Как узнать состояние уголовного дела, находясь на принудительном лечении?

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра

Как узнать состояние уголовного дела, находясь на принудительном лечении?

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар.

  • 1. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, как и стационарное принудительное лечение, назначается по решению суда, основанному на рекомендациях судебно-психиатрической экспертной комиссии, в которых наряду с заключением о вменяемости или невменяемости лица должно быть высказано мнение о необходимости применения к нему ПММХ и виде таких мер. Заключение экспертов-психиатров подлежит тщательной оценке судом в совокупности со всеми материалами дела. Рекомендации экспертов-психиатров не являются обязательными для суда, хотя, естественно, учитываются при принятии судебного решения.
  • 2. При решении вопроса о назначении амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, помимо установления оснований применения ПММХ, суд учитывает характер психического расстройства лица, общественную опасность содеянного, а также возможность осуществления его лечения и наблюдения за ним в амбулаторных условиях. Психическое состояние лица, в частности, характер его психического расстройства, должно быть таковым, чтобы лечебно-реабилитационные мероприятия могли быть проведены без помещения в психиатрический стационар.

Например, по определению суда Р. освобождена от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. “в” ч. 2 ст.

105 УК; ей назначены принудительные меры медицинского характера – амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Она в состоянии невменяемости покушалась на убийство своего грудного ребенка.

Государственный обвинитель поставил вопрос об отмене определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение, полагая, что суд необоснованно применил амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, тогда как по заключению экспертов-психиатров Р.

нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа. По мнению государственного обвинителя, суд не учел характера и степени общественной опасности деяния, тяжести наступивших последствий, вероятности повторения противоправного поведения.

Судебная коллегия по .уголовным делам ВС РФ определение суда оставила без изменения, указав следующее. Согласно заключению судебных экспертов-психиатров Р. страдает психическим расстройством в форме депрессивно-параноидного синдрома.

В момент правонарушения она не могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, признана невменяемой, нуждающейся в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа. Однако решение вопросов о невменяемости, назначении вида принудительных мер медицинского характера относится к компетенции суда. Как установлено по делу, Р.

, находясь в состоянии невменяемости, покушалась на убийство своего грудного ребенка, а затем сама пыталась покончить жизнь самоубийством. По показаниям представителя потерпевшего и свидетелей, Р. с момента совершения деяния проживает с семьей, состояние ее здоровья улучшилось, она занимается ребенком, осознает происшедшее, находится под присмотром родственников.

Приняв во внимание и мнение лечащего Р. врача, суд пришел к правильному выводу о возможности излечения Р. без помещения ее в психиатрический стационар (определение ВС РФ от 07.12.1999[1]).

  • 3. По своему содержанию амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра предполагает наблюдение за психическим состоянием лица путем регулярных осмотров врачом-психиатром и оказания этому лицу необходимой медицинской и социальной помощи, т.е. обязательное диспансерное наблюдение. Такое наблюдение устанавливается независимо от согласия пациента. Частота таких осмотров зависит от психического состояния лица, динамики его психического расстройства и потребностей в психиатрической помощи. Диспансерное наблюдение включает также психофармакологическое и иное лечение, в том числе психотерапию, а также социально-реабилитационные мероприятия.
  • 4. Отличие правового статуса психически больных, которые находятся под амбулаторным принудительным наблюдением, от иных пациентов, получающих амбулаторную психиатрическую помощь, заключается в невозможности прекратить такое наблюдение без решения суда. Пациенты, к которым применяется данная принудительная мера, не вправе отказаться от лечения: при отсутствии их согласия лечение проводится по решению комиссии врачей-психиатров. Кроме того, возможен переход от амбулаторного принудительного лечения к стационарному, который предполагает такое изменение психического состояния лица, когда становится невозможным проведение принудительного лечения без помещения в психиатрический стационар, а также в случаях грубых нарушений режима амбулаторного принудительного лечения либо при уклонении от него.
  • 5. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра связано со значительно меньшими ограничениями личной свободы лица. Оно может применяться, во-первых, как первичная мера принудительного лечения, например, когда общественно опасное деяние было совершено в состоянии временного болезненного расстройства психической деятельности, повторение которого маловероятно. Во-вторых, эта мера может стать последней ступенью при переходе от стационарного принудительного лечения к оказанию необходимой для лица, страдающего психическим расстройством, психиатрической помощи в общем порядке.
< Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая >
  • 1. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре.
  • 2. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.
  • 3. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения.
  • 4. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного тина с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.
  • 1. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть применено, если характер психического расстройства лица требует такого лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в стационарных условиях. Необходимость именно в стационарном психиатрическом лечении возникает тогда, когда характер и тяжесть психического расстройства сочетается с опасностью психически больного для себя или окружающих либо возможностью причинения им иного существенного вреда и исключает проведение амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра.
  • 2. Характер психического расстройства и нуждаемость в стационарном принудительном лечении должны быть установлены судом на основании заключения экспертов-психиатров, в котором указывается, какой вид ПММХ и почему рекомендуется данному лицу. При выборе рекомендуемой для назначения судом принудительной меры экспертные психиатрические комиссии основываются на общем принципе необходимости и достаточности этой меры для предотвращения новых общественно опасных деяний со стороны психически больного лица, а также проведения необходимых именно для него лечебно-реабилитационных мероприятий. На основе оценки психического состояния лица, характера его психического расстройства и совершенного им деяния и учитывая заключение судебно-психиатрической экспертизы, суд принимает решение о назначении конкретной ПММХ, и при выборе стационарного принудительного лечения указывает, в стационар какого типа следует направить данное лицо. Действующим уголовным законом установлено три вида принудительного лечения в психиатрическом стационаре. Психиатрические стационары для принудительного лечения могут быть общего типа, специализированного типа и специализированного типа с интенсивным наблюдением.
  • 3. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа по режиму фактически не отличается от того, при котором проходят лечение страдающие психическими расстройствами лица, не совершившие общественно опасных деяний. Оно может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в больничном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения и, как правило, организуется в отделениях обычных психиатрических больниц. Необходимость принудительного лечения здесь обусловлена тем, что сохраняется вероятность совершения им повторного общественно опасного деяния либо у больного отсутствует критическое отношение к своему состоянию. Помещение в стационар, таким образом, служит закреплению результатов лечения и способствует контролю за устойчивостью улучшения психического состояния пациента. Как правило, эта мера должна назначаться больным, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости при отсутствии выраженных тенденций к грубым нарушениям режима, но при вероятности повторения психоза либо при недостаточной критической оценке своего состояния, а также больным со слабоумием и психическими дефектами различного происхождения, совершившими деяния, спровоцированные внешними неблагоприятными обстоятельствами.
  • 4. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения. Специализированность психиатрического стационара означает, что лечебное учреждение имеет специальный режим содержания пациентов, включая принятие мер по предотвращению повторных общественно опасных деяний и побегов, а также специализированные реабилитационно-профилактические и коррекционно-воспитательные программы. Специализированный характер психиатрического стационара исключает возможность поступления в него и содержания в нем других больных, не направленных на принудительное лечение. В такие больницы попадают пациенты, совершившие общественно опасные деяния и представляющие значительную опасность из-за склонности к повторению таких деяний. Большая часть пациентов таких стационаров страдает психопатоподобными расстройствами, различными психическими дефектами и изменениями личности.
  • 5. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или окружающих. Такую опасность представляют больные с психотическими состояниями и продуктивной симптоматикой, например, шизофрения и другие психозы с идеями преследования, императивными галлюцинациями, а также больные, склонные к систематическим повторным общественно опасным деяниям и грубым нарушениям больничного режима, нападения на персонал, побеги. Как правило, этот вид стационарного принудительного лечения назначается тем, кто совершил особо тяжкие деяния против личности, при реальной возможности их повторения, обусловленной клиническими проявлениями психического расстройства и личностными особенностями. Характер психических расстройств таких пациентов, особенности их личности, в частности склонность к стойким асоциальным проявлениям, исключают возможность их нахождения, как в условиях стационара общего типа, так и в специализированном стационаре. Такие пациенты требуют постоянного и интенсивного наблюдения и принятия специальных мер безопасности. Именно поэтому в подобных больницах существуют усиленные охрана и надзор.
  • 6. В целях предотвращения социальной дезадаптации психически больных принудительное лечение в стационарах общего типа и в специализированных стационарах, как правило, проводится по месту жительства пациентов либо их родственников. Что же касается специализированных стационаров с интенсивным наблюдением, то особенности этих учреждений и требования к режиму содержания пациентов не позволяют организовать принудительное лечение в соответствии с названным принципом, и зачастую пациенты таких лечебных учреждений находятся на принудительном лечении в значительном отдалении от дома.

Источник: https://studme.org/92409/pravo/ambulatornoe_prinuditelnoe_nablyudenie_lechenie_psihiatra

Обвиняют в халатности: психиатра приговорили к тюремному сроку после преступления, совершённого выписанным пациентом

Как узнать состояние уголовного дела, находясь на принудительном лечении?

Психиатра из Астрахани Александра Шишлова приговорили к двум годам колонии-поселения. Его обвиняют в том, что он как лечащий врач отпустил из больницы страдающего шизофренией мужчину.

Через два месяца после выхода из лечебницы тот убил ребёнка и напал на полицейских. Врач пытается доказать свою непричастность к этим преступлениям.

По версии защиты, решение выпустить шизофреника принимал не лично Шишлов, а комиссия, в которую входили его руководители, при этом такой шаг был продиктован объективными показателями состояния пациента.

Суд приговорил психиатра Александра Шишлова из Астрахани к двум годам колонии-поселения. Ему было предъявлено обвинение в халатности, повлёкшей смерть человека. Ранее страдающий параноидальной шизофренией пациент Шишлова Михаил Елинский убил ребёнка и совершил нападение на полицейских.

Елинского застрелили 19 сентября 2017 года после того, как он с ножом атаковал сотрудников правоохранительных органов.

На видеоролике, который тогда активно распространяли СМИ, видно, как полицейские уворачивались от бегающего за ними мужчины, размахивающего ножом.

 В показаниях, которые давали полицейские, говорится, что они наносили ему удары дубинками, но не смогли выбить нож из его рук. В итоге один из стражей правопорядка применил табельное оружие и семь раз выстрелил в нарушителя.

 От полученных ранений Елинский скончался. Сотрудникам полиции после инцидента пришлось проходить реабилитацию.

За несколько минут до схватки с полицейскими Елинский зарезал полуторагодовалую дочь своей племянницы, а её саму ранил в живот.

Ранее, в 2011 году, мужчина уже был осуждён за убийство. Суд направил его на принудительное лечение в Волгоградскую психиатрическую больницу. В 2016 году Елинского перевели в психиатрический стационар специализированного типа в Астрахани. Позже суд постановил отправить Елинского на амбулаторное лечение на основании заключения врачебной комиссии.

Дело о халатности

В октябре 2017 года отдел по расследованию особо важных дел СУ СК России по Астраханской области возбудил уголовное дело по статье о халатности, повлёкшей смерть человека (ч. 2 ст. 293 УК РФ). Обвинение было предъявлено Александру Шишлову — лечащему врачу Елинского в период его пребывания в Областной клинической психиатрической больнице №14.

По версии следствия, врач-психиатр достоверно знал об отсутствии у Елинского положительной динамики его психического состояния, но
«выступил в составе комиссии с инициативой об изменении принудительного лечения пациенту, ранее совершившему убийство, с психиатрического стационара специализированного типа на лечение в амбулаторных условиях». 

«5 июля 2017 года мужчина покинул лечебное заведение, а спустя два месяца ранил свою родственницу, а затем убил её полуторагодовалую дочь, нанеся ей не менее 25 ударов ножом, — заявили в СК.

«Сомнительный вывод»

Стоит отметить, что прокуратура дважды возвращала в СК материалы дела, отказываясь утверждать обвинительное заключение.

«Следствием не добыто объективных доказательств совершения Шишловым А.А. инкриминируемого ему деяния, а обвинение не основано на фактических обстоятельствах произошедшего, — указал в постановлении (имеется в распоряжении RT) зампрокурора Астраханской области Валерий Александрин. — Выводы следствия о ненадлежащем выполнении должностных обязанностей Шишловым являются сомнительными».

Зампрокурора также отмечал, что в отношении двух других членов комиссии, принимавшей решение по Елинскому, следствие не стало возбуждать уголовные дела, хотя они тоже выполняли служебные функции и принимали решение о подписании акта освидетельствования пациента.

Тем не менее прокурор Астраханской области Александр Лычагин вскоре отменил постановление подчинённого, отметив, что «доказательства достаточны для разрешения уголовного дела, а выполнение действий, указанных в постановлении заместителя прокурора области, может повлечь затягивание разумных сроков уголовного судопроизводства». 

В феврале 2019 года дело Шишлова начали слушать в Кировском районном суде Астрахани.

Врач категорически отрицал свою вину в случившемся, особо подчёркивая, что решение о переводе пациента на амбулаторное решение принималось не им лично, а пациент действительно был в состоянии ремиссии.

«Было коллегиальное решение комиссии врачей-психиатров, в которой я — младшее должностное лицо, — поясняет в беседе с RT Шишлов. — Таким образом, было согласие в объективной оценке психического статуса пациента и характере избираемой принудительной меры медицинского характера.

После этого должным образом, с предоставлением рекомендаций, были извещены диспансерное отделение и местный РОВД. Уже на амбулаторном лечении пациент был трижды осмотрен участковым врачом-психиатром — он не заметил никаких отклонений и, соответственно, причин для изменения лечения или необходимости госпитализации.

Это подтверждается медицинскими документами».

Также по теме

«Не согласны ни c приговором, ни с квалификацией»: в Подмосковье известного онколога признали виновным во взяточничестве

Обнинский городской суд признал известного онколога Павла Свиридова виновным в мошенничестве и получении взяток от пациентов за…

Кроме того, Шишлов пояснял суду, что Елинский, находясь на амбулаторном лечении, не принимал прописанные ему другим врачом таблетки, злоупотреблял курением и крепко заваренным чаем, что в итоге могло привести к ухудшению состояния, о чём не было информировано диспансерное отделение.

Это подтвердила в суде и мать Елинского.

«Таблетки ежедневно он не пил, а на мои вопросы отвечал, что уже взрослый. Также он много курил и пил крепкий чай», — рассказывала суду женщина. 

Мать Елинского также отмечала, что поведение сына с момента выписки и до рокового дня было «ровным» — таким же, как в момент, когда она забирала его из психиатрической больницы. И лишь за несколько дней до трагедии мужчине стало хуже, однако родственники не придали этому значения.

Два других медработника, которые входили в комиссию, на суде заявили, что доверяли мнению лечащего врача Елинского, который убедил их в том, что пациент может быть переведён на амбулаторное лечение. Члены комиссии поясняли, что не изучали досконально дневниковые записи по Елинскому, который вёл Шишлов, и в итоге были введены в заблуждение относительно реального состояния пациента.

Между тем, по мнению следствия, именно эти записи говорят о том, что оснований для изменения типа принудительного лечения не было. Следствие утверждало, что на комиссии врач представил её членам несколько иную информацию о пациенте.

«Следствие исказило интерпретацию записей в медицинской документации — в силу некомпетентности или намеренно.

Обвинение утверждало, что я знал, что положительной динамики в состоянии больного нет, а членам комиссии сообщил, что можно изменить меру принудительного лечения.

Это ничем не подтверждается — в показаниях и экспертизе есть лишь кажущиеся расхождения между дневниковыми записями и актом комиссионного освидетельствования», — говорит Шишлов.

«Комиссия — это не формальность, — комментирует RT ситуацию замглавврача по медицинской части Санкт-Петербургской ПБ СТИН Василий Шадров. — Члены комиссии не просто слушают доклад врача, но и общаются с самим пациентом, оценивая его состояние, изучают документы.

Если консенсуса между врачами нет, больного оставляют. Если пациента направляют на амбулаторное лечение, то его состояние уже контролирует врач в диспансере, который может при необходимости отправить его обратно в больницу.

Если уж искать виновного в этой истории среди медработников, то это должен быть врач из диспансера, хотя и это, конечно, дикость».

Добиться отмены

6 июня 2019 года суд приговорил Шишлова к двум годам лишения свободы в колонии-поселении и на два года лишил его права заниматься профессиональной деятельностью.

Врач обжаловал приговор в Астраханском областном суде. Сейчас он продолжает работать на двух ставках в больнице, а также в военкомате. Шишлов считает, что не только невиновен, но и непричастен к произошедшему, и намерен добиться отмены приговора.

«В этой истории нельзя найти признаки не только халатности, но и врачебной ошибки — смена принудительного лечения произошла по объективным критериям по процедуре, стандартизированной десятилетиями, — считает Шишлов.

— Считаю, что СК, прокуратура и суд решили в обязательном порядке найти виновного в этом резонансном происшествии, которое на деле является трагической случайностью и стечением неблагоприятных обстоятельств.

Если уж и искать виновных, то это могут быть родственники, закрывшие глаза на то, что мужчина перестал принимать назначенные препараты, или должностные лица, которые наблюдали за Елинским после его перевода на обязательное амбулаторное лечение».

По словам собеседника, за два года следствия и суда он многократно обращался с жалобами в Генпрокуратуру, Минюст, Общественную палату и Минздрав.

«Ответы приходили почти каждый раз, по существу чиновники не хотели разбираться в этой ситуации и вставать на мою защиту, — говорит Шишлов.

Уголовное дело уже привело к увеличению срока содержания больных в психиатрических учреждениях, утверждает Шишлов.

«Больницы уже начинают передерживать пациентов — все боятся повторения, никто не хочет идти под суд за то, на что никак не мог повлиять, — говорит Шишлов.

Василий Шадров считает, что тенденция может распространиться и на психиатрические медучреждения в других регионах, поскольку об уголовном деле знают не только в Астрахани.

«Если приговор Шишлову не изменят, то вполне может сложиться ситуация, при которой психиатры будут опасаться выписывать больных — никто не хочет садиться в тюрьму за преступления пациентов», — считает Шадров.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/644722-psihiatr-astrahan-tyurma-prestuplenie-pacient

Приговор психиатру по статье о халатности из-за прекращения принудительного лечения – Новости – РОП

Как узнать состояние уголовного дела, находясь на принудительном лечении?

17 июня 2019, 07:37
Иван Мартынихин

В Исполком Российского общества психиатров обратился врач-психиатр из Астрахани Александр Шишлов:      

18.10.2017 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ («халатность»), согласно формулировке СК РФ по Астраханской области «в связи с наличием в действиях должностных лиц  ГБУЗ АО «ОКПБ» признаков соответствующего преступления».

Спустя длительные проверки и перепроверки, несмотря на многочисленные жалобы,  обвинение все же было утверждено Прокуратурой Астраханской области.

Пациент, состоящий на учете в ГБУЗ АО «ОКПБ» и находившийся более года по постановлению суда в одном из отделений учреждения на стационарном принудительном лечении, спустя более чем два с половиной месяца после выписки, находясь на амбулаторной форме принудительного лечения, нарушая предписанный режим при попустительстве родственников, в момент обострения заболевания совершил преступление, предусмотренное ст. 105 УК РФ («убийство»). Убитым оказался ребенок 1,5 лет (родственник пациента), что обусловило широкий общественный резонанс события. Сам пациент в этот же день был застрелен полицией, не сумевшей в составе семи сотрудников задержать психически больного преступника, вооруженного ножом.

Независимо от фактов, объективно свидетельствующих о моей невиновности, а именно:

1.       Прошло более 2-х с половиной месяцев с момента перевода пациента на этап амбулаторного принудительного наблюдения и лечения к моменту совершения преступления;

2.       Должным образом, с предоставлением рекомендаций, были извещены диспансерное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ» и местный РОВД, причем к участковому РОВД пациент в сопровождении матери пришел на следующий же день, но никаких рекомендаций от него ему не предоставлялось;

3.       За указанный период пациент, продолжающий пребывать на принудительном лечении, был трижды осмотрен участковым врачом-психиатром, который не заметил никаких отклонений и, соответственно, причин изменения лечения или необходимости госпитализации, о чем было указано в меддокументации;

4.       Вскоре после выписки (спустя три недели) пациент самовольно прекратил прием лекарственных препаратов по словам самих же родственников и при их попустительстве, на фоне злоупотребления заваркой чая (чифирем), о чём не было информировано диспансерное отделение. Данная информация открылась в ходе судебного заседания;

5.       Со слов матери, изменения в психическом состоянии сына она отметила за два – три дня до совершения преступления, но в силу занятости не оказала должного внимания, то есть, не известила ПО ГБУЗ АО «ОКПБ»;

6.       Решение о переводе пациента со стационарного принудительного лечения на амбулаторное таковое должным образом аргументировано – подтверждено объективными критериями, отраженными в акте освидетельствования и раскрывающими клиническую и социальную ремиссию пациента;

Следственным комитетом было принято решение о необходимости в обязательном порядке найти виновного в резонансном событии, которое даже при первом рассмотрении оказывается трагической случайностью и предпосылкой которого является стечение неблагоприятных обстоятельств.

В качестве виновного был избран я – врач отд. №14 ГБУЗ АО «ОКПБ», исполнявший функцию лечащего врача на период принудительного лечения пациента в стационарных условиях.

Более года длилось следствие; более 4-х месяцев длился судебный процесс. Стороной обвинения были проигнорированы объективные данные,  свидетельствующие не просто о моей невиновности, но и о полной непричастности к  данному делу, представляющему собой трагическое стечение обстоятельств (подтверждаемое документально) и следствие невнимательности родственников (подтверждаемое последними).

06.06.2019  судья согласилась с абсурдной позицией стороны обвинения, мне было вынесено по ч. 2 ст. 293 УК РФ 2 года лишения свободы в колонии поселении и 2 года лишения права заниматься профессиональной деятельностью.

На этапе следствия и в период рассмотрения уголовного дела в прокуратуре необоснованно и безапелляционно утверждалось, что я «единолично принял решение, составил акт комиссионного освидетельствования и, возможно, ввёл в заблуждение членов комиссии», мог «предсказать» будущую трагедию.

Продолжается искажённая интерпретация записей в медицинской документации, делается это в силу некомпетентности или намеренно – неизвестно. Согласно парадоксальному обвинению, я «знал», что «положительной динамики в состоянии больного нет», а «членам комиссии врач сообщил, что можно изменить меру принудительного лечения».

Производится произвольная, односторонняя трактовка не только истории болезни, но и заключения экспертов профильного головного центра, которые на этапе предварительного следствия наряду с необходимыми фактами и факторами,  характеризующими рассматриваемое дело, получили абсурдный, как с клинической, так и с юридической  точки зрения набор вопросов, не относящихся к существу дела, но отражающих лишь кажущееся расхождение между дневниковыми записями и актом комиссионного освидетельствования, рекомендательно определяющим дальнейшую судьбу пациента.

Аргументация стороны обвинения по предъявляемой мне статье «халатность» опровергается не только объективными данными и показаниями допрашиваемых в ходе судебного процесса лиц, но и моими функциональными обязанностями, которым содержание обвинения по данной статье УК РФ прямо противоречит:

Я своевременно представил пациента на комиссионное освидетельствование согласно законодательно закрепленному сроку; Я не мог единолично принять решение о продлении, прекращении или изменении вида принудительного лечения; Коллегиальное решение комиссии врачей – психиатров (в которой я – младшее должностное лицо) по освидетельствуемому лицу является доказательством согласия в объективной оценке психического статуса пациента и характере избираемой принудительной меры медицинского характера;

Я, как врач стационара, исполняющий функцию лечащего врача на период принудительного лечения пациента в стационарных условиях, не способен оказывать какое-либо юридически оформленное значимое влияние на данного пациента после его выписки на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение по месту жительства, отслеживать его поведение, оказывать клиническое воздействие и нести юридическую ответственность за совершение им общественно опасных деяний, так как это вне сферы моих полномочий.

Считаю важным напомнить, что в настоящее время сформирована и активно работает межведомственная рабочая группа Следственного комитета РФ и Национальной медицинской палаты по вопросам подготовки предложений о внесении в УК РФ изменений, касающихся ответственности медицинских работников за преступления по службе.Разрабатывается и внедряется концепция декриминализации врачебной деятельности. В частности, отменено уголовное преследование медработников по ряду статей; вопрос о том, может ли врач заниматься профессиональной деятельностью далее, должен решать не суд, а профессиональное врачебное объединение.

Считаю необходимым подчеркнуть, что уже сейчас рассматривается юридическая разница между такими понятиями, как «врачебная ошибка» и «халатность».

В контексте же рассматриваемого дела, фактически невозможно найти признаки не только халатности, но и врачебной ошибки, как таковой, так как смена принудительного лечения произошла по объективным критериям по процедуре, стандартизированной десятилетиями.

Обвинение, необоснованность и абсурдность которого обнаружились в период следствия и подтвердились в ходе многочисленных судебных заседаний, продолжают упорно отстаиваться стороной обвинения, что вызывает справедливое удивление мотивацией стороны обвинения, возмущение медицинских кругов и интерес СМИ внутри и за пределами региона.

В рамках дела были проведены две посмертные судебные экспертизы в ведущем учреждении – ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России. Экспертная оценка ситуации, осуществленная нашим профильным головным учреждением, игнорировалась или необоснованно трактовалась следствием в свою пользу. 

В конечном итоге, в качестве единственного обоснования обвинения, следствие избрало якобы существующее расхождение между отдельными дневниковыми записями истории болезни и актом комиссионного освидетельствования, формально зафиксированное экспертами ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России, но не содержащее в себе принципиальных смысловых противоречий и не противоречащее выводам комиссии, то есть, никак не повлиявшее на случившееся.

Согласно заключению экпертов ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России: «В соответствии с заключением врачебной комиссии возможно было заменить стационарное принудительное лечение на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение по месту жительства».

Подписать петицию с требованием прекратить уголовное дело
Информация о деле в СМИ

Тэги:

правовые вопросы оказания психиатрической помощи (11)

Источник: https://psychiatr.ru/news/992

Принудительные меры медицинского характера

Как узнать состояние уголовного дела, находясь на принудительном лечении?

Задача 383

Косачевобвинялся в совершении грабежа снезаконным проникновением в жилище ив похищении у гражданина паспорта.

Впроцессе судебного разбирательствабыло установлено, что Косачев виновнымсебя признает, доверяет показаниямпотерпевшей, инвалиду 1-й группы позрению Мирзоян, поскольку сам в этотдень (8 декабря) был сильно пьян ипроисходивших событий не помнит, какне помнит и обстоятельств задержанияего сотрудниками милиции. СвидетельТитова показала, что ее брат Косачев вдень совершения преступления вел себякак-то странно, был какой-то невменяемый,пришел без верхней одежды, в женскойкофте, схватил со стола таблетку аспиринаи убежал. Сотрудник милиции Трофимовпоказал, что парень в женской одежде, смешком, заметив патрульную машину,пытался скрыться, а когда его задержали,ничего вразумительно пояснить не мог.

Судопределил окончательное наказание ввиде лишения свободы на срок 3 года 2месяца без штрафа, с отбыванием висправительной колонии общего режима.Как было указано в приговоре, суд,принимая во внимание показания свидетелей,на основании ст. 97 УК РФ применил кКосачеву принудительную меру медицинскогохарактера в виде амбулаторногопринудительного лечения и наблюденияу психиатра.

Обоснованноли назначена принудительная мерамедицинского характера?

Задача 384

Муленкобыл привлечен к уголовной ответственностиза убийство. После совершения этогодеяния у него развился реактивныйпсихоз.

Согласно заключениюсудебно-психиатрической экспертизы онне мог предстать перед судом и нуждалсяв применении принудительных мермедицинского характера, хотя в моментсовершения преступления был вменяем.

В связи с этим суд освободил Муленко отуголовной ответственности и применилк нему принудительное лечение впсихиатрическом стационареспециализированного типа.

Какаяошибка допущена судом?

Задача 385

Водной из областных газет была опубликованазаметка, содержащая клеветническиесведения о Завьялове. По заявлениюЗавьялова против автора заметки Васильевабыло возбуждено уголовное дело о клевете.По ходатайству адвоката Васильева былапроведена судебно-психиатрическаяэкспертиза.

Согласно заключениюэкспертов, у Васильева в момент проведенияэкспертизы наблюдается обострениешизофрении и он не способен осознаватьсвои действия и руководить ими. Наосновании данного заключения судназначил Васильеву принудительноелечение в психиатрическом стационареобщего типа.

Спустягод в связи со значительным улучшениемпсихического состояния Васильев былвыписан из стационара, а через месяцсуд вынес ему приговор и назначилнаказание в виде исправительных работсроком 1 год.

Дайте оценкудействиям суда.

Задача 386

Бабичев,осужденный к 3 годам лишения свободы,после отбытия 1 года наказания сталпроявлять признаки психическогоотклонения.

В связи с этим он был направленна медицинское обследование, в результатекоторого было дано заключение о том,что он страдает психическим расстройствомв форме алкогольного псевдопаралича.

На этом основании администрация ИКнаправила в суд представление обосвобождении Бабичева от отбываниянаказания и назначении ему принудительныхмер медицинского характера.

Какое решениедолжен вынести суд в данном случае?

Задача 387

Ляпкин,находясь в автобусе, напал на водителяи кухонным ножом нанес ему смертельноеранение.

При прохождении стационарнойсудебно-психиатрической экспертизыЛяпкин учинял дебоши, избивал больныхи нападал на медицинский персонал.

Комиссия врачей-психиатров пришла квыводу, что Ляпкин в момент нападенияна водителя страдал хроническимпсихическим расстройством, не осознавалобщественной опасности своих действийи не мог руководить ими.

Судвынес постановление об освобожденииЛяпкина от уголовной ответственностии применении к нему принудительноголечения в психиатрическом стационареобщего типа.

Соответствуетли постановление суда требованиямзакона?

Чемдолжен руководствоваться суд приизбрании вида принудительных мермедицинского характера?

Задача 388

Лавровосужден за клевету к 1 году исправительныхработ. Судебно-психиатрическая экспертизав своем заключении признала Лавровавменяемым, но указала, что в силупоследствий травмы головного мозга онне мог в полной мере осознавать фактическийхарактер и общественную опасность своихдействий и поэтому нуждается впринудительном амбулаторном наблюдениии лечении у психиатра.

Какбудет исполняться данный вид принудительноголечения?

Какпоступить, если после окончания исполнениянаказания психическое состояние Лавроване улучшится?

Задача 389

Королевабыла привлечена к уголовной ответственностиза изготовление в целях сбыта ценныхбумаг и содержалась под стражей в порядкемеры пресечения. В этот период у неенаступило психическое расстройство вформе реактивного состояния, требующее,по заключению судебно-психиатрическойэкспертизы, принудительного лечения впсихиатрическом стационаре общеготипа.

Подлежит лиКоролева уголовной ответственности?

Какоерешение должен принять суд послевыздоровления Королевой: а) относительнопривлечения ее к уголовной ответственности,б) относительно времени примененияпринудительных мер медицинскогохарактера?

Задача 390

Удаловв состоянии невменяемости совершилизнасилование малолетней. По постановлениюсуда он был направлен на принудительноелечение в психиатрический стационарспециализированного типа.

Поистечении 5 месяцев комиссияврачей-психиатров констатировалаизменения в сторону улучшения психическогосостояния Удалова. По подтвержденномумедицинским заключением ходатайствуадминистрации психиатрическогостационара суд изменил вид принудительноймеры медицинского характера, назначивлечение в психиатрическом стационареобщего типа.

Через3 года в связи с улучшением состоянияздоровья по постановлению суда Удаловубыла отменена принудительная мерамедицинского характера. Он был выписаниз больницы и находился дома. Вскоре всвязи с ухудшением психического состоянияи необходимостью госпитализации Удаловпо постановлению суда был вновь направленна принудительное лечение в психиатрическийстационар специализированного типа.

Каковачастота освидетельствования лиц,находящихся на принудительном лечении?

Можно ли повторноприменить к лицу принудительную мерумедицинского характера?

Дайте оценкурешениям суда.

Задача 391

Браткина,находясь в состоянии невменяемости, 1ноября 2010 г. совершила заведомо ложныйдонос о совершении преступления, а 6декабря 2010 г. нанесла побои своей дочери.

Суд освободил ее от уголовнойответственности за совершение общественноопасных деяний, предусмотренных ч. 1 ст.306 и ч. 1 ст.

 116 УК РФ, и применил кней принудительные меры медицинскогохарактера в виде принудительногонаблюдения и лечения у психиатра.

Внадзорном представлении поставленвопрос об отмене постановления суда оприменении к Браткиной принудительныхмер медицинского характера, посколькуона в состоянии невменяемости совершилапреступления, относящиеся к категориинебольшой тяжести.

Как надлежитпоступить суду?

Задача 392

Криворуков,страдающий шизофренией, совершил деяние,предусмотренное ч. 1 ст. 117 УК РФ. Всоответствии с постановлением обамнистии он подлежал освобождению отуголовной ответственности. Однако судпризнал Криворукова невменяемым иприменил к нему принудительные мерымедицинского характера.

Правильно липрименен закон?

Задача 393

Суд,назначив Груздеву наказание в виделишения свободы условно (ст. 73 УК РФ),обязал его пройти курс лечения отнаркомании.

Соответствуетли приговор суда закону?

Источник: https://studfile.net/preview/2837958/page:20/

Прав-помощь
Добавить комментарий