Кому может принадлежать отдельно стоящее здание?

«Если мы исчезнем, им некуда будет пойти». Кто помогает бездомным в регионах?

Кому может принадлежать отдельно стоящее здание?

Благотворительная организация помощи бездомным «Ночлежка» оценивает количество бездомных в России приблизительно в 1,5 миллиона человек, из них в Москве и Петербурге живут меньше полумиллиона.

 В крупных российских городах появляются и встают на ноги схожие некоммерческие организации, отвечающие этому спросу, сфокусированные на помощи бездомным и малоимущим людям, — пока совсем небольшие, но работающие уже бесперебойно.

«Такие дела» поговорили с такими сервисами из Казани, Новосибирска и Калининграда.

проект «Приют», АНО «Центр социальной реабилитации и адаптации», Казань

Наша организация занимается не только бездомными, но и бывшими заключенными. Однако эти две группы имеют много пересечений, большой процент бывших заключенных становится бездомными. Наш связанный с бездомными проект — пункт помощи нуждающимся и приют.

Наш пункт находится в самом центре города, около колхозного и блошиного рынков, где продают просрочку и старые вещи по 50—100 рублей. Именно там мы вначале расположили три наших вагончика: раздача еды, одежды и юридические консультации. Затем горожане и благотворители стали жертвовать нам новые вагончики, появились и деньги для приобретения новых.

Сейчас пункт помощи нуждающимся состоит из 10 вагончиков: пяти вагончиков под ночлег для женщин и мужчин, вагончики для раздачи еды и одежды, вагончик для юридических и психологических консультаций, вагончик-склад и отдельный — под баню и парикмахерскую.

Пункт помощи работает уже год, с августа 2018 года. Каждый день к нам приходит за едой в среднем 150 человек, за одеждой — около 80. Наш контингент сами понимаете какой.

Бездомные часто обращаются к нам по юридическим вопросам, например когда теряют квартиру или документы из-за мошенников, — и наши юристы стараются максимально помочь в каждом случае. Люди приходят самые разные, и мы готовы ко всему.

Но если человек хочет получить у нас помощь — он ее получает.

По городу висит 20 билбордов с нашей рекламой, с призывами типа «накорми нуждающегося», «сдай старую одежду». Через них нам поступает много звонков, люди привозят свою одежду и продукты питания, во многом наша работа основана на поддержке неравнодушных граждан.

Люди из пригородов привозят нам свой урожай, картошку нам в сентябре привозили тоннами, мы организовывали ее раздачу для многодетных семей. Также нам помогают бизнес-партнеры, например «Нэфис Косметикс» (располагающийся в Татарстане производитель бытовой химии. — Прим. ТД).

 Все, что привозят горожане, разбирают почти сразу.

Люди из пригородов картошку нам в сентябре привозили тоннами

Мы единственный проект подобного рода в Татарстане. Есть и другие организации, которые кормят малоимущих, но они больше мобильные и выездные. Государственные проекты помощи бездомным есть, но они не очень активны, бездомные больше рассчитывают на нашу поддержку.

Ано «центр социальной помощи престарелым и инвалидам “дом милосердия”», новосибирск

Мы занимаемся помощью бездомным людям, но фактически наша целевая группа — одинокие пенсионеры, люди предпенсионного возраста и люди с инвалидностью, которые при выписке из больниц и других соцучреждений оказываются на улице. Все эти люди — потенциально бездомные, и мы оказываем им помощь.

Помещение, где располагается наш приют, — это отдельно стоящее двухэтажное здание, раньше там находилась районная поликлиника. По договору муниципальной аренды мы взяли это помещение в безвозмездное пользование, восстановили его, отремонтировали и разместили там людей.

Сейчас в приюте живут 92 человека. Около трети из них — это бездомные, кто уже имел опыт жизни на улице, остальные — те, у кого нет никакого другого жилья. Если исчезнет наш дом милосердия, им будет некуда пойти.

Часть наших постояльцев — люди, освободившиеся из мест лишения свободы в пенсионном возрасте, которым после выхода некуда было идти. Есть у нас и лежачие больные, среди них и те, которые пытались выжить зимой на улице.

В Новосибирске это сделать невозможно, и, пережив одну зиму, они потеряли возможность ходить.

Пережив одну зиму на улице, они потеряли возможность ходить

При этом мы не оказываем медицинские услуги и паллиативную помощь, это очень объемный и сложный пласт.

У нас приют с питанием и предоставлением элементарного досуга, средств гигиены — всего, чтобы нормально жить.

Мы также оказываем помощь по восстановлению утраченных документов, от паспортов до свидетельств об инвалидности, а если какого-то документа не было, наши юристы помогают его завести с нуля.

У нас официально семь сотрудников, получающих зарплату, вся остальная помощь — от волонтеров, регулярно помогает около 30 человек. Конечно, случается, что этого недостаточно. Бывают и сложности с финансированием. Много кто нам помогает технологически, например нам бесплатно сделали сайт, систему для фандрайзинга.

Наша организация появилась в 2018 году, 4 сентября мы отметили год. Когда приют открывался, мы не сталкивались с недовольством местных жителей, здание расположено так, что никому не мешает.

Власти нам также не мешают, даже наоборот: мы выиграли президентский грант (490 тысяч рублей) и два муниципальных от местного бюджета (по 100 тысяч рублей), но это гранты на проектную деятельность, а не на жизнедеятельность дома милосердия.

Среди государственной помощи бездомным в нашем городе можно выделить областное учреждение ОКСАР, но мест у них, насколько я знаю, мало, — от 50 до 90.

В Новосибирске проживает 1,5 миллиона человек, спрос на такие учреждения намного больше, этого центра недостаточно.

Также этой темой занимается ответвление местной епархии РПЦ, у них есть несколько социальных гостиниц с номерами по совсем недорогим ценам, но это не бесплатные места. Других НКО по помощи бездомным, кроме нас, в городе нет.

Кроо црмс «сила людей», калининград

Помощь бездомным — стержень нашей деятельности. Кроме этого, мы занимаемся защитой прав бездомных и граждан, находящихся в местах лишения свободы.

Изначально мы занимались раздачей горячего питания, сейчас это основа нашего сервиса, оказывающего и более сложные услуги. Это свет в ночи, на который приходят все — бездомные, малоимущие, безработные, выгнанные мужья, обманутые жены, люди, освободившиеся из мест лишения свободы, которым некуда идти.

Также на этот свет приходят и люди, которым просто необходимо кому-то помогать. У нас нет никаких преград — приходишь на площадку и идешь за супом, потому что он тебе нужен, либо идешь помогать волонтером и разговаривать с пришедшими.

ЧАСТО ЭТИ ВОЛОНТЕРЫ — САМИ ИЗ ЧИСЛА БЕЗДОМНЫХ ИЛИ НАРКОЗАВИСИМЫХ

Это очень демократичная и открытая площадка. Появилась она спонтанно, около 10 лет назад, — сначала молодежь варила эти супы на своих кухнях и скидывалась на продукты из собственных сбережений.

Затем готовить суп пустила к себе епархия, а сейчас в эту работу включены калининградские рестораны высокого класса — «Британника», Radisson Kaliningrad, «Хмель» и другие.

Мы не имеем с ними никаких договоров и они нам ничего не обещали, но они стабильно, по графику, варят суп и отдают его нашим волонтерам.

Сама площадка раздачи — место в парке, пятачок среди деревьев, неизменный на протяжении многих лет. Там есть техническое сооружение, на которое мы ставим бак с супом, и раздаем в руки миски со стаканами чая и ложками. Все максимально упрощено. В день мы кормим 35—40 человек, на таком уровне мы работаем последние два года.

Во время раздачи супа на площадке работает социальный работник — к нему можно обратиться со своей проблемой, оставить запрос на восстановление документов или другие юридические услуги.

У нас в организации есть юристы, психолог и кейс-менеджер, который ведет своего подопечного со всех сторон вплоть до его возвращения в постоянное жилье.

Всего у нас работают восемь постоянных сотрудников, включая бухгалтера, а количество волонтеров неисчислимо.

Прошлым летом у нас был абсолютно показательный случай. После ЧМ-2018 в городе остался загулявший человечек. Он утратил документы и человеческий облик. Кейс-менеджер взял его в оборот, сделал ему временное свидетельство, подлечил в больнице и отправил домой к семье. Семья очень благодарила нас и даже прислала нам грамоту с благодарностью.

Мы уже который год работаем на средства президентского гранта, пожертвования есть, но они несущественны. Плотно мы этим не занимались, тут надо сажать человека на фандрайзинг, мы пока не умеем этого делать.

В будущем мы надеемся получить официальный статус поставщика социальных услуг (юридическое лицо вносится в государственный реестр поставщиков социальных услуг, получая определенные права и обязанности. — Прим.

ТД), потому что то, что мы делаем, — это скорая социальная помощь.

Сейчас мы фактически осуществляем социальную адаптацию бездомных и малоимущих «на ногах», на улице, вне стационарных центров. Буквально на лавочке заполняем необходимые документы и запросы.

В таких условиях многих бездомных сложно удержать в рамках: ты ему назначаешь встречу, на которую он может прийти, а может и нет. И это длится месяцами.

У нас есть офис, но если мы будем туда приводить наших подопечных, нас очень быстро съедят соседи.

Наш специалист по образовательной программе выезжает в реабилитационные центры и ночлежные дома и проводит семинары там. У нас только одна государственная ночлежка, остальное все — негосударственное, как и все реабилитационные центры, кроме одного, который принадлежит наркологическому диспансеру.

По центральной целевой группе бездомных и малоимущих в городе работаем только мы. Есть организация католической церкви, предоставляющая еду и возможность помыться, но она работает не так регулярно.

Есть организации, которые просто раздают материальную помощь — одежду, пайки.

Помимо госприюта в Калининграде, есть еще одна социальная гостиница и ночлежка в городе Советском в области, всего это чуть меньше 200 мест.

Большинство людей нас поддерживает, но есть и те, кто срывается: «Зачем вы все это делаете? Они же все лодыри, лентяи, алкаши. Зачем вы с ними возитесь? Лучше бы бабушек покормили». Собственно, малоимущих бабушек мы тоже кормим. Мы прекрасно понимаем, что такие люди просто спускают на нас накопившийся пар. Ради бога.

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/01/07/homeless-russia/

Защита прав собственников при эксплуатации нежилой недвижимости

Кому может принадлежать отдельно стоящее здание?

14 Авг 2011 14:03

Вопросам приобретения и защиты прав на недвижимое имущество уделяется большое внимание. Но практика показывает, что приобретением объекта и защитой титула риски собственника не исчерпываются.

Часто не менее важные проблемы возникают при дальнейшей эксплуатации приобретенного имущества.Отношения, связанные с эксплуатацией жилой недвижимости, достаточно подробно урегулированы законодательством о жилье.

Нежилая недвижимость в основном осталась за пределами прямого правового регулирования. Именно при эксплуатации нежилых помещений и зданий часты “коммунальные” войны.

Цель настоящей статьи – показать, какие юридические риски возникают при приобретении и использовании нежилой недвижимости, какими способами их можно устранить или уменьшить их влияние, какова арбитражная практика по этому вопросу.

Юридические риски при эксплуатации недвижимости

Возможны различные классификации рисков, возникающих при эксплуатации собственной недвижимости. Например, по субъектам-источникам, по сфере отношений. В отличие от рисков, связанных с приобретением и обладанием титулом, перечень субъектов, с которыми могут быть связаны юридические эксплуатационные риски, довольно специфичен и замкнут.

Это либо соседи – собственники или иные правообладатели, либо энергоснабжающие организации.Полагаем, что риски, связанные с эксплуатацией, можно объединить в две основные группы: это риски доступа и риски снабжения.Риски доступа сопряжены как с обеспечением доступа к объекту, так и с доступом к коммуникациям, точкам подключения, приборам контроля и учета.

Риски доступа исторически обоснованны. Их причина – приватизация, продажа и приобретение в результате инвестирования отдельных нежилых помещений, горизонтальное деление нежилых зданий, изначально для этого, обыкновенно, не приспособленных.

Если в пятиэтажном административном здании коридорного типа по три-четыре помещения на каждом этаже поставить на самостоятельный технический и кадастровый учет и продать разным лицам, закономерно возникает вопрос: а кому принадлежат сами коридоры, лестницы, лифты и т.п.

? Если здание распродано поэтажно, может ли собственник верхнего этажа ходить по нижним лестницам? Если в паспорт одного нежилого помещения включены все лестницы и помещения с водомерными узлами и электрощитовые, могут ли все остальные иметь туда доступ для подключения и снятия показаний?Для этой группы рисков характерна повышенная латентность, поскольку очень многое зависит от нерегулируемых правом отношений между собственниками-соседями. Если отношения дружеские, никаких препятствий не возникает. Стоит им испортиться, а может, сменился один из собственников, желающий реализовать полную меру приобретенных им прав, – сразу возникают осложнения. Охрана перестает пускать в офис через холл или коридор, и попадать туда приходится по пожарной лестнице. Неожиданно прекращается подача холодной воды, а на двери к водомерному узлу появляются замки. Так что если неприятности не дают себя знать, спокойно спать рано.В свою очередь, риски снабжения обусловлены возможностью купить объект (как правило, помещение) без подключений к инженерным сетям и без доступа к коммуникациям. Обычно они выявляются достаточно быстро и связаны с дополнительными затратами по приобретению существующей мощности, по созданию нового подключения, по поиску альтернативных вариантов (например, использование дизель-генератора).Основная работа по минимизации рисков должна быть произведена, естественно, до или при приобретении объекта.Следует помнить, что подход, воплощенный в правовом регулировании по отношению к этим двум группам, различен. Риски, связанные с доступом к объектам, обусловлены использованием иного имущества – вспомогательных помещений, территорий общего пользования и т.п. В ряде случаев здесь применимы правила о главной вещи и принадлежности или о сложной вещи (статья 132 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК РФ). Иногда можно установить сервитут (статьи 274, 277 ГК РФ). Кроме того, можно воспользоваться разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ), данными в Постановлении от 23.07.2009 N 64.Риски снабжения связаны с обеспеченностью коммунальными ресурсами и услугами и, как следствие, с обязательствами энергоснабжающих и сетевых организаций поставлять и передавать энергию или иные ресурсы по присоединенным сетям. Эти обязательства сопряжены с личностью продавца, а не с отчуждаемым имуществом и поэтому, как правило, не переходят автоматически к покупателю. Средства правовой защиты и минимизации рисков снабжения при неправильном составлении договора о приобретении объекта относятся к иной правовой сфере и заслуживают пристального рассмотрения в отдельной статье, а потому здесь рассматриваться не будут.

Ни рисков снабжения, ни рисков доступа полностью и всецело договор устранить не может, уже хотя бы в силу того, что он не обязателен для третьих лиц, посредством имущества которых может осуществляться доступ к приобретенному объекту. Во многих случаях приходится прибегать к юрисдикционной форме защиты.

Распространенные способы защиты прав

Правоприменительная практика показывает, что чаще всего используются такие способы защиты права, как признание права собственности на имущество, необходимое для нормальной эксплуатации собственного объекта, и установление сервитута на такое имущество.

Как правило, требования о признании права собственности на нежилое помещение или вспомогательное (техническое) помещение как на принадлежность к объекту, уже приобретенному истцом, связаны с необходимостью восполнить недостатки договора или иного основания, по которому объект был приобретен.

В силу статьи 135 ГК РФ принадлежность – это вещь, предназначенная для обслуживания главной вещи и связанная с ней общим назначением. По общему правилу принадлежность следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное.Однако суды применяют правило о главной вещи и принадлежности не механически, а с учетом правовой природы недвижимости.

Статьи 130, 131 ГК РФ и нормы Закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ “О государственном кадастре недвижимости” позволяют утверждать, что объекты недвижимости представляют собой всегда индивидуально-определенные вещи.

Отсюда следует, что при приобретении недвижимости к лицу переходит исчерпывающий объем прав собственности, ограниченный описанием приобретаемого объекта, созданным в установленном законом порядке. Этот вывод подтверждается и нормами о договорах по поводу недвижимости.

Статьи 218, 549, 551 ГК РФ предполагают, что по договору купли-продажи покупатель приобретает конкретное имущество, права на которое подлежат государственной регистрации и возникают с момента такой регистрации. Это следствие требования об определенности предмета договора можно считать в данном случае принципом исчерпания прав.

Следует также учесть, что обычно заявитель соответствующего требования является собственником не всего здания, а части нежилых помещений в нем. Это уже служит препятствием для удовлетворения иска: даже если спорная недвижимость является принадлежностью здания, она может не быть принадлежностью отдельных помещений в этом здании (то же относится и к движимым принадлежностям).

Арбитражная практика в целом подтверждает такой подход при рассмотрении исков о признании прав на недвижимое имущество как на принадлежность другого объекта.

Например, собственник нежилого помещения потребовал признать его право на вентиляционную камеру, ссылаясь на то, что его нежилое помещение не может использоваться без венткамеры, а потому венткамера является принадлежностью помещения.

Суд указал, что статьи 133, 135 ГК РФ содержат нормы о некоторых специфичных объектах гражданских прав и не предусматривают самостоятельных оснований возникновения права собственности на них. Принадлежность следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное.

Однако договором, в котором предмет четко определен, предусмотрена передача в собственность истца только основного помещения.

Дополнительным основанием для отказа в иске послужило то, что возможность перехода вещи из государственной собственности в собственность коммерческой организации безвозмездно не предусмотрена ни общими нормами гражданского законодательства, ни специальными нормами законодательства о приватизации (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.07.2005 по делу N А56-13117/04).

Источник: http://www.mosuruslugi.ru/articles/835/

Прав-помощь
Добавить комментарий