Как поступить, если судом установлен факт подлога?

Фальсификация доказательств: теория и практика

Как поступить, если судом установлен факт подлога?

Гражданское законодательство предусматривает систему гарантий, обеспечивающих достижение целей гражданского судопроизводства.

Однако на практике реализации поставленных перед правосудием задач препятствует распространенная сегодня проблема – фальсификация судебных доказательств.

Подобным намерениям, конечно, можно воспрепятствовать, но порядок заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления.

Что такое фальсификация?

Под фальсификацией доказательств понимается сознательное искажение, изменение фактов, являющихся предметом доказывания по делу, и их передача суду для рассмотрения и оценки. О фальсификации можно говорить в случае, если участник судебного процесса совершил хотя бы одно из следующих действий:

  • предъявил суду в качестве доказательства искусственно созданные предметы или документацию, не содержащие достоверную информацию по делу;
  • предъявил суду в качестве доказательства предметы и документы, в которые были внесены изменения, искажающие характер и суть доказательства;
  • сообщил суду несоответствующие действительности сведения об обстоятельствах, имеющих значение для справедливого разрешения дела, если лицу заведомо известно, что эти обстоятельства не соответствуют действительности.

Фальсификация доказательств фигурирует в нормах как уголовного, так и процессуального права РФ. Стоит отметить, что соответствующее правовое регулирование в арбитражном и гражданском процессах не тождественно.

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее –АПК РФ), если участник дела обратился в арбитражный суд с письменным заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим участником дела, то суд:

–разъясняет уголовно-правовые последствия этого заявления;

–исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу (с согласия лица, представившего доказательство);

–проверяет обоснованность заявления о фальсификации, если лицо, представившее соответствующее доказательство, возражает против его исключения из перечня доказательств.

В последнем случае суд назначает экспертизу, истребует иные доказательства или принимает другие меры.

Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее –ГПК РФ) фальсификация рассматривается не так подробно, и само это понятие в нем заменено на «подлог». Ст. 186 ГПК РФ предусматривает, что «в случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства».

Таким образом, АПК РФ устанавливает обязанность суда провести проверку при поступлении заявления о фальсификации доказательства, а ГПК РФ предусматривает лишь право судьи на ее проведение.

В арбитражном процессе после заявления о фальсификации доказательства последнее исключается из числа доказательств по делу при согласии представившего его лица, а ГПК РФ такой порядок не предусматривает.

Вместе с тем ни ГПК РФ, ни АПК РФ не отвечают на вопрос: что же является предметом проверки при поступлении заявления о фальсификации: содержание доказательства или его форма? Ответил на него только КС РФ в Определении от 22.03.2012 № 560-О-О, указав буквально следующее.

«Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности».

Теория и практика

Процессуальный порядок гражданского судопроизводства подразумевает необходимость четкой регламентации оформления и подачи процессуальных документов на рассмотрение суда.

При определении формы и порядка подачи заявления о фальсификации доказательства в рамках арбитражного и гражданского процессов выявляются правоприменительные сложности.

Действующие процессуальные кодексы по-разному определяют содержание и форму заявления, а также круг субъектов, имеющих право на его подачу.

Из анализа ч. 1 ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ следует, что в арбитражном процессе заявление о фальсификации доказательства подается в письменной форме, а гражданский процесс императивных предписаний о форме соответствующего заявления не предусматривает.

Стоит отметить, что письменная форма заявления имеет существенный недостаток: участник процесса не сможет оперативно отреагировать на представленное суду подложное доказательство, поскольку устная форма заявления не допускается, а его письменное оформление потребует не только временных затрат, но и наличия у стороны юридических знаний. Тем не менее, участник процесса вправе заявить о намерении оспорить фальсифицированное доказательство. Президиум ВАС РФ в п. 36 Информационного письма от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что «в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом».

Из анализа действующего законодательства следует, что цивилистические процессуальные кодексы не устанавливают требований заявления о фальсификации доказательства. Отсутствие четкого нормативного регулирования имеет негативные юридические последствия: суды самостоятельно устанавливают требования заявления, и при их несоблюдении оно отклоняется как необоснованное.

В ст. 186 ГПК РФ не определен круг лиц, наделенных правом заявлять о подложности доказательства. Из анализа ст. 161 АПК РФ следует, что заявить о фальсификации доказательства может любой участник разбирательства.

Однако четкого перечня лиц, имеющих право обратиться к суду с заявлением, названная статья не содержит, в связи с чем остается открытым, например, такой важный вопрос, как: обладает ли представитель участника разбирательства правом заявить о фальсификации доказательства в качестве самостоятельного субъекта?

Мнение последней инстанции

Порядок подачи заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен, в связи с чем указанный вопрос требует дополнительного разъяснения. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления нижестоящими судами.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/361962/

Анализ судебной практики применения статьи 292 УК РФ (Служебный подлог). – Мониторинг правоприменения

Как поступить, если судом установлен факт подлога?

В статье 292 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 Уголовного кодекса). Ответственность по части второй указанной статьи наступает за те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 292 УК РФ, является умышленными в силу указания на мотив – корыстную или иную личную заинтересованность. По категории тяжести деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 292 УК РФ, отнесено законодателем к преступлению небольшой тяжести, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УК РФ, – к преступлениям средней тяжести.

Криминологическая характеристика.

В результате исследования 68 решений судов в 28 субъектах Российской Федерации (г. Москва, г.

Санкт-Петербург, Саратовская область, Ростовская область, Свердловская область, Челябинская область, Оренбургская область, Новосибирская область, Самарская область, Ярославская область, Иркутская область, Тульская область, Тюменская область, Орловская область, Сахалинская область, Волгоградская область, Ленинградская область, Пермский край, Краснодарский край, Красноярский край, Приморский край, Республика Башкортостан, Республика Татарстан, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Карелия, Удмуртская Республика, Чеченская Республика, Республика Мордовия) c 2015 по 2018 г. были получены следующие результаты.

Были выделены 4 основные сферы, в которых наиболее часто совершаются данные преступления:

  • •        охрана правопорядка, в том числе расследование преступлений и привлечение к административной ответственности, – 18 дел (26,5 %);
  • •        исполнение наказаний – 3 дела (4,4 %);
  • •        образовательная деятельность (высшее и средне-профессиональное образование) –  16 дел (23,5 %);
  • •        медицинская деятельность –  15 дел (22 %).

 В зависимости от квалификации преступлений по разным частям ст. 292 УК РФ дела распределились следующим образом: по ч. 1 ст. 292 УК РФ было квалифицировано 48 преступлений, что составило  70,6 %, по ч. 2 ст. 292 УК РФ – 20 преступлений, что составило 29,4 %. Среди всех проанализированных решений квалификация содеянного только по ст.

292 УК РФ имела место в 20 случаях (29,4 %), по совокупности – в 48 случаях (70,6 %), в том числе по совокупности с иными преступлениями против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 285, 286, 290, 291.2, 293 УК РФ) – 36, с посягательствами на собственность (ст. 159, 159.

2, 160 УК РФ) – 10, с посягательствами на интересы правосудия (ст. 303, 305 УК РФ) – 4.

Предметом служебного подлога наиболее часто выступали процессуальные документы, издаваемые в рамках осуществления производства по уголовным делам – 7 случаев (10,3 %),  процессуальные документы по делам об административных правонарушениях –  8 случаев (11,8 %), листки временной нетрудоспособности, карты учета диспансеризации и акты медицинского освидетельствования – 15 случаев (22 %), зачетные книжки, экзаменационные листы, зачетно-экзаменационные ведомости – 16 случаев (23,5 %).

Выявлено три наиболее распространенных способа осуществления служебного подлога: изготовление поддельного документа (с использованием официальных бланков) – 26 приговоров (38,2 %), внесение заведомо ложных сведений, имеющих юридическое значение, в документ – 33 приговора (48,5 %), подписание документа, содержащего сведения, не соответствующие действительности, с фиксацией юридически значимых фактов – 9 приговоров (13,2 %).

Характеристика лиц, совершающих преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ (ряд анализируемых приговоров вынесен в отношении 2 лиц).

Квалификация преступленияХарактеристика должностного лицаИтого
Представитель властиЛицо, выполняющее организационно-распорядительные и/или административно-хозяйственные функции
Ч. 1 ст. 292 УК РФ133851
Ч. 2  ст. 292 УК РФ111021
Итого:244872

Распределение лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ, по сферам деятельности.

Сфера деятельностиОсужденные
количество% от общего числа
Охрана правопорядка, в том числе:- следователи, дознаватели,- инспекторы ДПС,- иные сотрудники полиции- судьи20595127,8
Исполнение наказаний34,2
Образовательная деятельность1622,2
Медицинская деятельность1520,8
Иная1825

Следует подчеркнуть, что в рамках исследованной практики все лица, привлеченные к ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, являлись лицами, не имеющими судимости.

Заслуживает внимания наказание, которое было назначено указанным лицам. В большинстве случаев за совершение преступления, предусмотренного ст.

292 УК РФ, назначаются наказания, не связанные с изоляцией от общества –  штраф, обязательные работы, исправительные работы.

Лишение свободы назначается в подавляющем большинстве случаев только по совокупности преступлений, при этом из 12 приговоров к лишению свободы в 8 случаях наказание было назначено условно.

В 5 случаях лица были освобождены от ответственности с уплатой судебного штрафа (6,9 %). В 3 случаях дело было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в одном – в связи с деятельным раскаянием. Еще в одном случае уголовное дело было прекращено на основании п. 1 ч. 6, п.

7 ч. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Выявлен один случай оправдания по ст. 292 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Распределение осужденных по ст. 292 УК РФ по видам назначенного наказания.

Квалификация преступленияВсего осужденныхНазначенное наказание
ШтрафОбязательные работыИсправительные работыЛишение свободы
реальноеусловное
Ч. 1 ст. 292 УК РФ4127311
Ч. 2 ст. 292 УК РФ19748
Итого603431148

Дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности за преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ,  было назначено по только 10 приговорам (14,7 %).

Проблемы уголовно-правовой квалификации.

  1. Определение предмета преступления.

Трудности определения предмета преступления – официального документа –  по ст. 292 УК РФ обусловлены тем, что понятие «официальный документ» в УК РФ не раскрывается.

На уровне международных и национальных нормативно-правовых актов существует несколько норм, содержащих дефиницию официального документа[1], однако эти определения даются для целей соответствующего нормативно-правового регулирования, в связи с чем не могут быть механически применены для решения уголовно-правовых задач.

Источник: https://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/osnovy-pravovoj-sistemy/item/442-analiz-sudebnoj-praktiki-primeneniya-stati-292-uk-rf-sluzhebnyj-podlog

Кассационная жалоба на приговор по ст. 292 УК РФ

Как поступить, если судом установлен факт подлога?

В Судебную коллегию по уголовным делам

защитника (адвоката) _____________,

адрес: __________________________

тел.____________________________

в интересах _____________________

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

(в порядке ст. ст. 401.1 УПК РФ)

Приговором ____ городского суда от 30 ноября 20ХХ года П.Г.П. признана виновной и осуждена по ст. 292 УК РФ, ей назначено наказание в виде 6 (шести) месяцев лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком на 6 (шесть месяцев).

С данным приговором не согласен, считаю его не законным в виду не правильного применения норм уголовного права и процессуального законодательства.

Оценивая доказательства по делу, суд пришёл к выводу о квалификации действий П.Г.П. по ст. 292 УК РФ, как совершение ею служебного подлога, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из иной личной заинтересованности.

Анализируя материалы дела и установленные судом обстоятельства, сопутствующие деянию П.Г.П., не могу признать выводы суда обоснованными по следующим обстоятельствам:

  1. В соответствии с диспозицией ст. 292 УК РФ, уголовной ответственности может подлежать лицо, совершившее должностной подлог из корыстной или иной личной заинтересованности. Корыстный мотив по делу не установлен в связи с тем, что доказан факт оплаты через кассу выданной П.Г.П. ветеринарной справки. Мотивируя в приговоре вывод о действиях П.Г.П.  из иной личной заинтересованности, суд указал, что она внесла исправления в ветеринарную справку, выданную В.Г. по просьбе К., не подумав о последствиях, она знала о необходимости выдать другую справку, однако чистые бланки были у нее на работе, она приписала тушу свинины в дополнение к туше говядины в ветсправку, то есть проявила иную личную заинтересованность, выразившуюся в желании помочь знакомой.

Такая позиция представляется не обоснованной. Из материалов дела усматривается, что факт приписки в ветеринарную справку происходил на подворье П.Г.П.в вечернее время. У П.Г.П.

не было справок на руках, ветлаборатория, где они находились, располагается в городе Г.

на рынке, доступа в неё в вечернее время не имеется, в летнее время мясопродукт скоропортящийся, подобная практика существует повсеместно длительное время.

Исследованными в суде материалами не установлены факты и основания, объясняющие мотив действий П.Г.П. как действия из иной личной заинтересованности, в соответствии с приведенной позицией Верховного Суда РФ.

  1. Кроме того, за совершение должностного подлога может нести уголовную ответственность лишь лицо, наделённое специальными полномочиями, то есть специальный субъект.

При установлении должностных обязанностей П.Г.П. суд сослался на приказ № 45 от 20.04.2005 г., из которого следует, что ей дополнительно вменялось в обязанности обслуживание ветеринарного пункта села С. и работа ветеринарного санитара-дезинфектора лаборатории ВСЭ рынка ЧП К., а также на должностную инструкцию заведующего ветеринарным пунктом села С., подписанную П.Г.П..

При этом суд не учел, что отдельного трудового договора с П.Г.П.

на исполнение ею обязанностей заведующей ветеринарным пунктом не заключалось, а вменение ей неопределённых обязанностей по обслуживанию ветеринарного пункта дополнительным приказом не является подтверждением заключения трудового договора с конкретными обязанностями, как следует из ТК РФ. При таких обстоятельствах П.Г.П. не должна была исполнять обязанности заведующей и не имела права выдавать гражданам ветеринарные справки на продукцию животноводства.

Кроме того, этим же приказом № 45 от 20.04.2005 г. П.Г.П. была внесена в приложение № 1 «Перечня должностных лиц, имеющих право использовать бланки строгой отчетности».

По правовой сути данный перечень должностных лиц является неотъемлемой составной частью приказа, однако в материалах дела его нет.

Как нет и сведений о том, что Пушкаревой передавались в подотчет вообще какие-либо ветеринарные справки.

  1. Не учел суд и того, что в деле нет письменных доказательств, подтверждающих её осведомленность (инструктаж) об обязанности выдавать новую ветеринарную справку на продукцию животноводства на каждую осмотренную тушу. В исследованных судом должностных инструкциях подобных обязанностей не имеется, а письменных доказательств о проводимом инструктаже вышестоящим руководством следствием не выявлено.

Таким образом, в деле не имеется достаточных доказательств, подтверждающих специальные служебные полномочия П.Г.П., дающих ей законное право выдавать гражданам и подписывать ветеринарные справки.

При отсутствии специальных полномочий и иной личной заинтересованности, состав преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, отсутствует.

Не учтены судом и не приведены в приговоре показания свидетеля Ш., непосредственного начальника П.Г.П.

, о том, что её деяния являются малозначительными, общественной опасности от них не наступило, граждане не пострадали, никто из лиц, проводящих дальнейшую обработку мяса не наказан, а сама ветеринарная справка выдается лишь для подтверждения законной транспортировки продукции животноводства по району, не является заключением о годности мяса к реализации, П.Г.П. является лицом, непосредственно влияющим на транспортировку.

При таких обстоятельствах, деяние П.Г.П. не может быть признано обладающим высокой степенью общественной опасности, характерной для уголовного закона. При отсутствии вреда от её деяния, признаки преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ присутствуют формально. А значит в силу ч.2 ст. 14 УК РФ её действия являются малозначительными.

По мнению защиты, в деянии П.Г.П. могут содержаться лишь признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. ХХ.8 Кодекса об административных правонарушениях, то есть нарушение ветеринарно-санитарных правил перевозки или убоя животных, правил переработки, хранения или реализации продуктов животноводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.1, 401.8, 401.14, 401.15 УПК РФ

ПРОШУ:

Приговор ______ городского суда от 30 ноября 20ХХ года в отношении осужденной по ст. 292 УК РФ П.Г.П отменить в связи с неправильным применением уголовного закона, дальнейшее производство по делу прекратить.

Источник: https://pravo163.ru/kassacionnaya-zhaloba-na-prigovor-po-st-292-uk-rf/

Массовое лишение гражданства РФ из-за незаконно выданных паспортов

Как поступить, если судом установлен факт подлога?

Проблема незаконно выданного паспорта как основания для массового лишения лиц российского гражданства не нова, но оттого не менее актуальна, серьезна и сложна с юридической точки зрения.

О кампании по проверке законности приобретения гражданства

В России уже не первый год проходит кампания по проверке законности приобретения или оформления гражданства, в результате которой тысячи людей в один момент объявляются «негражданами».

Все чаще российские паспорта по заключениям территориальных органов УМВД (до апреля 2016 г.

– ФМС) признаются выданными в нарушение установленного порядка, а значит, недействительными, из-за отсутствия у их обладателей гражданства России. 

Ситуация выглядит примерно так: человек (обычно уроженец республики бывшего СССР), прибывший ранее в Россию (как правило, после 6 февраля 1992 г. – даты вступления в силу Закона о гражданстве 1991 г.

) и получивший российский паспорт, при его замене или при оформлении загранпаспорта (возможно, не первого) или российского гражданства детям, а также при обращении в МВД или в другие органы и учреждения узнает, что его паспорт гражданина РФ является незаконным («необоснованно выданным», «сомнительным», «выданным в нарушение установленного порядка» и т.д. Иной раз можно получить резолюцию типа «в результате проверки установлено, что гражданином РФ вы не являетесь»).

В подобной ситуации может оказаться кто угодно, в том числе пенсионеры, имеющие бессрочный паспорт, выданный в 45 лет, поскольку и они могут потерять или испортить документ, а кроме того, гражданство пожилых людей также может быть поставлено под сомнение, если их дети, обратившиеся по поводу их документов или документов их детей, оформляли свое гражданство на основании гражданства родителей. 

В таких случаях проводятся длительные проверки законности приобретения или оформления гражданства, т.е. «обоснованности» выдачи паспортов. В результате лица, обратившиеся в отдел по вопросам миграции УМВД, а также их дети становятся «негражданами», и российские паспорта у них изымают.

Вопиющая несправедливость и дикость проблемы «незаконного» паспорта заключается также в том, что ранее документ человеку выдали те же самые чиновники или их предшественники либо коллеги. Именно они так же, как и их сослуживцы ранее, в силу некомпетентности, ошибок, а зачастую корыстных побуждений сами допускали нарушения, выдавая российские паспорта в нарушение установленного порядка.

О конкретном деле

В адвокатской практике мне не раз приходилось сталкиваться с подобными нелепыми и абсурдными с точки зрения элементарной логики ситуациями, когда чиновники, изымая или признавая незаконным и недействительным паспорт гражданина РФ, в одночасье превращали законопослушных людей в фактически бесправных «неграждан».

К примеру, недавно я представляла интересы лица по делу, в рамках которого УМВД РФ по Пензенской области с целью последующего инициирования процедуры лишения гражданства моего доверителя обратилось в суд с заявлением об установлении юридического факта использования подложного документа и сообщения заведомо ложных сведений при приобретении гражданства РФ. 

Заявитель ссылался на то, что при принятии в гражданство РФ мать моего доверителя якобы представила подложные документы – в частности, справку о приеме в гражданство России, выданную Генеральным консульством РФ в одном из иностранных государств.

Причем основным и, по сути, единственным доводом, на основании которого заявитель сделал такой вывод, было отсутствие сведений о выдаче справки в Генконсульстве, в то время как в заявлении о принятии доверителя в гражданство указано, что подлинность представленных документов подтверждена подписью уполномоченного лица паспортно-визовой службы.

Замечу, что ст. 22 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (далее – Закон о гражданстве) четко определено, что решение о приобретении российского гражданства подлежит отмене в случае, если будет установлено, что оно принято на основании подложных документов или заведомо ложных сведений.

КС: Подача недостоверных сведений при приеме в гражданство не влечет автоматически его отменуСуд пояснил, что сообщение лицом недостоверных сведений при получении российского гражданства не влечет его отмену: необходимо учесть ряд обстоятельств, в том числе наличие устойчивой правовой связи лица с Россией

В п. 53 Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 14 ноября 2002 г. № 1325, предусмотрено, что решение по данным вопросам отменяется в случае установления в судебном порядке факта использования заявителем подложных документов или сообщения им заведомо ложных сведений, на основании которых оно принималось. 

Причем, как неоднократно подтверждалось судебной практикой (например, определение Санкт-Петербургского городского суда от 24 июня 2013 г. № 33-8683/13; Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 апреля 2014 г.

№ 58-КГ14-4 и др.), юридическое значение имеет лишь прямой умысел лица на сообщение заведомо ложных сведений, а не на введение госорганов в заблуждение.

Заведомо ложной нельзя считать информацию, сообщаемую заявителем в случае заблуждения о ее подлинности и достоверности.

Следовательно, само по себе отсутствие сведений о выдаче справки консульства не означает, что мать моего доверителя действовала недобросовестно. В объяснительной записке она указывала, что все документы для приобретения гражданства она представила в Генконсульство, и оно выдало ей справку, на основании которой в 2000 г. она получила российский паспорт.

Действовавшая в тот период редакция Закона о гражданстве 1991 г. (ст. 24) предусматривала, что отмена решения о приеме в гражданство РФ возможна в течение 5 лет после приема. В связи с этим все дела о выдаче паспортов гражданина РФ при приобретении или оформлении гражданства через 5 лет могли быть уничтожены.

Мать моего доверителя узнала о том, что российский паспорт был выдан ей в нарушение законодательства, лишь в 2008 г. – т.е. на момент проведения проверки прошло 8 лет, и вся информация по делам о выдаче паспортов при приобретении или оформлении гражданства, вероятнее всего, была уничтожена.

Отсутствие соответствующих сведений в Генконсульстве может объясняться либо недобросовестностью сотрудников, которые ввели женщину в заблуждение, либо утерей информации.

Соответственно, оснований для утверждения о том, что мать моего доверителя по своей воле ввела в заблуждение сотрудников паспортно-визовой службы, представив им заведомо подложный документ, нет. 

Более того, согласно ст. 5 Закона о гражданстве гражданами РФ являются «лица, имеющие гражданство Российской Федерации на день вступления в силу настоящего Федерального закона». Кроме того, в ст.

42 указано, что «документы, выданные в соответствии с ранее действовавшим законодательством о гражданстве Российской Федерации, сохраняют юридическую силу, если они оформлены надлежащим образом и считаются действительными на день вступления в силу настоящего Федерального закона». 

Необходимо также учесть, что в момент подачи заявления о принятии в гражданство РФ мой доверитель был несовершеннолетним и не имел права самостоятельно подать его, а также нести ответственность за сообщенные о себе сведения. Данная позиция подтверждается судебной практикой – в частности, решением Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону от 29 октября 2013 г. по делу № 2-2753/2013. 

Норма п. 2 ст. 24 Закона о гражданстве 1991 г.

, действовавшая во время принятия в отношении моего доверителя решения о приеме в гражданство, предусматривала, что отмена не распространяется на супруга и детей заявителя, которые получили российское гражданство вместе с ним, если не будет доказана их осведомленность о незаконности приобретения гражданства.

В действующей редакции Закона о гражданстве такое положение отсутствует. Однако в постатейном комментарии к данному Закону, опубликованном в 2015 г. (автор – Ванюшин Я.Л.), указано, что при отмене ранее принятого решения о гражданстве РФ должно учитываться так называемое «правило индивидуальной ответственности».

Кроме того, презумпция невиновности, установленная Конституцией РФ, носит более широкий, а не только уголовно-процессуальный характер и распространяется на все органы государственной власти и сферы деятельности, где устанавливается вина человека, в том числе и в рассматриваемом случае.

Практика органов внутренних дел

Как показывает практика, наиболее высок шанс привлечь внимание УМВД у тех, кто родился не в России (РСФСР) либо не имел в РФ постоянной регистрации на 6 февраля 1992 г. По Закону о гражданстве 1991 г.

гражданами России признавались все, кто родился на территории России (РСФСР), дети россиян независимо от места их рождения, а также все граждане бывшего СССР, которые на данную дату постоянно проживали в России.

Этим людям не нужно было получать, точнее, приобретать гражданство – государство признало его наличие «автоматически» и в 1990-х гг. его просто оформили. 

В подзаконные акты и инструкции попало лишь одно условие приобретения гражданства совершеннолетними лицами в порядке признания – по дате проживания.

В базу данных МИД или ГУВМ МВД передавали сведения именно о тех, кто приобрел гражданство, а не об уже имеющих его по признанию или рождению.

И если на сегодняшний день в этой базе данных отсутствуют сведения о приобретении гражданства РФ, то от «подозреваемых» требуют либо предъявить документ о постоянной регистрации в России на 6 февраля 1992 г., либо установить факт постоянного проживания на эту дату в судебном порядке.

Кроме того, сотрудники УМВД утверждают, что признание наличия гражданства по рождению применимо только к лицам, рожденным после вступления в силу Закона 1991 г.

Таким образом, если у сотрудников УМВД есть сомнения в том, что человек на эту дату был зарегистрирован в России, начинается проверка со всеми вытекающими последствиями – фактически это лишение всех гражданских прав, так как имеющийся у человека паспорт изымают либо отказываются обменять, а иных документов, удостоверяющих личность, не выдают.

Новоявленный «негражданин» лишается всех конституционных прав и свобод, включая и такие жизненно важные, как права на получение пенсии, пособий, свободу передвижения. Практика показывает, что в таком положении люди могут находиться месяцы и годы.

Судебная практика

К сожалению, в судах доказать свою правоту зачастую не так просто, а если обратиться к практике Мосгорсуда при рассмотрении таких дел в порядке кассационного производства, ситуация выглядит совсем грустно.

Есть примеры, когда суд соглашается с доводами ГУВМ МВД о наличии при определении принадлежности к гражданству ошибки, сделанной сотрудниками бывших паспортно-визовых служб, и отменяет законное решение первой инстанции. Более того, по жалобе гражданина практически невозможно возбудить надзорное производство в Верховном Суде РФ.

Ранее можно было добиться хотя бы истребования дела, получения отказа с возражениями на доводы. С 1992 г. до настоящего времени ВС РФ не высказал мнения по поводу разрешения споров по вопросам гражданства и лишения статуса гражданина путем изъятия паспорта.

А есть всего-то три основных вопроса, по которым необходимы разъяснения: о постоянстве проживания, о признании гражданства по рождению и об изъятии паспорта по причине «отсутствия» гражданства после того, как оно имелось в наличии в течение многих лет.

Позиция КС РФ

Проблема гражданства рассматривалась также Конституционным Судом РФ. В Постановлении от 16 мая 1996 г.

№ 12-П Суд констатировал, что гражданин, имеющий российское гражданство по рождению в прошлом, сохраняет его и после распада СССР вплоть до того момента, пока оно не будет прекращено на основании его собственного волеизъявления. Проживание за границей также не прекращает гражданства.

После возвращения в Россию для такого гражданина, по решению КС РФ, достаточно уведомительной регистрации. Ее отличие от регистрации как способа приобретения гражданства – исключительно учетный характер. 

КС РФ указал, что регистрация как способ приобретения гражданства РФ не распространяется на лиц, которые родились на территории РФ, являлись гражданами бывшего СССР, не изъявили свободного желания прекратить принадлежность к гражданству РФ, выехали ранее на постоянное жительство за пределы России, но в пределах бывшего СССР, не являются гражданами других государств (входивших в состав бывшего СССР) и впоследствии вернулись на постоянное жительство в Россию.

Предложения

На мой взгляд, чтобы разрешить описанные проблемы лиц без гражданства в России, необходимо, во-первых, прекратить практику изъятия или признания недействительными паспортов, выданных уполномоченным органом, если судом не доказана вина гражданина в подлоге или представлении заведомо ложных сведений при оформлении, получении гражданства.

Во-вторых, всех, у кого без установленной судом вины паспорт изъят или признан недействительным, считать гражданами с момента выдачи первого паспорта и выдать новый без каких-либо дополнительных процедур.

В-третьих, объявить «амнистию» всем гражданам бывшего СССР, родившимся на территории Российской Федерации, – т.е. признать их право на российское гражданство по рождению, которое было установлено для них в редакции Закона о гражданстве 1991 г. (п. 2 ст. 13).

Наконец, в-четвертых, предоставить право на получение гражданства или вида на жительство всем гражданам бывшего СССР, кто постоянно проживает в России более 5 лет (факт может быть установлен судом) и не имеет гражданства другого государства или права постоянного проживания в нем.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/massovoe-lishenie-grazhdanstva-rf-iz-za-nezakonno-vydannykh-pasportov/

Ответственность за недобросовестное заявление о фальсификации доказательств, или Почему не стоит кормить медведя пряниками

Как поступить, если судом установлен факт подлога?

Принято говорить об ответственности фальсификаторов доказательств. Удобнее рассуждать об эффективном наказании для тех «негодяев и подлецов», что пытаются склонить чашу весов правосудия, используя подлог. И правда, в гражданских спорах – это далеко не редкость, а печальная обыденность..

Но (и это хорошо известно практикам!) далеко не всегда за заявлением о фальсификации доказательств стоят благие намерения. В лучшем случае заявитель может заблуждаться, может заявиться «на всякий случай», а может и использовать данный механизм как часть не совсем чистой процессуальной тактики.

Цели могут быть разными: потянуть дело, зародить сомнения у суда в доказательствах оппонента, его аргументации и добропорядочности в целом.

Ведь хорошо известно, что экспертизы по «малоинформативным почерковым объектам» далеко не всегда заканчиваются однозначным выводом о материальном подлоге.

Интеллектуальный подлог выявить и того сложнее, а допрос в гражданском суде автора или очевидцев составления документа обычно редко чем способен помочь.

Соответственно громогласные заявления о фальсификации доказательств в судебном заседании с раздуванием щёк, воздеванием рук и гневными восклицаниями «Доколе!» нередко заканчиваются процессуальным «пшиком».

Разумный судья вынесет из этой истории скорее обратный искомому инициатором обвинения в фальсификации результат: внутреннее убеждение судьи относительно чистоты мотивов такого тяжущегося может быть поколеблено. И, наверное, в этом главная, принципиальная составляющая ответственности за недобросовестные действия в суде: проигрыш дела.

Однако не стоит считать, что от распространения таких практик не страдают частные интересы конкретных лиц (сторон, их представителей, авторов опороченных документов) и общественный интерес в подлинном, а не фейковом правосудии.

Быть публично обвинённым в совершении уголовного преступления, пусть не самом опасном – это не «печеньки» сжечь на детском дне рождения.

Конкретному судье, да и правосудию в целом, наверное, тоже не очень приятно быть инструментом манипулирования в чужих играх…

На что все мы, и участники конкретного процесса, и судьи, и общество в целом, можем рассчитывать, если кроме сотрясания воздуха, потраченных времени, нервов и денег, обвинения в подлоге ничем не закончились?

“Спасибо, что не посадили!” – скажет кто-то. Эта логика неплохо работает в наших реалиях и, возможно, для многих тяжущихся, «пострадавших» от необоснованных обвинений в фальсификации доказательств выступает вполне достаточной и разумной мерой.

Без слёз нельзя вспомнить и о существующем больше виртуально механизме «наказания» за недобросовестное процессуальное поведение, которое заключается, как известно, в отнесении судебных расходов на нарушителя (ст. 111 АПК) или взыскании компенсации за потерю времени (ст. 99 ГПК).

Практика здесь в принципе настолько куцая, а суды так осторожны (что понятно с учётом заложенного стандарта доказывания!), что серьёзно рассуждать об этих правилах как средстве восстановления пострадавших от огульных обвинений частных и общественных интересов пока что не приходится.

Что ещё остаётся? Предъявление самостоятельных исков о возмещении реального ущерба и неполученной выгоды? Требование компенсации за причинённые нравственные и, возможно, для некоторых особо чувствительных персон – физические страдания? Диффамационные иски?

No Comments… Судебная перспектива здесь стремится к нулю опять же, в основном, из-за чрезвычайно высокого стандарта доказывания.

Доказать вину заявителя о фальсификации и связать брошенные им публично в суде обвинения с уходом клиентов, поставщиков, обвалом котировок на рынке, расходами на пиарщиков для восстановления доброго имени, косыми взглядами и многозначительным покачиванием головы коллег по цеху… – представляется делом архисложным и, в чем-то бесполезным, если только не рассматривать его как часть общей стратегии по давлению на грязно играющего оппонента и получению «выгод» через размен в другом месте.

Как улучшить процессуальную модель «заявления о подлоге», сделать её более сбалансированной, распределив риски между «нападающей» и «обороняющейся» сторонами?

Для профессионала главное богатство – это его репутация. Именно ей он и должен при необходимости оплачивать счета за процессуальную беспечность, не говоря уже за прямой умысел навредить. Представитель, участвующий в спектакле, имеющим целью потроллить судью, процессуальных оппонентов, должен неминуемо лишаться практики.

Запрет на профессию – это лучший ответ на «грязную» работу. В том числе поэтому разумна хотя бы минимальная монополия на судебное представительство: риск лишится аккредитации в суде быстро охладит страсть к манипулятивным процессуальным технологиям.

Возможно, возврат к советской практике «частников» в адрес заигравшейся стороны и её представителя может также выглядеть в этом смысле отрезвляющим.

Непонятно, почему российский судья до сих пор не может, как, например, английский, обратить внимание в своём постановлении по делу на факты, не украшающие юриста, да и просто человека? Или, скажем, как судья окружного суда Нью-Йорка отправить партнёра известной юридической фирмы мести улицы в Бронксе вместе с его незадачливым клиентом, попытавшимся бездоказательно разыграть карту #выфсёврёте?

Есть, конечно, менее людоедские, но при этом достаточно эффективные способы ex ante дисциплинировать участников процесса, заставив их серьёзнее относиться к любым заявлениям, подрывающим веру в человека и справедливость правосудия.

Речь идёт, в частности, о применении безусловного штрафа к стороне, её представителю, не сумевшим обосновать своё заявление о фальсификации доказательств процессуальным оппонентом. Не убедил суд в подлоге – плати.

Такая схема применяется, например, во французских и итальянских судах при рассмотрении ими заявления о подлоге (inscription en faux, querela di falso). Размер штрафа, который при желании легко превращается в астрэнт, может составлять во Франции до 3000 евро, причём его присуждение не лишает заинтересованное лицо права на возмещение убытков (ст.

305 ГПК Франции). В Италии – стране-рекордсменке по длительности и заковыристости судебных процедур, видимо, проще относятся к дефектам процессуальной добросовестности, присуждая от 2 до 20 евро обязательного штрафа за неудачную попытку доказать подлог (ст. 226 ГПК Италии).

Жаль, конечно, снова предлагать кнут. Но, если кормить медведя только пряниками, он либо заработает диабет, либо сожрёт дрессировщика. Поэтому нет никаких концептуальных причин, чтобы Деве Правосудия и здесь продолжать строить из себя невинность, когда над ней систематически совершается надругательство: можно ответить и пожестче.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/otvetstvennost_za_nedobrosovestnoe_zayavlenie_o_falsifikacii_dokazatelstv___ili____pochemu_ne_stoit_/73386

Прав-помощь
Добавить комментарий