказания без его исполнения.

Известно, что точность и своевременность исполнения приговора суда, вступившего в законную силу, есть залог его эффективности.

Однако, существуют ситуации, когда решение суда не может быть приведено в исполнение на данный момент, например, в связи с тяжелой болезнью осужденного, в силу наступления стихийного бедствия, наличия отсрочки отбывания наказания и другое.

При этом отсрочка исполнения наказания существенно снижает его карательное и предупредительное значение, целесообразность его наступления в целом. Именно в таких случаях законом предусмотрено освобождение осужденного от отбывания наказания по причине истечения сроков давности приговора.

Сроки давности по приговору суда

В соответствии со статьей 83 Уголовного кодекса РФ давность по обвинительному приговору суда исчисляется не только по срокам не приведения приговора в исполнение, но и по степени тяжести преступлений. Так, лицо, осужденное за совершенное преступление, может быть освобождено от отбытия наказания, если приговор, вступивший в законную силу, не был приведен в исполнение в следующие сроки:

  • два года – когда лицо было осуждено за преступления небольшой тяжести;
  • шесть лет – когда лицо было осуждено за преступления средней тяжести;
  • десять лет – когда лицо было осуждено за тяжкое преступление;
  • пятнадцать лет – когда лицо было осуждено за особо тяжкое преступление.

Важно! Если осужденный преднамеренно уклоняется от отбытия наказания, течение сроков давности по приговору суда будут приостановлены и возобновятся только с момента его задержания или явки с повинной. Однако, зачету подлежат сроки давности, которые уже истекли к моменту преднамеренного уклонения осужденного от отбывания наказания.

Началом течения сроков является день вступления приговора суда в законную силу (ст.ст. 356 и 390 УПК РФ).

Однако, по факту даты вступления приговора суда в законную силу и начало исполнения наказания могут не совпадать, в частности, это касается случаев отсрочки отбывания наказания беременными женщинами и женщинами, которые имеют малолетних детей.

В такой ситуации давность срока начинает течь со дня вступления приговора суда в законную силу, несмотря на то, что наказание не исполняется.

Основания применения освобождения по истечению сроков давности

Основание применения обсуждаемого вида освобождения есть совокупность юридических условий, это:

  1. истечения установленного законом срока, размер которого зависит от категории совершенного преступления;
  2. не приведение в исполнение назначенного наказания в течении установленных законом сроков;
  3. отсутствие обстоятельств, которые могли бы препятствовать течению давностных сроков.

Важнейшим основанием для освобождения лица по истечению сроков давности является презумпция законодателя, при которой лицо, которому назначено наказание, но не исполнено, в дальнейшем ведет правильный образ жизни, а также действия от преступления, совершенного им, под влиянием времени полностью либо частично утратили свою опасность для общества.

Важно! В свое время статья 49 УК РСФСР устанавливала срок, по истечению которого уклонение от исполнения наказания прекращается, однако, в статье 83 современного кодекса такая законодательная норма не предусмотрена в целях избежания поощрения случаев злостного уклонения лиц от отбытия наказания.

Истечение сроков давности по приговору «особых» осужденных

Освобождение лиц, осужденных за совершение преступления, по истечению сроков давности является обязанностью суда, исключением есть правила, которые предусмотрены ч. 3 ст. 83 УК РФ в части лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы или к смертной казни (напомним, в России действует мораторий на смертную казнь).

Освобождение таких осужденных не является для суда обязанностью, сколько бы ни прошло времени с момента вступления приговора в законную силу.

Вопрос освобождения осужденных, приговоренных к пожизненному лишению свободы, по истечению срока давности решается в суде, при этом во внимание принимается личность осужденного, характер и степень тяжести совершенного преступления, а также иные обстоятельства, имеющие значение по делу.

Если суд не сочтет возможным освободить осужденного от наказания в связи с истечением сроков давности, он должен заменить ему указанный вид наказанием лишением свободы на фиксированный срок. Стоит отметить, что законом данный срок не регламентирован, однако, исходя из юридической практики и анализа института лишения свободы, можно вывести следующие допустимые варианты решения суда:

  • за впервые совершенное одно преступление, при замене пожизненного лишения свободы или смертной казни, срок лишения свободы может быть определен в пределах 15-20 лет;
  • при назначении нового наказания взамен пожизненного заключения или смертной казни, по совокупности преступлений, срок лишения свободы может быть определен в пределах 20-25 лет;
  • при назначении нового наказания взамен пожизненного заключения или смертной казни, по совокупности приговоров, срок лишения свободы может быть определен в пределах 25-30 лет.

Когда сроки давности по приговору суда не применяются

Согласно нормам Международного права Уголовный кодекс РФ в части 4 статьи 83 предусматривает исключение из общего правила давности исполнения обвинительного приговора суда. Так, к лицам, которые осуждены по ст.ст. 353, 356-358 УК РФ за совершение наиболее опасных преступлений против мира и безопасности человечества, а также за преступления террористической направленности:

  1. подготовка и планирование, развязывание или ведение агрессивной войны;
  2. применение запрещенных средств и методов войны;
  3. геноцид;
  4. экоцид,

сроки давности применены быть не могут. Приговоры суда по указанным преступлениям подлежат обязательному исполнению, независимо от времени задержания осужденных, которые уклонялись от наказания или их явки с повинной.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/criminal/istechenie-srokov-davnosti-obvinitelnogo-prigovora-suda/

Основания к отмене или изменению приговоров – Мониторинг правоприменения

Как можно в данной ситуации отменить приговор суда?

Современный период развития уголовного судопроизводства характеризуется введением институтов, которые в большей степени соответствуют назначению уголовного судопроизводства.  Так, в 2010 году был принят Федеральный закон № 433-ФЗ, который коренным образом изменил систему стадий апелляционного, кассационного и надзорного производства.

  Действовать данный закон начал только с 1 июля 2013 года и в настоящее время можно подвести некоторые итоги правоприменения, в том числе «нового» кассационного производства по пересмотру вступивших в законную силу приговоров.

  Традиционно кассационная инстанция, рассматривая вступившие в законную силу приговоры, касалась только вопросов права, оставляя  существо решения и вопросы факта на откуп апелляционной инстанции.

  Советская же кассация  (прообраз сегодняшней апелляции) и советский надзор (прообраз кассационного производства в современном законодательстве)  рассматривали как вопросы права, так и вопросы факта, и предметом рассмотрения этих двух инстанции были как законность, так и обоснованность судебного решения.

Следует отметить, что данный вопрос был предметом дискуссии на протяжении достаточно длительного времени, собственно говоря, всего советского и постсоветского периода развития уголовного судопроизводства.

Законодатель, вводя кассационное производство в новом виде, предусмотрел в качестве предмета рассмотрения суда кассационной инстанции только законность приговора или определения и постановления  суда, вступивших в законную силу.

  Но при этом не воспринял позиции Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда РФ о том, что основания к отмене или изменению в суде апелляционной и кассационной инстанции в силу различия  в их природе не должны совпадать (Постановление Европейского суда по правам человека от 24 мая 2007 г.

Дело «Радчиков (Radchikov) против Российской Федерации»; Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июля 2002 г. N 13-П). Тем самым основания отмены, изменения в кассационной и апелляционной инстанции не разграничены, а данные производства различаются лишь по предмету судебного рассмотрения.
         В рамках мониторинга правоприменения была рассмотрена тема «Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основания отмены или изменения судебного решения при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке». Было проанализировано в общей сложности 67 дел судов общей юрисдикции Российской Федерации за период 2017 г.: 55 дел Ставропольского Края, 5 дел г. Санкт-Петербурга, 7 дел Свердловской области. Были проанализированы существенные нарушения уголовно-процессуального закона в кассационном производстве.

При проведении данного исследования были поставлены цели:

Выявление наиболее частых/редких существенных нарушений уголовно-процессуального закона в рассматриваемых субъектах;

Выявление корреляции между наиболее частыми существенными нарушениями процессуального закона и причиной их популяризации в уголовном процессе;

В рамках анализа необходимо решить следующие задачи:

Комплексное изучение Главы 47.1 УПК РФ, а именно ст. 401.15 УПК РФ;

Сбор материала судебной практики по предоставленной теме по Российской Федерации (по соответствующим субъектам РФ) за период 2017 г.; 

Изучение собранных решений судов, в частности, характера существенных нарушений уголовно-процессуального закона, субъекта подачи кассационной жалобы, механизма подачи жалобы (оснований, содержания, характера заявляемых требований), аргументацию судов касаемо определенных существенных нарушений;

Ст.401.15 УПК РФ: материальные и процессуальные основания отмены или изменения решений

Основания к отмене или изменению приговоров и иных решений в суде кассационной инстанции можно разделить на материальные, когда неверно применен уголовный закон и процессуальные, когда нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на существо решения.

Исходя из презумпции истинности вступившего в законную силу приговора и иного судебного решения, основания к отмене или изменению  в суде кассационной инстанции должны носить достаточно весомый характер для того, чтобы эту презумпцию преодолеть. В ходе анализа были изучены судебные решения следующих субъектов Российской Федерации: г.

Санкт-Петербург, Свердловская Область, Ставропольский Край. При изучении материалов возникла проблема с поиском дел по запрашиваемой теме, а именно: в г. Санкт-Петербурге в открытом доступе (через интернет ресурс «SudAct.

ru») были найдены 11 дел за 2017 год, из которых 6 касались нарушений уголовного закона и лишь 5 дел были рассмотрены относительно нарушений уголовно-процессуального закона; в Свердловской области происходит аналогичная ситуация: за 2017 год в открытом доступе имеются 38 дел, 7 из которых отменены ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Большинство дел в рамках ст.401.15 УПК РФ рассматриваются со ссылкой на нарушение уголовного, а не уголовно-процессуального закона. Подвергаются рассмотрению вопросы квалификации: неправильное применение Общей части уголовного закона, выразившееся в нарушениях Общих начал (принципов) назначенного наказания, являясь существенным нарушением закона, влияющим на исход дела; неправильное применение уголовного закона при назначении наказания (осужденные ссылаются на чрезмерно суровое наказание, требуют смягчения наказания); неправильная юридическая оценка содеянного, оценка с обвинительным уклоном.

Исходя из статистических данных, приведенных выше, можно сделать вывод, что суды в данных субъектах допускают ошибки посредством неправильного применения материального закона, а не процессуального.

Часто суд в Постановлениях Президиума так и прописывает в мотивировочной части решения при ссылке на ст.401.

15 УПК РФ: «Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не допущено», при этом основывая решение на допущенных нарушениях уголовного закона (Например, Постановление Президиума Санкт-Петербургского Городского Суда от 6 сентября 2017 года по делу № 44У-89/2017).

Кроме того, нельзя не отметить, что в г. Санкт-Петербург, в Свердловской области имеется меньшее количество дел, связанных со ст.401.15 УПК РФ, что позитивно характеризует работу судебных органов в данных регионах. К противоположному выводу приводит ситуация в Ставропольском Крае, где суды допускают ошибки чаще, исправляя их, доходя до экстраординарной стадии уголовного процесса – кассации.

Субъекты подачи кассационной жалобы

В соответствии со ст.401.

2 УПК РФ «вступившее в законную силу судебное решение может быть обжаловано в порядке в суд кассационной инстанции осужденным, оправданным, их защитниками и законными представителями, потерпевшим, частным обвинителем, их законными представителями и представителями, а также иными лицами в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы. Гражданский истец, гражданский ответчик или их законные представители и представители вправе обжаловать судебное решение в части, касающейся гражданского иска». Всего из 67 дел имеется 30 дел, в которых кассационную жалобу подали осуждённые, что равняется 45% ото всех рассмотренных Постановлений (кассационная жалоба осужденного: 24 дела в Ставропольском Крае (например, Постановление Президиума Ставропольского Краевого Суда от 3 июля 2017 года по делу № 44у-432/17; Постановление Президиума Ставропольского Краевого Суда от 27 февраля 2017 года по делу № 44у-111/17; Постановление Президиума Ставропольского Краевого Суда от 2 октября 2017 года по делу № 44у-624/17), 1 дело в г. Санкт-Петербурге (Постановление Президиума Санкт-Петербургского Городского Суда от 18 января 2017 года по делу № 44у-11/17), 5 дел в Свердловской области (например, Постановление Президиума Свердловского Областного Суда от  16 августа 2017 года по делу № 44у-135/2017).

Кассационная жалоба – это мера, предпринимаемая в восстановительном процессе прав граждан, в уголовном процессе наиболее остро встает вопрос именно в отношениях между обвинителем и осужденным.

Последний, стремясь восстановить нарушенные права и интересы, подаёт кассационную жалобу, что является логичным явлением.

Поэтому по субъектному составу осужденный чаще остальных является инициатором кассации.

Также следует отметить, что о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения с представлением вправе обратиться сторона обвинения непосредственно: Генеральный прокурор Российской Федерации и его заместители – в любой суд кассационной инстанции; прокурор субъекта Российской Федерации.

При анализе дел выявлены 15 представлений прокуроров, что соответствует 23% от общего количества рассмотренных дел (13 представлений в Ставропольском Крае: Например, в Постановлении Президиума Ставропольского Краевого Суда от 18 сентября 2017 года по делу № 44у-545/17; Постановлении Президиума Ставропольского Краевого Суда от 30 января 2017 года по делу № 44у-70/17; 2 представления в г. Санкт-Петербург: Например, Постановление Президиума Санкт-Петербургского Городского Суда от  6 сентября 2017 года по делу № 44у- 87/17). Что также является разумным, так как государственные обвинители преследуют цель надзора, устранения в том числе и процессуальных ошибок, искоренения нарушений закона.

Остальные кассационные жалобы были поданы: адвокатами (9 дел), заявителями (7 дел), потерпевшими (6 дел).

В результате по субъектному составу лидируют кассационные жалобы по уголовно-процессуальным нарушениям осужденного, так как именно это лицо подвергается карательным мерам, а вследствие у лица возникает реальный интерес в восстановлении нарушенных прав.

Анализ существенных нарушений уголовно-процессуального закона

Теоретические выводы в результате проведения мониторинга

В 2013 году была закреплена норма 401.15 в новоразработанной главе 47.1 УПК РФ. Ч.1 ст.401.

15  УПК РФ указывает: «Основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела».

Возникают некоторые вопросы: достаточно ли одной статьи, кратко перечисляющей основания, в том числе существенные нарушения? Какие нарушения являются существенными, т.е. такими, которые могут поставить под сомнение вступивший в силу приговор или иное судебное решение.

Статья 389.17 УПК РФ перечисляет некоторые существенные нарушения, которые таковыми признаются для суда апелляционной инстанции. Ч.

1 данной статьи непосредственно затрагивает апелляционное производство, констатируя факт того, что основаниями отмены или изменения являются существенные нарушения. Ч.

2 статьи указывает на безусловные основания отмены приговора «в любом случае», из чего делается вывод, что эта часть статьи аналогично используется и для кассационного производства.

Нарушения, которые служат основанием к отмене или изменению приговора должны быть не просто существенными. В отличие от нарушений, указанных в ч.1 ст. 389.

17  УПК РФ основаниями к отмене или изменению приговора в суде кассационной инстанции должны служить такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые уже повлияли, а не могли повлиять на законность и обоснованность  судебного решения.

Как же разграничивать существенные и несущественные нарушения? Существенные нарушения – это значительные нарушения, которые «лишили или ограничили гарантированные УПК РФ права участников, процедуру сторонам процесса».

Но разве могут быть нарушения незначительными? Скорее всего, законодатель исходил из необходимости конкретизации важности основания для кассационной инстанции. Было бы нелогично считать любое нарушение основанием для отмены или изменения приговора.

Нарушение УПК РФ, которое не повлекло за собой незаконность и необоснованность приговора не может считаться существенным.

Источник: https://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/zawita-chesti-dostoinstva-i-delovoj-reputacii/item/419-osnovaniya-k-otmene-ili-izmeneniyu-prigovorov.html

Прав-помощь
Добавить комментарий