Каков срок действия ордера адвоката на представление в судебной инстанции?

Что такое ордер адвоката и для чего он нужен

Каков срок действия ордера адвоката на представление в судебной инстанции?

Ордер адвоката. На данный момент быть адвокатом довольно авторитетно и сложно.

Для получения статуса адвоката по закону требуется иметь высшее юридическое образование или ученую степень по юридической специальности.

Неотъемлемым правилом так же является наличие 2х годовалого стажа в адвокатской компании. Лицо, которому присвоили статус адвоката, с того самого момента имеет право на субъективность.

Началом адвокатской деятельности считается момент, когда между адвокатом и иным лицом подписывается соглашение, как указано в части 1 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В соглашении указывается какими именно правами наделяется адвокат, а само соглашение представляет собой гражданско-правовой контракт.

В соответствии со статьей 49 части 4 Уголовно-процессуального кодекса, адвокат получает все права для участия в расследовании дела в суде только после предоставления удостоверения адвоката и ордера.

Ордер адвоката

В части 2 статьи 6 Федерального закона от 31.05.2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» говорится, что адвокату необходимо иметь ордер, который допускает его для получения или рассмотрения материалов уголовного или гражданского дела.

Так же допускается возможность получения доверенности от лица, чьи интересы будут представлены в суде, по статье 185 пункту 1 Гражданского Кодекса Российской Федерации. Как в доверенности, так и в ордере можно указать границы дозволенных прав адвоката при его применении. В случае с ордером это делается на его обратной стороне.

Форма ордера так же утверждена приказом Минюста Российской Федерации от 08.08.2002 года № 217 «Об утверждении формы ордера».

Участие адвоката в судебных уголовных или гражданских делах без наличия ордера невозможно, ведь это является прямым нарушением закона. По закону адвокат обязан внести денежные средства, а без ордера это сделать невозможно, что является показателем недобросовестности адвоката.

Срок действия ордера

Ордер применяется адвокатом для получения особых прав в уголовном деле, то есть по закону при применении ордера адвокат предоставляется право на встречи с подсудимым в СИЗО без ограничений во времени и количестве встреч. По закону сроком начала действия ордера считается та самая минута, когда был заключен договор между адвокатом и лицом, которому необходима помощь. Все время ведения уголовного дела допускается применение ордера.

В некоторых судах требуют на каждой стадии рассмотрения уголовного дела предъявлять новый ордер, что не является законным действием.

Это делается для того, чтобы на каждой стадии рассмотрения дела, не зависимо от того поменялась ли инстанция, государственный орган был уверен в том, что адвокат наделен всеми правами и имеет право на участие в суде и не только.

По закону адвокат имеет право применять ордер на всех стадиях рассмотрения уголовного дела конкретного лица. Законом установлено, что срок действия ордера заканчивается тогда, когда уголовное дело закрыто.

Так же срок действия ордера заканчивается тогда, когда подозреваемый или же его представитель отказывается в письменном виде от помощи данного адвоката.

В соответствии со статьей 52 частью 1 Уголовно-процессуального кодекса, письменный отказ должен писать подозреваемый в присутствии самого адвоката и государственного представителя, в производстве которого находится дело.

Если же письменного отказа не было, то защитник имеет полное право на участие в уголовном деле, применение ордера и представление интересов подозреваемого. При наличии письменного отказа ордер становится не пригодным для применения в уголовном деле.

Права адвоката с наличием ордера

При применении ордера по закону у адвоката появляются множественные полномочия на ведение дела. Изначально он имеет право на написание искового заявления или подачи в суд. Конечно же не стоит забывать о заявлении об необходимости обеспечения иска.

При применении ордера, адвокат получает право передать на пересмотр дело в третейский суд, предъявить встречный иск или же частично отказаться от изначальных требований.

В конечном итоге, по закону адвокат имеет право применить ордер для подачи жалобы в арбитражный суд или для получения денежных средств или личных вещей подсудимого из СИЗО. Данный ордер действует только на множественные права адвоката.

Когда ордер адвоката не требуется

В настоящий момент в гражданских делах адвокату ордер не требуется, чаще используют доверенность. На основе данной доверенности по закону адвокат представляет защиту. Первое время подобных случаев было достаточно мало, но со временем и все чаще в гражданских делах для представления защиты используют доверенность.

В итоге, по доверенности адвокат получает все права, которые предоставляются наличием ордера. Стоит отметить, что ни один государственный представитель не имеет права требовать соглашение, заключенное между адвокатом и лицом, которому требуется адвокатская помощь.

Но государственный представитель в праве не допускать адвоката к расследованию дела без ордера или доверенности.

Важно! По всем вопросам, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Бесплатная горячая юридическая линия.

что такое ордер адвоката, для чего он нужен

Источник: https://jur24pro.ru/populyarnye-temy/advokaty-uslugi-i-konsultatsii/chto-takoe-order-advokata-i-dlya-chego-on-nuzhen/

Дисциплинарная практика

Каков срок действия ордера адвоката на представление в судебной инстанции?

ОБЗОР ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ПРАКТИКИ ЗА 2017 ГОД

В 2017 году Советом АП СК рассмотрено 158 дисциплинарных производств. По 86 делам приняты решения о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.

В этом числе следует отдельно учесть решения о привлечении к дисциплинарной ответственности за нарушение решения Конференции об обязательных отчислениях на нужды адвокатской палаты и соответствующих решений адвокатских образований об отчислениях на общие нужды.

В итоге по данному основанию адвокаты были привлечены к ответственности в 17 случаях.

 Следует отметить, что практически во всех случаях наличия задолженности по отчислениям, у привлеченных к ответственности адвокатов имели место нарушения тех или иных решений Совета, которые с известной степенью допуска следует считать внутренними, корпоративными (об электронном документообороте; об исполнении обязанности повышения квалификации, обязанность повышения которой прямо установлена ФЗ; о предоставлении отчетов о профессиональной деятельности).

Остальные установленные нарушения можно разделить на несколько типичных групп.

Существенная часть дисциплинарных проступков связана с ненадлежащим оформлением адвокатами договорных отношений с доверителем (первая глава обзора), что приводит к неопределенности в отношениях с доверителем, конфликтам, а иногда оборачивается проверками правоохранительных органов в отношении адвоката по заявлению его доверителей.

Следует отметить также большое количество нарушений, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением решений советов адвокатской палаты (федеральной и краевой).

В данном случае (вторая глава обзора) речь идет не о вышеуказанных сугубо корпоративных решениях (задолженности по обязательным отчислениям либо исполнении обязанности по повышению квалификации, электронном документообороте и предоставлении отчетов о профессиональной деятельности), а о тех решениях советов, которые определяют порядок осуществления адвокатами своей профессиональной деятельности (например, о порядке участия в делах по назначению, о ведении адвокатского производства и т.д.). Ненадлежащее исполнение данных решений, как правило, влекло за собой либо нарушение права на защиту, либо неисполнение (ненадлежащее исполнение) своих профессиональных обязанностей. Поэтому, неисполнение вышеуказанных решений Советов обычно имеет место в совокупности с другими нарушениями законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката. Так, например, отсутствие надлежаще оформленногоадвокатского производства, безусловно, свидетельствует о проявленной недобросовестности адвоката и нарушении требований п. 4 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а, следовательно и п. 4 ч.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» №63-ФЗ.

Другую значительную часть занимают нарушения процессуального законодательства, связанные с проявлением неуважения к суду и другим участникам судопроизводства (неявки, опоздания) либо ненадлежащим оформлением адвокатами своих полномочий при осуществлении судебного и иного представительства.

К этой же категории нарушений относятся и неявки надлежаще извещенных адвокатов для проведения запланированных следственных и процессуальных действий. Указанные типичные нарушения представлены в третьей главе обзора.

Имели место в 2017 году также случаи нарушения адвокатами порядка судебных заседаний и порядка проведения следственных действий, которые также следует отнести к нарушениям процессуального законодательства и связанными с неуважением к суду и иным участникам судопроизводства.

 Однако, данные нарушения порядка (судебных заседаний и проведения процессуальных действий) носили единичный характер, а посему не вошли в обзор.

В отдельную категорию выделены дисциплинарные проступки, повлекшие нарушение права на защиту (четвертая глава).

В пятой главе приведены примеры решений о прекращении дисциплинарных производств вследствие отсутствия в действиях адвоката нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката. Всего в 2017 году принято 42 таких решения.

Данный обзор дисциплинарной практики имеет целью помочь адвокатам в своей деятельности избегать ситуаций, ставших основанием для привлечения их коллег к дисциплинарной ответственности.

Часто, казалось бы, внешне похожие ситуации – либо становятся основанием для дисциплинарной ответственности, либо нет.

Для того, чтобы уметь правильно и профессионально выстроить линию своего поведения в пограничной ситуации, адвокату важно знать и понимать те принципы, в соответствии с которыми принимаются те или иные решения по итогу дисциплинарного разбирательства.

Наглядным примером таковых могут стать соответственно случаи привлечения к дисциплинарной ответственности и прекращения дисциплинарного производства в отношении адвокатов за неявки и опоздания в судебные заседания (главы 3 и 5 соответственно).   

1.      Ненадлежащее оформление договорных отношений с доверителем.

Надлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем предполагает не только оказание квалифицированной юридической помощи, но и оформление договорных отношений с доверителем при представлении их интересов перед третьими лицами в строгом соответствии с законом.

 Согласно статье 25

Источник: http://www.palatask.ru/forlawers/disciplinary.html

ВС: работавший в процессе адвокат не должен доказывать это бумагами

Каков срок действия ордера адвоката на представление в судебной инстанции?

Участвовавший в судебном процессе адвокат не обязан подтверждать это документами, указал Верховный суд РФ в деле о взыскании расходов на представителя. ВС отметил, что на решение вопроса о взыскании с проигравшей стороны возмещения затрат на защиту не может повлиять отсутствие документов, тем более, когда адвокат непосредственно присутствовал на заседаниях.

Также высшая инстанция указала, что нет жесткой необходимости предоставлять в процесс именно подлинники, а не копии документов о заключении договора между адвокатом и его клиентом. Подлинные документы представляются тогда, когда без них невозможно разрешить дело или когда копии отличаются содержанием, пояснил ВС РФ.

Расходы на представителя

Высшая инстанция рассматривала ситуацию жительницы Ингушетии, которая являлась потерпевшей по делу об умышленном причинении среднего вреда здоровью.

Она просила взыскать с осуждённой затраты на лечение, моральный вред, а также материальные расходы, к которым истица отнесла оплату труда своего представителя в процессе как по уголовному делу, так и по гражданскому. Последнее требование было оценено почти в 230 тысяч рублей.

Малгобекский городской суд удовлетворил требования неполностью, в частности, он снизил сумму морального ущерба в 10 раз — до 200 тысяч рублей. Что касается расходов на представителя, то суд взыскал полную сумму, запрашиваемую истицей.

С этим не согласились ни ответчица, ни прокуратура. Осужденная посчитала, что потерпевшая не доказала причинение ей материального ущерба, а также не согласилась с размером компенсации морального вреда.

Прокурор же города подал представление, в котором указал, что производство по требованию истицы о возмещении ей затрат на оплату услуг представителя в рамках уголовного дела должно быть прекращено.

Решение было мотивировано тем, что подобные расходы относятся к процессуальным издержкам и такие споры рассматриваются в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом, но не подлежат рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства.

В результате Верховный суд Ингушетии решение изменил, согласившись с прокурором и прекратив производство в части решения вопроса о выплате адвокату гонорара. А во взыскании расходов на защитника в рамках гражданского судопроизводства вышестоящая инстанция вообще отказала.

Суд сослался на отсутствие в материалах дела письменных подтверждений об оказании адвокатом юридических услуг его клиентке: ордера, соглашения, квитанции либо иного документа, подтверждающего понесенные истицей расходы на оплату услуг представителя. В процесс представили лишь ксерокопии ордера и квитанции, которые суд счёл ненадлежащими доказательствами.

В кассационной жалобе заявительница попросила высшую инстанцию все же обязать ответчицу оплатить услуги адвоката в гражданском разбирательстве. Речь шла о сумме 30 тысяч рублей.

Позиция ВС

Верховный суд посчитал, что с выводами суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении требований о взыскании 30 тысяч рублей, затраченных на оплату услуг представителя, согласиться нельзя.

Согласно части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса, проигравшая в судебном споре сторона возмещает победителю все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, то затраты присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано, напоминает ВС РФ.

Также, указывает он, в силу части 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса выигравшей стороне по ее письменному ходатайству суд присуждает с проигравшей стороны расходы на оплату услуг защитника в разумных пределах.

«Таким образом, требования о возмещении расходов на оплату услуг представителя являлись обоснованными», — считает суд.

Он приводит и нормы статьи 56 ГПК, регулирующей обязанность стороны доказать обстоятельства, на которые она ссылается, а также право суда определять какие обстоятельства имеют значение для дела и какой стороне надлежит их доказывать. При этом суд должен выносить обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, напоминает ВС.

«Процессуальное законодательство не ограничивает права суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек в соответствии с частью 1 статьи 67 ГПК по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств», — указано в определении.

ВС напомнил, что истица воспользовалась помощью представителя при рассмотрении спора в судебном заседании судов первой и апелляционной инстанций. Обстоятельства оказания ей юридической помощи ответчицей не оспаривались.

В соответствии с пунктом 15 статьи 22, статьей 25 закона от 31 мая 2002 года No 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» она осуществляется на основе соглашения между защитником и доверителем об оказании юридической помощи. Вознаграждение от клиента подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

«В материалах дела имеются копия ордера, в соответствии с которым адвокату поручается защита (истицы) в Малгобекском городском суде республики Ингушетия и Верховном суде республики Ингушетия, и копия квитанции к приходному кассовому ордеру об оплате (истицей) денежной суммы в размере 30 тысяч рублей на основании соглашения.

Признавая названные документы ненадлежащими доказательствами оплаты услуг представителя, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что согласно части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии», — говорится в определении.

ВС напоминает, что подлинные документы представляются тогда, когда без них невозможно разрешить дело или когда копии отличаются содержанием. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

«Также суд не учел, что само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, поскольку адвокат, с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве», — подчеркивает ВС.

Он считает существенными допущенные нарушения норм права, в связи с чем отменил апелляционное определение в части, касающейся вопроса об оплате услуг представителя в гражданском процессе и направил его на новое рассмотрение в Верховный суд Ингушетии.

Мнение эксперта

Юрист МКА «Клишин и партнёры» Надежда Воронина назвала правильным и значимым решение Верховного суда. «Я с этим постановлением ВС РФ действительно согласна, потому что, вне зависимости от того, копия подается или оригинал, доказательства присутствия адвоката в суде были предоставлены.

Мне кажется, что ВС РФ хочет существенно упростить процедуру возмещения расходов на представителя, если с этим согласны все стороны. Но если кто-то не согласен с решением о возмещении расходов, было бы неплохо истребовать оригиналы непосредственно в судебном заседании. Хотя, в принципе, возмещение расходов на представителя проигравшей стороной является обязательным», — указала эксперт.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20180910/287271944.html

Возмещение судебных расходов на адвоката: реалии и абсурды

Каков срок действия ордера адвоката на представление в судебной инстанции?

Вопрос возмещения судебных расходов на адвоката является актуальным не только для сторон, поскольку это их средства, но и для самих адвокатов, потому что это их репутация.

И если введение “адвокатской монополии” многие восприняли негативно, то изменения к процессуальным кодексам, которые устранили все те предельные размеры и барьеры, существовавшие ранее и предусматривавшие возможность полного возмещения судебных расходов на адвоката, были оценены положительно. Более того, оптимистично. Ведь теперь появилась возможность получить полное возмещение.

Однако сейчас с возмещением расходов на адвоката не так хорошо обстоят дела, как бы того хотелось.

Суды, стороны и их адвокаты, кажется, живут в разное время и часто по-разному воспринимают и оценивают стоимость юридических услуг и размер расходов на профессиональную юридическую помощь, их целесообразность и обоснованность.

Иногда доходит до абсурда, когда суды высчитывают, сколько минут адвокат выступал в судебном заседании, и уменьшают размер расходов, мотивируя это тем, что участие представителя в судебном заседании не признавалось судом обязательным.

На что суды обращают внимание, в каком размере присуждаются судебные расходы и возможно ли добиться полного возмещения судебных расходов на адвоката?

Критерии оценки соразмерности и обоснованности расходов и юридических услуг

Процессуальные кодексы устанавливают условные “ориентиры”, которые суд должен учитывать при решении вопроса о возмещении расходов на профессиональную юридическую помощь.

При решении вопроса о распределении судебных расходов на адвоката суд должен учитывать следующее: связаны ли эти расходы с рассмотрением дела; является ли размер данных расходов соразмерным со сложностью дела и сложностью выполненных адвокатом работ, затраченным адвокатом временем на выполнение работ и объемом предоставленных услуг, ценой иска, значением дела для стороны; поведение сторон при рассмотрении дела; действия стороны касательно досудебного разрешения спора; мог ли исход решения дела повлиять на репутацию стороны и вызвало ли дело публичный интерес.

При этом кодексы не определяют каких-нибудь критериев, по которым следует оценивать сложность дела и выполненных адвокатом работ, соразмерность расходов с объемом выполненных работ и временем, потраченным адвокатом на выполнение таких работ.

Подобная нечеткость и оценочность критериев приводит к тому, что в одних случаях суды взыскивают сотни тысяч гривен расходов на профессиональную юридическую помощь адвокатов, а в других – или вообще отказывают в возмещении расходов, или ограничиваются взысканием довольно символических сумм.

В результате наиболее распространенная мотивация уменьшения судами размера расходов – несоразмерность расходов на правовую помощь со сложностью дела, временем, затраченным адвокатом на выполнение соответствующих работ (предоставление услуг), объемом выполненных работ (предоставленных услуг), ценой иска.

Итак, как все же суды оценивают соразмерность и обоснованность расходов и на что они обращают внимание?

Кодексы не говорят, как оценивать сложность дела и что при этом следует учитывать. Поэтому на практике суды по-разному подходят к определению сложности дела.

Одни – обращают внимание на предмет спора и характер спорных правоотношений, другие – учитывают количество участников процесса, обстоятельств, подлежащих выяснению, доказательств, подлежащих оценке, объем поданных процессуальных документов.

Иногда суды учитывают общую продолжительность процесса, количество судебных заседаний, проходили они с вызовом или без вызова сторон.

Сложность дела может быть обусловлена как сутью спора и характером спорных правоотношений (нестандартный спор, нетипичные правоотношения), так и количеством участников, объемом доказательств, количеством заседаний. Однако только количество участников или заседаний и значительный объем документов и доказательств не означает, что дело является сложным.

В деле может участвовать много участников, быть назначено немалое количество заседаний, при этом спор и дело могут быть несложными. Поэтому прежде всего нужно учитывать суть дела.

Сложность выполненных работ

Как и “сложность дела”, данный критерий также является оценочным и субъективным, потому в каждом конкретном случае оценивается судами по своему усмотрению. Учитывается все – от анализа документов и законодательства до сбора доказательств, составления процессуальных документов, участия в судебных заседаниях.

Анализ документов и законодательства

Оценивая сложность выполненных адвокатом работ, суды иногда учитывают количество проанализированных адвокатом документов. Особенно если количество этих документов значительное.

Так, по делу № 815/3146/18 апелляционный суд учел то, что адвокат проанализировал более тысячи документов (по крайней мере так адвокат указал в представленном детальном отчете о проделанной работе и предоставленных услугах).

В то же время суды критически оценивают анализ адвокатом законодательства, в частности анализ законодательства на стадии апелляции или кассации, если доводы и позиция сторон в течение всего времени рассмотрения дела не менялись и доводы жалобы или отзыва не отличались от доводов искового заявления, апелляционной жалобы или отзыва на них.

Так, по делам № 756/2114/17 и № 911/3386/17 Верховный Суд отметил, что поскольку правовая позиция истца в судах предыдущих инстанций не менялась, то не подтверждается существование объективной необходимости для адвокатов, которые оказывали правовую помощь ответчику в судах предыдущих инстанций, изучать дополнительные источники права, потому как ответчик не мог быть неосведомлен о позиции истца, законодательство, которым регулируется спор по делу, документы и доводы, которыми истец обосновывал свои требования и другие обстоятельства, следовательно подготовка этого дела в суде кассационной инстанции не требовала большого объема юридической и технической работы.

По делу № 766/4994/18 апелляционный суд, несмотря на то что адвокат и клиент согласовали фиксированную сумму гонорара в договоре об оказании правовой помощи, пришел к выводу, что заявленная стоимость предварительной обработки материалов по делу и законодательной базы, регулирующей спорные правоотношения, несоизмерима.

Подготовка процессуальных документов

Оценивая сложность выполненных адвокатом работ, суды обращают внимание на составленные процессуальные документы.

Однако, как и в случае с оценкой “сложности дела”, сложность подготовленных адвокатом документов суды, как правило, оценивают по количеству страниц, высчитывая количество страниц всех документов, а не по содержанию документов. Хотя иногда суды, бывает, все же оценивают содержание и качество подготовленных адвокатом документов.

Так, по делу № 204/627/18 апелляционный суд согласился с позицией суда первой инстанции, что объем указанных представителем ответчика работ и время, затраченное на совершение процессуальных действий и подготовку документов, явно несоразмерны со сложностью выполненных им работ, например, таких как подготовка ходатайства об отложении рассмотрения дела, на которую представителем ответчика был потрачен один час, подготовка ходатайства о продлении срока на представление отзыва – два часа, и свидетельствуют о завышении стоимости и времени, потраченного представителем ответчика на выполнение тех или иных процессуальных действий.

В другом деле (№ 910/2170/18) Верховный Суд уменьшил размер компенсации расходов на оплату стоимости выполненной адвокатом работы по подготовке отзыва на кассационную жалобу, учитывая то что содержание и доводы отзыва на кассационную жалобу были идентичны доводам, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу.

Вместе с тем по делу № 923/567/17 Верховный Суд дал оценку содержанию отзыва на кассационную жалобу и количеству страниц и уменьшил заявленный размер расходов на подготовку отзыва на кассационную жалобу, мотивируя это тем, что из шести страниц отзыва на кассационную жалобу само обоснование составляет всего четыре страницы.

Таким образом, сложность подготовленных адвокатом процессуальных документов оценивается судами не только исходя из их количества и объема (количества страниц), но и с учетом приведенного в них обоснования.

Подготовка простых ходатайств (об отложении рассмотрения дела, о продлении срока на представление отзыва и т. п.) не является и не может считаться сложной юридической работой. Однако это не значит, что подготовка отдельных ходатайств не может требовать более серьезного обоснования и больше времени на их подготовку.

Время, потраченное на выполненные работы

Оценивая соразмерность размера понесенных стороной расходов со временем, затраченным адвокатом на выполнение работ, особенно если договором об оказании правовой помощи предусмотрена почасовая оплата услуг, суды учитывают потраченное адвокатом время на выполнение конкретного вида работ, а именно: сколько времени адвокат затратил на юридический анализ, сбор доказательств, подготовку документов и т. д. Кроме того, суды оценивают соразмерность размера понесенных стороной расходов со временем, затраченным адвокатом на выполнение работ, даже в том случае, если сторона и адвокат согласовали фиксированную сумму гонорара.

Стоит отметить, что кодексы требуют от стороны, которая заявляет о возмещении расходов, представления доказательств касательно времени, затраченного адвокатом на выполнение соответствующих работ, или доказательств в подтверждение того, что именно такое, а не иное количество времени фактически было потрачено адвокатом на выполнение работ.

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA012861

Вперед за ордерами? — PRAVO.UA

Каков срок действия ордера адвоката на представление в судебной инстанции?

Ирина ГОНЧАР «Юридическая практика»

Необходимость ордера на предоставление правовой помощи в работе современного адвоката остается дискуссионным вопросом в последние годы.

С одной стороны, ордер — это архаизм советской эпохи, с другой — он позволял адвокатам минимизировать распространение информации о своих отношениях с клиентом при ведении дела.

Теперь же, можно предположить, ордеры канут в Лету по причине чрезмерной формализации этого вспомогательного документа и участившихся отказов в принятии документов, поданных по ордеру, ввиду неясности полномочий адвоката или несоблюдения требований (реальных или надуманных) к ордерам.

В очередной раз вопрос ордера стал актуальным для адвокатов после того, как Большая Палата (БП) Верховного Суда (ВС) изложила позицию относительно правила заполнения ордера, а восемь из девятнадцати судей БП высказали особое мнение, уличив коллег в чрезмерном формализме.

Речь идет о постановлении БП ВС от 5 июня 2019 года по делу № 9901/847/18 по иску гр-на А.

к Президенту Украины о признании противоправным и отмене Указа Президента Украины от 2 мая 2018 года № 126/2018 «О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 2 мая 2018 года «О применении и отмене персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)» в части введения в действие пункта 7 приложения 1 к решению Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины. Очевидно, что поднятый вопрос относится к довольно «деликатным» спорам, которые не хочется рассматривать судам, но к этому аспекту мы вернемся чуть позже.

Правила написания

Получив такой иск, Кассационный административный суд (КАС) в составе Верховного Суда определением от 31 октября 2019 года оставил его без движения для устранения недостатков искового заявления, требуя предоставить суду оригинал ордера на предоставление правовой помощи. После подачи адвокатом истца оригинала КАС ВС определением от 8 января 2019 года вернул заявление, поскольку оно было подписано без подтверждения полномочий подписанта на осуществление представительства.

В своей апелляционной жалобе к БП ВС адвокат К. ссылался на безосновательность отказа в принятии иска, подписанного полномочным представителем истца — адвокатом, только на том основании, что, по мнению КАС ВС, в ордере судебные органы должны быть отдельно указаны в графе «Наименование органа, в котором предоставляется правовая помощь».

В ордере было указано, что адвокат уполномочен представлять клиента «в органах государственной власти и органах местного самоуправления, на предприятиях, в учреждениях, организациях независимо от формы собственности и подчинения». По мнению адвоката К.

, законодательство не отделяет суды от других органов государственной власти в контексте предоставления правовой помощи, суды входят в систему органов государственной власти, а следовательно, любой суд, в том числе и Верховный, является именно органом государственной власти (государственным органом).

Поэтому ссылка в ордере на то, что правовая помощь предоставляется в органах государственной власти, достаточно подтверждает наличие у адвоката полномочий оказывать правовую помощь клиенту и представлять его интересы в любых судах.

Отказывая в удовлетворении жалобы, БП ВС сочла, что КАС ВС как суд первой инстанции правильно применил нормы закона и правомерно отказал в принятии искового заявления.

В своем постановлении БП ВС отметила, что в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 20 Закона Украины от 5 июля 2012 года «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» при осуществлении адвокатской деятельности адвокат имеет право «совершать любые действия, не запрещенные законом, правилами адвокатской этики и договором об оказании правовой помощи, необходимые для надлежащего выполнения договора об оказании правовой помощи, в частности: представлять и защищать права, свободы и интересы физических лиц, права и интересы юридических лиц в суде, органах государственной власти и органах местного самоуправления, на предприятиях, в учреждениях, организациях независимо от формы собственности, общественных объединениях, перед гражданами, должностными и служебными лицами, к полномочиям которых относится решение соответствующих вопросов в Украине и за ее пределами».

То есть этим законом судебные органы четко отделены от других органов государственной власти.

Далее ВС отмечает, что, согласно подпункту 15.4 пункта 15 Положения об ордере на предоставление правовой помощи и порядке ведения реестра ордеров, утвержденного решением Совета адвокатов Украины от 17 декабря 2012 года № 36, ордер должен содержать название органа, в котором предоставляется правовая помощь адвокатом, с указанием при необходимости вида адвокатской деятельности.

«Системный анализ указанных норм дает основания для вывода, что законодатель четко отделил судебные органы как такие, которые должны быть отдельно указаны в ордере на предоставление правовой помощи, в том числе в графе «Наименование органа, в котором предоставляется правовая помощь», — отмечает БП ВС, дополняя, что в ордере на предоставление правовой помощи должен быть указан не абстрактный орган государственной власти, а конкретное название такого органа, в частности суда.

Поскольку адвокат К. как представитель гр-на А. не предоставил надлежащего ордера в подтверждение своих полномочий, а именно: вопреки требованиям законодательства подал суду ордер, в котором не указано конкретное название органа (суда), где предоставляется правовая помощь, суд первой инстанции, возвращая исковое заявление, не допустил нарушений норм процессуального права.

Дополнительно БП ВС отметила, что обращение в суд через адвоката при реализации права на справедливый суд предусматривает подачу суду надлежащих доказательств волеизъявления лица, выступающего участником дела, на передачу другому лицу права предоставления юридической помощи: «Такие доказательства должны исключать любые сомнения, касающиеся подлинности и действительности такого полномочия на момент совершения определенного процессуального действия (доказательства должны быть в подлиннике или в форме копии, качественно оформленной лицом, являющимся участником дела, с указанием названия судебного органа, в котором предоставляется правовая помощь истцу), а также включения такого действия в круг полномочий представителя, делегированных ему лицом, реализующим право на справедливый суд». Представитель должен демонстрировать уважение к суду, подтверждая наличие полномочий на представительство, и не лишать доверителя права знать о действиях представителя.

Иное мнение

В то же время восемь из 19 судей БП ВС (а это почти половина принимавших участие в рассмотрении настоящего дела) считают, что адвокат предоставил достаточно доказательств, подтверждающих его полномочия на ведение именно этого дела в Верховном Суде. При этом большинство коллег, поддержавших решение, излишне формально подошли к вопросу.

Особое мнение к постановлению от 5 июня 2018 года изложили судьи Большой Палаты Александра Яновская, Светлана Бакулина, Юрий Власов, Валентина Данишевская, Елена Кибенко, Леонид Лобойко, Лариса Рогач и Виталий Уркевич.

Судьи отмечают, что ордер является лишь документом, удостоверяющим полномочия адвоката на предоставление правовой помощи, тогда как весь объем его полномочий действовать от имени клиента определяется предметом договора о предоставлении правовой помощи и кругом определенных в нем полномочий адвоката (такая правовая позиция БП ВС содержится в постановлении от 5 декабря 2018 года по делу № П/9901/736/18).

Из прилагаемого к исковому заявлению договора о предоставлении правовой помощи, отмечают судьи, не усматриваются запреты на представительство интересов истца в судах, в том числе и в Верховном Суде. Напротив, в пункте 2.1.

1 договора указано, что адвокатское объединение на основании обращения клиента возлагает на себя обязательства по оказанию правовой помощи, в частности, по представлению интересов клиента в судах, правоохранительных органах, банковских учреждениях, любых других органах государственной власти и местного самоуправления, на предприятиях, в учреждениях и организациях Украины независимо от формы собственности по вопросу отмены санкций, примененных к клиенту на основании решения СНБО от 2 мая 2018 года. Поскольку договор также был приобщен к материалам дела, у ВС была возможность убедиться, что адвокат, подписав исковое заявление, действовал в пределах полномочий, определенных его доверителем.

«С учетом вышеизложенного, по нашему мнению, возвращение искового заявления истцу на основании пункта 3 части 4 статьи 169 Кодекса административного судопроизводства Украины в связи с тем, что в ордере не указано название конкретного судебного органа, где может быть предоставлена правовая помощь адвокатом, является проявлением правового пуризма (формализма) со стороны суда при решении вопроса приемлемости искового заявления, который непропорционально ограничивает право лица на рассмотрение его дела судом», — резюмируют судьи. Они напоминают коллегам, что применение судом правовых норм и совершение действий, имеющих юридическое значение, должно происходить с учетом обстоятельств конкретного дела и обеспечения эффективной защиты прав, свобод и законных интересов. Формальный подход суда к осуществлению своих полномочий уже на стадии обращения лица в суд может привести к нарушению права на справедливое судебное рассмотрение.

Последствия отказа

Адвокат, управляющий партнер ЮФ «Юридический советник» Вячеслав Кузьмук, отмечает, что формальный подход большинства судей БП ВС к этому вопросу повлек за собой возникновение проблемы конституционного масштаба.

Ордер был выдан для ведения дела в «органах государственной власти», но БП ВС критически восприняла аргумент, что любой суд является органом государственной власти, и пришла к выводу, что общее понятие «органы государственной власти» не распространяется на конкретный суд.

Правильно ли понимать, что суд, в частности КАС ВС, не является органом государственной власти?

В своем постановлении БП ВС отмечает, что отказ в принятии искового заявления на данном основании не лишает лицо права обратиться с иском повторно, предоставив все необходимые документы.

Вероятно, что в таком случае даже пропуск срока будет признан уважительным и будет восстановлен.

Однако фактически из этого довольно неоднозначного решения следует, что адвокат должен выписывать отдельный ордер на каждую институцию, в которую обращается в рамках ведения дела, либо же пытаться втиснуть в шаблон формата А5 названия (именно наименования) всех органов, где может быть представлен клиент в рамках конкретного дела. Что делать, если в какой-то момент придет идея обратиться еще и в другой суд (например, гражданский) для установления некоего юридического факта или возникнет необходимость запросить документ у какого-то органа?

Все это только добавляет излишней бюрократии в работу адвоката, тем более что сейчас ордера адвокаты получают в виде ордерных книг в местных советах адвокатов, и заполнение по одному делу десятков ордеров требует постоянного заказа новых бланков.

Скоро у адвокатов будет возможность распечатывать ордера из личного кабинета на сайте Национальной ассоциации адвокатов Украины и даже заполнять их в электронном виде, но это также дополнительная суета.

С другой стороны, перенесение в ордер всей информации о полномочиях адвоката из договора об оказании правовой помощи фактически лишает смысла институт ордеров. В большинстве случаев адвокат может представлять интересы клиента по доверенности на ведение дела в суде и даже непосредственно по договору.

Тем не менее в связи с возникшей вокруг ордеров ситуации становится очевидно, что вопрос их использования требует дополнительного законодательного урегулирования и стандартизации подходов к подтверждению полномочий адвоката в суде во всех процессах.

Источник: https://pravo.ua/articles/vpered-za-orderami/

Доверенность, а не ордер

Каков срок действия ордера адвоката на представление в судебной инстанции?

Загайнов Дмитрий Иванович
Партнер

Адвокат Дмитрий Загайнов, ИНТЕЛЛЕКТ-С, анализирует положения законодательства, регулирующие оформление полномочий адвоката в гражданском процессе, и рассматривает применение этих норм закона в судебной практике.

Поводом для данной публикации послужило недавнее обсуждение в социальных сетях вопроса: как реагировать на отсутствие ордера у адвоката, представляющего одну из сторон по гражданскому делу? Тему поднял юрист, не обладающий статусом адвоката.

Оставив в стороне провокационность постановки вопроса, я к своему удивлению обнаружил комментарии коллег-адвокатов, которые утверждали, что отсутствие ордера адвоката в гражданском процессе однозначно влечет нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката и является достаточным поводом для обращения в адвокатскую палату субъекта РФ с заявлением о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.

Для того чтобы окончательно внести ясность в этот вопрос, предлагаю свое видение решения проблемы.

Материальные и процессуальные нормы

Согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

№63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Там же, в п. 2, указано, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.

Таким образом, Закон об адвокатуре не должен регулировать положения об удостоверении полномочий адвоката, вступающего в тот или иной процесс.

Поэтому законодатель и отправляет нас при выяснении данного вопроса к соответствующему процессуальному закону.

При этом Закон об адвокатуре указывает на необходимость иметь ордер на исполнение поручения исключительно в случаях, прямо указанных в законе, а там, где нет императивного указания закона, полномочия адвоката подтверждаются доверенностью.

Данный постулат важен, чтобы исключить всякие рассуждения на предмет того, что адвокат во всех случаях исполнения поручения обязан иметь ордер. Такое утверждение не выдерживает критики по следующим причинам.

Право на выступление в суде

При анализе ст. 53 ГПК РФ, именуемой «Оформление полномочий представителя», сразу обращает на себя внимание п.

1, согласно которому полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. И только в п.

5 указанной статьи закреплено, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Таким образом, мы наблюдаем коллизию двух положений:

  • представительство должно оформляться доверенностью;
  • право адвоката на выступление в процессе в качестве представителя удостоверяется ордером.

Из текста указанных норм следует, что если адвокат вступает в процесс на основании ордера, выданного соответствующим адвокатским образованием, то специальное оформление его полномочий не требуется. Важно отметить, что ордер на исполнение поручения удостоверяет право только на осуществление общих процессуальных полномочий представителя. А если буквально – то только на выступление в суде.

На мой взгляд, само право на «выступление в суде» – не конкретное.

Так, возникает вопрос: а подразумевает ли оно право на то, чтобы знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, представлять доказательства, давать объяснения суду в письменной форме, получать копии судебных постановлений? Ответ не предлагаю, так как вопрос дискуссионный и не является предметом настоящей публикации.

Очевидно следующее: данное право не дает возможности адвокату представить от своего имени какое-либо письменное заявление, объяснение, ходатайство, мировое соглашение, жалобу. Исключение из этого правила законодатель допускает только в одной ситуации. Если адвокат назначается судом в соответствии со ст.

50 ГПК РФ (например, в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно), то у него появляется право обжаловать судебные постановления по данному делу, и такое правомочие возникает в силу прямого указания закона. Соответствующее разъяснение дано Верховным Судом РФ (см. п.

10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении»).

Буквальное понимание текста закона о допуске адвоката в гражданский процесс только на основании ордера приводит к утверждению, что его представительство, скорее всего, не будет эффективным.

Для того чтобы обладать всем арсеналом полномочий, адвокат вынужден требовать от своего доверителя постоянного присутствия в судебном процессе (последний должен, например, вовремя поддержать и подписать тот или иной процессуальный документ).

Однако такое присутствие может оказаться весьма затратным мероприятием, особенно если судебный процесс идет в другом регионе, не по месту жительства доверителя.

В этом случае наиболее эффективным и правильным представляется оформление полномочий адвоката (включая процессуальные) путем выдачи ему доверенности, в которой содержались бы не только общие процессуальные полномочия, например, право на ознакомление с материалами дела, но и специальные, которые прямо оговорены в ст. 54 ГПК РФ.

В силу прямого указания ст. 54 ГПК РФ, специальные полномочия, т.е.

подписание искового заявления, предъявление его в суд, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, обжалование судебного постановления и еще ряд других, могут быть оговорены только в доверенности. Их оформление с помощью ордера адвоката невозможно.

Общая и специальная нормы

И что же получается, если вторить утверждениям сторонников допуска адвоката в любой процесс исключительно на основании ордера: адвокат, вступая в гражданский процесс, должен представить суду ордер адвоката и доверенность со специальными полномочиями только для того, чтобы подтвердить свой статус?

В данном случае мы имеем классический пример конкуренции норм, где п. 5 ст. 53 ГПК РФ является общей нормой по отношении к специальной – ст. 54 ГПК РФ.

При конкуренции общей нормы со специальной применению подлежит последняя. Данное правило основывается на непреходящей римской максиме lex specialis derogat legi generali – «закон специальный отменяет закон общий».

С учетом приоритета специальной нормы права в итоге получаем следующее: для совершения любых процессуальных действий в гражданском процессе полномочия адвоката могут быть оформлены доверенностью со специальными полномочиями без приложения ордера адвоката.

Судебная практика

Сделанный вывод, помимо теоретических изысканий, подтверждается сложившейся судебной практикой.

О необходимости оформления адвокатом специальных полномочий, предусмотренных ст. 54 ГПК РФ, посредством выдачи доверенности указано в ответе на вопрос 15 «Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2003 года (по гражданским делам)» (утв.

постановлениями Президиума ВС РФ от 3 и 24 декабря 2003 г.), а также в ответе на вопрос 15 «Ответов Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (утв.

Президиумом ВС РФ 24 марта 2004 г.).

Еще одним примером служит «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3», утвержденный Президиумом ВС РФ 25 ноября 2015 г. Несмотря на то что в приводимом примере речь идет об административном процессе, аналогия с гражданским процессом вполне уместна.

Так, в ответе на вопрос 16 – «какими документами подтверждаются статус и полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя по административному делу?» – Верховный Суд РФ указал следующее: «В силу п. 2 ст.

6 Закона об адвокатуре в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Согласно п. 3 ст.

15 Закона об адвокатуре удостоверение адвоката является единственным документом, подтверждающим статус адвоката. Исходя из изложенного, полномочия адвоката в административном процессе подтверждаются доверенностью на представление интересов доверителя, а его статус – соответствующим удостоверением. Вместе с тем по смыслу ч. 4 ст. 54, ч. 4 ст. 57, ч.

6 ст. 277 КАС РФ и ст. 6 Закона об адвокатуре при назначении судом административному ответчику в качестве представителя адвоката его полномочия подтверждаются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

В моей практике встречалось, что при вхождении в гражданский процесс в судах общей юрисдикции судьи требовали ордер адвоката, если вместо паспорта я предъявлял адвокатское удостоверение.

Однако после высказывания позиции относительно применения правила о конкуренции норм вопрос о моем допуске в процесс на основании доверенности и предъявленного удостоверения адвоката всегда решался положительно.

Данный подход считаю правильным. Иное же толкование идет вразрез с действующим законодательством до тех пор, пока соответствующие поправки не будут внесены в закон.

Вместо послесловия

Ордер адвоката не является доказательством того, что адвокат получил вознаграждение от доверителя. Доказательством получения вознаграждения адвокатом от доверителя является соответствующий приходный ордер или платежное поручение.

Данный тезис я добавляю, чтобы исключить реплики о якобы сокрытии своих доходов адвокатом, который вместо ордера в гражданском процессе предъявляет доверенность.

в «Новой адвокатской газете» (№16/2017)

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

уголовное право, экономические преступления

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/doverennost__a_ne_order/

Прав-помощь
Добавить комментарий