Куда можно обратится в случае угрозы подбросить наркотики?

«Или ты признаешь, что наркотики твои, или мы тебя убьем». Силовик из КБР — о задержании активиста Кочесоко — Daily Storm

Куда можно обратится в случае угрозы подбросить наркотики?

Руководителю кабардинского молодежного общественного движения «Хабзэ» Мартину Кочесоко, задержанному в Нальчике по подозрению в покупке 263 грамм марихуаны, подкинули наркотики, утверждает источник Daily Storm в силовых структурах Кабардино-Балкарии. По его словам, активисту, защищающему национальную идентичность черкесов, пригрозили убийством, если он не оговорит себя.

Кочесоко задержали 7 июня неподалеку от села Урух. 

«Мартин ехал в машине один. За ним на другой машине ехал брат.

Кочесоко остановили люди в масках, их было не меньше 10 человек, выволокли из машины, уложили лицом в асфальт и положили наркотики в карман куртки и под сиденье.

Ему было прямым текстом сказано, что варианта два: или ты признаешь, что наркотики твои, или мы тебя убиваем, вкладываем в руки оружие, и ты ваххабитом станешь», — рассказал собеседник. 

Брат Мартина Кочесоко позвал родственников и друзей на помощь, но пока они приехали из разных сел республики, глава «Хабзэ» уже дал согласие на «сделку», которую ему предложили. 

«Ему обсыпали руки марихуаной, чтобы смывы показали, что он трогал наркотики. Выбор у него был небольшой: для Кавказа застрелить человека и объявить экстремистом — стандартный случай. Мартину дали уже оформленную явку с повинной, которую тому осталось только подписать», —уточняет источник.

Как стало известно Daily Storm, после того как Кочесоко подписал явку с повинной, ему предоставили государственного адвоката. И он продолжал гнуть линию силовиков — признательные показания.

Кроме того, анонимные Telegram-каналы, которые считаются связанными с силовыми структурами, сначала распространяли информацию о том, что у Кочесоко нашли всего пять грамм марихуаны, и прилагали скриншот из материалов дела. После того как позиция силовиков изменилась и у Кочесоко «нашли» 263 грамма марихуаны, информация из каналов пропала. Но скриншот из материалов дела остался. 

Фото материалов дела Мартина Кочесоко

В МВД Кабардино-Балкарии отказались комментировать эту ситуацию. 

Несколько дней к Кочесоко не допускали членов семьи и адвоката, которого наняли близкие активиста. 12 июня к нему допустили члена местной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Заура Жемухова. Мартин рассказал ему, что не жалуется на условия содержания, но вину свою не признает.

«Состояние у него хорошее, внешний вид никаких опасений не вызывает. Жалоб на условия содержания, питание, обращение со стороны сотрудников изолятора у Мартина Кочесоко нет.

У него были просьбы бытового характера — они в СИЗО рассматриваются и решаются в рабочем порядке.

Мы предложили ему дополнительного адвоката от общественности, он согласился», — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Жемухов.

Представители ОНК пояснили черкесскому активисту, куда ему обращаться в случае нарушений его прав. Жемухов уточнил, что задавать Кочесоко вопросы по уголовному делу члены ОНК не имели права. Тем не менее Жемухов отметил: «Он заявил, что вину в инкриминируемых ему деяниях не признает».

Daily Storm пообщался с близкими Мартина Кочесоко, чтобы разобраться, чем и кому он мог помешать.

Мартин Кочесоко — один из видных в КБР активистов, который борется за сохранение национальной идентичности черкесов.

По словам его друга Ашамаза Шомахо, Кочесоко занимается общественной деятельностью с 2006 года.

Политические мотивы в деле Кочесоко косвенно подтверждаются тем, что после его ареста в офисе «Хабзэ» прошел обыск, во время которого силовики изъяли всю технику, по сути парализовав работу организации.

«Он был одним из людей, которые формировали черкесское национальное движение. Очень мало сейчас осталось тех, кто не отошел от дел из «старой гвардии». Мартин — один из них. Он всегда был очень идейным и неравнодушным. Пропагандировал идеи сохранения родного языка и культуры», —уточняет Шомахо.

Шомахо уверен, что Кочесоко не имеет отношения к наркотикам, которые нашли у того в машине: «Считаю, что наркотики подбросили. Во-первых, за более чем 10 лет нашего знакомства я ни разу не замечал в нем интерес к наркотическим средствам. Он не курил, не употреблял алкоголь, вел здоровый образ жизни».

Более того, друзья Мартина указывают на то, что перед задержанием в республике создавали определенный информационный фон, чтобы задержание Кочесоко выглядело «правильным».

«Telegram-каналы, которые поддерживают спецслужбы, за неделю до обнаружения в его машине наркотиков выпустили лживую публикацию от якобы однокурсника Мартина, где его оболгали и назвали любителем покурить травку, —говорит Ашамаз Шомахо. — Это говорит о том, что акция была спланирована. Мой опыт показывает, что если подобные ресурсы начинают поливать грязью какого-то активиста, это значит только одно — спецслужбы взялись за его устранение».

Другой товарищ Кочесоко — Замир Шухов — уверен, что Мартин стал жертвой политических интриг. «Мартина сейчас пытаются сделать виновным в прошлогоднем конфликте близ села Кенделен под Нальчиком. Об этом открыто говорят, чтобы оправдать задержание за наркотики», — считает Шухов. 

село Кенделен © Википедия

Причиной конфликта у села Кенделен осенью 2018 года стала попытка черкесов пройти через балкарское село конным маршем в честь 310-летия победы в Канжальской битве, которая является предметом давнего исторического спора между народами республики. Однако жители деревни отказались пропускать черкесов. Между черкесами и балкарцами начались стычки, на место событий приехали бойцы Росгвардии. В результате столкновений несколько местных жителей и силовиков получили травмы.

Вокруг Канжальской битвы на Северном Кавказе не ослабевает острая дискуссия. Черкесы, а вместе с ними и сотрудники Института российской истории РАН, считают, что в 1708 году их народ под руководством князя Кабарды Кургоко Атажукина одержал победу над войсками крымских татар. Представители балкарцев оспаривают это, часть из них придерживается мнения, что сражения не было вовсе.

Замир Шухов отмечает, что во время конфликта у села Кенделен Мартин Кочесоко был миротворцем. Именно он успокаивал молодежь. «Возможно, кому-то выгодно свалить вину за тот конфликт на Мартина и таким образом публично его наказать.

Мартина нельзя назвать лидером черкесского движения. Его организация не является крупнейшей.

Да, она работает с молодежью, но его выбрали скорее всего из-за того, что он всегда говорит что думает, не умеет хитрить и интриговать», —предполагает Шухов.

 Ашамаз Шомахо добавил: Кочесоко считает, что проблемы с сохранением национальной идентичности возникают из-за того, что в России фактически не исполняются принципы федерализации.

«Он видел главную проблему в неспособности местных властей осуществлять политику в интересах жителей республики.

Это стало следствием отмены выборов республиканской власти, после чего весь госаппарат стал работать не на интересы народа, а на удовлетворение требований Москвы.

Это приводило к игнорированию интересов адыгского (черкесского) большинства в КБР, поэтому Мартин планомерно отстаивал интересы адыгского народа», —рассказывает друг Кочесоко.

Шомахо уверен, что силовики посчитали угрозой низовые инициативы Кочесоко, с помощью которых он пытался возродить интерес к национальной культуре. «Можно не соглашаться с некоторыми методами, которые он выбирал.

В частности, он считал, что проблемы, вызванные отчуждением местной власти от народа, можно решать низовой активностью. Но в современной России все работает иначе. Мне кажется, именно эта позиция и привела к тому, что силовые структуры взялись за его устранение.

Нынешний госаппарат считает, что любая низовая активность является угрозой», — считает молодой человек.

Косвенно это подтверждают и слова самого Кочесоко, который в конце мая 2019 года рассказал, что местные власти пытались надавить на него через родителей и попросили вести себя потише.

«К моим родителям пришел человек из администрации района, сказал, что его прислали «сверху» и мне следует сбавить свою активность. Этого человека я знаю лично. У него есть мои контакты, он мог просто позвонить мне, и мы бы с ним встретились. Для меня стало неожиданностью, что он выбрал такой путь», —писал активист 29 мая на сайте общественной организации «Хабзэ».

Сама организация «Хабзэ», лидером которой является Мартин Кочесоко, выступает за сохранение адыгской (черкесской) этико-философской доктрины — свода неписаных правил и законов, регулирующих отношения в обществе.

Члены «Хабзэ» считают необходимым преподавание родного языка в школах, занимаются популяризацией черкесской культуры, песен и танцев. Из-за задержания активиста прошли одиночные пикеты в Москве, Праге, Нальчике и Махачкале.

Петицию в его поддержку на сайте Change.org подписали более трех тысяч человек.

Загрузка…

Загрузка…

Источник: https://dailystorm.ru/vlast/ili-ty-priznaesh-chto-narkotiki-tvoi-ili-my-tebya-ubem-silovik-iz-kbr-o-zaderzhanii-aktivista-kochesoko

Что делать, если вам подбросили наркотики? Инструкция — Meduza

Куда можно обратится в случае угрозы подбросить наркотики?

Подкинуть наркотики в России ничего не стоит — ведь полицейские знают, что их наверняка поддержит суд. Судьи традиционно считают так: раз наркотики нашли у задержанного — значит, ему они и принадлежат.

Если вам подбросили наркотики, ваша задача сделать все, чтобы дело потом было проще развалить. В большинстве случаев вы сможете рассчитывать только на себя, поэтому важно знать, как действовать.

«Медуза» публикует инструкцию адвоката .

Ни в коем случае не давайте признательные показания

Первые показания — самые важные, поскольку именно на них потом будет опираться судья. Даже показания, которые вы будете давать в суде, волнуют судью меньше. Поэтому важно, чтобы вы сразу отрицали вину. После признания вам может не поверить даже Европейский суд по правам человека.

Важно понимать: если вы признались, что наркотики ваши, шанса получить оправдательный приговор почти нет. Не поддавайтесь на обещания оперативников, которые часто уговаривают признаться в обмен на мягкий приговор или подписку о невыезде вместо заключения под стражу. Полицейским нельзя верить: главная задача оперативников — добиться признания. Помочь вам у них цели нет.

Если вы не согласитесь оговорить себя, следователь с большей вероятностью потребует отправить вас под стражу. Наиболее вероятно, суд с ним согласится.

Тем не менее, важно до заседания связаться с родственниками, чтобы они нашли адвоката и собрали необходимые документы: о праве собственности на квартиру, о регистрации по месту жительства, о трудоустройстве, о семейном положении, характеристики с места жительства, работы или учебы.

Все это нужно адвокату, чтобы попытаться уговорить суд не заключать вас под стражу.

Ничего не доставайте из карманов или сумки сами

Пусть полицейские все достают сами. Вам важно не оставить свои отпечатки пальцев и следы пота на том, что они подбросили.

Не отказывайтесь подписывать протоколы

Это не имеет смысла. Напротив, имеет смысл зафиксировать в нем все нарушения. Протокол — главный документ, где можно это указать.

Не оставляйте без присмотра и не выпускайте из рук личные вещи

Если с вашими вещами проводили какие-либо манипуляции, подробно фиксируйте это в протоколах.

Сразу требуйте адвоката

Адвокат вам положен сразу: неважно, задержали вас на улице или пришли с обыском. Полицейские часто врут, что пока можно обойтись без адвоката. Это не так. Конституционный суд России еще в 2000 году четко сказал: право на адвоката у человека появляется сразу, как только ограничена его свобода. Если вам отказали в адвокате, обязательно напишите об этом в протоколе.

Помните, адвокат по назначению часто не будет вашим союзником, а может работать на руку следствию, поэтому лучше заранее найти своего адвоката. Его телефон в идеале нужно знать наизусть.

Если вас досмотрели не сразу — обязательно напишите об этом в протоколе

Бывает так, что человека задерживают, привозят в отделение — и долго не досматривают. Ему подбрасывают наркотики, после чего приглашают понятых и проводят досмотр. В этом случае важно указать это в протоколе, поскольку ЕСПЧ считает задержку в проведении досмотра подозрительной, а собранные в итоге доказательства — некачественными. Это можно будет использовать в суде.

Укажите в протоколе еще такие факты: кто и как подбросил вам наркотики, если вы это заметили; зачем полицейские могли это сделать (работа на «показатели», «наказание» за отказ сотрудничать, «заказ»).

В целом, правило такое: чем больше нарушений вы запишете в протоколе, тем лучше. Также будет полезно при досмотре или обыске, если есть возможность, незаметно включить на телефоне диктофон или видеокамеру.

Если требуют взятку — вступайте в переговоры, это позволит выиграть время

При таком сценарии все, что вам нужно — на какое-то время выйти из-под контроля силовиков. Можно, например, сказать полицейским, что вам необходимо время, чтобы собрать деньги.

Как только вас выпустят, сразу звоните по телефону 112, либо по другим известным телефонам правоохранительных органов и детально рассказывайте о случившемся. Если попросят поучаствовать в задержании вымогателей, соглашайтесь.

Этот случай — самый простой для защиты.

Если вы не употребляете наркотики — требуйте проведения медицинского освидетельствования

Освидетельствование проводится в диспансере. Чистые результаты будут вам только на руку. Также требуйте сделать смыв с рук и срезы ногтевых пластин, а еще взять образцы волос для проведения экспертиз. До этого не берите ничего, что дают вам сотрудники полиции: ни воду, ни еду, ни салфетки, ничего.

После задержания не следует слишком упирать на то, что вы не принимаете наркотики. Если у вас нашли несколько расфасованных доз или большой вес, а вы говорите, что не употребляете, следователь и суд могут усмотреть не хранение наркотиков, а более тяжкое преступление — покушение на их сбыт. В такой ситуации особенно важно сначала обсудить с адвокатом, что и как говорить в показаниях.

По статье за хранение (часть 1 или часть 2 статьи 228 УК РФ) при правильной защите есть хорошие шансы получить условный срок или даже более мягкое наказание. Если же вменяется сбыт или покушение на сбыт (статья 228.1 УК), шансы на условное осуждение минимальны, а по более тяжким частям этой статьи назначают реальное лишение свободы на длительные сроки.

На случай, если наркотики у вас были, а полицейские подбросили вам еще, чтобы хватило на более тяжкое преступление, совет тот же: внимательно следите за тем, что изымается и как упаковывается. При обнаружении манипуляций — пишите замечания в протокол.

В дальнейшем при ознакомлении с делом адвокат будет проверять, правильно ли оформлены передача вещества на экспертизу, его осмотр следователем и помещение в камеру вещдоков — есть вероятность, что сотрудников полиции можно будет поймать на ошибках.

  

При обыске или досмотре следите за обстановкой и фиксируйте нарушения

Постарайтесь уследить за всем: как и куда упаковывают полицейские изъятые наркотики, видят ли понятые, что происходит. Понятым нужно четко говорить, если вы замечаете что-то странное. Например, внимание понятых стоит обратить на то, если вас досматривают не первый раз.

Полицейские могут сперва досмотреть вас «неформально» и «обнаружить» наркотики, а потом провести уже досмотр с понятыми. Об этом обязательно нужно сказать понятым и указать в протоколе.

Если у вас нашли что-то при таком «неформальном» досмотре, постарайтесь запомнить, где было дело: возможно, все попало на уличные камеры.

Во время осмотра или обыска в квартире обращайте внимание понятых на те случаи, когда сотрудник полиции выпадает из их поля зрения.

Если вместо понятых используется видеосъемка — требуйте, чтобы она велась непрерывно с момента проникновения полицейских в квартиру и на запись попадали действия всех сотрудников.

Если кто-то из сотрудников отошел в другую комнату, выпал из кадра — громко обратите внимание на это, чтобы замечание попало на запись.

Помните: если вы снимаете квартиру с соседями — это плюс для защиты. Если наркотики нашли в квартире, а все ее жильцы отрицают принадлежность наркотиков, следователь вряд ли сможет вменить хранение всем сразу. Если наркотики подкинули в автомобиль, нужно подчеркивать, что машиной пользуются несколько человек, а иногда вы подвозите случайных пассажиров.

Материал опубликован в рамках проекта «Голунов. Сопротивление полицейскому произволу». опубликованы на отдельной странице. За новыми публикациями можно следить в телеграм-канале.

Источник: https://meduza.io/feature/2019/08/12/chto-delat-esli-vam-podbrosili-narkotiki-instruktsiya

Социальная активность мусульман как угроза госбезопасности

Куда можно обратится в случае угрозы подбросить наркотики?

В Москве общественно-религиозному деятелю Мухаммаду Эюбову спецслужбы подбросили взрывчатку и наркотики, заявляют его родственники.

В квартиру, в которой проживает Эюбов с семьей, пришли с обыском использовав как предлог «загадочное» дело о краже ноутбука, при этом искали оружие и наркотики, рассказал адвокат Абусупьян Гойтаев. Жена задержанного, Елена Ивыгина, заявляет о процессуальных нарушениях при обыске, ущемлении прав и оскорблении религиозных чувств.

В 7.00 утра 5 июня в квартиру, где проживают супруги Эюбовы с двумя детьми трех и пяти лет, ворвалось около тридцати вооруженных людей в масках, бойцы ОМОНа, сотрудники ОВД Богородское г.Москвы, местного ФСБ и отдела по противодействию экстремизму, рассказала жена задержанного, Елена Ивыгина.

«Никаких удостоверений не предъявили. Я попросила постановление на обыск, они показали, но там не была указана причина обыска. У нас изъяли книги, диски, какие именно я не знаю, опись не составлялась. Без меня что-то упаковали, что-то унесли», – рассказывает жена задержанного.

Во время обыска супругов с детьми заблокировали в одной из комнат. «Нам не давали выйти, не разрешали пользоваться телефонами. Понятые были в другой комнате, в коридоре постоянно находились сотрудники в масках, около шести человек.

Ходили туда-сюда, через несколько часов поисков, они наконец нашли в прихожей какую-то сумку, причем на самом видном месте, на вешалке, сразу же открыли, нашил там какой-то порошок белый и сразу же заявили, что это наркотики, – определили без экспертизы.

Также нашли гранату и еще что-то», – рассказала Елена.

«Мы сразу заявили, что первый раз видим подобные вещи и если бы такое имели, то у нас бы хватило ума не держать подобное в прихожей, перед входом на вешалке, в свободном доступе от детей. Но с логикой у гостей были небольшие проблемы», – сказала Елена.

Ивыгина сообщила, что оперативные сотрудники превышали полномочия, задавали бестактные вопросы.

«Вели себя предвзято, озвучивали абсолютно бестактные комментарии, например, заявили, что я русская, а потому ислам мне должен быть чужд, что мой отец офицер, и как я могла, будучи русской…

Нашли изображение мечети пророка, и говорят: «А вы значит вахабисты, если такое держите у себя?», ну и так далее, вторгаясь в нашу личную жизнь и оскорбляя религиозные чувства», – заявила Елена Ивыгина.

Супруга задержанного сообщила, что ее мужу, во время обыска угрожали. «На вопрос мужа о том, зачем они это все устроили, ему ответили: «Скажи спасибо, а то бы сейчас лежал на земле и мочился под себя». На вопрос: «Это угроза?», – они ответили: «Это предупреждение», – рассказала Елена.

«После того как они ушли мне не дали протокол, я ничего не подписывала. Его увезли и продержали в ИВС около восьми дней, без предъявления обвинения. Когда начали рассматривать условие задержания, его не выпустил под подписку на основании повода, что он несколько лет назад старый загранпаспорт поменял на паспорт нового образца», – сообщила жена задержанного.

Причиной произошедшего Елена называет общественную деятельность своего мужа.

«Мой муж считал, что мешает освоению бюджетных средств теми, кто «борется» с терроризмом, экстремизмом.

Мой муж был религиозным активистом, общался с заключенными в разных тюрьмах России, помогал им с организацией молельных комнат, высылал им литературу, помогал в юридических, правозащитных вопросах, обращался в прессу, помогал им написать коллективное письмо, обратиться к омбудсмену, не только мусульманам, но и другим лицам, находящимся в местах лишения свободы», – говорит Елена.

Со слов супруги, Мухаммад Эюбов имеет высшее образование, по специальности является юристом – международником, учился в Баку, в Москве живет 10 лет. Сама Елена москвичка, родилась и всю жизнь жила здесь.

Эюбов посещал азербайджанский молельный дом на улице Угрешской и другие московские мечети, сообщил член общины, попросивший не называть его имени, добавив, что Эюбов вел просветительскую работу в основном среди своих земляков из Азербайджана и регионов Кавказа.

«Мухаммада можно охарактеризовать, как порядочного человека, очень уравновешенного и спокойного. Он хороший семьянин, гостеприимный, абсолютно не агрессивный. Я никогда не замечал за ним никаких радикальных действия и помыслов.

Он всегда старался помочь окружающим, был отзывчивым, опрятным и всегда приятным собеседником. У него интеллигентная, порядочная семья.

Круг его общения состоял из таких же положительных людей, с активной гражданской и жизненной позицией», – охарактеризовал Эюбова собеседник Ансара.Ru.

«Мой муж, официально, ни в какой религиозной структуре не состоял. В мечетях Москвы, он проводил разъяснительные беседы с молодежью против экстремизма, он пользовался уважением среди них, он объяснял, что ислам религия золотой середины, что радикализм не соответствует исламу, что самое лучшее – это получении знания, что ваша культура будет лучшим джихадом», – добавила Елена.

В настоящее время Эюбов содержится в следственном изоляторе «Матросская тишина», следствие не ведется. «С момента задержания нам ни разу не позволили с ним увидеться. Это принципиальная позиция следствия, адвокат ни раз обращался, они ничем это не обосновывают», – резюмировала Елена Ивыгина.

Адвокат: Фабрикация уголовного дела в отношении Эюбова связана с его общественной деятельностью

«В рамках уголовного дела, которое расследовалось ОМВД Фили-Давыдково в квартире Эюбова был произведен обыск. Поводом стало дело о похищении какого-то имущества, ноутбука.

На вешалке у входной двери якобы нашли сумку, в которой обнаружили гранаты, амфетамин, запалы, самодельное взрывное устройство. Эюбову это не принадлежало и он об этом заявил совершенно четко, обозначив сразу свою позицию.

Мы считаем, что это связано с его общественно-религиозной деятельностью», – заявил адвокат задержанного, Абусупьян Гойтаев.

Обвинение предъявлено по ст.222 ч.1 УК РФ (незаконное хранение оружия и боеприпасов, наказание – до трех лет лишения свободы – Прим.ред.), ст.228 ч.2 УК РФ (незаконное приобретение, хранение наркотических средств в крупном размере, наказание – до 10 лет лишения свободы – Прим. ред.).

«Сделаны смывы с рук и понятно, что никаких следов там быть не может, но есть факт нахождения этого «клада» в квартире не зависимо от того, кто их туда положил и это по факту серьезно.

Вопрос в том, принадлежит ли они Эюбову, а если нет, то кому, кто их туда положил? Соответственно положить их туда могли сотрудники ФСБ и толпа людей.

Теперь как доказать, что человек, глубоко верующий, никогда не пивший и не куривший, и ему этот амфетамин принадлежать никак не может, как это доказать? Дело заказное и доказать это крайне трудно», – рассказал адвокат обвиняемого.

Ссылаясь на свою практику, адвокат называет наркотики и оружие самым эффективным способом, «без изощрений посадить человека». «И не важно, что эта квартира, во-первых не его, а родителей жены. Во-вторых, не один человек не может доказать, что это его сумка.

Тем более то, что лежит внутри сумки, никаких оперативных наблюдений и мероприятий по тому оружию не производилось. Где-то в Фили пропал ноутбук и они под этим предлогом пришли в квартиру, в которой проживал с семьей Эюбов.

Задача выполнена», – сказал Абусупьян Гойтаев.

Адвокат уверен, что шансы прекращения дела на стадии следствия ничтожны, потому что дело заказное.

«Практика показывает, что все участники процесса доводят подобные дела до логического конца, будучи солидарны в этом. Это и следствие и суд. Исходя из опыта и практики ситуация тяжелая, потому, что не бывает оправданий по таким делам. Это не на уровне простого сотрудника полиции, это достаточно на высоком уровне дано указание о фабрикации дела», – заявил адвокат.

С Эюбовым Гойтаев не был знаком. «Я конечно, деятельность Эюбова не знал, чем он занимался до этого. Но все говорят, что он верующий человек, соблюдает все предписания, и ярый противник насилия в исламе. И потому мне не понятна позиция органов, в данном случае им нужно было поощрять его работу с молодежью, но они почему-то решили его изолировать от общества», – недоумевает правозащитник.

Адвокат сообщил, что понятые в обыске не участвовали. «Они не присутствовали в комнатах при обыске, их куда-то затолкали, повесили в прихожей сумку, затем вывели их обратно и показали уже подложенную сумку», – полагает Гойтаев.

Пятого августа суд продлил срок содержания Эюбова под стражей на один месяц. При этом за предыдущие два месяца ареста ни одного процессуального действия не было произведено, сообщил адвокат.

«На продлении сроков суд наши доводы даже не слышал. Эюбов ранее не судим, имеет регистрацию в Москве, на иждивении у него двое детей. Все это на судью никакого воздействия не оказало.

Решение было вынесено заранее, вопрос рассмотрения доводов следствия и защиты даже не стоял. Все это начинает приобретать форму театрализованных представлений. Нормы закона для судий ничего не значат. У них есть право его посадить – этим правом они воспользуются и все.

Судопроизводство в России превратилось в формализм», – заключил Абусупьян Гойтаев.

Следствие ведет ОВД «Богородское» г.Москвы. Следователь Яна Полева, ведущая дело Эюбова, от комментариев по уголовному делу в отношении общественно-религиозного деятеля отказалась.

Источник: https://golosislama.com/news.php?id=19108

Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

Куда можно обратится в случае угрозы подбросить наркотики?

 ПОДБРОСИЛИ НАРКОТИКИ. КАК СЕБЯ ЗАЩИТИТЬ. 

Порой сотрудники правоохранительных органов в погоне за наживой идут на преступления, способные приводить к крайне тяжелым последствиям для их жертв. Таким преступлением достаточно часто является «подброс наркотиков» и провокация сбыта наркотиков.

Ведь, если лицо, которому подбросили наркотические вещества, откажется платить, то на горизонте начинает маячить реальное ограничение свободы. Второй мотив подброса наркотических средств невиновным лицам, возникает благодаря “палочной системе” применяемой в нашей стране. Т.е.

перед сотрудником ставят необходимый минимум показателей по делам, которые он обязан раскрыть любой ценой. Сотрудник правоохранительных органов оказывается в ситуации, когда число обращений меньше количества раскрытия, требуемого руководством.

Единственным выходом из данной ситуации является служебный подлог – подбросить заведомо невиновному лицу наркотические вещества, задержать, составить материалы и передать их для дальнейшего делопроизводства.

Этот сотрудник получит “галочку” в то время как невиновное лицо будет вынуждено доказывать свою невиновность, или, что значительно чаще, отбывать срок. Третий мотив для подброса наркотика невиновному – злоупотребление сотрудником правоохранительных органов властью, банальная месть или мнение, что они “выше” других граждан. Такие сотрудники забывают, что именно они должны служить обществу, а не общество им.

     Несмотря на мотивы, которыми руководствуются недобропорядочные сотрудники, подбрасывая наркотические препараты, данные действия способны навсегда изменить судьбу человека, поставив неисправимое клеймо на его дальнейшей судьбе. Лицу, которое проходило по делу, связанному с обвинениями в незаконном обороте наркотических средств, крайне сложно найти работу, построить семью, занять достойное место в обществе.

     Итак, если сотрудники обратили внимание на одного конкретного человека в массе людей, не стоит считать это случайностью! Значит, у сотрудников имеется конкретная информация об этом человеке. Как оградить себя от  ареста для галочки или вымогательств?

     Начнем с досмотра! Сотрудник не имеет право залезть к гражданину в карман.

Возможности сотрудника ограниченны лишь правом поверхностного осмотра (руками поверх одежды) и просьбой достать содержимое карманов (отказ от чего служит основанием для задержания).

Подчеркнем, что лишь лица одного пола (сотрудник-гражданин) имеют право вести досмотр, а после досмотра вещи человеку обязаны вернуть.

    На руку жертве играет досмотр без свидетелей. Можно запомнить место проведения досмотра, после чего адвокату потребуется найти свидетелей, которые подтвердят, что досмотр был проведен без понятых.

Также важно упомянуть, что сотрудники служб быстрого реагирования (ППС и т.п.) не могут провести досмотр без свидетелей, т.к. не являются оперативными сотрудниками или представителями следственной группы.

     Задержание и доставка лица в отделение милиции (полиции) обязаны быть чем-то мотивированы. Самым распространенным мотивом выступает отказ лица предоставить вещи для досмотра.

Не стоит подвергать себя подобной процедуре, значительно более выгодным видится задержание без видимых оснований, что уже будет говорить о незаконности действий представителя правоохранительных органов.

Также отметим, что не имеет значения, где ведется досмотр (в отделении полиции или на улице и т.д.) требования, выдвигаемые к сотрудникам, остаются неизменными.

     Документация! Протокол досмотра, изъятия и прокол пояснений (или их аналогов, в зависимости от законодательства конкретной страны, где имел место данный претендент).

Итак, если протокол осмотра и выемка проводятся по месту (если человека остановили на улице и при досмотре обнаружили наркотическое вещество, то протокол должен быть составлен в том же месте), стоит отметить важность указания в протоколе времени и места составления.

В противном случае выходит, что выемку провели в отделении полиции, что уже сильно похоже на фальсификацию. Добавим: если у гражданина нашли наркотик, после чего его доставили в отделение и лишь там составили протокол, то это само по себе является грубейшим нарушением.

За подобными действиями должна последовать жалоба в прокуратуру, которая может обернуться для сотрудника крайне негативными последствиями.

     Отметим важность территориальности, это имеет значение, когда лицо, находящиеся в одном районе города задерживают сотрудники отделения курирующего совершенно иной район.

В ситуации, когда у них отсутствуют такие основания, как оперативная информация и прочие, возникает закономерный вопрос, «Что они там делали?», или «На основании чего они проводили досмотр?» и т.д.

Отметим, что чем больше всевозможных огрехов (документальных или процессуальных) будет допущено полицией, тем проще будет доказать свою правоту в суде человеку, которому подбросили наркотики.

      Признание вины! Говоря о протоколе, стоит акцентировать внимание на ряде особенностей его содержимого. Помимо даты и места, ключевое значение имеет признание подозреваемым своей вины.

Написание в конце протокола фразы “Свою вину не признаю, с содержанием протокола не согласен” –  не позволит сотрудникам использовать согласие подозреваемого лица на дальнейших этапах делопроизводства. Необходимо избегать в протоколе пустых строк и мест. Если таковые имеются их надо заполнить латинской буквой “Z”.

Это делается для того, чтоб показания человека нельзя было ничем дополнить. Помимо изложенного выше, стоит обратить внимание на такие поля как “свидетели”. В случае если таковые отсутствуют, то на данных полях необходимо написать “отсутствовал” и поставить подпись. Отсутствие свидетелей – весомое основание в пользу защиты.

Также стоит помнить, что сотрудники правоохранительных органов должны дать задержанному время для ознакомления с протоколом, причем в ряде стран данное время не нормировано по закону, а вот время задержания – нормировано. Подлог протокола крайне легко доказуем. Но некоторые сотрудники идут и на него.

Ввиду этого требуется запомнить содержимое протокола, чтобы отличить его, если его переписали. В случае обнаружения такого нарушения нужно обратиться в службу контроля сотрудников (Службу Собственной Безопасности, ФСБ, Следственный комитет), которые изымут данный протокол, направят его на экспертизу и возбудят дело по не добропорядочному сотруднику.

    Подброс наркотиков в помещение. Говоря о подобных вопросах, необходимо обратить внимание на случаи, когда наркотические вещества подбрасывают при обыске помещений. Данные случаи самые сложные ввиду того, что отследить момент, когда именно будет выполнено противозаконное действие крайне сложно.

Связано это с относительно большой площадью помещения и сосредоточенностью действующих лиц. Обыск нельзя проводить без правоустанавливающих документов, к которым относится исключительно лишь постановление на обыск. Проводить обыск сотрудники имеют право только в присутствии свидетелей.

Нарушение порядка обозначенного выше, является правонарушением, реакцией на которое выступает жалоба от лица, у которого проводили обыск. Рекомендации, касательно действий в данной ситуации, разнятся от вышеприведенных, небольшими нюансами. Основное требование –  нахождение всех действующих лиц в одном помещении.

Таким образом, при обыске в квартире два свидетеля и сотрудники, в присутствии человека, у которого проводится обыск, последовательно перемещаются от комнаты к комнате, ведя осмотр. Хождение сотрудников и понятых отдельно (без присмотра) недопустимо. В остальном – не касаться тары вещественных доказательств, проверять опечатки, следить за составлением протоколов и т.д.

Отметим, что в большинстве случаев в качестве свидетелей приглашают соседей – людей, с которыми человек, которому подкинули наркотики, знаком. Резонно будет попросить их проявить внимание и ответственность в процессе наблюдения за действиями сотрудников.

Свидетели! Слабой стороной большинства уголовных дел являются свидетели. Тут возможны два варианта – свидетели отсутствуют, свидетели – подставные лица. Если свидетели отсутствуют, то следует провести тщательную проверку их местоположения на момент проведения сотрудниками следственных дел.

Если выяснится, что на момент проведения обыска, задержания, выемки и т.д. свидетели находились в другом месте и этому имеется подтверждение (запись камеры, показания свидетелей), то на факте подлога можно настаивать, а значит стоит обратиться в органы – Службу Собственной Безопасности, ФСБ, Следственный комитет с соответствующим заявлением.

В случае, когда понятые являются подставными лицами, ситуация менее благоприятна, так как эти люди станут делать все, что от них потребуют полицейские. Здесь важно выявить связь между понятыми и сотрудниками.

К таким связям относятся бывшие приводы понятых; личность сотрудника, который вел дело по их обвинению (действующее, на тот момент); сфера деятельности понятых; дела, в которых они выступали понятыми, потерпевшими, закупщиками и т.д. Также возможно ходатайство о проведение очной ставки между понятыми, которое поможет выявить их причастность к факту подлога.

Как и выявление мотивов сотрудников, выявление причастности понятых следует определить еще на начальных стадиях, исходя из общения, поведения, манеры держаться, словесных оборотов и т.п. в процессе общения друг с другом и с сотрудниками.

Источник: https://konsultant228.ru/s-chego-nachinat/podbrosili-narkotiki/

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

Куда можно обратится в случае угрозы подбросить наркотики?

Любому расследованию – будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже – предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела. На первый взгляд, здесь нет ничего сложного: чтобы возбудили уголовное дело, достаточно сообщить «куда следует», а уж «компетентные органы» сами разберутся.

Но глубоко заблуждается тот, кто так считает – действительность далека от идеала. Причем реального представления о ней не получишь, сколько бы ни прочитал детективов или даже специальной литературы.

Визит к Минотавру

Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а автору с большим трудом удается представить себе человека, радостно спешащего на прием к прокурору или на допрос к следователю. Да и профессиональные сутяжники – это явление, пока не характерное для нашей страны.

Остальные всеми правдами и неправдами стараются по возможности избегать общения с отечественной правоохранительной системой. Но, с одной стороны, это иногда просто невозможно, о чем прекрасно знают предприниматели, которых постоянно посещают незваные гости из ОБЭП и ему подобных подразделений.

А при осуществлении, например, охранно-детективной деятельности или внешнеторговых сделок постоянный контакт с правоохранительными органами подразумевается изначально.

С другой стороны, сплошь и рядом возникают ситуации, когда человеку самому приходится обращаться в правоохранительные органы за помощью и защитой.

Но гражданин, выстрадавший заявление и принесший его в ближайшее отделение милиции, не застрахован от неожиданностей.

Прежде всего будет удивлен тот, кто наивно полагает, что в милиции его с распростертыми объятиями встретят идеальные сотрудники образца советского телесериала «Следствие ведут знатоки».

Не в меньшей мере заблуждаются и те, кто надеется увидеть там «Робокопа» или, например, слегка нетрезвых суперменов из бесконечных сериалов про «Ментов».

Нет, уважаемые, в «дежурке» вы увидите обычных людей, для которых вы сами, как и принесенное вами заявление, – это дополнительная работа, от выполнения или невыполнения которой размер зарплаты не зависит.

А потому бурной радости приход очередного заявителя обычно не вызывает.

Дальнейшие же события развиваются по сценарию, зависящему от порядочности и исполнительности сотрудника, к которому вы обращаетесь, а также от организации работы в данном конкретном подразделении.

«Это неправильно, – возможно, подумает читатель, которого Бог миловал от общения с нашими правоохранителями. – Не должно быть так, чтобы в каждом отделении к гражданам относились одинаково неприветливо. Ведь правоохранительные органы не частная лавочка, а существующая на средства налогоплательщиков государственная структура».

И хотя такое мнение вполне обоснованно, проблема приема обращений от граждан сотрудниками правоохранительных органов все же имеет место.

Причем ситуация настолько серьезна, что, несмотря на регулярно проводимые проверки и наказания нарушителей, факты «отфутболивания» заявителей или непринятия должных мер по обращениям граждан и организаций остаются обычным и широко распространенным явлением.

Общение с людьми, обращения которых в компетентные органы были проигнорированы адресатом, показывает, что многие из них убеждены в несовершенстве закона, регламентирующего процедуру разбирательства по обращениям граждан.

Но они заблуждаются – процедура прохождения обращения гражданина в любой правоохранительный орган и принятия по нему решения регламентированы законом довольно четко (имеется в виду заявление о преступлении и ином правонарушении).

Однако так уж повелось, что для любого чиновника, к числу которых относятся и сотрудники правоохранительных органов, на первом месте не закон, а инструкция, приказ.

Понимая эту российскую (и не только) специфику, руководители ряда правоохранительных органов в последнее время провели важную работу – издали соответствующие инструкции, регламентирующие каждый шаг чиновника, к которому с соответствующим заявлением обратился гражданин.

Ниже мы проанализируем некоторые из положений упомянутых инст­рукций и, поскольку читателям на практике может понадобиться более подробная информация, перечислим документы такого рода. Это:

  • приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29.12.2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений»;

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=6371

Прав-помощь
Добавить комментарий