Могу ли я подать заявление в полицию на секту?

В своем последнем слове пастор-мошенник попросил прихожан не забывать об анафеме

Могу ли я подать заявление в полицию на секту?

Городищенский районный суд Черкасской области приговорил к шести годам лишения свободы афериста, который якобы на нужды церкви выманивал у прихожан огромные суммы

Жертвы пастора одной из каневских сект обратились в нашу редакцию еще в 2011 году. Люди рассказали, как пастор Алексей (имя изменено, так как приговор еще не вступил в законную силу) убеждал их сдавать огромные суммы на пожертвования.

Ради пастора прихожане даже брали кредиты, а деньги несли ему «на развитие церкви». Когда же пришло время отдавать долг банку, одна из прихожанок едва не покончила жизнь самоубийством.

На то, чтобы доказать, что действия пастора были обыкновенным мошенничеством, ушло пять лет.

Одной из первых заявление в милицию написала жительница Канева Черкасской области Людмила. Женщина познакомилась с пастором Алексеем четырнадцать лет назад. А секту начала посещать, когда в семье возникли проблемы. Послушав несколько пасторских проповедей, Людмила стала прихожанкой, а позже и полноправным членом общины.

— Среди прихожан были известные в городе предприниматели, — рассказывала Людмила. — Как выяснилось, они приходили туда чуть ли не каждый день и приводили в церковь все новых и новых знакомых.

«Здесь все создано благодаря людям, — объяснял пастор (кстати, прихожан он просил не называть его по имени — только пастор). — Мы общими усилиями арендуем это здание и развиваем церковь». Под общими усилиями подразумевалась материальная помощь. Помощники пастора записывали фамилию каждого, кто давал деньги, и фиксировали суммы.

Вскоре пастор все чаще стал рассказывать, что жертвовать церкви десятину от своих доходов — наш священный долг. Я вместе со всеми исправно давала деньги. Кроме церкви с общей казной, прихожане объединялись еще в так называемые общины по месту жительства.

Люди, живущие неподалеку друг от друга, организовывали свою казну, в которую раз в неделю сдавали деньги. Потом их тоже отдавали пастору. Делал это лидер домашней общины, которым вскоре назначили меня.

О том, действительно ли церковь становилась богаче благодаря их вкладам (а было немало людей, которые отдавали пастору по нескольку тысяч гривен в месяц), прихожане не задумывались.

Чтобы никто не усомнился в его честных намерениях, пастор Алексей как-то обмолвился, что копит деньги «на что-то глобальное». «Хочу купить для нашей церкви помещение, — позже признался он. — Возможно, все получится. Но зависит это только от вас самих».

С тех пор вклады увеличились. Часто прихожанам (в числе которых была и Людмила) приходилось отдавать большую часть дохода.

— Случалось, что родственники пытались открыть глаза прихожанам нашей церкви, — рассказывала Людмила. — Иногда после разговоров с мужьями, пытавшимися образумить своих жен, прихожанки осторожно высказывали пастору свои сомнения.

Наставник менялся в лице и испытующе смотрел в глаза женщине: «Вы хотите сказать, что я потратил эти деньги на себя?» Когда прихожанка признавалась, что в сомнения ее поверг муж, пастор начинал объяснять: «Значит, он вас не понимает. Здесь ваш настоящий дом, здесь все самое светлое.

А там, где вас не понимают, черное. И люди там черные». После таких слов многие делали вывод, что родные не понимают их, а значит, они «черные люди». Рушились семьи. Тем же, кого пламенные речи пастора не переубеждали, потом приходилось несладко.

Пастор вспоминал об этом на каждой службе, недвусмысленно намекая, что среди нас появилась паршивая овца.

За следующие восемь лет обещанное пастором здание так и не появилось. А однажды Алексей позвал Людмилу к себе и попросил прихожанку… взять на свое имя кредит на пять тысяч долларов. Сам он, видите ли, не мог, потому что у него нет официальных доходов. Людмила согласилась.

— Деньги, которые мне выдали в банке, я, естественно, отдала пастору, — вспоминает Людмила. — Алексей заверил, что рассчитается с банком, но сам вернул только половину суммы. А потом и вовсе перестал платить. Чтобы сумма долга не увеличивалась, мне пришлось платить самой.

Пастор к тому времени сказал, что хочет строить дом, в связи с чем объявил новый сбор средств. Нас же, лидеров общин, он просил собирать деньги чуть ли не каждый день. А когда возник вопрос с кредитом (по словам Алексея, на строительство дома требовалось минимум 140 тысяч долларов), он опять обратился ко мне.

И хотя на мне уже был один невыплаченный кредит, пастор сказал: «Людочка, ты одна из немногих, кому могу доверять. Не переживай, я все продумал».

Наш пастор придумал такую схему: он, дескать, продает мне свой дом в Каневе, а я на двадцать лет беру в банке кредит на эту покупку и отдаю ему деньги, после чего он сам ежемесячно выплачивает банку долг. В случае моего согласия платить надо было 1800 долларов в месяц. Но пастор заверил, что выплачивать эти деньги будет сам.

В одном из киевских банков, с которым он обо всем договорился, нам выдали под залог якобы купленного мною у него дома 139 тысяч долларов наличными. Пастор сразу забрал деньги и заплатил банку за первый месяц 1800 долларов. Однако потом у него опять возникли «финансовые трудности». Выплачивать за него такие деньги я уже не могла.

Мне начали звонить из банка. Коллекторы требовали деньги, а я не знала, что им отвечать. Приходила к пастору, а он: «Я бы рад, но сейчас никак не получается.

Ты точно не можешь заплатить? Я ведь все верну!» А через несколько дней у пастора появились… две новые машины — «Тойота» и «Ниссан». Вот тогда-то я впервые усомнилась в его честности. Но от кредита уже было не отвертеться.

Вскоре коллекторы начали звонить чуть ли не каждый день. Мне угрожали, что оставят без крыши над головой.

Собравшись с духом, я пришла к пастору и потребовала деньги. Услышав мой тон, он поменялся в лице: «Ты как со мной разговариваешь? Я твой духовный наставник». «Вы обещали выплачивать кредит», — стояла я на своем. «Я уже все тебе объяснил, — заявил он.

— И не вздумай никому об этом рассказывать. Вспомни о дочке. Ты же хочешь, чтобы у нее все было хорошо?» У меня все похолодело внутри. «А при чем здесь моя дочка?» — спросила я. «Ни при чем, — улыбнулся он. — Во всяком случае пока». С тех пор я потеряла сон.

Уже понимала, что угодила в ловушку к мошеннику, но ничего не могла с этим поделать. А кому-то рассказать боялась — безопасность шестилетней дочки для меня была превыше всего. Тем временем коллекторы звонили мне даже ночью, угрожали физической расправой.

Был момент, когда я чуть не покончила жизнь самоубийством. К счастью, меня остановила одна прихожанка.

*”До знакомства с пастором моя жена была спокойной уравновешенной женщиной, имела свой бизнес. А этот проходимец разрушил ее жизнь”, — говорит Олег, муж обманутой прихожанки церкви Людмилы (фото автора)

— Люда и мне ничего не рассказывала о кредите, — вспоминает муж Людмилы Олег. — Узнав, в какую ситуацию она попала, я пошел к пастору. Но тот отказался со мной разговаривать: «Это наши с Людой дела. Не лезьте не в свое дело».

Тогда мы решили обратиться в милицию. Вместе с нами это сделали еще четверо прихожан. Эти люди хоть и не брали кредиты, но одалживали пастору огромные суммы (разумеется, без расписок), которые он не возвращал. В милиции открыли уголовное дело.

В Каневском райуправлении милиции рассказанную пострадавшими информацию подтвердили. На тот момент в милиции были заявления от пяти прихожан. Пастора тогда отпустили на подписку о невыезде. А когда в 2011 году готовилась публикация в «ФАКТАХ» и корреспондент газеты связалась с пастором Алексеем, тот сказал:

— Людмила ходила к нам в церковь, активно участвовала в церковной жизни. Однажды мы решили построить молитвенный дом. Для этой цели я одолжил у знакомых деньги, а когда пришло время их возвращать, у меня возникли трудности. И Люда купила у меня дом.

— То есть она решила вас выручить? Чья это была инициатива?

— С того момента прошло много времени, поди разберись. Сейчас она утверждает, что покупать его не собиралась. Тем не менее мы заключили договор купли-продажи. Поскольку у нее не было необходимой на покупку дома суммы, она взяла кредит. При этом мы договорились: я продолжаю жить в доме и плачу кредит за нее.

— В чем тогда выгода? Вы ведь продали дом, якобы чтобы отдать долги. Но ведь так вы продолжали ежемесячно платить большие деньги…

— Так было удобнее всем. Потом я даже предложил ей сделать меня поручителем, чтобы моя фамилия была официально прописана в документах. Но она не захотела.

— Зачем? Ведь если бы она не смогла выплатить кредит, банк обязал бы вас отдавать долг.

— Решил это сделать из моральных соображений — все-таки я жил в этом доме. Сейчас Людмила утверждает, что я попросил ее взять кредит на нужды церкви, а сделка купли-продажи дома была необходима для того, чтобы ей этот кредит дали.

Но это неправда. Просто позже у нее появился мужчина, который начал настраивать ее против меня. И они обвинили меня в мошенничестве. Я же заплатил Людмиле за четыре месяца. А потом наступили тяжелые времена, кризис… У меня не было денег.

— Но в доме вы продолжали жить?

— Как бы… да. Я ведь не мог выехать — тогда его просто разграбили бы. Это частный сектор, опасно… Все хотят сделать из этого сенсацию только потому, что я пастор. А я ведь тоже человек! Прекрасно понимаю, что люди обиделись, но зачем все так раздувать? Что бы ни говорили и ни писали, это все равно ничего не решит.

Статья в «ФАКТАХ» вызвала большой резонанс. В редакцию пришло много писем от верующих из других церковных общин, оказавшихся в подобной ситуации. Некоторые из них знали о пасторе из Канева. Следствие закончилось, дело передали в суд. А примерно через год после публикации в редакцию позвонил сам пастор и потребовал опровержения.

— Все, что вы написали, — ложь! — возмущался обвиняемый. — Откуда вы взяли мои слова? Сами придумали? Я с вами вообще никогда не разговаривал. Если не напечатаете опровержение, буду подавать на вас в суд за клевету.

Свою жалобу пастор подтвердил официальным письмом. Даже когда мы сообщили ему о том, что в редакции есть диктофонная запись интервью, подтверждающая, что его речь передана буквально слово в слово, пастор не успокоился.

— Все равно это неправда, — уверял он. — Я не мог такое сказать. Похоже, вы просто взяли мои слова из одного телесюжета. И исказили.

На этом пастор не остановился и все-таки подал в суд иск. Он потребовал 20 тысяч гривен от журналиста, редакции и Людмилы с Олегом, которые рассказали газете свою историю. Проиграв иск (на судебном заседании «ФАКТЫ» предъявили аудиозапись разговора, в точности совпадавшую с написанным в статье), пастор подал апелляцию. Но Апелляционный суд Черкасской области его жалобу тоже не удовлетворил.

Тем временем суд по уголовному делу продолжался. После вынесения приговора мытарства прихожан, увы, не закончились. Несмотря на то что вина пастора Алексея была полностью доказана, ему дали условный срок. Пастора обязали выплатить Людмиле всего 30 тысяч гривен… морального ущерба.

А долг банку женщина должна была отдавать сама. И это при том, что психиатрическая экспертиза подтвердила: Людмила заключала сделку с банком под сильным психологическим воздействием.

Столь гуманный приговор судья Каневского райсуда объяснил тем, что пастор положительно характеризуется своими коллегами из других общин.

Адвокат Печерской коллегии адвокатов Киева Ирина Маслей подала апелляцию. Судебные разбирательства продолжались. Однако условный срок пастору окончательно добил Людмилу. Психологическое состояние женщины сильно ухудшилось. Во время нашей первой встречи она была заметно подавлена, но держалась. Теперь же у нее случился нервный срыв.

— И не один, — тяжело вздыхает Ирина Маслей. — Моя клиентка больше не могла ходить на судебные заседания — Люда этого не выдержала бы. Она не спала ночами, у нее нарушилась координация движений. Стали случаться истерические припадки. Даже лечение в клинике не помогало.

Судебная тяжба длилась четыре года. Претензий к редакции пастор больше не предъявлял, но в суде продолжал настаивать на своей невиновности.

Ирине Маслей удалось добиться слушания уголовного дела, теперь уже в Городищенском районном суде Черкасской области.

На прошлой неделе за мошенничество в особо крупных размерах суд приговорил скандального пастора к шести годам реального заключения с конфискацией имущества.

— Это большая победа, — признается Ирина Маслей. — Как же долго прихожане этого добивались! Люди исправно ездили на все заседания, а слушая, что говорит пастор, нередко пили корвалол.

Услышав, что я прошу суд дать ему 12 лет заключения, а прокуратура настаивает на восьми годах реального срока, пастор и его адвокат в один голос возмутились: «За что? Это что, убийство?! Пастор никого не убил!» Если учесть, что Людмила сейчас лежит в больнице под капельницей, это утверждение вызывает большие сомнения… Врачи сказали, что уже не смогут ее вылечить.

Возможны лишь временные улучшения. Пока нет и этого. Но пастора состояние Люды не волновало. В своем последнем слове он попросил прихожан «не забывать об анафеме». И заявил, что будет подавать апелляцию.

— Людмиле сообщили, что пастор получил реальный срок?

— Да. Но под воздействием препаратов она вряд ли это осознала. Олег по-прежнему ее опекает, но он в отчаянии — ей становится все хуже.

В их доме уже практически не осталось посуды — у Людмилы настолько нарушена координация, что она не может удержать в руках ни один предмет.

Глядя на нее, не верится, что до знакомства с пастором она была спокойной уравновешенной женщиной, имела пусть небольшой, но успешный бизнес. «Этот проходимец разрушил ее жизнь, — с горечью сказал на днях Олег. — И, зная это, все равно добивается для себя оправдания».

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/194538-v-svoem-poslednem-slove-pastor-moshennik-poprosil-prihozhan-ne-zabyvat-ob-anafeme

Юридические советы для тех, чьи интересы попирают секты

Могу ли я подать заявление в полицию на секту?

Мы постарались описать типичные ситуации, в которые попадают люди, столкнувшиеся с деятельностью сект, и попросили юриста дать .

Мой несовершеннолетний ребенок попал в секту. Ходит на их “службы”, читает литературу, они постоянно ему звонят и т.д.

Пункт 5 статьи 3 Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях” запрещает вовлечение малолетних в религиозные объединения без согласия родителей или лиц, их заменяющих.

Если Вы такого согласия не давали – напишите заявление в прокуратуру по месту жительства и одновременно поставьте в известность о происходящем отдел по делам несовершеннолетних местного отделения милиции.

Мой супруг попал в секту. Отдает туда вещи из нашей квартиры, зарплату (стипендию, пенсию). Согласно статье 34 Семейного Кодекса РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является общим.

К нему относятся доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, пенсии, пособия и иные денежные выплаты, движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады и доли в капиталах коммерческих организаций, а также “любое другое имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства”. В соответствии со статьей 35 Семейного Кодекса, владение, пользование и распоряжение подобным имуществом должно осуществляться только по обоюдному желанию мужа и жены. Поэтому сделки с общим имуществом, совершенные только одним из супругов без уведомления или согласия со стороны другого супруга, считаются незаконными и могут быть отменены через суд.

Моя жена ходит в секту и, несмотря на мое негативное отношение, водит туда нашего несовершеннолетнего ребенка. Сам ребенок много раз говорил, что ему там неинтересно. Но жена заявляет, что ей, как матери, виднее.

Статья 38 Конституции РФ возлагает равные права по содержанию и воспитанию ребенка на обоих родителей. В соответствии с пунктом 2 статьи 65 Семейного Кодекса, такие вопросы должны решаться отцом и матерью только по взаимному согласию.

При этом в той же статье особо отмечено, что “родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей”. Следовательно, посещать религиозную организацию ребенок может лишь в том случае, если хочет этого сам и если решение об этом солидарно принято его родителями.

В случае, когда мнения на этот счет расходятся, Семейный Кодекс рекомендует обращаться за разрешением спора в орган опеки и попечительства или в суд.

В нашем доме постоянно по квартирам ходят иеговисты. Я уже несколько раз им говорил,  что исповедую другую религию (неверующий, не хочу с ними разговаривать), но они все равно ходят, пытаются вступать в разговоры и часто бросают в наши почтовые ящики свои листовки.

К сожалению, законодательство не воспрещает заниматься такими видами религиозной агитации. Единственным способом ее прекратить является установка на дверях кодового замка. Попросите об этом жилищно-эксплуатационную организацию, обслуживающую ваш дом.

Если будут приняты ваши аргументы о том, что “Свидетели Иеговы” носят в подъезд грязь, эксплуатируют и без того ветхое лифтовое оборудование, а их листовки, разбрасываемые в почтовые ящики, уже приводили к поджогу последних хулиганами, то, возможно, такой замок удастся установить за бюджетный счет.

В нашем подъезде поселилась семья сектантов, которая проводит на своей квартире религиозные собрания. Пункт 2 статьи 16 закона “О свободе совести и о религиозных объединениях” позволяет проводить богослужения, другие религиозные обряды и церемонии в жилых помещениях. Именно на это, как правило, и ссылаются сектанты.

Однако по статье 10 действующего ныне Жилищного кодекса РСФСР они обязаны соблюдать правила пользования жилыми помещениями и правила общежития. Последние были утверждены Постановлением Совета министров РСФСР №415 от 25 сентября 1985 г.

и требуют, чтобы наниматель комнаты или квартиры не совершал действий, “создающих повышенный шум или вибрацию”, а в период с 23.00 вечера до 7.00 утра вообще соблюдал тишину.

Поэтому если на квартире собирается, например, так называемая “домашняя группа” из 10 – 15 человек, которая занимается коллективным пением, громким прослушиванием аудиопроповедей – такая деятельность нарушает указанные выше правила. Следует сказать и о других неприятных нюансах подобного соседства.

Так, при регулярных массовых собраниях сектантов на одной и той же квартире происходит быстрое загрязнение подъезда, повышается риск нарушения правил противопожарной безопасности, а также санитарно-эпидемиологических норм, – что нарушает положения статьи 142, требующей от квартиросъемщиков “обеспечивать сохранность жилых помещений, бережно относиться к санитарно-техническому и иному оборудованию, к объектам благоустройства, соблюдать правила содержания жилого дома и придомовой территории, правила пожарной безопасности, соблюдать чистоту и порядок в подъездах, кабинах лифтов, на лестничных клетках и в других местах общего пользования”. Кроме того, заметим, что хозяева квартиры, организующие религиозные собрания, часто сообщают своим гостям номера кодов от замка входных дверей в подъезд, увеличивая таким образом опасность проникновения сюда посторонних лиц. Руководствуясь такими соображениями, надо просить сектантов прекратить собрания на квартире. При отказе следует обращаться с жалобой в жилищно-эксплуатационную организацию, ответственную за состояние подъезда, или с заявлением в суд.

Часто хожу по улице N (через переход, на станцию метро и т. д.). Там стоят сектанты и с лотка торгуют своими книгами.

Уличные места для торговли – в том числе, различной литературой, – обычно организуются по согласованию с органом местного самоуправления в соответствии со статьей 4 Федерального закона “Об общих принципах организации местного самоуправления”.

Как правило, сектанты такого согласования не производят. Поэтому для того, чтобы распространение подобной литературы прекратилось, иногда достаточно обратиться с жалобой в местную администрацию.

Сектанты раздают на улице приглашения на свои собрания. Напрямую сделать в этом случае вы ничего не можете. Однако обратите внимание на сами распространяемые сектантами приглашения.

Пункт 8 статьи 8 закона “О свободе совести и о религиозных объединениях” требует, чтобы религиозная организация указывала при осуществлении деятельности свое полное наименование. То есть запрещает так называемую конфессиональную анонимность.

Однако обычно в листовках название религиозной организации не указывается вообще: сообщают просто время и место для “разговоров о Боге”. А это является уже основанием для подачи заявления в прокуратуру о нарушении требований закона со стороны конкретной организации.

В учебное заведение приходят сектанты, проводят тут различные беседы и обряды. Руководство заведения их поддерживает, а среди педагогов тоже есть члены этой секты, вовлекающие ребят в религию. Иногда прямо в здании раздаются религиозные материалы.

Вопрос об отделении Церкви от школы четко прописан в пункте 5 статьи 1 закона РФ “Об образовании”, где сказано, что в государственных и муниципальных образовательных учреждениях деятельность религиозных организаций не допускается. В пункте 2 статьи 2 того же закона еще раз приведено требование сохранять светский характер образования.

Аналогичное положение содержится и в п. 2 ст. 4 Федерального закона “О свободе совести и религиозных объединениях”.

Оно подлежит одинаковому исполнению во всей государственной и муниципальной образовательной системе: дошкольных воспитательных учреждениях (детсадах), средних школах, учреждениях дополнительного образования, учреждениях профессионального и профессионально-технического образования, высших учебных заведениях.

Поэтому пропагандистская деятельность в учебных заведениях самих сектантов, симпатизирующих им педагогов, а также распространение там религиозных материалов является незаконным. Для пресечения такой деятельности необходимо подать жалобу в местные органы управления образованием и направить заявление в прокуратуру по месту нахождения учебного заведения.

Помощь людям попавшим в секты:

  • Российские антисектантские центры – Миссионерско-апологетический проект “К Истине”
  • Святые, к которым обращаются с молитвами о сектантах, раскольниках и иноверцах – Миссионерско-апологетический проект “К Истине”
  • Как помочь человеку, попавшему в секту – Православная беседа
  • Как помочь эзотерику? – Виталий Питанов
  • Консультирование по вопросу выхода из секты – Миссионер Дона
  • Выход из культов. Депрессия, одиночество, нерешительность, измененное сознание, эффект аквариумной рыбки, некритическая пассивность и пр. – решение психологических проблем людей после выхода из сект… – Маргарет Сингер
  • Действия семьи при попадании ребёнка в тоталитарную секту – Михаил Бедило
  • Православные, инославные и сектанты – Как нам строить отношения со знакомыми и ближними из числа инославных христиан и сектантов? – Вера-Эском
  • Веру не рассказывают, а показывают (взаимоотношения с инославными и сектантами) – иерей Александр Ильяшенко
  • Юридические советы для тех, чьи интересы попирают секты – Евгений Мухтаров
  • В секты попадают из-за проблем, комплексов и тщеславия – иерей Евгений Тремаскин
  • Противостояние сектам – это одно из дел любви Церкви к человеку – профессор Александр Дворкин
  • О сектоведении (если кто-то до сих пор думает, что в секты попадают в основном неудачники, то позволю с этим не согласиться: в сектах сейчас состоит до 1 млн. наших сограждан, среди которых очень много весьма “образованных” людей. Слово “образованных” привожу в кавычках, поскольку требуется пояснить, что образование, которое получают наши сограждане в школах и ВУЗах не является образованием в полном смысле) – Олег Заев
  • По следам “Бога КУЗИ” или о волках в овечьей шкуре (как и почему люди попадают в секты) – Олег Заев

***

Руководитель предприятия (фирмы) ходит в секту, заставляет всех сотрудников посещать ее собрания и читать религиозную литературу. В соответствии с пунктом 2 статьи 30 Конституции РФ, “никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем”.

В договоре или контракте, заключенном между Вами и администрацией предприятия (фирмы), не сказано о том, что Ваша деятельность будет зависеть от Вашего отношения к религии.

Поэтому, если руководство настаивает на Вашем вступлении в секту – обратитесь в местное отделение Федеральной инспекцию по труду либо в прокуратуру по месту расположения предприятия (фирмы).

Что делать, если секта хочет присвоить вашу квартиру или квартиру ваших близких. Как правило, сектанты охотятся за квартирами следующим образом. Сперва человек, являющийся собственником жилья, вовлекается в религиозную организацию.

Особым вниманием пользуются одинокие граждане, которые не имеют наследников, и люди, находящиеся в состоянии конфликта с родными и близкими. Секта начинает обрабатывать владельца жилья, добиваясь, чтобы он разорвал все оставшиеся связи с миром.

Параллельно проводится мысль, что “любить Бога” – значит, пожертвовать ему все самое ценное. Об этом человеку твердят и в ходе собраний, и при визитах на дом. Через некоторое время возникает ситуация, когда “клиент созрел” и готов “отдать Господу” (а вернее, тем людям, которые прикрываются именем Бога) свое жилье.

Надо отметить, что сегодня квартиры редко оформляются прямо на секты или их лидеров, да еще и в качестве дара. Это слишком прозрачно, может привлечь ненужное внимание и привести к крупному скандалу. Чтобы его избежать, реализуется следующая схема.

Во-первых, квартиру не берут в дар, а покупают – правда, за символические деньги или под гарантию предоставления человеку значительно меньшей жилплощади. Во-вторых, жилье оформляется не на секту или ее лидеров, а на неизвестных широкому кругу посредников, которые затем и передадут недвижимость в нужные руки.

Юридически такой механизм почти безупречен. При этом сам владелец квартиры “обработан” так, что станет везде твердить, будто принял совершенно осознанное, идущее только из глубин сердца решение. Убеждать его в обратном, как правило, бесполезно.

Что делать, если ваш близкий оказался в такой ситуации и намерен подарить секте свое жилье? Постарайтесь изъять у него документы, без которых невозможно осуществление сделок и оформление дарственных – ордер на квартиру, квитанционные книжки уплаты за электроэнергию и коммунальные услуги.

Это тот редкий случай, когда бюрократическая машина будет полезной и отсутствие одной-единственной бумаги может свести на нет все усилия сектантов. Запоминайте малейшие детали – названия фирм, которые вроде бы не прочь провести “через себя” планируемую сделку, фамилии тех, кто проявляет к ней повышенный интерес.

Вам эти данные могут ничего не говорить – но специалистам хорошо известен перечень риэлтеров, сотрудничающих с теми или иными сектами. Зайдите в РЭУ по месту жительства вашего близкого и поговорите с сотрудником, ответственным за оформление документов на квартиру.

По-человечески объясните ему ситуацию и попросите в случае, если эти документы кто-то затребует, сразу позвонить вам.

Как только станут известны имена людей, которые обрабатывают вашего близкого, а также название их религиозной организации – напишите заявления в милицию и прокуратуру. Вам не обязательно кого-то в чем-то обвинять. Просто изложите тревожные факты, а потом уведомите сектантов о том, что сделали. Обычно это сразу охлаждает их пыл.

Когда сектанты почувствуют, что ваша деятельность может привести к срыву всей операции – начнутся угрозы. Не поддавайтесь на них и сразу уведомляйте правоохранительные органы. Каждое ваше заявление будет привлекать к сделке дополнительное внимание.

Готовьтесь к тому, что сектанты будут обязательно настраивать против вас владельца жилья. Повторяя за ними, ваш близкий начнет говорить, что вопрос, кому продать или подарить квартиру – это только его дело. С юридической точки зрения он прав, на чем и строят расчет мошенники.

Зато у Вас есть такой инструмент, как общественное мнение. Если предложенные выше способы не сработают, ставьте “на уши” максимально широкий круг лиц – родственников и друзей человека, чиновников, журналистов.

Помните, что сектанты всегда боятся огласки и могут отступить, даже если с формальной стороны сделка смотрится вполне законно.

Евгений Мухтаров, председатель общественного центра “Гражданская безопасность”

Центр свщмч. Иринея Лионского – 25.10.2007.

Источник: http://www.k-istine.ru/sects/sects_antisectshelp_muhtarov.htm

В краснодарском крае арестован глава секты за растление малолетних

Могу ли я подать заявление в полицию на секту?

Свыше 10 лет в кубанской глубинке действовала тоталитарная секта, лидер которой специализировался на методах сексуального воздействия, в том числе и в отношении несовершеннолетних. В минувшее воскресенье он был арестован, причем силовая операция в одной из станиц Красноармейского района прошла глубокой ночью с подачи журналистов.

Лидера секты “бога Кузю” оставили под арестом до марта

Так получилось, что автор этих строк познакомилась с пострадавшими за два с лишним года до описываемых событий: в этой станице остался родительский дом, приютивший осенью 2013 года молодую женщину с 14-летним сыном и 11-летней дочкой. Их мама тогда сказала: “Детям угрожает опасность, разрешите пожить в вашем доме.

В станице все знают, кому он принадлежит, поэтому нас здесь никто не тронет”. Вот так Ольга (назовем ее так) вместе с Ваней и Машей поселились в этом доме. В нем было достаточно места, но первое время они спали вместе в одной из комнат, тесно прижавшись друг к другу. “Нам так спокойнее, – поясняла Ольга.

– Дети не хотят на ночь оставаться одни, боятся, что их может снова забрать учитель”.

Учителем Ольга называла Александра Куренкова, из-за которого в свое время оставила родных и близких на Украине, перебравшись в 2006 году сюда, на Кубань. А познакомились они, как выяснилось, еще в 1998 году, когда Оля вышла замуж и вместе с мужем отправилась в свадебное путешествие.

– Мы жили в Хмельницкой области, где муж работал на атомной электростанции, – рассказывает она. – Он по профессии физик-теплоэнергетик, учился в Обнинске. А я закончила пединститут, увлекалась рисованием, владела петриковской росписью, в школе преподавала. Отец мужа увлек его идеями сайентологии.

Перед свадьбой предложил мне поехать в Геленджик, где обычно собираются последователи этих учений. Там мы и познакомились с Куренковым, который привез на дальмены свою группу “последователей Калагии”. Он пригласил нас в свой палаточный лагерь, где мы попали на занятия группы. Так интересно: магический круг, свечи, особый ритуал “спасения Вселенной”.

Куренков учил направлять энергию, погружал всех в транс. Заставлял поверить, что ты чуть ли не божество, готовое поделиться с другими лучом света. Это так здорово и вдохновляет! У мужа сразу глаза загорелись, он чуть ли не сразу решил остаться с этой группой. Я подумала: “Ну, ничего себе, сходила замуж”. Но Куренков никогда сразу не выдергивал людей из привычной им жизни.

Он закинул удочку, мы заглотили наживку и вернулись домой. Он потом к нам приехал, лекции читал, большие деньги зарабатывал. Постепенно мы узнали, что созданные им группы обосновались в Казахстане и в Крыму, в Феодосии, где, кстати, муж несколько раз бывал в палаточных лагерях. У меня в это время один за другим рождались дети, поэтому я оставалась дома.

Но в конце 2005 года муж сказал, что мы уезжаем на Кубань, где воспитанники Куренкова будут готовиться к “квантовому переходу”.

В Китае к пожизненному заключению приговорен лидер секты

Это одна из идей Куренкова, внушившего своим ученикам, что в декабре 2012 года произойдет так называемый “квантовый переход”, после которого выживут лишь избранные, к которым причислял себя и своих учеников. Оказавшись полностью под влиянием “учителя”, адепты созданной им секты делали все, что он им велел.

Приказал порвать с прошлым, с родными, уничтожить документы – и они это выполнили беспрекословно. Так, Оля и ее супруг порвали, а затем сожгли дипломы о высшем образовании. В станице физику-ядерщику пришлось переквалифицироваться в строителя. С подачи Куренкова сколотили бригаду, которая занялась отделочными работами.

Все заработанные деньги отдавали “учителю”. Жили общиной в нескольких домах, расположенных рядом. Скупили их постепенно.

В одном из них, спрятавшемся за высоким забором, была обустроена ритуальная комната, в которой на рассвете собирались взрослые и дети (в общине вместе со взрослыми постоянно находилось несколько детей, в том числе сын и дочка Ольги).

– Занятия начинались в 5.20, – рассказывает она. – Все приходили с прозрачными стаканчиками, наполненными водой и письменными отчетами за прошедший день. Молились с закрытыми глазами, а в это время “учитель “заряжал” воду, и мы ее выпивали, как он говорил “для отключения ума”. Такие же ритуалы проходили каждый вечер.

Оказавшись полностью под влиянием “учителя”, адепты созданной им секты делали все, что он им велел. Татьяна Павловская/ РГ

Наверное, из-за ранних утренних побудок станичники прозвали их “детьми солнца”.

Больше никаких странностей в их поведении никто из местных жителей не замечал: приветливые обходительные, берутся за любую работу, выполняют ее всегда качественно.

Никто и предположить не мог, какие жуткие вещи происходят внутри закрытого от посторонних глаз мирка. Лишь недавно Оля решилась рассказать об этом. Сначала о себе, а потом – и о детях.

– Очень скоро после нашего знакомства Куренков втянул меня в сексуальные отношения, полностью парализовав волю и отключив сознание. Я просто не могла ему сопротивляться, как, думаю, и другие молодые женщины, прошедшие через его руки.

Он убеждал, что таким способом мы обмениваемся энергиями, необходимыми для нашего личного спасения. При этом требовал ни с кем не делиться случившимся. Мой муж все прекрасно знал, но даже не подумал как-то защитить меня.

“Раз учитель это делает, значит, так надо”, – говорил он.

Мне она сказала: “Больше не могу с этим жить. Я хочу обо всем рассказать”…

Но самое ужасное началось, когда “гуру” решил “наполнить энергиями” маленькую дочку Оли: девочке тогда едва исполнилось восемь лет.

Лишь недавно мать рассказала о том, как в течение нескольких лет ее ребенок подвергался изощренному насилию. Оля решилась на это после встречи с психиатром и психологом. Мне она сказала: “Больше не могу с этим жить.

Я хочу обо всем рассказать, чтобы этот жуткий человек был наказан и больше не смог калечить детей”.

Лидера секты в США обвиняют в изнасилованиях и пытках своих 12 детей

В начале января Ольга приехала в Краснодар, где встретилась с кандидатом медицинских наук, психиатром-наркологом  Николаем Каклюгиным, который первым выслушал ее исповедь.

Николай, окончивший аспирантуру и защитивший диссертацию в институте имени Сербского, в последнее время занимается проблемами зависимого поведения не только от алкоголя и наркотиков, но и от воздействия тоталитарных сект.

  В кубанской глубинке, убежден он, действовала именно такая секта.

…А в минувшие выходные мы приехали в Красноармейский район вместе с Николаем Каклюгиным и телеоператором. Сначала записали на видео- и аудиоаппаратуру подробный рассказ пострадавших, помогли им составить заявление в полицию, а потом вместе поехали в райцентр.

Предварительно я созвонилась с главой Красноармейского района, поэтому, несмотря на поздний вечер, в райотделе МВД нас уже ждали, причем не только полицейские, но сотрудники прокуратуры и следственного комитета.

Очень быстро были завершены необходимые процессуальные действия – допрошены пострадавшие, проведены первичные экспертизы. Во втором часу ночи группа захвата выехала в станицу, расположенную в 12 километрах от райцентра.

В общей сложности в силовой операции было задействовано около полусотни человек, действовавших под руководством начальника Славянского межрайонного отдела СКР по Краснодарскому краю Евгения Руднева. К этому времени уже было возбуждено уголовное дело.

Вот подробности из официального сообщения, которое вчера распространила пресс-служба управления СКР по краю: “В правоохранительные органы Красноармейского района вечером 23 января 2016 года обратилась женщина с заявлением о совершенных 60-летним жителем станицы Староджерелиевской насильственных действиях сексуального характера в отношении ее малолетней дочери. Славянским межрайонным следственным отделом СКР по краю в отношении указанного мужчины возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. “б” ч. 4 ст. 132 УК РФ (совершение насильственных действий сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста).

Верховный суд признал экстремистским сайт “Свидетелей Иеговы”

Установлено, что указанного мужчину знали все члены семьи и контактировали с ним. По версии следствия, в период с марта 2010 года по октябрь 2013 года он, используя беспомощное состояние девочки, совершал в отношении нее иные действия сексуального характера.

Кроме того, по имеющейся у следствия информации, в станице действовало незарегистрированное религиозное объединение, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами и иным причинением вреда их здоровью и куда привлекались местные жители.

По данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 239 УК РФ (создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан). В настоящее время подозреваемый задержан, рассматривается вопрос об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

Проводятся необходимые следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств совершенного преступления. Расследование уголовного дела продолжается”.

Корреспондента “РГ” уже предупредили, что в ближайшее время вызовут на допрос в качестве свидетеля.

Я готова рассказать и о шрамах, оставшихся на спине и руках Вани после плетки “учителя”, избивавшего подростка на глазах сестры, в расчете, что после этого девочка будет покладистей и подчинится сексуальным домогательствам. Сейчас семье, попавшей в очень трудную жизненную ситуацию, очень нужна помощь.

Ее дети являются гражданами России, а сама Ольга, лишившаяся большинства документов, пока лишь оформляет вид на жительство. На жизнь зарабатывает шитьем, но денег не хватает на элементарные нужды. Нет даже российского гражданства.

Источник: https://rg.ru/2016/01/25/sekta-site.html

«Секта отняла у меня самое дорогое — жену и дом»: уралец заявил в суде, что его супругу завербовали

Могу ли я подать заявление в полицию на секту?

Марсель и Ирина прожили вместе больше 20 лет

— Я не хочу очернить мою жену. Хочу рассказать историю для тех, кто еще не попал в подобную ситуацию. Знаете, я мусульманин, но я бы понял, если бы моя жена ушла к другому мужчине. Не как муж — как человек бы понял, принял, потому что чувства, любовь… Но тут — спасать надо, вытаскивать из секты, — Марсель разливает чай, подталкивая нам вазочку с вафлями. — Угощайтесь.

Он уверен, что его супруга Ирина попала в секту. Теперь, после более чем 20 лет брака, их семья распалась. После развода, по условиям брачного договора, жене останется коттедж, но мужчина уверен, что дом уйдет руководителю секты. Сейчас он делает все, чтобы дом остался сыновьям. 

Мы приехали к Марселю в гости в этот загородный дом, который он сам построил. Когда-то он закончил строительный факультет одного из крупных вузов страны. А сейчас у него с друзьями небольшой бизнес — занимаются промышленной гидроизоляцией. Дом просторный, но пустой, без домашнего уюта. Снаружи грубый кирпич.

— Что мужчина должен сделать: сыновей вырастить, дерево посадить, дом построить, — Марсель говорит пафосно-правильные речи. Штампы, конечно, но вроде бы искренне, слегка запинаясь, то ли от волнения, то ли такая особенность речи. 

У Марселя двое сыновей — Дмитрий и Алексей. Один заканчивает Суворовское училище, другой уже выпускник Суворовского, студент пятого курса, будущий зооинженер (имена и некоторые личные данные героев истории изменены по их просьбе. — Прим. ред.).

Марсель так и не успел закончить до конца стройку своего дома. Да и дом этот ему уже не принадлежит. Сейчас он судится за него с бывшей женой и, пока идут суды, имущество арестовано. Пока он с сыновьями живет тут. Все предыдущие суды он проиграл жене, уверен, что проиграет и следующий. И ему придется выселяться вместе с сыновьями. 

Несмотря на всю ситуацию, он и сейчас рассказывает о жене очень тепло. Они разных национальностей: он татарин-мусульманин, она русская, православная.

— Но в семье у нас никаких споров, противоречий на тему религии не было, — говорит Марсель. — Это было идеальное сочетание, пример, как рядом могут жить и любить друг друга люди с разной верой и обычаями. У меня в роду были те, кто работал в мечети, имамы. И я тоже иногда ходил в мечеть.

Жена соблюдала православные обычаи, я не раз подвозил ее в храм, на крупные праздничные службы. Но религиозными фанатиками ни я, ни она не были. Чтобы не было разногласий, детям мы никаких религиозных взглядов не навязывали.

Сыновья уважают и православие, и ислам, но сами ни к никакой религии не относятся.

Ирина с Марселем и сыновьями много лет назад. Еще до установки контакта с «высшими силами»

Воспитанием сыновей занимался Марсель. Водил их на тренировки, один из них стал чемпионом России по боевому единоборству: 

— Я сыновьям говорил: рай находится у ног вашей матери. Я хотел, чтобы потом они так же строили отношения в своей семье, с уважением к женщине. Все у нас было идеально.

У жены Марселя высшее экономическое образование, работала бухгалтером в банках, выучилась на косметолога. Хотела открыть свой косметический салон. Чтобы наработать опыт, устроилась косметологом в один из салонов.

— Там, в салоне, она два года назад и познакомилась с Викторией, — вспоминает Марсель. — Та была ее клиенткой. Этой женщине лет 60. Замужем, взрослые дети, у мужа свой бизнес. Она представлялась православной матушкой.

«Матушка», по словам Марселя, подружилась с Ириной. Стала приезжать в гости в их коттедж. Как-то, нахваливая просторный дом, она спросила, можно ли проводить тут православные обряды. Марсель был не против.

— Они стали собираться у нас в доме, в нашей большой зале, — рассказывает Марсель. — Человек 10–15, женщины, возраст примерно от 30, 40 и до 70 лет. Пару раз я застал тут их обряды. Я, конечно, не православный… Но они мне показались странными, я видел, что к обычным службам-обрядам это не имело отношения. Молитвы были какие-то странные. Упоминали какого-то Крайона.

Марсель полез в интернет, чтобы узнать, кто такой Крайон. Оказалось, это божество, которое придумал американский писатель Кэрролл. 

Еще прочитал, что Кэрролл в своих книгах учит, как установить контакт с высшими силами — Крайоном, этот контакт называется специальным термином «ченнелинг». Это что-то вроде медитаций, конечная цель — общение с Крайоном с целью спасения планеты.

Это было похоже на религиозное учение сайентологов — другого американского писателя Рона Хаббарда (некоторые из его книг признаны экстремистскими и запрещены в России). 

Марсель обратился в миссионерский отдел Екатеринбургской епархии, получил ответ в письменной форме. Там про крайонцев особо ничего не слышали, скопировали информацию из интернет-источников, что к православию это отношения не имеет, а еще есть мнение, что это секта.

В интернете на форумах можно прочитать о крайонцах следующее: «Внимание! Опасная секта Крайона.

Диски активации ДНК содержат пси-оружие по подготовке маньяков, самоубийц, камикадзе через телепатическое внушение человеку на расстоянии, также могут нарушить работу или отключить сердце, влиять на членов семей и перевести деньги со счетов ваших фирм на заграничные. Будьте бдительны».

Но с этим форумчанином тут же спорят: «Ли Кэрролл — абсолютно адекватный человек, не имеющий никаких негативных программ. Его собственные грехи составляют 0%. То, о чем говорит Крайон, находит подтверждение в неуклонно повышающихся энергетических вибрациях Астрального тела планеты Земля».

Сомнительно (уж простите нас, любители эзотерики и мистики) и то и другое: то есть и про телепатические внушения, и про «вибрации». Тем не менее это движение-учение не запрещено, книги Кэрролла есть в свободной продаже в любом книжном, в отделах, где продается эзотерическая литература. 

 Марсель продолжает рассказывать:

— В интернете я не нашел никакой информацию о матушке Виктории. Но через знакомых выяснил, что эта самая Виктория — бывший член запрещенной в России и на Украине секты «Белое братство», которая была основана еще в 90-х годах в Киеве. Кстати, сама Виктория родом с Украины, постоянно ездит в Одессу. При этом она гражданка России.

«Белое братство» — тоталитарная деструктивная секта, запрещенная в России экстремистская организация, ее основатель объявлял себя живым воплощением Христа. Из-за разрушительного действия на психику среди адептов случались самоубийства.

— Я видел, что в моем доме пытаются обманывать людей. Жена сказала, что они с матушкой ездят по храмам и православным святым местам. Видимо, под видом православных паломников там вербовали людей. Часто ведь человек идет в церковь, когда случилась какая-то беда.

Они отлавливают, видимо, смотрят на расстроенные лица, подходят, знакомятся. Никто сначала не говорит про этого Крайона, все идет под видом православия, — говорит Марсель. — Она и меня пыталась зацепить, заговаривала, что читала Коран.

Как-то позвонила мне, говорит: ты избран, поэтому предлагаю тебе уникальную возможность подключиться к космическим силам. Оказалось, все прозаично. Чтобы подключиться к силам, надо разделить с ней постель. Я ей говорю: то, что я семейный человек, вас не смущает? Говорит, нет.

Я сказал, что отказываюсь от «уникального предложения».

Жене вы об этом рассказывали?

— Жена сказала: ты наговариваешь. Я говорю: мы с тобой живем в XXI веке, какой Крайон! Да, мы чтим какие-то обряды, традиции, ты — свои, я — свои, но все-таки мы светские люди. Я не против эзотерики, многие астрологией, мистикой увлекаются, хиромантией, кто-то может мир видеть как-то по-другому.

Но все до разумных пределов, без фанатизма! Я дал жене все информацию, распечатки из интернета, ответ из епархии. Бесполезно. Жена менялась на глазах. Слышал от нее какие-то странные вещи, что скоро будет апокалипсис, а Виктория спасает Россию. От чего спасает-то, спрашиваю? А она: ты не любишь богиню Викторию.

Да, говорю, не люблю…

По словам Марселя, это предводительница. С виду обычная женщина. Времена сектантов в белых балахонах остались в девяностых?

Марсель показывает фото предводительницы-богини Виктории. На вид обычная современная женщина: ни платочков, ни белых балахонов, ни корон или нимбов.

Возможно, все это ушло в прошлое, этими атрибутами людей сейчас только напугаешь.

Фото со сборищ-семинаров тоже не вызывает подозрения, вроде бы обычный пикник: мужчина и несколько женщин лет 50, улыбаясь, сложили пальцами латинскую букву V — Виктория, победа…

Марсель запретил устраивать в доме сборища и выходить «на контакт с высшими силами». Тогда жена подала на развод — это было в сентябре. В исковом заявлении она указала: по причине несходства характеров.

Из дома, от мужа и сыновей, Ирина уехала жить в свой косметический салон — к тому времени она уже купила помещение в Екатеринбурге, помогли ее родители, они обеспеченные люди, у них успешный бизнес, связанный со строительством. 

Зимой супругов развели. 

Фото со сборищ-семинаров тоже не вызывает подозрения, вроде бы обычный пикник

https://www.youtube.com/watch?v=KNmckacaNGI

После развода по брачному контракту все имущество переходило жене. Контракт этот супруги заключили еще 13 лет назад. Марсель объясняет, что занимался бизнесом и на всякий случай, чтобы обезопасить имущество, переписал его на жену. Говорит, доверял.

Хотя, по версии жены, которую она озвучивала на судах, контракт тот вынудила подписать ее мама, которая давала деньги на строительство дома. Впрочем, в любом случае заставить-то теща не могла. Подписывать такие документы, по которым в случае чего ты остаешься ни с чем, можно только доверяя близкому человеку.

Марсель подал в суд, чтобы признать брачный контракт недействительным. Он уверен, что, как только решение суда будет в силе, жена перепишет дом на матушку-богиню.

Протоколы судебных заседаний

— Наделять детей долей жена тоже не собирается. Я спрашиваю: детей ты тоже на улицу выкинешь? Она говорит: я их не брошу. Теща, кстати, на всех судах на стороне жены — она, еще когда мы познакомились, была против нашей свадьбы. Говорила: хоть за негра выходи, только не за татарина.

Я приезжал к ней, показывал распечатки про этих крайонцев. Но жена объяснила маме, что это просто увлечение эзотерикой. На суде она говорила то же самое — что просто увлекается учением. Теща поверила.

Отец Ирины (родители жены в разводе) в ужасе, но огласки и скандала не хочет, надеется, что она сама образумится. Я на это тоже надеюсь. 

Показания свидетеля — одного из сыновей Марселя

— А сыновья как отреагировали?

— Дети в шоке. Я их удерживал, они готовы были головы поотрывать этим сектантам. Уговаривал, убеждал, что будет только хуже. 

Марсель написал заявление в полицию и прокуратуру на «богиню Викторию». Ответа пока не получил. Хотя его и жену вызывали на прием в ФСБ.

Заявление в прокуратуру

Ответа на заявление наш герой пока не получил

— Выслушали, поговорили. Но в итоге сказали, что государственному строю ничего не угрожает. А все остальное — ваши личные имущественные отношения, — говорит Марсель.

— Вы знаете, мы с сыновьями, конечно, не пропадем, даже когда нас выселят. Но я очень хочу вернуть детям мать. Чтобы они не жили с травмой, что их предали.

И чтобы потом, создав свои семьи, они жили, зная, что женщинам, женам можно доверять.

Нам не удалось дозвониться до жены Марселя, чтобы выслушать ее мнение, она не отвечала на вызовы. Но мы побеседовали с самой Викторией, которая, как считает наш герой, «завербовала жену». 

— Все дело в тяжелом бракоразводном процессе [и в имуществе, которое] якобы, как считает бывший муж, собираются переписывать на меня. Никто ни на кого ничего переписывать не будет. Я обеспеченная женщина. Все это длится уже год, и мне предлагали подать в суд за клевету. Но суды — это не мое.

На мой взгляд, этот человек неадекватен. Никакой секты не существует. Да, мы читаем книги (Кэрролла. — Прим. ред.). Но эти книги могут читать абсолютно все. Загляните в книжный, там продают действительно страшные книги по черной магии, например.

А те книги, которые читаю я, наполнены светом и любовью.

— А что это за учение?

— Это не учение. Любое увлечение можно объявить сектой. Например, сказать, что йога — это секта. Разве йога — это секта? Да, возможно, действительно есть какие-то группы, когда у руководителей есть корыстный умысел: продают квартиры, собираются, уезжают в тайгу.

Но в нашем случае ФСБ нас проверила полностью (видимо, после заявлений нашего героя в правоохранительные органы. — Прим. ред.), ничего не нашли противозаконного. Меня, кстати, даже не вызывали. Ни в каком «Белом братстве» я никогда не состояла.

Я лишь занималась йогой, и мне эти упражнения очень помогли восстановить здоровье. Еще меня всегда интересовала живопись, творчество Рериха.

Сама я закончила институт по специальности «логопед-дефектолог», работала в школе со слабослышащими детьми. У меня семья — дочь, сын, прекрасный муж.

По православным храмам я действительно езжу, на это у меня есть личные причины, молюсь за маму, ей 94 года, она живет в Кишиневе. У нее сломана нога, я езжу молюсь и делаю это с удовольствием. Я свободный человек, могу читать любую литературу.

И, повторяю, даже ФСБ, которая копала очень серьезно, ничего не нашла. Это показатель того, что у нас ничего нет криминального. Не было ни одного случая, чтобы на меня кто-то переписывал имущество.

Еще раз скажу, что все это только бракоразводный процесс, связанный с разделом имущества, а детей он [Марсель] также настраивает против нее. И это не мужское поведение. Он умеет убеждать людей, и все это принимают за чистую монету.

«Традиционная конфессия семью разрушать не будет»

Источник: https://www.e1.ru/news/spool/news_id-66072976.html

Прав-помощь
Добавить комментарий