Мне 12 лет, хочу купить телефон, можно ли это сделать в моём возрасте?

Лучший и худший подарок ребенку на Новый год

Мне 12 лет, хочу купить телефон, можно ли это сделать в моём возрасте?

Накануне Нового года, когда родители ломают голову над тем, что подарить ребенку, психолог Екатерина Мурашова советует подумать о смысле этого праздника — и тогда ответ придет сам

Иллюстрация: Veronchikchik

Современные дети — дети XXI века, дети времен стабильности и материального изобилия — выросли на игрушечной «помойке», в буквальном смысле заваленные игрушками разной степени дороговизны, технического и эстетического совершенства.

У них обычно даже нет любимой игрушки, и, если их спросить, они называют любимой ту игрушку, которую подарили последней — как правило, на днях. И в общем-то свои игрушки современные дети ценят не больше, чем сытая цепная собака — почти обглоданную кость, которая лежит в пыли возле ее будки.

Она не хочет это есть, но прекрасно знает, что «это мое», и если вы попробуете потянуть кость к себе, то она непременно лениво зарычит. Так же и ребенок — если младший брат возьмет его брошенную игрушку, тут же окажется, что старшему прямо сейчас именно она непременно зачем-то нужна.

А потом, когда права утверждены, — снова не нужна (кость в пыли).

Это надо понимать.

Одаривать современных детей просто и сложно одновременно. С одной стороны, зашел в любой магазин — и россыпь потрясающих игрушек, игр, конструкторов и всяких игрушечных наборов. Ничего подобного у большинства современных родителей (не говоря уж про бабушек-дедушек) в их собственном детстве и близко не было.

Поэтому их мозги тут же срабатывают так:

— Господи, да если бы у меня самого в детстве была такая кукла (машинка, конструктор, кукольный домик эт цетера), я был бы совершенно счастлив, берег бы это и долго-долго в это играл. Берем!

С другой стороны, этих игрушек длинные ряды, все они выглядят более-менее одинаково ярко, да и наличие в доме одариваемого ребенка двух огромных коробок с точно такими же игрушками никуда не денешь и из головы не выкинешь.

И вот приближается очередной праздник. В нашем случае — Новый год. Что же делать? Нельзя же ничего не дарить?

Говорят, дети до сих пор пишут письма Деду Морозу и Санта Клаусу. В них они просят подарить им то или это. Если упомянутые персонажи вдруг все-таки существуют и отвечают именно на реальные письма, боюсь, их офис сейчас похож на магазин «Связной» или что-то в этом духе — на полках сплошные гаджеты и аксессуары к ним.

На днях одна мать из числа моих посетителей рассказала совершенно очаровательную историю. Ее ребенок еще не умеет писать, но прекрасно пользуется родительским планшетом.

Так вот, он нашел в сети готовую открытку для Санта Клауса, скопировал нужный адрес, приложил найденную в сети картинку (сенсорный телефон и футляр с объемной машинкой к нему) — вот что мне нужно, дорогой Санта, смотри на картинки, не ошибешься — и тайком от родителей отправил все это с отцовской почты.

Ребенком невозможно не восхититься — пиктографическое (картиночное) письмо, безусловно, самое древнее и надежное.

Я спросила мать, что же они теперь будут делать, ведь ребенок еще в том возрасте, когда некоторые верят в чудо, и жаль его разочаровывать, к тому же он абсолютно самостоятельно проявил находчивость и недюжинный креатив, но запрашиваемый смартфон с футляром стоят порядка полусотни тысяч. Мать сказала, что они с отцом думают.

Что, кстати, они на самом деле просят, когда просят гаджеты? Одновременно две вещи:

  1. Ключ, доступ к относительно новому, огромному, интересному, постоянно развивающемуся миру.
  2. Символ принадлежности к группе «тех, кто владеет золотым ключом от нового мира» (бывают еще ключи серебряные, железные и даже деревянные).

Родители часто сетуют: современные дети не ценят реального мира, не умеют им пользоваться, предоставленные сами себе без гаджетов жалуются на скуку.

Хочется спросить: а вы сами-то умеете им пользоваться? Тогда научите этому своих детей, покажите (а не расскажите!) им в реальном времени, как вы это делаете и получаете от этого удовольствие. Возьмите их с собой в это путешествие. Дети — имитаторы, они от природы умеют учиться, повторяя и сопереживая.

Боюсь показаться банальной (а на самом деле не очень-то и боюсь, ведь банальность — это истина, слегка уставшая от повторения), но лучшим подарком детям на Новый год будут… родители.

Но родители не просто сидящие с детьми в одной комнате перед телевизором, а живущие своей, непременно  интересной для них, родителей, жизнью в реальном или виртуальном — тут уж как сложится — мире и разделяющие эту жизнь со своими детьми. Новый год — самый удобный случай, больше недели выходных.

«Мы дарим вам четыре своих дня, дети наши (остальные дни себе — надо же и о себе подумать!), и вот что мы на эти четыре дня нам всем предлагаем. Но готовы выслушать и вас тоже, и учесть из сказанного вами все, что получится».

Кстати, дети об этом тоже просят. Я своими глазами видела письмо девочки Деду Морозу, где было написано:

— Дорогой Дедушка Мороз! Я хочу, чтобы мама провела со мной одной целый день. 

А что же худший подарок?

Худший подарок к празднику — ваше равнодушие и обыденность. 

— Ну вот, мы тебе подарили что ты хотел, а ты все равно шумишь и нас не слушаешься.

— Мы все за праздничный стол садимся, а ты со своим дурацким телефоном.

— Мы тут все для тебя стараемся, водим тебя на всякие елки (отправляем в дорогие лагеря), а ты ничего не ценишь.

Ну и конечно, личные истории. Дорогие читатели, вспомните, пожалуйста, что вам в детстве дарили на Новый год. Что было самым лучшим новогодним подарком из вашего детства? А что, быть может, принесло разочарование, которое помнится до сих пор? 

Напишите нам. Это поможет другим читателям вспомнить о детстве, а кому-то и сориентироваться с подарком для своих детей сейчас и сегодня. Ведь в нашей культуре подарки слегка табуированы в искреннем, не рекламном обсуждении — вы замечали? «Дареному коню в зубы не смотрят», «скажи тете спасибо и не выпендривайся» — вот это все.

Начинать, вероятно, надо с себя.

Как ни странно, я из детства помню всего один подарок на Новый год, вероятно, он и был самым ценным, раз запомнился. Когда я училась в пятом классе, мне на Новый год подарили первые в моей жизни наручные часы. Очень маленькие и, видимо, недорогие, в пластиковой прозрачной коробочке.

Сами по себе часы были мне не особо нужны, ни тогда, ни когда-либо после я часы на запястье не носила — они мне мешали. Но наличие личных часов имело в нашем тогдашнем мире какое-то серьезное символическое значение. Были дети уже с часами и дети еще без часов. И в тот Новый год я перешла из одной страты в другую.

Сейчас мне уже трудно вспомнить подробности того символизма, и я их, пожалуй что, сейчас больше восстанавливаю, чем вспоминаю.

Но что-то такое связанное с инициацией, с фиксацией и даже подчинением времени себе там, несомненно, было (теперь я всегда знаю, сколько времени осталось до конца урока, мне не нужно подбегать ко взрослым на улице: «Дяденька, сколько времени?» — и всякое такое). Поскольку больше я ничего не помню, вероятно, все остальные новогодние подарки из моего детства были в моем внутреннем мире незначащими и проходными.

А как было у вас? Пишите нам. И всех — с наступающим Новым годом.

Источник: https://snob.ru/entry/186696/

9 ситуаций, которые точно произойдут, когда ваш ребёнок станет подростком

Мне 12 лет, хочу купить телефон, можно ли это сделать в моём возрасте?

Вот просыпаетесь вы, идёте целовать своего милого ребёнка, чтобы позвать к завтраку с плюшками. А вместо вашего любимого ангелочка в его комнате живёт «чудище обло, озорно, стозёвно, и лайяй». То есть подросток. Грубый, несчастный, плохо пахнущий, страдающий человек, который уверен, что весь мир — против него, и готовый бить первым.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Кстати, мне кажется, что Маяковский в строчках «А моя страна — подросток: твори, выдумывай, пробуй» нечаянно описал наше состояние.

Ребёнок перестал вам доверять. Теперь вы не должны выслушивать эти бесконечные отчёты «А я ему, а он мне… А тут она говорит!». Вы не знаете, какая музыка звучит круглосуточно в его наушниках, в которых он только что не моется, но точно спит.

Вы не смотрите вместе смешные мультики про «Тачки» и даже «Звёздные войны». Не ездите по выходным к бабушке на обед и в Политех. В лучшем случае вам позволят сопровождать Их Раздражённое Высочество на шопинг, и то — не в качестве консильери, а как охранника с чемоданом денег.

Ушли в прошлое времена, когда вас встречал в прихожей восторженный вопль «Папа! Как у тебя добрость подросла!», если вы приносили киндер-сюрприз или мороженку. Вопль (сдержанный) восторга может вызвать лишь новый гаджет, который стоит ползарплаты.

Всё, никаких сияющих глаз и улыбки до ушей, забудьте. По крайней мере, до появления внуков.

Ваша задача на ближайшие пять-семь лет — выжить с наименьшими потерями для вашей (и ребёнка) психики и вашего кошелька

Это крайне неподходящий момент для воспитания: всё, что вы могли, — вы уже сделали.

Ваш сосед по квартире сейчас больше всего напоминает куколку бабочки: он закапсулировался в непроницаемый кокон, внутри которого происходит волшебный метаморфоз — превращение ребёнка во взрослого человека.

Не мешайте ему, иначе метаморфоз может остановиться и у вас на руках окажется аксолотль — способная к размножению, но так и не ставшая взрослой особь. Вам оно надо?

И вот вам некоторые рекомендации от бывалых, поседевших в боях, но доживших до победы (здравого смысла) ветеранов в виде вопросов, которые рано или поздно возникают у каждого, кто воспитывает подростка, и ответов.

Как себя вести, если подросток…

1. Чудовищно грубит

Напомню, что цель подросткового возраста — развернуться от родителей в сторону сверстников; выбрать партнёра и какое-то направление в жизни.

Так как сегодня детство искусственно продлевается практически до 25 лет, то эти биологические программы входят в противодействие с социальными.

Эволюционно подросток должен вызывать у родителей той или иной степени бешенство и естественное желание отправить его в свободное плавание. Но социальные требования в том, чтобы дорастить, воспитать и дать образование.

Наши биологические программы говорят, что детей должно быть много. Если в семье только один ребёнок, на него направлена вся сила родительской любви, заботы и тревоги.

Родители до такой степени плотно его «держат», что подросток никогда не остаётся один, а это обязательное условие, чтобы подросток взрослел. Получается, что грубость — единственный способ отстоять свою независимость и увеличивать дистанцию между родителем.

Стать неприятным, для того чтобы его не трогали. Плюс ещё «поигрывание мускулами» для выяснения, что можно себе позволить, а что — перебор.

Но это не значит, что родители позволят, чтобы с ними так разговаривали. Поэтому если ребёнок начинается грубить — отдалитесь. Это отдаление целительно для всех. Шаг назад — и ситуация выравнивается. Родителям сложнее и больнее осознать и принять ситуации, что ребёнок вырос. Но если у вас несколько детей, вы воспримете это спокойнее.

2. Стесняется своего тела

Отнеситесь к этому с уважением и пониманием. На практике это значит, что теперь он запирается в ванной, носит ужасающего вида балахоны на несколько размеров больше требуемого, отращивает длинные волосы и красит их в дикие цвета. Пусть. Не лезьте.

Он должен выяснить, во-первых, кто он, во-вторых — какой он. Сделать это можно только на личном опыте, перебирая варианты. Всё пройдёт, если не обращать внимания, не комментировать и не предлагать ему симпатичную маечку. Выделите сумму, которую вы готовы тратить на одежду в сезон и устранитесь.

Кстати, сэконд-хэнды и Ebay могут спасти тонущий бюджет.

Не предлагайте назойливо посетить парикмахера/косметолога/стоматолога. И тем более не говорите: «Ты бы на маникюр сходила, посмотри на свои ногти, ты же девочка!» или «Чтоб к понедельнику состриг свои патлы, на кого похож?!». Просто упоминайте вскользь, что контакты волшебных специалистов записаны там-то и там-то.

3. Поздно приходит домой

Я бы вводила комендантский час дома. В 22.00 ворота поднимаются, двери закрываются. Кто опоздал — ночует на улице. Но нужно быть готовым выполнить своё обещание и понимать, зачем вы это делаете.

Я это делала для того, чтобы была возможность выспаться, а не ходить по ночам по улицам, и чтобы другие мои дети отдыхали, а не прислушивались к дверям. Если это действительно яркий акт протеста, конечно.

Потому что если он пришёл домой и отпросился ещё на 15 минут посидеть около подъезда — это другая история.

Когда ребёнок регулярно шарится возле метро — очевидно, что он ищет себе приключения. Так дайте ему возможность их найти! Пусть он узнает, что такое ночь в обезьяннике. Ничего страшного не случится.

В этом возрасте для него важно проламывание ваших границ. Он проверяет, куда и до какой степени вы будете отступать

Вот он оставляет повсюду грязные вещи и швыряет учебники — всё это, что проверить предел вашего терпения.

У меня, например, никаких пределов. Я сразу начинаю мочить. На меня нельзя повышать голос, но я готова договариваться. Я готова выяснять, что происходит, и мне не страшно узнать правду. Мне не страшно услышать, что ребёнок бросает школу. Но в этом случая я ему сообщу, что за последствия отвечает он. Ищет работу, деньги на существование.

Это предполагает родительскую волю, да. Но по-другому с подростками не выжить. Я вижу измотанных родителей, которые сваливаются с серьёзными болячками. Они истерзаны собственными детьми. Детям это тоже совсем не полезно. Подростку нужно знать, что есть пределы его всемогущества. Иначе он сфантазирует, что ему можно всё. Это называется психоз.

4. Стал безразличным и закрытым

А вот это как раз нормально. Это говорит о том, что до сих пор ваши отношения были тесные и близкие. Вы были слишком включены в своего ребёнка. Нам вообще всем внушили, как важно быть включённым в жизнь ребёнка, но не сказали, когда пора остановиться.

Способы и принципы воспитания и жития рядом с малышом совершенно не пригодны в случае с подростком. Мы должны быть на другой дистанции с подростками. Но это не означает наплевательство или отвержение. Важно понять, что теперь перед нами другой человек. У него действительно теперь своя жизнь.

Я часто вижу, что ребёнку уже 14-15, а родители продолжают выстраивать всю свою жизнь вокруг его интересов.

Отстранение — максимальная норма. При этом подростку важно знать, что у него есть семья, которая, если что, по-быстрому прибежит.

Требуйте от него не интимности, но соблюдения правил общежития: здороваться, прощаться, убирать за собой, делать свою домашнюю работу. Делиться секретами туда не входит.

Если он с вами всем-всем делится, это значит, что он не проходит этот подростковый возраст, а остаётся ребёнком.

Ребёнок открыт для матери, а подросток должен быть закрыт для родителей почти совсем. Не требуйте от него, чтобы он оставался удобным партнёром. И поймите: это не разрыв отношений, а другие отношения. Это ранит, да. Но он вернётся к вам потом, если вы будете соблюдать позицию устойчивой опоры, будете базой, куда возвращаются после похода.

5. Закрывает дверь в комнату и просит не входить

Нужно уважать его приватность и научиться стучать в дверь. Посмотрите фильм «Реальная любовь» (Love actually), историю про овдовевшего Лиама Нисона и его пасынка. Отчим с ума сходит от беспокойства, но на двери написано «Я не голоден! Не входить!» — и он топчется на пороге с тарелкой, но не вламывается. Отращиваем дзен.

6. Неприятно пахнет

Если это просто запах немытого тела, которое до звона напичкано половыми гормонами, — отойти в сторону и закупиться освежителем воздуха.

Собственно, биологическая функция этого запаха именно в этом: отгонять близких родственников, которым запах кажется отвратительным, и привлекать представителей противоположного пола с максимально несовпадающим набором генов. Для здорового размножения.

Обещаю, как только у него (тела) появится подходящий партнёр, оно немедленно начнёт мыться и причёсываться с таким рвением, что ещё пожалеете. Очередь в ванную придётся занимать за сутки.

7. Или пахнет марихуаной

Я бы, наверное, категорически запретила курить в моём доме. Но как реалист я прекрасно понимаю, что никакие запреты родителей не помешают подростку курить всё что угодно (траву, просто табак, вейп, кальян) на улице или в компании. Чтобы как-то повлиять на своего ребёнка, вспомните, что у него считается достойным аргументом.

Научная статья? Статья в глянцевом журнале? Новость о гибели кумира от наркотиков? В современной подростковой субкультуре ходят разнообразные мифы о невреде лёгких наркотиков и пользе кальяна.

Да и просто и банально: курить — это круто! Некоторых мальчиков с обострённым чувством собственного величия может отрезвить информация, что «тебя разводят, заставлют покупать сигареты и смеси, наживаются на твоём идиотизме».

Но как психолог я бы постаралась разобраться, зачем человеку постоянная соска, какую такую тревогу он пытается задымить, почему так важно изображать крутого и кем он себя чувствует на самом деле. Потому что здоровая реакция любого организма на отраву (а курение — это отрава) — «плюнь каку и больше никогда не бери!». Чтобы преодолеть отвращение нужна очень серьёзная причина.

8. Начал выпивать

Я много раз слышала от родителей, что надо дать ребёнку попробовать алкоголь дома, под контролем, чтобы научить культурно выпивать.

Я бы внимательно приглядывалась, действительно ли подростку это интересно? Или вы таким образом боретесь со своей тревогой и пытаетесь контролировать, как вам кажется, неизбежное? По закону, запрещено употреблять любой алкоголь до 18 лет, на то есть реальные физиологические причины.

Можно дать подростку глоток вина или пива, чтобы потом обсудить с ним изменения в его состоянии. Тебе стало весело? Или грустно? Или ты чувствуешь, что тебе море по колено? Или тебя тошнит?

Сейчас практически исчезла антиалкогольная пропаганда. Современные дети могут даже не знать слово «алкоголик». Очень часто я слышу на приёме от почти взрослых, 16-17-летних людей: «Папа (или мама) выпивает каждый вечер бутылку-две вина, или шампанского, или пива, но он не алкоголик! Алкоголик — это который синий на улице валяется».

На самом деле нет никакой разницы, пьян человек от бутылки шампанского или стакана водки. Он пьян. Это очень плохо.

И наша обязанность как родителей — не просто удерживать детей от опасных и разрушительных поступков, но и просвещать их в самом прямом смысле: рассказывать, что происходит с мозгом, с печенью и с психикой человека, который пьёт.

9. Всё же пришёл пьяный

Если его не рвёт — просто уложить спать. Утром обсудить. И отслеживать свою реакцию: нет ли такого, что я его ругаю, но при этом тихонько горжусь («настоящий мужик, крутой!»). Или повод пустяшный, первый опыт, человек вообще ничего не понял, а я его уже в забулдыги записываю.

В общем, всегда обучение, просвещение и наблюдение.

Иллюстрации: iStockphoto (ilyaliren)

Ещё больше интересного и полезного про образование и воспитание — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить!

Источник: https://mel.fm/otnosheniya-v-semye/9526740-kh-veshchey-kotoryye-proiskhodyat-v-kazhdoy-semye-gde-est-podrostok

Делите ребенка бережно!

Мне 12 лет, хочу купить телефон, можно ли это сделать в моём возрасте?

После развода муж и жена делят не только имущество, сбережения и недвижимость, но и собственных детей. Случается, договориться мирным путем не выходит. Одна из сторон отправляется в суд, требуя оставить ребенка у себя.

Как часто такие иски подают белорусские отцы, чтобы отсудить сына или дочь у бывшей супруги, о том, как и какое решение принимается на этот счет, рассказала адвокат Минской областной юридической консультации N3 Лидия Васильевна Лупаева.

По закону

– Такие дела мы рассматриваем довольно редко. Отцы обращаются скорее в исключительных случаях. Например, жена пьет, ведет аморальный образ жизни, попросту забросила детей…

Подавая иск в суд, мужчина должен доказать, почему бывшая супруга не должна воспитывать ребенка. Юристы делают запрос участковому инспектору, который может подтвердить или опровергнуть обвинения истца. Участковый дает письменный ответ о том, благополучна ли семья, привлекалась ли мать к административной ответственности, если «да», за что именно.

К процессу подключают и Управление образования при администрации района, сотрудники которого выясняют, в каких условиях проживает отец и мать, какие взаимоотношения в «дуэте» ребенок-мать, ребенок-отец. Свои свидетельские показания дают родственники, соседи, учителя и др.

Сотрудники Управления образования делают письменное заключение и передают его в суд, который в первую очередь учитывает интересы ребенка. Когда подтверждается, что женщина не уделяет сыну (дочери) внимания, не занимается его воспитанием – одним словом, не выполнят свои родительские обязательства, иск удовлетворяется. Ребенок остается жить с папой, а мать теперь обязана платить алименты.

Нет оснований

– Случается, для положительного решения суда в пользу отца нет оснований. Мать нормальный человек, вполне способна воспитывать и материально содержать ребенка.

…Если в семье двое детей и оба родителя претендуют на то, чтобы они остались с ним (-ей), то обычно судья приходит к решению: одного – папе, другого – маме.

До суда не доводи

– При разводе, до или после него экс-супруги могут заключить официальный документ – Соглашение о детях. Это взаимный компромисс, который официально оформляется у нотариуса.

В нем указывается, с кем и на чьей жилплощади будут проживать дети, в каком объеме будут выплачиваться алименты (меньше установленной законом суммы нельзя, больше – пожалуйста), как часто, когда и где другой родитель будет видеться с ребенком.

Юридически устанавливаются и другие нюансы вопроса, важные для бывших супругов, которые, меж тем, не перестали быть родителями. Если же люди не могут договориться без споров и конфликтов, то обращаются в суд.

Спросите у ребенка

– Когда «причине спора» – сыну или дочери – уже исполнилось 10 лет, суд интересуется у ребенка, с кем он хочет остаться. Его вызывают в суд и опрашивают в присутствии педагога-психолога.

Когда ребенок постарше, он многое понимает, с ним проще. С малышами не так…

Случается (причем нередко), родители настраивают ребенка друг против друга. Или начинают активно задаривать подарками, давать обещания, идти на какие-то уступки… Но не потому, что сильно его любят и не хотят с ним расставаться, а из желания «насолить» бывшей половине.

Назло «врагу»!

– Когда одна из сторон считает себя обманутой и брошенной, в качестве «возмездия» используют любые цели, даже самые неблаговидные. Начинается деление ребенка «из принципа». Настраивание сына или дочки против мужа (жены). И тут ребенок не цель, а средство! Но он-то любит и папу, и маму, потому получает в этой ситуации психологическую травму.

Когда это случается, стоит отвести ребенка к психологу, который, пообщавшись с ним, сделает выводы и даст письменное заключение – определит истинные его отношения с каждым из родителей. К тому же поможет малышу пережить тяжелый для него период.

Кто богаче?

– Отец может решить: я состоятельный человек, со мной ребенок ни в чем не будет нуждаться: получит все самое лучшее – одежду, образование, качественный отдых. Что может дать ему мать..?

Меж тем уровень дохода родителей не влияет на решение суда. Допустим, мать имеет скромную зарплату, отец по сравнению с ней – очень большой доход. Но только по этой причине ему не отдадут сына или дочь.

Согласно постановлению пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 сентября 2004 года N 11 «О практике рассмотрения судами споров, связанных с воспитанием детей»: «Преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей само по себе не является безусловным основанием для передачи ему ребенка на воспитание».

Вам отказано!

– По закону права обоих родителей абсолютно равные. На окончательное решение суда о том, с кем из родителей остается ребенок, влияет множество обстоятельств. Допустим, отец в силу должностных обязанностей часто бывает в командировках, тогда решение суда будет не в его пользу. Ведь по объективным обстоятельствам он физически не сможет справляться с родительскими обязанностями.

Но в основном..

– Если родители – нормальные люди, которые по каким-то причинам не могут договориться о дальнейшей судьбе ребенка, чаще по решению суда он остается с матерью.

Уже сложилась такая практика. Возможно, это славянский менталитет, который диктует, что приоритетный родитель для ребенка – всегда мать. Не исключено, что на принятие такого решения оказывает влияние факт: большинство судий у нас женщины.

Но это и определенный элемент недоверия к мужчинам. Увы, по роду службы, мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда мужчины бросают семьи, а после и знать не хотят своих детей, не выплачивают алименты. На какие ухищрения только не идут, чтобы недодать ребенку законные 25% от дохода… Будто дают эти средства не сыну или дочке, а своей жене. Адвокаты ведут множество дел по неуплате алиментов.

Но, безусловно, есть и очень хорошие отцы, не в пример их бывшим женам, у которых инстинкт материнства не разбудить ни воспитательными беседами, ни призывами к совести.

Источник: https://www.interfax.by/article/25403

15 вещей, о которых молчит ребенок-подросток

Мне 12 лет, хочу купить телефон, можно ли это сделать в моём возрасте?

Материалы, присланные пользователями

Обычно родители говорят, что подростковый возраст – это трудный возраст. Но при этом они имеют в виду, что им самим трудно найти общий язык с сыном или дочерью. А на самом деле этот возраст труден именно для подростка.

Ведь в отрочестве общение с родителями, учителями и другими взрослыми начинает складываться под влиянием возникающего чувства взрослости.

Многие проблемы подросткового возраста возникают из-за того, что, во-первых, родители не знают о физиологии и психологии подросткового периода, а во-вторых, подросток сам не готов к таким переменам. Но не судите их строго! Поймите, как им трудно. Помогите, поддержите.

Ни в коем случае не ругайте! Пусть комплексы, которые обозначены в публикации, и неизбежны у подростка, будут поняты родителями, и он не будет чувствовать, что одинок в своих переживаниях.

1. «Мои права ущемляют!» – «Мне нужна поддержка»

Подростки начинают оказывать сопротивление по отношению к ранее выполняемым требованиям со стороны взрослых, активнее отстаивать свои права на самостоятельность, отождествляемую в их понимании со взрослостью.

Они болезненно реагируют на реальные или кажущиеся ущемления своих прав, пытаются ограничить претензии взрослых по отношению к себе. Несмотря на противодействие, проявляемое по отношению к взрослому, подросток испытывает потребность в поддержке.

Особо благоприятной является ситуация, когда взрослый выступает в качестве друга. Совместная деятельность, общее времяпрепровождение помогают подростку по-новому узнать взаимодействующих с ним взрослых.

В результате создаются более глубокие эмоциональные и духовные контакты, поддерживающие подростка в жизни. Подросток испытывает потребность поделиться своими переживаниями, рассказать о событиях своей жизни, но самому ему трудно начать столь близкое общение.

2. «Не давите на меня!» – «Объясните, зачем»

Если подросток почувствует, что от него многого ожидают, он может пытаться уклониться от выполнения обязанностей под прикрытием наиболее «доброго» взрослого.

Поэтому для освоения новой подростковой системы отношений важна аргументация требований, исходящих от взрослого. Простое навязывание требований, как правило, отвергается.

То, что родителям порой кажется бессмысленным упрямством, на самом деле – попытка твердо отстоять свое мнение.

3. «Я не маленький!» – «Прекратите несправедливость»

В случаях, когда взрослые относятся к подросткам как к маленьким детям, последние выражают свой протест в различных формах, проявляют неподчинение, чтобы изменить сложившиеся ранее отношения. Реакция протеста подростка бывает и в тех случаях, когда в семье конфликтная обстановка.

Родители ссорятся между собой, а реакция протеста ребенка направлена против них, поскольку они, по его мнению, виноваты перед ним, и он реализует свой протест в утрированной форме, совершает мелкие правонарушения – все делает назло родителям.

Причиной реакции протеста может быть равнодушное отношение родителей, несправедливое, болезненное для самолюбия ребенка наказание, запрещение чего-либо, что значимо для него, например, запрет видеться с приятелями.

4. «Я крутой!» – «Я неудачник…»

Слабость и неудачливость в какой-либо одной области подросток стремится компенсировать успехами в другой.

Причем сравнительно часто встречаются формы гиперкомпенсации, когда для самореализации выбирается область деятельности, представляющая наибольшие трудности.

Свою неуверенность и скованность подростки прячут под маской напыщенной самоуверенности, немотивированного упрямства и словесной агрессии. Если ребенок становится груб, нужно ласково поговорить с ним.

5. «Всем наплевать на меня» – «У меня тоже есть своя жизнь»

Недостаток внимания, заботы и руководства, формализм взрослых болезненно воспринимаются подростком. Он чувствует себя лишним, ибо является источником обременяющих хлопот. Подросток в подобных случаях обычно начинает жить своей тайной жизнью.

6. «Я сам!» – «Хочу больше свободы»

Чрезмерная опека и контроль, необходимый, по мнению родителей, также нередко приносят негативные последствия: подросток оказывается лишенным возможности быть самостоятельным, научиться пользоваться свободой.

В этом случае у него активизируется стремление к самостоятельности. Взрослые же нередко реагируют на это ужесточением контроля, изоляцией своего чада от сверстников.

В результате противостояние подростка и родителей лишь возрастает.

7. «Я не хочу ссориться» – «Я кое-что скрываю от родителей»

Вместе с тем многие подростки стремятся избегать конфликтов, пытаясь скрыть недозволенные поступки. Стремление к явным конфликтам с родителями проявляется сравнительно редко.

8. «Что такое секс?» – «Поговорите со мной открыто на тему секса»

Подросток хочет от родителей узнать подробно об особенностях сексуальных отношений.

Если у вас сын (или дочь) подросткового возраста, а раньше вы с ним (или с ней) никогда не говорили на темы половых отношений, то придется это сделать, хотя бы сейчас. Уж лучше поздно, чем никогда.

Психологи говорят, что в тех семьях, где родители умеют говорить с детьми на эту тему, не краснея и не запинаясь на трудных словах, подростки гораздо позже приобретают первый сексуальный опыт.

9. «Она такая классная!» – «Я мечтаю быть, как …»

Подросток пытается подражать лучшим. Комната подростка обычно сплошь завешана портретами абсолютных чемпионов мира, модных певцов, футболистов, теннисистов, гонщиков. У девочки рядом c красавцами певцами и актерами красуются топ-модели и киноактрисы. Голливуда. Если вы не знаете, что происходит в душе вашего ребенка, посмотрите на стены в его комнате. Там – мечта души.

10. «Что-то есть совсем не хочется…» – «Я влюблен(а)! И это навсегда!»

В этом возрасте часто переживается платоническая любовь.

Она характеризуется высоким накалом чувств, сладостным трагизмом, самоотречением и жертвенностью, убежденностью в уникальности переживаемого подростком чувства.

Подросток так сильно страдает от любви – не спит, не ест, тоскует и сохнет на глазах, что пугает пап и мам. Родителям, педагогам и другим взрослым людям такой накал чувств кажется непонятным.

11. «Я страшный!» – «Я переживаю о своей внешности»

Подросток переживает из-за некрасивой внешности.

12. «И скучно, и грустно…» – «Я хочу приобщиться к компании сверстников»

Подросток не находит увлечений. Собираясь в группе сверстников (обычно группы организуются по территориальному признаку – живут в одном дворе, в одном районе, учатся в одной школе), многие подростки не могут придумать себе какого-то интересного занятия.

Они сидят во дворе, бренча на гитаре или слушая музыку, катаются на мотоциклах, если они у них есть, или бесцельно бродят по улицам в надежде на какое-то «приключение», которое разнообразило бы их жизнь. Со временем они сами находят себе такие «приключения» и развлечения, которые чаще всего имеют асоциальную направленность.

Лидером подростковой группы становится кто-то из ребят, обычно тот, который старше других; имеет опыт употребления спиртного или наркотиков, или имеет психические отклонения, или физически сильнее остальных.

Если лидер имеет криминальный опыт, то такая группа может превратиться в банду, тщательно охраняющую свою территорию от других таких же группировок, в борьбе с которыми проходит их жизнь. Банда собирается во дворах, в подвалах, на чердаках, пустырях, заброшенных стройках.

У многих родителей шоковые вопросы: как получается, если их ребенок-отличник в плохой компании? А ведь многие подростки из благополучных семей завидуют неблагополучным их свободе, мечтают стать членами такой организации. Ребята заискивают перед сильными, задабривают их деньгами, оказывают разные услуги, и со временем их принимают в группу. Так прежние тихони и домоседы могут приобщиться к пьянкам, наркотикам, асоциальным формам поведения.

13. «Хочу стать президентом!» – «Я не знаю, кем я буду…»

Кем быть? В мечтах о будущем, в профессиональных намерениях отражается прежде всего потребность подростка быть значительным.

Его профессиональные планы в ранней юности часто представляют собой расплывчатые мечты, которые никак не соотносятся с практической деятельностью.

Эти планы ориентированы скорее на социальный престиж профессии, чем на собственную индивидуальность. Отсюда и характерная завышенность уровня притязаний, потребность видеть себя непременно выдающимся, великим.

14. «Я хочу умереть!» – «Мне страшно, что если я умру, жизнь все равно будет продолжаться»

У подростка часто возникают размышления на тему смерти. Личная жизнь кажется безмерно малой песчинкой в громадном океане космоса всеобщей жизни. И от того, что эта песчинка может затеряться в этом общем потоке, становится страшно. Страшно, что вот кончится моя жизнь, мир будет продолжать жить.

Бывает так, что подростки предают смерти романтический оттенок. Как выход из проблем и конфликтов они видят смерть. И как бы видят ее со стороны: вот он лежит в гробу, все оплакивают, приносят цветы, говорят добрые слова и жалеют, какого человека потеряли.

Но ведь нет обратного процесса, и нельзя допускать, чтобы у ребенка были суицидальные темы. Берегите своего ребенка, будьте чуткими.

15. «Все вокруг лицемерят!» – «Будьте искренними со мной» Подросток боится неискренности. На его формирующуюся психику оказывают огромное влияние эмоциональные отношения между родителями и их поведение. Родители больше воспитывают не словами, а собственным примером. Если они говорят одно, а сами делают другое, то это деформирует психику подростка.

Источник

В помощь родителям:

Вебинары серии: “Не хочу, не буду, не желаю!Как помочь подростку вырасти самостоятельным”

Авторский вебинар Екатерины Бурмистровой: “ Три кита взаимодействия с тинэйджером: автономность, бережность, коммуникация”

Tweet В Мой Мир
Группа Семья Растет на !

Нам очень важно знать Ваше мнение. Пожалуйста, напишите что вы думаете об этом.

Top

Я хочу знать, что люди говорят об этом

(58) подросток  семья  проблема  переходный возраст  трудности  психолог 

Источник: http://www.semya-rastet.ru/razd/15_veshhejj_o_kotorykh_molchit_rebenokpodrostok/

«Кнопочный телефон может стать поводом для травли». Психотерапевт о гонке гаджетов и статусе среди детей – Технологии Onliner

Мне 12 лет, хочу купить телефон, можно ли это сделать в моём возрасте?

Взрослые предпочитают считать, что понятия «достаток» и «нищеброд» недоступны пониманию младших школьников. Но с тех пор, как похожая на кирпич Nokia сменилась лопатообразным iPhone, гаджеты стали мерилом статуса, что особенно заметно в детских сообществах.

Каково пользоваться кнопочным телефоном, когда одноклассники давно обзавелись смартфонами? Что делать, чтобы ребенок не чувствовал себя участником конкурса на самое крутое устройство? Об этом врач-психотерапевт, который работает с детьми, директор престижной минской школы и ее ученики рассказали Onliner.by.

Социальный портрет ученика 36-й гимназии довольно пестрый. Здесь учатся дети непростых родителей наравне со школьниками из семей скромного достатка. Руководство школы прилагает массу усилий к тому, чтобы гаджеты не определяли статус ребенка в детском коллективе. Для оценки того, что из этого вышло, у нас было слишком мало времени.

О том, что в действительности происходит с детьми в современных школах и как на это влияют гаджеты, рассказал врач-психотерапевт Антон Сапронов, ориентируясь на случаи из своей практики. У Антона Владимировича не было цели проанализировать поведение учеников 36-й гимназии и тем более поставить им диагноз.

Илье 7 лет, учится во втором классе. Модель телефона он пока назвать не может, но в руках у него Sony Xperia T2. На вопрос «Что умеет?», получаем ответ — «Включаться». Правда, кое-что о мобильном Илья уже понял: вводя PIN-код, он отворачивает экран от посторонних глаз.

— Приложений у меня никаких нет. Только одна игра, — Илья запускает Google Chrome и показывает, как монохромный динозавр перепрыгивает кактусы. — Это мамин телефон, она мне его подарила. Не помню когда, но уже давно, в первом классе. А до него не было у меня телефонов.

— Ты мечтаешь о другом телефоне?

— Ну да, мечтаю, — загадочно улыбается Илья.

— А о каком?

— Не знаю, о каком, но хочу другой.

— Более крутой?

— Да.

— Как у меня? — предполагает его одноклассница Арина.

— Может быть.

— По моим наблюдениям, первые гаджеты появляются у детей, когда они идут в школу, и, как правило, это смартфоны с выходом в интернет, — говорит Антон Сапронов, врач-психотерапевт, работающий с детьми.

— У первоклассников не всегда есть 3G, но они почти всегда имеют доступ к Wi-Fi. Дети часто лучше взрослых владеют терминологией, умеют лучше манипулировать телефоном на потребительском уровне.

С 10—11 лет у большинства из них есть аккаунты в соцсетях, но многие заводят их раньше.

— Страсть к статусным вещам — это черта нарциссизма, который проявляется у детей с ранних лет. Так что конкуренция в таких вопросах свойственна детским группам любого возраста. Дети всегда чем-то меряются, и это нормально. Хуже, когда взрослые их к этому подталкивают. Ко мне на прием часто приезжают родители на очень дорогих машинах. И дети у них проблемные.

Когда в кабинет заходит ребенок с очень статусным телефоном, дороже моего, я еще не ставлю диагноз, но уже насторожен. Что за эмоциональные отношения складываются в такой семье? Есть ли там место слабостям? Стыду, разочарованиям, несовершенству? Если всему этому места нет, то ребенок живет в постоянном напряжении. Ему нельзя ударить в грязь лицом. И это проблема.

— Обычно так происходит, если на ребенка вешают все эти «должен» и «надо». Такие дети часто вырастают, не понимая, кто они, чем на самом деле хотят заниматься и чего достичь. В таких случаях мы имеем дело с подавленными эмоциями, поэтому приверженность статусным вещам часто сопровождается депрессивным состоянием.

Общественные явления тоже принимают в этом участие. Бытует мнение, что поколение Советского Союза повлияло на развитие нарциссического общества. Потому что там все были уравнены, и каким-то образом нужно было выделяться.

8-летней Арине совсем недавно подарили 5-й iPhone.

— Что он умеет?

— Включаться! — находится с ответом девочка. На время урока школьники отключают свои телефоны и оставляют их в рюкзаках, поэтому первое, что все они нам демонстрируют, — это запуск.

— iPhone — мой третий мобильный. До него я пользовалась HT7 [HOMTOM-7, вышедший на рынок в 2015 году. — Прим. Onliner.by]. А первый телефон у меня появился в 5 лет, я тогда еще в садик ходила.

Из приложений здесь есть Viber, игра «Угадай слово», Facetune [сервис для редактирования «селфи». — Прим. Onliner.by], калькулятор, погода…

Я почти год мечтала об «айфоне», просила его у родителей на Новый год, и наконец мне его подарили!

— К сожалению, ситуация в школьных коллективах продолжает быть жесткой, — считает психотерапевт. — Для многих детей гаджеты стали способом выжить в классе. Если вы попадете в тюрьму, то вам придется говорить на языке заключенных.

Но не стоит при этом отказываться от себя. Случается, что ребенок, родители которого обратились ко мне по совершенно другому поводу, в процессе терапии заявляет: «У всех крутые гаджеты, а у меня ерундовый».

Дети вынуждены принимать некоторые реалии взрослой жизни быстрее, чем нам бы этого хотелось.

Одной моей подопечной, у которой была напряженность в отношениях со сверстниками, купили самый крутой смартфон в классе. И с ней все начали дружить.

Она пришла ко мне и спросила: «А это вообще нормально?» Я говорю: «А ты как считаешь?» — «Я считаю, что нет». Если ребенок понимает это — пускай. Значит, это способ приспособиться.

Пусть он примет реалии школьного коллектива, где гаджеты определяют статус, но при этом у него будет другая группа детей, например во дворе, где общение происходит на ином уровне.

— Бывает, что родители не могут купить ребенку дорогой гаджет или не хотят этого. Кнопочный телефон способен стать поводом для травли: «Что ж у тебя родители такие бедные?» У меня был такой случай: мой подопечный каждый день занимался борьбой, ездил на республиканские чемпионаты, отлично учился и в то же время считал себя ничтожеством, потому что у него не было крутого телефона.

Конечно, родители такого ребенка не смогут донести до его одноклассников, что покупка дорогого гаджета — это покупка статуса. Вряд ли одноклассники впечатлятся и скажут: «В самом деле, чего это мы?» Но есть способы поддержать ребенка в этой ситуации. Я обычно говорю таким детям: «Ты и твои одноклассники не имеют права гнаться за гаджетами. Потому что вы на них не заработали.

Вы меряетесь родительским достатком. Конкуренция — это нормально, она влечет за собой прогресс, но она должна быть за счет собственных достижений. Когда твои одноклассники хвастаются гаджетами, они хвастаются заработком своих родителей. И это даже не в плюс родителям, которые не объяснили ребенку, что телефон — не повод для гордости.

Что эти дети сделали в жизни, чтобы называть тебя нищебродом?»

— Услышав это, ребенок приобретает опору. Он перестает заниматься самоуничижением. Понимает, что он не ничтожество, каким его пытаются выставить сверстники. Что гаджеты, купленные родителями, не делают его одноклассников исключительными.

Конечно, ребенок будет страдать от того, что его истинные достижения не ценятся. И я не избавлю его от этих страданий. Но поддержать его я могу: «Они потребители, меряются родительским благополучием и сами ничего в себе не вырастили.

Во взрослой жизни ты выйдешь вперед!»

Ксюше 8 лет. Ее мобильный называется ZTM. Он тоже умеет включаться, о чем девочка говорит уже с некоторой иронией.

Судя по иконкам, Ксюша прожженная геймерша.

Помимо виртуальных домашних питомцев (котейка, драконы и фиолетовое существо из Moy 5), четырех головоломок, шашек, крестиков-ноликов и двух приложений для изучения английского, девочка играет в Temple Run 2, где нужно спасаться от преследования демонических обезьян, в Masha Kasha, где героиня мультфильма «Маша и Медведь» варит кашу из всех подручных продуктов, в легендарный симулятор жизни Sims, который старше Ксюши в 2,5 раза, но до сих пор не потерял актуальность среди детей ее возраста, и даже в постапокалиптическую Zombie Catchers с возрастным ограничением 12+, где из «ходячих мертвецов» делают смузи. Впрочем, последняя игра могла быть унаследована Ксюшей от старшего брата вместе с картинкой на рабочий стол.

— А в «Симсах» какой у тебя уровень? — живо интересуется Арина, заглядывая в Ксюшин телефон через плечо.

— У меня — восьмой.

— Что объединяет современных детей? Игра по Bluetooth или в сети, — отмечает Антон Сапронов. — Ребенок с кнопочным телефоном выпадает из детского сообщества. Он оказывается вне клуба по интересам, выглядит отщепленным и непринятым.

— Я проследил одну особенность: если ребенок ходит с кнопочным телефоном, в то время как сверстники уже обзавелись смартфонами, в нем есть приятная эмоциональная наполненность, которой не хватает современным детям. Мне, как человеку, который вырос без крутых гаджетов, приятно с ним говорить. Он вовлечен в реальные отношения с детьми, родителями, взрослыми. Но в то же время он страдает.

Большинство детей, погружаясь в гаджеты, замещая гаджетами живое общение, чувствуют себя в своей тарелке, но такой образ жизни их ограничивает. Дети, которые гаджетов лишены, ведут полноценный образ жизни, однако, наоборот, чувствуют себя ущемленными. И это дилемма.

У Даниила телефон в виде гоночной машинки. На вопрос «Какой?», парень отвечает — «Кнопочный».

Это слово он произносит вместе с Ариной, только однокласснице весело, а в голосе Даниила звучат нотки поражения. Учителя начинают утешать мальчика: «Какой красивый. Телефон и игрушка „в одном флаконе“».

Вместе с похвалой Даниил явно получает порцию уверенности в себе, и язык у него развязывается.

«У этого телефона большая память, — утверждает парень и в качестве доказательства показывает записную книжку с номерами. — Много „вконтактов“ в него помещается, вот одноклассники…» Даниил делает вид, что перечисляет названия соцсетей, — очень уж хочет быть в теме.

— Из игр только змейка, она должна вкусняшки собирать. Однажды я набрал 99 очков, но нечаянно сбросил рекорд. Не знаю, сколько здесь можно набрать до конца игры, но хочу сто. А это — диктофон, он может записать пять разных звуков. В последний раз я сюда записал ответ на очень сложный вопрос по учебе, а то мог забыть. Еще есть такой звук, — и Даниил включает ревущий мотор гоночной машины.

— Телефон мне очень нравится. У него стекло не такое, как у всех, — мягкое. Он много раз падал — не разбивался. В него помещаются две симки — velcom и МТС. Два пароля можно поставить. Но я хочу другой телефон — сенсорный.

— А зачем?

— Эмм… еще не знаю, как ответить на этот вопрос.

— Ситуация «хочу новый смартфон» — одна из тех, которые мотивируют 12-летних детей самостоятельно зарабатывать деньги, — рассказывает психотерапевт. — Такие случаи не часты, но очень ценны. У меня было двое подопечных, парни по 12—13 лет, которые расклеивали объявления, зарабатывали копейки.

Собрали по 100—150 рублей и купили себе простенькие «бэушные» смартфоны. Вот это достижение! У одноклассника мобильный за 2000 рублей, а у тебя за 150, но купленный на собственные деньги! Конечно, этот факт не упрощает жизнь ребенка в классе, там все равно будут пытаться принизить и обесценить его заслуги.

И важно в этой ситуации его поддержать.

— На мой взгляд, проблема зависимости статуса ребенка от гаджета, который он приносит в класс, постепенно уходит в прошлое, — считает директор гимназии №36 Андрей Стригельский.

— Школьники перестают рассматривать электронные устройства как статусную вещь и признак семейного благополучия.

Если несколько лет назад мы проводили очень серьезную работу с родителями, чтобы дети в принципе не брали эти устройства в школу, то сейчас не особо обеспокоены этой темой, потому что гаджеты помогают в образовательной деятельности.

— Мы внедрили проект «Электронный дневник», где учитель в онлайн-режиме выставляет отметки, записывает домашнее задание. Ребята активно пользуются электронными учебниками, которые разработало Министерство образования. Вместо огромного набора книг в школу можно взять один планшет — и этого хватит.

— Как и в любом обществе, у нас в школе есть более и менее благополучные в материальном плане семьи. Так что я не отрицаю, проблема была — лет пять, может даже три года назад.

Но сегодня на смену материальным приходят некие другие ценности. Дети становятся лучше, добрее, больше общаются.

Сидя за одной партой, соседствуют и дружат ребята, у одного из которых, условно говоря, последний iPhone, а у другого — обычная кнопочная Nokia.

— Важно, чтобы в школе не процветал культ вещей. Если ребенок начинал излишне хвастаться, мы запрещали ему приносить гаджет в школу. Каждый педагог, наблюдая эту проблему, пытался донести детям, что материальные ценности не имеют значения. Что надо ценить дружбу, человеческие взаимоотношения. Звучит, может быть, банально, но если не закладывать это с детства, само по себе оно не появится.

— Понимая, что интернет сегодня — это засилье негативной информации, от которой нужно оберегать детей, мы стараемся, чтобы они максимально использовали свои гаджеты для получения знаний.

У гимназии есть аккаунты в соцсетях: канал на , представительство во «ВКонтакте» и Instagram. В группах публикуются фото, анонсы мероприятий, опросы учащихся.

Сообщества в соцсетях ведут и учителя, и ученики начиная с 8-го класса.

— Какие бы предрассудки по поводу молодежи ни бытовали в обществе, мы все-таки считаем, что современные школьники — это поколение, которое больше думает и принимает решения осознанно. Был некий крен. Сегодня мы его выравниваем.

Смартфоны в каталоге Onliner.by

Источник: https://tech.onliner.by/2017/03/17/o-gonke-gadzhetov

Прав-помощь
Добавить комментарий