Меня осудили без доказательств моей вины

Как любого из вас можно посадить. Немного реальности для самых смелых

Меня осудили без доказательств моей вины

Валерий Розанов,

Написать сие меня подвигла излишняя смелость и откровенность в свои высказываниях читателей разных блогов и сайтов.

Некоторые скажут, что пишут на условиях анонимности или под вымышленными именами. Не будьте наивными, друзья, даже без ваших данных вас при желании вычислят в течение 15 минут, это во-первых. 

Но не всех это останавливает, и особо «умные» свои ресурсы, чтоб всем заявить о своих взглядах и планах, а наиболее «продвинутые» выходят даже в народ, то есть на улицу и разные там коллективы, где ведут пропаганду и агитацию, распространяют разные запрещенные тексты и т. д. 

Те, кто по наивности надеются на свою хитрость. На наличие адвокатов, на отсутствие прямых улик и даже косвенных в противозаконной деятельности, и спят спокойно — мягко сказать, наивные люди, знающие работу полиции и прочих органов понаслышке и насмотревшись передач типа «Час суда».

Как на самом деле бывает? 

Я, даже не вникая в подробности любого дела, могу вам с 99% точностью воспроизвести обвинительный приговор. Даже не прибегая к своим способностям экстрасенса.

Вот от — «Суд, учитывая все обстоятельства дела, исследовав предъявленные вещественные доказательства, принимая во внимание показания свидетелей, выслушав стороны обвинения и защиты, вынес приговор — Признать ……..

(впишите себя сюда), виновным в совершении преступления, предусмотренного статьями……(тут впишут за вас). И назначить наказание в виде….. лет лишения свободы».

Более того, судья получает готовый приговор, который в лучшем случае напишет ваш следователь, а чаще какой-нибудь его стажер.

Судье некогда заниматься такими мелочами, у него сегодня будет с десяток дел, и он думает не о вас, а об обеде, конце рабочего дня, о мягком диванчике в уютной квартирке. Как правило.

Конечно, вы понимаете, что большинство судей не такие, а внимательные и справедливые.

ДАЛЕЕ… Растолкую буквально, о чем речь в приговоре.

Фраза ИССЛЕДОВАВ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА — вы можете, собственно, не совершать вообще никаких дел, вас могут «взять» случайно, ошибившись квартирой, опера — привезут в участок, слушать, что они ошиблись, никто не будет, это они слышат сто раз на дню. Запишут ваши показания, при желании могут выбить нужные.

Но могут даже записать, что вы, собственно, ни в чем не виновны, это мало что меняет. Скажем, найдут в кармане флешку, на которой ничего нет.

Не радуйтесь… Это будет записано — с целью сокрытия преступления уничтожил данные на носителе, если там ничего и не было, будет написано — с использованием технических средств и информационных технологий уничтожил следы преступления (что будет отягчающим обстоятельством). Конечно, на суде вы можете сказать — А там ничего и не было.

И быть может, судья даже скажет — Действительно, с чего вы взяли, что там что-то противозаконное? Прокурор ответит — Он сказал это следователю в доверительной беседе, за чашкой чаю. Ааа, понятно, ответит судья. — Продолжаем.

Фраза ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА — они всегда есть, та же флешка, например. Или, скажем, если вас обвиняют в краже, это может быть, например, сумка потерпевшей.

И хотя вы эту сумку в руках не держали, а вас просто забрали пэпээсники, потому что вы проходили мимо, на бумаге это будет звучать — что вещественное доказательство есть и оно исследовано. А уж то, что оно не имеет к вам отношения, никого не волнует.

А уж тех, кому вы потом будете жаловаться — и подавно, они вообще вникать в детали не будут, разве что вы не депутат Госдумы или занесли чемодан денежек.

ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ — свидетель может говорить все что угодно, например: Я шел по улице, была хорошая погода. Ничего не видел и ничего не слышал.

Сойдет и это. Ведь на бумаге уже можно написать, выслушав показания свидетеля.

Послушают и вас, конечно, для порядка, и адвоката. Запишут, что послушали. Собственно, это все. Если вы вели себя паинькой и следователь это отразил в деле и приговоре, то дадут маленько, если вы ерепенились, то побольше. Если вы молодец и пытались по-хорошему закрыть дело даже будучи невиновным на стадии до открытия дела, честь и хвала вам.

АДВОКАТ — адвокат помогает только в Америке. У нас только трата денег. Еще помнится, Ф. Дзержинский говорил, что адвокаты — это узаконенные вымогатели. Поэтому поберегите деньги свои и родственников, откажитесь от адвоката. Он не помог даже Ходорковскому с его миллионами зеленых.

Не верьте словам адвоката, что он что-то там напишет, куда-то пожалуется и приговор отменят, пересмотрят и т. д. Читайте статистику — в год в стране сотни тысяч выносится обвинительных приговоров, пересматривают и отменяют — меньше ДЕСЯТКА ЕДИНИЦ. Вам в этот десяток не попасть.

Так зачем адвокат? Если можно платить меньше.

НЕЗАВИСИМЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ — вы можете приводить сотню заключений экспертов, которые будут свидетельствовать в вашу пользу, но все они НЕ ИМЕЕЮТ ДОКАЗАТЕЛЬНОЙ СИЛЫ, только по усмотрению судьи.

СУДЬЯ — в принятии решений обязан руководствуется ЗАКОНОМ и СОБСТВЕННЫМ УБЕЖДЕНИЕМ. Что под этим подразумевается, известно только тем, кто стал судьей, и измерить и понять убеждения судьи вам не доступно, и можно трактовать как угодно.

ВАШИ ХИТРОСТИ — типа не подписывать протокол, писать его с ошибками (якобы под давлением) и прочий бред из популярных книжек неудачников-юристов — забудьте. Такие мелочи вообще никто не будет принимать во внимание.

На мой памяти есть случай, в котором следователь сам забыл расписаться в протоколе допроса и поставить дату. Радостный адвокат злорадно сообщил об этом судье. Судья, нисколько не смутившись грубейшим нарушением УПК, опросил следователя.

Тот сказал, мол, много дел, закрутился, забыл. Все понятно, сказал судья. И процесс пошел дальше.

ВАШИ ЖАЛОБЫ — на незаконное содержание под стражей, незаконный приговор и т. д., можете не писать. У нас все по закону — в деле будет постановление и решение. Это то, что должно быть, то есть все по закону. Не по закону — если вас «закрывают» без этих бумажек.

Но так не бывает, зачем нарушать закон, написать две бумажки не трудно. Прочие жалобы тоже мало имеют смысла, разве что позволят вам первое время отвлечься, все ваши жалобы будут для проверки возвращаться туда, на кого вы жалуетесь.

Или вы думаете, кто-то из Верховного суда или Прокуратуры попрется проверять ваш районный суд или отдел полиции? У особо настойчивых и умных дело могут отправить на новое рассмотрение или доследование, в результате чего подтвердят первоначальное решение, и тогда жаловаться вообще бесполезно и более некому.

СТРАСБУРГСКИЙ СУД — последняя надежда прошедших все инстанции, может рассматривать дело до шести лет, никаких приговоров не отменяет, а только советует и порицает.

А посему, перечитайте историю — СИДЕЛИ ВСЕ более или менее активные революционеры, даже те, кто намного умнее и опытнее вас. Если вы готовы к этому, продолжайте в том же ключе, если нет, действуйте тоньше и осмотрительнее. 

Валерий Розанов

эксперт по судебной лингвистической экспертизе, доктор психологии

P. S.

Вы можете спросить — Как действовать тоньше? Как именно это делать? Этого я вам написать не могу, так как тогда сам себя поведу «не тонко». Читайте и учитесь у тех, кто прошел этот путь до вас!

Глупцам, пишущим, что на всех мест в тюрьме не хватит, отвечаю — всех сажать и не будут, посадят именно вас.
Хочу, чтоб вы посмотрели в глаза реальности и поняли, что осторожность нужна и когда вы сидите в чатах, и когда просто идете на улице.

И даже если вы вообще не делали ничего плохого, но подходите под описание, нужны для галочки, не имеете родителей олигархов (читай — за вас некому вступиться).

Статья не только для тех, кто мнит себя борцом за правду, она также справедлива и для всех, кто просто ходит по нашим улицам и вообще просто живет в нашей стране.

Вас могут банально подставить, даже просто потому, что вы более-менее хорошо одеты, и ИМ покажется, что на вас можно заработать, а вы, зная, что ни в чем не виновны и вообще все полный бред, начнете «быковать».

ЕЩЕ раз повторяю, если не готовы идти до конца и даже «сесть» — никуда не лезьте и пройдите мимо, потом себе сто раз спасибо скажете. Даже если видите, что на улице грабят беззащитную девушку, и вы «впрягетесь», в 90% случаев вам сидеть — то ли за чей-то сломанный нос или вас и запишут в грабители — вариантов много. Реально оценивайте свои силы, в первую очередь Силу Своего Духа — готовы ли сделать поступок, который не исправить до гробовой доски.

И еще, если уж собрались творить добро, помните, что в Мудрых книгах написано: «Никто не должен об этом знать. Не надо об этом говорить в ожидании похвалы». Расшифровываю, ибо многие все ж не понимают: помогли девушке, защитили ее от насильников — молодцы! Но не дожидаясь похвалы и медали, убегайте вместе с насильниками. Помогли перейти бабушке через дорогу.

Молодцы! Но лучше сразу уйти, а то у нас велика вероятность того, что могут сказать, что вы хотели ограбить бабулю. Даже если вы никогда до этого никого не грабили — в деле это будет звучать примерно так — с целью сокрытия готовящегося преступления долгие годы специально не совершал правонарушений.

Это не шутка, а воспроизведенная по памяти строка из реального дела невиновного человека, получившего реальный срок.

Итак, еще раз повторяю: ДОБРО — оно и есть ДОБРО, достаточно того, если вы его будете нести — АФИШИРОВАТЬ НЕ НАДО!

Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7×7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7×7 открыта для авторов различных взглядов.

Источник: https://7x7-journal.ru/posts/2018/05/17/kak-lyubogo-iz-vas-mozhno-posadit-nemnogo-realnosti-dlya-samyh-smelyh

Максат Кунакунов: Меня посадили по прямому указанию Атамбаева

Меня осудили без доказательств моей вины

Бывший депутат парламента Максат Кунакунов, осужденный на 10лет по обвинению в пособничестве терроризму, незаконном хранении оружия,попытке госпереворота и разбойном нападении, вышел на свободу поусловно-досрочному освобождению. Такое решение Ленинский районный суд Бишкекапринял в связи со вступлением в силу с 2019 года новых кодексов, которыеподразумевают смягчение наказания.

В интервью «Азаттыку» Максат Кунакунов рассказал обобстоятельствах своего задержания, применении пыток к нему, ходе судебногопроцесса, а также поделился планами на будущее.

«Азаттык»: Вы провели в заключении 4 года. Недавнорешением суда вас освободили. Расскажите об обстоятельствах освобождения.

Кунакунов: Да, было применено условно-досрочноеосвобождение. Но это должно было произойти еще два года назад. Изначальный срокв 10 лет сократили до 7.

Хотя в суде не должны были присуждать мне больше 5лет.

Сейчас решение об амнистии вынес Ленинский районный суд, носпецпрокуратура подала апелляционное заявление, городской суд его отклонил,сейчас дело будет рассматриваться в Верховном суде.

«Азаттык»: Вы были задержаны в 2015 году по обвинениюв совершении особо тяжких преступлений, судебный процесс проходил в закрытомрежиме. У вас есть право сейчас говорить открыто об обстоятельствах задержания?

Кунакунов: Не думаю, что могу открыто говорить обэтом сейчас, дело до сих пор секретное. Но в суде я говорил об обстоятельствахсвоего задержания, и некоторая информация доходила до общественности. Номолчать об этом тоже нельзя.

Первомайский районный суд рассматривал дело 11месяцев, после последнего заседания решение принимали в течение 3 месяцев.Судьи сами говорили моим родственникам, что было прямое указание от тогдашнегопрезидента Алмазбека Атамбаева. Говорилось, что если они не засудят меня, топотом засудят их.

Судьям тоже было тяжело рассматривать это дело: не былодоказательств моей вины. В итоге не могли доказать обвинения в разбое изаявили, что я якобы помышлял о разбое.

«Азаттык»: В ходе антитеррористической операциизадержали еще 6 человек. Есть ли связь между вами и ими? Если есть, то какая?

Кунакунов: В Интернете было видео, как задерживалиэтих шестерых людей, но самое удивительное, что их не было в суде. Их лица ведьвидны на видео. Но в суде были другие 9 человек, задержанные в разное время, нев ходе той спецоперации. Этих людей я видел впервые, и они тоже не разговорили, что знать меня не знают.

Тех шестерых, что показывали на видео, ятоже не знаю. Одного из убитых я и вправду видел, но не знал его. Говорят, он былпричастен к ОПГ. Я видел в своей жизни много людей, многих из них я не знаю ине имею никакого отношения.

В тюрьме я тоже видел много людей, в том числе такназываемых авторитетов, но я же не знаком с ними и никаких общих дел не имею.

«Азаттык»: В ходе суда вас оправдали по статьям вчасти терроризма, но вы были осуждены за хранение оружия и разбой. Решение судапока остается в силе. Возникает вопрос – не просто так вас обвинили в этихпреступлениях?

Кунакунов: Суд был закрытым. В зал суда могли зайтитолько адвокаты, подписавшие документ о неразглашении тайны. Наказание заразглашение – от 3 до 7 лет. Омбудсмена тоже не впускали. Не было ни одногосвидетеля, который сказал бы, что знает меня, видел меня в этих мероприятиях итак далее.

Обвиняют в хранении оружия. Но самого оружия тоже не было. Только посвидетельству одного анонимного лица меня осудили на 10 лет. В своем заявленииэтот человек пишет, что один из умерших в ходе той операции якобы сказал, чтополучил оружие от меня.

Никто не видел этого свидетеля, в суде его не было,адвокаты с ним не виделись.

«Азаттык»: Вас задержали в аэропорту. С какой цельювы намеревались покинуть страну?

Кунакунов: После моего задержания правоохранительныеорганы заявили, что я был взят под стражу при попытке бегства из страны.

Насамом деле я получил визу в Дубай за 2 месяца до этого, за 15 дней купил билет,у меня был обратный билет в Кыргызстан, я должен был вернуться через 3 дня. Моясестренка в Дубае тогда только родила, и я собирался ее навестить.

Никакого планабегства не было. По возвращении я собирался вместе с семьей отдохнуть наИссык-Куле.

«Азаттык»: Вы говорите, что оснований для такихобвинений в ваш адрес не было. Если это так, то что, по-вашему мнению, сталопричиной этих обвинений?

Кунакунов: Тогда у власти стоял Атамбаев, сейчасбольшая часть его окружения сидит в тюрьме. Не раз мне говорили, что посадитьменя было прямым указанием Атамбаева. Я сам долго думал над тем, в чем, вообще,причина. Возможно, потому что я был членом организации «Молодежноеправительство», которое открыто говорило о коррупционных схемах власть имущих.

Мы работали, готовили проект новой Конституции, собирались проводить встречи снаселением, а нам все время пытались мешать. Перед парламентскими выборамизнакомые из правоохранительных органов говорили, что меня собираются задержать,советовали уехать из страны. Хотя я официально заявлял, что я и организация«Молодежное правительство» не собирается участвовать в выборах.

«Азаттык»: Были ли другое мотивы? Говорили, что высвязаны с семьей Бакиевых, были членом партии «Ак-Жол». Может, причина была вэтом?

Кунакунов: Если есть доказательства моей связи,подготовки каких-то проектов и так далее, то почему сразу не предъявить этиобвинения и осудить меня по другим статьям? Зачем судить за терроризм? Связи сБакиевами у меня нет.

«Азаттык»: Правозащитники заявили о применении пытокк вам. Действительно ли пытки имели место?

Кунакунов: Были случаи, когда в воду добавлялипсихотропные вещества. Оказывается, под такими веществами люди могут пойти насуицид. Меня заковывали в кандалы, угрожали оружием.

Меня даже в суд привозилив кандалах, хотя судьи говорили, что моя вина еще не доказана и что не нужноменя заковывать. Меня держали в карцере 5 дней без одежды, не кормили. Это всезнает правозащитница Азиза Абдирасулова. Она говорила, что отправила заявлениев ООН.

Тех девятерых, которых якобы задержали вместе со мной, тоже подвергалипыткам, им вводили иголки под ногти, били током и так далее.

«Азаттык»: Вы пробыли в заключении 4 года. Согласныли вы с решением суда о досрочном освобождении. Что намерены делать в связи с применениемпыток? У вас есть претензии к представителям властей за необоснованныеобвинения, будут ли какие-то заявления, иски?

Кунакунов: Я провел два года и два месяца в СИЗО №1,потом отсидел 2 года в колонии №47. Что касается условно-досрочного освобождения,я считаю, что оно должно было быть применено еще два года назад. Под различнымипредлогами меня продолжали держать в тюрьме.

Сейчас дело будет рассматриватьсяв Верховном суде, я и адвокаты приложим все усилия для оправдания меня. Хотимдонести до общественности, что меня обвинили без каких-либо оснований. Поповоду пыток правозащитники уже направили письмо в ООН.

А мстить властям я несобираюсь, не желаю даже своему врагу тех страданий, что пережил сам. Даже еслиАтамбаев лично сделал это со мной, я не желаю ему того же самого. Главное дляменя – это быть оправданным.

Сейчас мы видим политическую ситуацию в стране, ивидим, что сторонники Атамбаева сами сидят в тюрьме, и все обвинения, которыемы им предъявляли в свое время, сейчас оказываются правдой.

«Азаттык»: Почему все-таки, по-вашему мнению, васобвинили именно в терроризме, в тяжком преступлении? Почему вас связали стеррористами?

Кунакунов: Возможно, потому что легче осудить затяжкое преступление, суды проходят в закрытом режиме, если кто-то начнетсопротивляться, то в ходе операции его можно и уничтожить, а потом заявить, чтобыла спецоперация, что это террористы.

И нет вероятности, что на твою защитувстанут сторонники, потому что их тоже потом можно причислить к террористам. Ясчитаю, что так было просто удобно властям.

Когда мои сторонники собиралисьвыходить на митинги, я сам призывал их этого не делать, говорил им, что будуоправдан законным путем.

«Азаттык»: В обществе ходили разговоры, что выприходитесь родственником Албеку Ибраимову – одному из ближайших соратниковбывшего президента Алмазбека Атамбаева. Действительно это так, и если да, то небыло ли с его стороны попыток повлиять на процесс?

Кунакунов: Да, между нами действительно естьродственная связь. Он мой дядя. Но вы сами видите, что делает власть с людьми.История показывает, что ради выгоды брат может убить брата. И сейчас в нашеммире можно посадить даже своего родственника. Вы сами это видели.

«Азаттык»: Сейчас ранее осужденные политики выходятна свободу, кто-то отбыл срок, кто-то был оправдан. Они заявляют о намеренияхвернуться в политику. Что вы планируете делать в будущем?

Кунакунов: Я видел изнутри, что творится в СИЗО, в колониях, в судах. Я видел, что не работают законы, как прогнила вся система. Я уже не смогу молча сидеть, это будет предательством родины. Я буду прилагать все усилия, чтобы попытаться исправить сложившуюся ситуацию.

Мы еще в 2005 году говорили, что нужно менять систему. На арене все те же политики, они могут иногда меняться, но система не изменилась, люди занимаются политическими интригами, но не занимаются экономикой. Изменений нет ни в экономике, ни в правоохранительных органах, ни в судебной системе.

Нужны реформы во всех областях.

Источник: https://bars.media/?p=2855

Как студентку посадили без доказательств на 11 лет за наркотики

Меня осудили без доказательств моей вины

Весной 2017 года в Екатеринбурге 18-летнюю студентку Алёну Полуяхтову признали виновной в распространении наркотиков через интернет и с помощью закладок. Показания против неё дали знакомые по студсовету, в отношении которых велось следствие.

Кроме их свидетельств, в деле оказалось только одно доказательство — тетрадь с лекциями Полуяхтовой, в которой она по просьбе одного из молодых людей описала места, где оказались закладки наркотиков. Девушка, по её собственным словам, не знала о наркотиках и думала, что эти записи нужны для организации квеста. Студентку приговорили к 11 годам тюрьмы.

RT посетил Полуяхтову в ИК-6 в Нижнем Тагиле — она рассказала, как проходило следствие и суд, как живёт в заключении и по-прежнему пытается доказать свою невиновность.

  • Как студентку посадили на 11 лет за наркотики без доказательств

Алёна Полуяхтова из города Каменск-Уральский с детства хотела стать изобретателем и после школы отправилась в Екатеринбург учиться на факультете инноватики в Уральском федеральном университете.

«Я хотела заниматься изобретениями для России в области молекулярной физики, — рассказывает она в интервью RT. — Очень люблю физику и математику, поэтому и выбрала это направление».

Свободное время девушка посвящала работе тренером по фитнесу и педагогом по танцам, занималась со взрослыми и детьми.

Сейчас вместо учёбы и карьеры в науке Полуяхтова коротает дни за решёткой.

Прогулка с закладками

Жизнь студентки-отличницы перевернулась 18 мая 2016 года. 

«В тот день моя подруга Полина Юдина предложила встретиться с парнями из студсовета — Евгением Юнусовым и Робертом Ахметсафиным, чтобы прогуляться и обсудить организацию очередного квеста для студентов из общежития», — вспоминает она обстоятельства рокового дня.

Со старшекурсниками Полуяхтову связывала только общественная работа в университете — ни дружбы, ни романтических отношений не было.

«Мы гуляли, и один из ребят — Евгений — спросил, есть ли у кого-то из нас тетрадка, — рассказывает она. — Сказал, что у него появилась идея для квеста, а записать некуда. Я в тот день была на лекциях, и тетрадь для конспектов была с собой.

Женя стал время от времени отходить от нас, пропадая из поля зрения, а когда возвращался, диктовал описание местности: такое-то дерево, такой-то куст… Ничего странного или подозрительного в этом я не увидела. Неожиданно к нам подошли полицейские, начали обыскивать нас и машину Роберта, на которой мы приехали.

Нашли наркотики в бардачке и в кошельке Роберта. Меня попросили показать тетрадь. В тех местах, о которых я сделала записи, потом нашли закладки».

Полуяхтову и Юдину полицейские отпустили. Юнусов и Ахметсафин вскоре после задержания написали явку с повинной, признавшись, что они вдвоём распространяли наркотики.

«Тогда они дали правдивые показания обо мне и Полине, сказали, что просто позвали нас гулять, чтобы обсудить квест, и к распространению наркотиков отношения мы не имеем.

Однако спустя полгода они заключили досудебное соглашение — Евгений дал показания против меня, заявив, что я вместе с ними употребляла и распространяла наркотики.

Роберт, в свою очередь, дал показания против Евгения», — продолжает Полуяхтова.

Обвинение на словах

В отношении Полуяхтовой было возбуждено уголовное дело по ч. 4. ст. 228.1 УК РФ (распространение наркотиков группой лиц в крупном размере). По версии следствия, студентка и её товарищи по институту покупали наркотики у неустановленных лиц через интернет, а потом продавали в розницу, делая тайники. Студентке вменили покушение на распространение 16,7 г мефедрона.

Показания двух старшекурсников и тетрадь с описанием местности стали, по сути, единственными доказательствами вины Полуяхтовой.

«Всё обвинение было построено исключительно на словах Жени, — говорит Полуяхтова. — У нас была очная ставка с ним, которая длилась пять часов. Его спрашивали, почему он именно мне предложил распространять наркотики, почему он мне доверял. На все эти вопросы моего адвоката он отвечал: «Не знаю». Вёл себя как неадекватный человек. Даже следователь была в шоке».

Из материалов дела, с которыми ознакомился RT, следует, что ни поставщиков запрещённых веществ, ни банковских счетов, через которые Полуяхтова якобы получала деньги, следствие не искало.

Полуяхтова говорит, что до этого случая даже не слышала о том, что такое бесконтактный способ распространения наркотиков.

«Это понимала и следователь. Она мне так и говорила: «Алёна, я знаю, что ты не виновата, что просто оказалась не в то время и не в той компании, но от меня ничего не зависит», — вспоминает девушка.

В то, что Полуяхтова могла распространять наркотики, не верят и её знакомые.

«Мы дружили около года, с тех пор как она перевелась учиться в Каменск-Уральский, — рассказывает RT однокурсник Полуяхтовой Александр Андреев. — Училась Алёна очень хорошо, лучше всех. Даже не верится, что такую девушку кто-то мог заподозрить в распространении наркотиков».  

«Судья мило улыбался»

В мае 2017 года, после двух месяцев судебного разбирательства, Кировский районный суд Екатеринбурга признал Полуяхтову виновной и приговорил к 11 годам колонии общего режима.

«Судья сидел и мило улыбался, никак не реагировал на наши доводы, не слушал свидетелей защиты. Было понятно, что он уже всё решил», — говорит Полуяхтова.

Причём «подельники» студентки, давшие против неё показания (что являлось условием досудебного соглашения), получили из-за этого наказание вдвое меньше. Так, Ахметсафина приговорили к четырём годам и десяти месяцам тюрьмы, а Юнусова — к шести годам заключения.

«Они уже, наверное, вышли на свободу и продолжают заниматься преступной деятельностью. Им, можно сказать, всё сошло с рук», — отмечает Полуяхтова.

В свою очередь, адвокат девушки Екатерина Нечаева утверждает, что в деле фактически не было доказательств вины её подзащитной.

«Это уголовное дело не укладывается ни в какие рамки, — отмечает в беседе с RT Нечаева.

— Cледствие просто не собирало доказательства: не провело обыски и выемки дома у Полуяхтовой, не исследовало с привлечением экспертов изъятые ноутбуки и смартфоны Юнусова и Ахметсафина, не взяло отпечатки пальцев с изъятых в автомобиле полимерных пакетов, пустых и со следами наркотического средства. Показания Полуяхтовой, отрицающей причастность к этим пакетам, не проверены».

Как поясняет адвокат, именно в ситуации отсутствия собранных доказательств вины Полуяхтовой появилось досудебное сотрудничество и новые показания Юнусова и Ахметсафина, в которых они сообщили, что Алёна неоднократно участвовала в закладках наркотиков, длительное время употребляла вместе с ними вещества, за участие в сбыте получала наркотики, а также нашла для Юнусова банковскую карту для получения вознаграждения от сбыта.

«Однако в этих показаниях нет ничего конкретного: ни времени, ни места, ни даже реквизитов банковской карты, — говорит она. — В объективном суде Алёна была бы однозначно оправдана, а в гуманном — ей бы вменили пособничество и дали года два условно».

«Хорошие девочки сидят дома»

Адвокат Евгения Юнусова Алексей Гольцев считает, что Полуяхтова осуждена справедливо.

«Все акты, включая досудебное соглашение с Юнусовым, были проверены судом и признаны законными, — заявил RT Гольцев. — Кроме того, я не склонен верить тому, что говорила Полуяхтова, потому что её версия про квесты тоже звучит малоубедительно. Ей вменили только один эпизод — по тем наркотикам, которые закладывались в день задержания, однако в её тетради были и другие записи».

На другие вопросы RT Гольцев отвечать отказался, сославшись на адвокатскую тайну и отсутствие необходимых договорённостей со своим клиентом.

Слова Гольцева противоречат протоколу осмотра, согласно которому, помимо записей о закладках, сделанных в день задержания студентов, в тетради Полуяхтовой были обнаружены только конспекты лекций.

Мать Юнусова убеждена, что Евгений дал правдивые показания против Полуяхтовой, но аргументов в пользу этого в беседе с RT привести не смогла.

«Это (версия, что Юнусов оговорил Полуяхтову. — RT) субъективное мнение Алёны и её адвоката, — говорит Ирина Юнусова. — Я знаю, что она сама не ангел».

При этом Ирина отмечает, что Полуяхтову «в глаза не видела и знать о ней не хочет».

«Её тетрадь, её почерк. Если бы она была не виновата, то и не была бы с ними. Хорошие девочки дома сидят и уроки делают», — говорит она.

Связаться с адвокатом Ахметсафина RT не удалось. Его родители — предприниматели Фиданис и Альфия Ахметсафины — на вопросы RT отвечать отказались.

Связаться с Полиной Юдиной, которая проходила по делу свидетелем, RT также не удалось — на телефонные звонки она не ответила.

Стоит отметить, что в ходе предварительного следствия Полина утверждала, что один раз пробовала наркотики вместе с ребятами и Алёной, однако на суде от этих показаний почему-то отказалась.

При этом в ходе судебного заседания Юдина рассказала, что Полуяхтова делала такие записи и раньше.

По словам матери Полуяхтовой, в личной беседе Юдина поясняла, что давала показания по указке следователя.

«Я спрашивала, почему она так сделала. Та ответила, что ей так велели правоохранители», — говорит RT Наталья Полуяхтова.

«Раньше я не разбиралась в людях»

Во время интервью Алёна Полуяхтова часто улыбается — говорит, что пытается вести в тюрьме активный образ жизни и не падать духом.

«Было тяжело адаптироваться среди этого контингента. Но я мыслю оптимистично.

Я постаралась максимально занять свободное время: обучилась на повара, электрика и пекаря; работаю помощником воспитателя в доме ребёнка, где находятся малолетние (до 3 лет) дети осуждённых; занимаюсь спортом.

Сейчас мы готовим юмористический концерт. Даже из этой истории я смогла вынести положительный опыт. Например, раньше я не разбиралась в людях, а теперь научилась», — рассказывает она.

https://www.youtube.com/watch?v=Zu8CzyIIOAk

По её словам, большинство осуждённых, с которыми она сидит, попали в тюрьму по той же статье.

«Тут все, конечно, «не виноваты», в том числе и те, кто сидит за наркотики, — говорит Полуяхтова. — Но я вижу, что сажают в основном тех, кто просто употреблял наркотики. При этом им вменяют статью о распространении. В основном женщины попадают в тюрьму просто заодно со своими мужьями, которые занимались продажей наркотиков».

Суд согласился с объективностью следствия

В ГУ МВД России по Свердловской области RT заявили, что во время следствия по делу Полуяхтовой никаких нарушений закона допущено не было, вина девушки была полностью доказана и суд согласился с объективностью собранных доказательств.

«В январе 2017 года уголовное дело по обвинению Полуяхтовой с обвинительным заключением было направлено прокурору Кировского района Екатеринбурга, который полностью согласился с объективностью и полнотой проведённого расследования и достаточностью собранных по делу доказательств, утвердил обвинительное заключение. Суд пришёл к выводу, что все доказательства обвинения отвечают требованиям закона, являются допустимыми, взаимно обуславливают и дополняют друг друга, что является достаточным для разрешения дела. Вина Полуяхтовой в инкриминируемом ей преступлении доказана в полном объёме. Нарушений уголовно-процессуального законодательства со стороны должностных лиц отдела №2 СО УМВД по городу Екатеринбургу не установлено», — говорится в официальном ответе ГУ МВД России по Свердловской области на запрос RT.

На вопросы RT о ходе следствия в ведомстве не ответили. 

Между тем адвокат Полуяхтовой пытается попасть на приём к заместителям генерального прокурора России и намерена обжаловать приговор в новом кассационном суде — после недавно проведённой судебной реформы они должны заработать в октябре 2019 года.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/656648-studentku-posadili-11-let-narkotiki

Вс запретит осуждать людей на основе только признательных показаний

Меня осудили без доказательств моей вины

Верховный суд России намерен напомнить всем судьям страны прописную истину: признание вовсе не “царица доказательств”. Даже если человек слезно клянется, что виноват, этого мало – надо во всем разобраться, взвесить остальные доказательства.

Вчера пленум Верховного суда России обсудил проект постановления “О судебном приговоре”. Одна из важных новаций: судьям по сути запретят переписывать обвинительное заключение. Приговор должен писаться с чистого листа. Так что если кто из судей и грешил копированием текста из одного документа в другой, от привычек придется отказаться.

РГ + Россия 24: ВС запретил аресты бизнесменов по экономическим делам

Как отметил советник Федеральной палаты адвокатов Сергей Насонов, в проекте постановления пленума Верховный суд России указывает на недопустимость изложения в приговоре показаний допрошенных по уголовному делу лиц, выводов экспертов и других сведений в точности так, как они отражены в обвинительном заключении или ранее вынесенном судебном решении.

Из приговора должно быть видно, что все это внимательно заслушивалось и изучалось судом, а не слепо копировалось из одного документа в другой.

– Такое переписывание обессмысливает все судебное разбирательство, свидетельствует об отказе суда от оценки исследованных доказательств, – говорит Сергей Насонов. – Очевидно, что в результате такого переписывания может появиться лишь обвинительный приговор.

В напоминании, что нельзя верить одним только признаниям обвиняемого, теоретически нет особой новизны. Но крайне важно, что Верховный суд России в официальных разъяснениях донесет эту мысль до каждого судьи.

Верховный суд России напомнит всем судьям прописную истину: признание вовсе не “царица доказательств”

“Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора”, – говорится в проекте.

Когда человек берет вину на себя, это не всегда правда и раскаяние. Возможно, его вынудили признаться. Или он хочет кого-то выгородить. Но суду нужна истина. Поэтому нельзя верить на слово даже явке с повинной. Следствие должно собрать железные доказательства вины. Иногда это бывает сложно, но такова работа следствия.

А суды должны выносить мотивированные решения, то есть объяснять, почему верят тому и не верят другому.

“В силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств), толкуются в пользу подсудимого”, говорится в проекте постановления.

– Нередко мотивировка заменяется приведением в приговоре длинного списка названий документов, содержащихся в уголовном деле, в т.ч. вообще не имеющих никакого доказательственного значения, – говорит Сергей Насонов.

– Поэтому проект постановления указывает, что “суд в описательно-мотивировочной части приговора не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание”.

Верховный суд запретил лишать прав водителей, не заметивших аварию

Проще говоря: нужны подробности. Если в приговоре будет только список экспертиз, а также фамилий опрошенных свидетелей, это еще ни о чем не говорит. Что это за экспертиза? Кем она проведена? На какие вопросы ответила? Что она доказывает? Почему ей нужно верить? Все это надо подробно прописать в приговоре.

Так же и со свидетелями. Нередко в приговорах можно прочитать нечто вроде: “вина обвиняемого доказана показаниями Иванова, Петрова, Сидорова”. Здесь любая вышестоящая инстанция должна воскликнуть: “стоп! с этого места поподробней…” Что рассказали свидетели? Кто они такие? И опять же – что доказывают их слова, почему им можно верить?

Но это далеко не все новости. Постановление подробно останавливается на ситуации, когда человек на следствии говорил одно, а на суде – другое. Такое часто бывает, когда обвиняемый встает и отказывается от показаний, объясняя, мол, били, вот и признался. Кому и чему в такой ситуации верить?

Нет сомнений, что нередко разговоры про “били, заставили, надавили” только уловка. Однако бывает и так, что человек действительно оговорил себя под давлением оперативников.

Он надеялся, что в суде липовые показания не пройдут. Мол, стоит человеку встать и сообщить о том, что с ним обошлись нехорошо, и дело примет совсем другой оборот.

Но на деле суды часто не верят таким рассказам и “в зачет” берут только показания, данные следователю.

Проект разъясняет, что если человек на следствии дал показания без участия адвоката, а потом отказался от признаний, – старые слова недействительны. Протоколы, образно говоря, можно выбросить в корзину.

Если следствие все оформило правильно и адвокат был, то все равно надо разбираться, почему человек тогда говорил одно, а сейчас другое.

“В случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами”, говорится в проекте.

Принципиальный момент: обвиняемый не должен доказывать, что его били. Если такой вопрос возник, то именно правоохранители должны доказать, что пальцем не тронули человека.

Верховный суд рекомендовал не наказывать за репосты в социальных сетях

Вот дословная цитата из проекта. “Если подсудимый объясняет изменение показаний, данных им в присутствии защитника, тем, что они были получены под воздействием примененных к нему незаконных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого.

При этом суду следует иметь в виду, что с учетом положений части 4 статьи 235 УПК РФ бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что показания подсудимого были получены с нарушением требований закона, лежит на прокуроре (государственном обвинителе), по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия”.

По словам Сергея Насонова, правило, что лицо, заявляющее о применении незаконных методов воздействия (угрозы, пытки, жестокое обращение и т.п.) не обязано доказывать эти факты, давно закреплено в УПК.

– Однако в судебной практике данная норма закона часто применяется формально, эффективной и полной проверки заявления подсудимого не проводится, – говорит Сергей Насонов. – В лучшем случае, в судебном заседании допрашивается следователь, который, естественно, отрицает такие факты.

Именно поэтому разъяснение Верховного суда РФ о том, что эта проверка должна быть полноценной, т.е.

должна проводиться в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, с отложением на это время судебного разбирательства, на мой взгляд, является шагом, направленным на усиление гарантий от применения пыток и жестокого обращения.

Если следователь допросил обвиняемого без адвоката, то показания суд может не принять

В проекте постановления пленум разъяснил и нюансы, которые должны включать оправдательные и обвинительные приговоры в мотивировочных и резолютивных частях. Пленум особо обращает внимание, что приговор должен излагаться в ясных и понятных выражениях.

РГ + Россия 24: ВС РФ разъяснил, как принять наследство без нотариуса

“Недопустимо использование в приговоре непринятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также нагромождение приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к существу рассматриваемого дела”, – поясняет проект.

Также рекомендуется избегать ненужных подробных описаний способов совершения преступлений, связанных с изготовлением наркотических средств, взрывных устройств и взрывчатых веществ и т. п.

Не стоит вдаваться в излишнее описание преступлений, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу личности или нравственность несовершеннолетних.

Еще одно актуальное разъяснение Верховного суда говорит о том, что в случае признания полученных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности доказательств недопустимыми содержащиеся в них данные не могут быть восполнены путем допроса сотрудников спецслужб.

– Это разъяснение создает серьезный барьер, препятствующий незаконному проведению оперативно-розыскных мероприятий, – говорит Сергей Насонов. – В противном случае, возникала возможность нейтрализации любого, даже самого грубого нарушения закона при производстве таких мероприятий.

Например, телефонные переговоры были прослушаны незаконно, но результат этого разговора можно было бы установить, допросив сотрудника, который прослушал данную аудиозапись.

При таком разъяснении Верховного суда подобные действия невозможны, судам запрещено ссылаться на такие доказательства.

Постановление будет принято в ближайшее время после доработки.

Источник: https://rg.ru/2016/11/17/vs-zapretit-osuzhdat-liudej-na-osnove-tolko-priznatelnyh-pokazanij.html

Прав-помощь
Добавить комментарий