Могут ли увеличить срок отбывания наказания при подаче осужденным кассационной жалобы?

Уважаемые осужденные и члены их семей! Поскольку задаваемые вами вопросы относительно порядка и правил зачета времени нахождения в СИЗО в срок назначенного судом наказания на “льготных” условиях касается десятков тысяч осужденных постараюсь ответить, как можно подробнее.

Прежде всего представлюсь: я являюсь Заслуженным юристом РФ, полковником юстиции в запасе и генеральным директором “Центра оперативной правовой помощи”, который был мной создан после отбывания наказания.

Главное и пока единственное) направление деятельности моей фирмы – оказание юридической помощи осужденным, их родным и близким Более полно с деятельностью организации в этом вопросе  вы можете ознакомиться на сайте по адресу: www.uristy.info          Для начала немного общей информации.

С момента принятия закона значительную  часть своего рабочего времени я потратил на анализ вопросов, размещенных на различных сайтах для осужденных, получение информации из мест лишения свободы, а также изучение судебной практики по вопросу зачета на «льготных» основаниях времени нахождения под арестом в СИЗО в общий срок назначенного судом наказания.

          Как я и предполагал, картина в этом вопросе складывается грустная, если не сказать удручающая. На самом деле, это типичный пример, как хорошая и здравая идея (я имею ввиду принятие Федерального закона 2018 года № 186-ФЗ) в процессе своей реализации превращается в неразрешимую проблему со многими неизвестными.

          Если суммировать все вопросы, задаваемые осужденными и членами их семей в связи с практической реализацией данного закона, то выводы напрашиваются сами собой и они заключаются в том, что ни администрации исправительных учреждений, ни сами осужденные,  их родные и близкие оказались не готовы к тому, чтобы оперативно и грамотно составить  ходатайства в суд, приложить к ним соответствующие необходимые документы и расчёты, после чего направить комплекты документов в судебные инстанции и получить положительные судебные решения, существенно сокращающие сроки назначенных наказаний.          Позволю себе остановиться только на малом количестве вопросов, которые размещены указанными категориями граждан на различных форумах для осужденных, на которые они не могут получить грамотных и исчерпывающих ответов.           Итак, что это за вопросы:           От кого должна исходить инициатива подачи документов для зачета времени; кто и каким образом рассчитывает сроки, подлежащие зачету; нужно ли осужденному самостоятельно писать ходатайства о зачете и , если да,  то  в какие сроки, какие документы прикладывать и в какой суд их направлять; зачитывается ли на «льготных» условиях в общий срок наказания время, предоставленное осужденному для подачи апелляционной жалобы, а также время нахождения его на этапах по пути к месту отбывания наказания; нужно ли осужденному самостоятельно указывать в своих ходатайствах в суд время нахождения в ШИЗО, ПКТ и т.п., проведенное там во время отбывания наказания в местах лишения свободы; как относиться осужденному к тому, что администрация исправительных учреждений создает некую очередность подачи сроков подготовки документов и направления  ходатайств в суд, а также  как осужденному  поступать в такого рода случаях; нужно ли подавать осужденным ходатайства в  суд, если в результате пересчета они будут продолжать отбывать наказание и т.д.            Повторюсь, что это только малая толика вопросов, которых, на самом деле, значительно больше. Парадоксально, но единого понимания решения этих проблем нет даже у практикующих юристов, ответы которых, размещенные на форумах, зачастую противоречат друг другу, не в полной мере основаны на законодательстве, представляют собой некую частную точку зрения, а поэтому еще больше запутывают осужденных и, вместо того, чтобы  указать правильные механизмы решения проблемы –  уводят их на тупиковый путь, а содержание большинства опубликованных юристами и иными лицами образцов ходатайств не выдерживают никакой критики.           Приходится констатировать также и то, что администрация исправительных учреждений в значительном количестве случаев также оказалась не готова к тому, чтобы в указанные законом сроки оформить всем подпадающим под действие закона осужденным необходимые документы и представить их в суд.           Здесь существует целый ряд причин как объективного, так и субъективного характера. Это и отсутствие необходимого количества сотрудников, вследствие чего эту дополнительную работу вынуждены выполнять, наряду со своими штатными обязанностями, действующие сотрудники (без увеличения денежного содержания), отсутствие у них опыта в данной работе; отсутствие либо неполнота соответствующей необходимой и полной информации в личных делах осужденных, необходимой для подачи в суды; страх неправильно  исчислить время, подлежащее зачету осужденным, и понести за это наказание или быть уволенным (если в результате его расчетов осужденный ранее срока окажется на свободе); ограниченные сроки подготовки документов, установленные законом, а также большое количество осужденных, сроки отбывания наказания которым необходимо пересчитать ( по открытым данным ФСИН России, опубликованным на его официальном портале, под действие федерального закона № 186-ФЗ подпадает, ориентировочно, около 100 тыс. осужденных). 

         Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что на сегодняшний день для тысяч, если не десятков тысяч (а с учетом членом семей и сотен тысяч) наших сограждан, оказавшихся в местах лишения свободы, реализация данного закона – это тема номер один, т.к. для одних это реальный шанс  раньше выйти на свободу, а для других – сократить срок наказания. Я могу только догадываться сколько надежд и чаяний у людей связано с реализацией данного закона. 

         А теперь ответы на основные и часто встречаемые вопросы относительно Федерального закона 2018 года № 186 -ФЗ:           – категории осужденных, на которых распространяется действие этого закона, а также сроки его реализации в отношении лиц, отбывающих наказание четко изложены в тексте закона.

Напомню, что согласно закону время содержания лица под стражей  до вступления приговора суда в законную силу засчитывается в сроки содержания в колонии общего режима, дисциплинарной воинской части из расчета один день за полтора дня, ограничения свободы, принудительных работ и ареста – один день за два дня, исправительных работ и ограничения по военной службе – один день за три дня, а в срок обязательных работ – из расчета один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ;           – закон не распространяется на:           а) исправительные колонии строгого или особого режима;           б) осужденных при особо опасном рецидиве преступлений; осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет; осужденных за преступления, предусмотренные статьями 205 – 205.5, частями третьей и четвертой статьи 206, частью четвертой статьи 211, частями второй и третьей статьи 228, статьями 228.1, 229, 275, 276, 361 настоящего Кодекса, и сопряженные с осуществлением террористической деятельности преступления, предусмотренные статьями 277 – 279 и 360 настоящего Кодекса.”;           – закон распространяется как на лиц, отбывающих наказание, так и освобожденных из мест лишения свободы, в т.ч. досрочно с заменой наказания на более легкое либо по УДО (основание- статья 10 УК РФ, т.е. закон имеет обратную силу);           – основанием для рассмотрения судами этих вопросов является исключительно ходатайство осужденного либо действующего от его имени на основании доверенности адвоката. Никаких ходатайств со стороны администрации ИУ суд не примет, т.к. ее представители согласно положениям УПК РФ не являются сторонами процесса. Роль администрации заключается исключительно в представлении необходимых документов, в частности, справки о времени нахождения в СИЗО;           – сложившейся судебной практики по данному вопросу никакой нет, в связи с чем разные суды выносят различные решения, в т.ч. в части зачета времени нахождения на этапах, нахождении в пересыльных пунктах и т.д. Отказ судов зачесть на “льготных” основаниях время на этапах и пересыльных пунктах, на наш взгляд, является основанием для подачи апелляционной и кассационной жалоб, т.к. условия перевозки в автозаках и спец вагонах, а также содержание в пересыльных пунктах, зачастую хуже, чем в СИЗО. не нужно останавливаться на решении суда первой инстанции, обжаловать судебные решения вплоть до Верховного Суда РФ и, тем самым, формировать судебную практику, руководствуясь не только буквой, но и духом закона, направленного на гуманизацию наказаний;           – подавать ходатайства о зачете времени в СИЗО нужно:           а) лицам, отбывающим наказание – в районный (городской) суд по месту отбывания наказания;           б) лицам, освобожденным досрочно по УДО либо замене наказания на другой более мягкий вид наказания  в районный (городской) суд по месту жительства (регистрации);           в) лицам, освобожденным по окончании срока отбывания наказания  и имеющим не снятую (не погашенную судимость) – в районный (городской) суд по месту жительства (регистрации). Это нужно для изменения срока окончания погашения судимости;           – осужденному дожидаться некой очереди подачи ходатайства, установленной администрацией ИУ не нужно, т.к. спец часть обязана принять ходатайство осужденного и в кратчайшие сроки направить его в суд,  уведомив под роспись осужденного о дате направления документа в суд; 

         – адвокат в данном деле не нужен, т.к. суд обязан удовлетворить ходатайство осужденного, подтвержденное необходимыми документами. 

Поскольку у фирмы “Центр оперативной правовой помощи” уже имеется наработанная практика работы по составлению мотивированных и обоснованных ходатайств о “льготном” зачете времени содержания в СИЗО в срок отбывания назначенного судом наказания.

по которым суды уже приняли положительные решения, вы можете обратиться за помощью в этом вопросе непосредственно к Генеральному директору компании по тел. +7-985-505-92-80 либо направить заявку на электронный адрес фирмы.

Место отбывания осужденным наказания, а также место проживания граждан, отбывших срок наказания, либо освободившихся из мест лишения свободы досрочно значения не имеют, т.к. фирма оказывает помощь всем гражданам, независимо от места нахождения

Источник: https://gulagu.net/profile/19479/blog/10263.html

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за I квартал 2016 года

Могут ли увеличить срок отбывания наказания при подаче осужденным кассационной жалобы?

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2016 года

(утвержден президиумом Мособлсуда 11 мая 2016 года)

Красногорск, 2016

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ, ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

КАССАЦИОННАЯ ПРАКТИКА

1. При исчислении шестимесячного срока для подачи кассационной жалобы в Верховный Суд РФ время рассмотрения кассационных жалобы, представления в суде кассационной инстанции не учитывается.

Х. обратилась в суд с заявлением о восстановлении процессуального срока для подачи кассационной жалобы в Верховный Суд РФ, ссылаясь на то, что шестимесячный срок на обжалование вступившего в силу решения суда ею пропущен по уважительной причине.

Определением Балашихинского городского суда Московской области от 03 апреля 2015 г. в удовлетворении заявления отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 июня 2015 г. определение суда оставлено без изменения.

Президиум указал на существенные нарушения норм процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций.

Отказывая Х. в удовлетворении заявления о восстановлении срока на подачу кассационной жалобы в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ, суд первой инстанции исходил из того, что заявителем не представлено доказательств, свидетельствующих об уважительности причин пропуска такого срока.

Однако названный вывод сделан без учета разъяснений, изложенных в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г.

N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», указавшего, что при исчислении шестимесячного срока необходимо иметь в виду, что время рассмотрения кассационных жалобы, представления в суде кассационной инстанции не учитывается.

Поскольку обжалуемое Х. решение городского суда вступило в законную силу 02 июня 2014 г., установленный п. 2 ст. 376 ГПК РФ срок на подачу кассационной жалобы истекал 03 декабря 2014 г.

22 июля 2014 г. Х. обратилась с кассационной жалобой на судебные постановления в Московский областной суд. Определением судьи Московского областного суда от 30 сентября 2014 г. в передаче указанной кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании президиума Московского областного суда отказано.

Тем самым время рассмотрения кассационной жалобы в Московском областном суде — 70 дней (с 22 июля 2014 г. по 30 сентября 2014 г.) не подлежало учету при исчислении шестимесячного срока.

Х. в своем заявлении ссылалась на то, что копию определения судьи Московского областного суда от 30 сентября 2014 г. она получила только 15 января 2015 г.

, что подтверждается материалами кассационного производства Московского областного суда 4г-5638/2014. Доказательства, опровергающие довод заявителя, либо свидетельствующие о том, что Х.

знала о названном определении судьи до 15 января 2015 г., в материалах дела отсутствуют.

При таких данных оснований полагать, что Х. была уведомлена о результатах рассмотрения Московским областным судом ее кассационной жалобы ранее 15 января 2015 г. у судов не имелось.

Допущенные существенные нарушения норм процессуального права явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление президиума № 24 от 27 января 2016 г.

2.

В случае поступления на службу в таможенные органы (равно как и на иную правоохранительную службу, прохождение которой в течение установленного законом срока дает право на пенсионное обеспечение в порядке и на условиях, предусмотренных Законом РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-1) пенсионеров из числа военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, иных правоохранительных органов, выплата им пенсии за выслугу лет, назначенной в соответствии с указанным законом, приостанавливается.

Военный комиссариат Московской области обратился с иском к М. о взыскании излишне выплаченной пенсии, как неосновательного обогащения, ссылаясь на то, что, получая пенсию за выслугу лет, как военный пенсионер, М. не уведомил комиссариат о том, что с 1995 г. проходит службу в таможенном органе.

Решением Красногорского городского суда Московской области от 09 декабря 2014 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 06 июня 2015 г. решение суда отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Президиум указал на существенные нарушения норм материального права, допущенные судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что в соответствии с Законом РФ от 12 февраля 1993 г.

№ 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» М. с 12 января 1995 г. была назначена пенсия по выслуге лет. В марте 1995 г. М. принят на службу в таможенные органы и продолжал получать пенсию по выслуге лет.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из отсутствия у М. права на период прохождения службы в таможенных органах получать пенсию за выслугу лет.

Отменяя решение суда, и отказывая в иске, судебная коллегия пришла к выводу о том, что служба в таможенных органах не учитывается при исчислении выслуги лет, необходимой для выплаты военной пенсии, выплачиваемой военным комиссариатом в соответствии с названным Законом, поэтому ответчик вправе был получать пенсию по выслуге лет.

Вывод суда апелляционной инстанции противоречит требованиям действующего законодательства, что нашло свое подтверждение, в том числе, и в Определении Конституционного Суда РФ от 05 ноября 2015 г.

№2500-О-Р, согласно которой в случае поступления на службу в таможенные органы (равно как и на иную правоохранительную службу, прохождение которой в течение установленного законом срока дает право на пенсионное обеспечение в порядке и на условиях, предусмотренных Законом РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-1) пенсионеров из числа военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, иных правоохранительных органов выплата им пенсии за выслугу лет, назначенной в соответствии с указанным Законом, — по смыслу законоположений, регулирующих пенсионное обеспечение этих категорий лиц, — приостанавливается.

Президиум указал, что суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела неправильно истолковал нормы Закона РФ N 4468-1 и, как следствие, неправильно применил положения ст. 1109 ГК РФ.

Допущенные существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление президиума № 40 от 10 февраля 2016 г.

3. При выселении ответчиков из непригодного для проживания жилого помещения необходимо учитывать, что предоставляемое другое жилое помещение должно находиться в границах того же населенного пункта, что и ранее занимаемое.

Комитет по управлению имуществом городского округа Домодедово обратился с иском к П. и О., действующей в том числе в интересах П.Л.В., к С., действующей также в интересах С.А.Б., и другим о выселении из квартиры, расположенной в доме, признанном аварийным и подлежащем сносу.

Решением Домодедовского городского суда Московской области от 19 февраля 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 13 июля 2015 г. решение суда отменено, по делу постановлено новое решение об удовлетворении иска и выселении ответчиков.

Президиум указал на существенные нарушения норм материального права, допущенные судом апелляционной инстанции.

Суд первой инстанции, отказывая в выселении ответчиков, исходил из того, что предлагаемое им жилое помещение находится в другом населенном пункте, что противоречит требованиям ст.ст. 86-89 ЖК РФ.

Суд апелляционной инстанции, отменяя данное решение, указал, что предоставленное ответчикам жилое помещение и занимаемая ими квартира в доме, подлежащем сносу, расположены в границах одного городского округа Домодедово.

Данный вывод судебной коллегии сделан без учета требований ст. 89 ЖК РФ, в силу которой предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86-88 настоящего кодекса, другое жилое помещение должно находиться в границах того же населенного пункта, что и ранее занимаемое жилое помещение.

Под населенным пунктом понимается населенное место (поселение), первичная единица расселения людей в пределах одного застроенного земельного участка (город, поселок, поселок городского типа, село).

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 85 ФЗ № 131-ФЗ от 6 октября 2003 г.

«Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в целях организации местного самоуправления в РФ в соответствии с требованиями названного закона органы государственной власти субъектов РФ устанавливают границы муниципальных образований и наделяют соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района.

Ст.

11 указанного федерального закона предусмотрено, что в территорию городского округа входят территория, состоящая из земель внутри городской черты соответствующего городского населенного пункта, прилегающие к территории городского населенного пункта земли общего пользования, территории традиционного природопользования населения соответствующего городского населенного пункта, рекреационные земли, земли для развития городского населенного пункта. Населенные пункты, расположенные на указанных землях, могут быть включены в состав территории городского округа.

В соответствии с п. 1 ст.

2 названного закона муниципальный район представляет собой несколько поселений или поселений и межселенных территорий, объединенных общей территорией, в границах которой местное самоуправление осуществляется в целях решения вопросов местного значения межпоселенческого характера, а городской округ является городским поселением, которое не входит в состав муниципального района и органы местного самоуправления которого осуществляют полномочия по решению вопросов местного значения поселения и вопросов местного значения муниципального района, а также могут осуществлять отдельные государственные полномочия, передаваемые органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Таким образом, понятие «населенный пункт» применительно к ст. 86 и п. 1 ст. 89 ЖК РФ, регулирующим порядок предоставления благоустроенного жилого помещения по договору социального найма в связи со сносом дома, не является равнозначным понятиям «муниципальное образование», «городской округ» или «муниципальный район».

Учитывая, что предоставленное ответчикам жилое помещение находится в границах другого населенного пункта, согласия на переселение в которое они не давали, вывод судебной коллегии об удовлетворении иска противоречит вышеуказанным нормам права, а также разъяснениям Верховного Суда РФ, содержащимся в «Обзоре судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции», утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 29.04.2014 г.

Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Постановление президиума № 43 от 10 февраля 2016 г.

4. К правоотношениям по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств подлежат применению положения Закона «О защите прав потребителей», предусматривающие компенсацию морального вреда.

Л. обратилась с иском к ОАО СК «Альянс» о взыскании страхового возмещения в связи со смертью кормильца, компенсации морального вреда за отказ от выплаты страхового возмещения, расходов на оплату услуг представителя.

Мотивировала требования тем, что в 2011 г. по вине водителя автомобиля «Рено Логан» Л.А.П. произошло ДТП с участием автомобиля «Газель», в результате которого ее супруг — пассажир Л.И.П., погиб на месте.

На момент смерти супруга она находилась на пенсии и состояла на иждивении мужа. Ей установлена инвалидность 2 группы.

Гражданская ответственность виновника ДТП была застрахована в ООО СК «Альянс», куда истец обратилась с заявлением о выплате страхового возмещения в связи со смертью супруга, однако страховое возмещение ответчиком не выплачено.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 09 декабря 2014 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 24 июня 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, постановлено новое решение, которым с ОАО СК «Альянс» в пользу Л. взысканы страховое возмещение и расходы на оплату услуг представителя, во взыскании компенсации морального вреда отказано.

Президиум указал на существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом апелляционной инстанции, при разрешении требований о компенсации морального вреда.

Суд апелляционной инстанции, отказав Л. во взыскании компенсации морального вреда, исходил из отсутствия оснований для такого взыскания.

Однако свой вывод суд апелляционной инстанции, в нарушение пп. 6 п. 2 ст. 329 ГПК РФ, не мотивировал и не указал закон, которым руководствовался, принимая такое решение.

При этом судебная коллегия не учла, что требования о взыскании компенсации морального вреда Л. со ссылкой на Закон «О защите прав потребителей» обосновала тем, что страховая компания отказала ей в страховой выплате, предусмотренной абз. 3 п. 1 ст. 12 ФЗ от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ.

Источник: https://mosoblproc.ru/mosoblsud/ss149348/

Обжалование обвинительного приговора. На что обратить внимание?

Могут ли увеличить срок отбывания наказания при подаче осужденным кассационной жалобы?

Когда суд первой инстанции оглашает приговор, в 99,5% случаев указывающий на виновность подсудимого (согласно данным Судебного департамента при Верховном суде), начинается так называемый апелляционный период.

Это значит, приговор уже есть, но считается не вступившим в законную силу.

Хотя если обвиняемому была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, а приговор дает ему реальный срок, то под стражу осужденный (а статус “подсудимый” меняется на “осужденный” после оглашения приговора) берется прямо в зале суда и уезжает в СИЗО.

Апелляционный период длится десять дней. В это время стороны защиты и обвинения имеют право обжаловать приговор в вышестоящем суде. Если этого не происходит, то по истечении данного срока приговор вступает в законную силу.

Странная вещь, но многие осужденные считают, что если обжаловать вердикт, то в судебных инстанциях могут разозлиться и дать к отсидке еще больше. Конечно, это в корне неверно. Согласно ст. 389.

24 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), обвинительный приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону, ухудшающую положение осужденного, не иначе как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего.

А наличие апелляционной жалобы только со стороны осужденного исключает возможность увеличения срока.

На что осужденный может жаловаться? Первое – на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 389.16 УПК). На игнорирование судом первой инстанции фактов, на которые указывала сторона защиты, показаний свидетелей, приглашенных защитником, и так далее. Об этом мы неоднократно говорили в предыдущих публикациях.

Второе – на несправедливость приговора ввиду его чрезмерной суровости (ст. 389.18 УПК). То есть когда осужденный в целом не оспаривает фактическую сторону дела, но считает, что с ним обошлись слишком уж строго.

“Пятерочку” он бы отсидел, но вот “десятка” – это явный перебор. Годик-другой по такой жалобе могут скинуть.

Кстати, на основании той же статьи требовать пересмотра наказания вправе и прокурор, но – ввиду чрезмерной мягкости приговора.

Третье – можно оспаривать существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона (ст. 389.17 и 389.18 УПК). Все это логично назвать процедурными нарушениями.

Например, подсудимому не дали последнего слова. Фактически оно ни на что не влияет. Последнее слово – не более чем эмоции, и многие от него отказываются.

Но, согласно УПК, оно – непременный элемент, и без него никак.

Есть еще четвертый, не описанный в кодексах, но весьма любимый многими осужденными аргумент. Название документа – “жалоба” – они воспринимают буквально и начинают жаловаться: на наличие малолетних детей, престарелых родителей-инвалидов, на необходимость содержать семью и тому подобное, считая, что по этим причинам их должны отпустить домой.

Путь, по мнению автора этих строк, тупиковый. Юридического значения эмоции не имеют, а разжалобить вершащего правосудие… У кого как, а у меня давно сложилось впечатление, что судьи работают будто станки по вынесению приговоров, и все человеческое, способное к состраданию, в них если когда-то и было, то давно атрофировалось как граничащее с профнепригодностью.

И давить на жалость бессмысленно, да и некрасиво.

А вот развернуть дело вспять, зацепившись за нарушение судьей первой инстанции исключительно процедурных моментов, – здесь куда больше шансов на успех.

Приведу два примера судебных процессов в отношении профсоюзных лидеров в нашей необъятной стране.

ПРИМЕР ПЕРВЫЙ

Следствие и суд шли долго. Обвинение было серьезным, а срок, выданный к отсидке, солидным.

Апелляционные жалобы профлидера и его защитника расписывали многочисленные несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам.

Но кроме этого, перелистывая в очередной раз многотомное дело при подготовке к апелляционному заседанию, опытный защитник обнаружил не бросавшийся до того в глаза документ.

Дело в том, что на первом заседании суда, когда заслушивалось обвинение и выполнялись прочие формальности, работавший с подсудимым адвокат был занят в другом процессе и явиться не смог. И суд назначил защитника из числа, по сути, первых попавшихся.

Этот один день работы адвоката полагалось оплатить.

Судья в тот же день вынес постановление, в котором было сказано, что “в судебном заседании суда первой инстанции в качестве защитника осужденного профлидера по назначению участвовала адвокат такая-то”.

Рассмотрение дела судом только начиналось. Профлидер находился в статусе подсудимого, и до признания его виновности было еще очень далеко. А судья уже назвал его осужденным. То есть высказал свое мнение относительно судьбы обвиняемого до вынесения приговора.

Статья 61 УПК говорит, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, когда обстоятельства позволяют полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным судом РФ в определении от 01.11.

2007 № 799-О-О, “высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения”.

И поскольку указанная выше позиция судьи первой инстанции по существу предрешила исход разбирательства, тот судья не вправе был рассматривать дело по обвинению профлидера. Несмотря на это, спустя почти год под председательством того же судьи в отношении профлидера был вынесен обвинительный приговор.

На эти процедурные нарушения адвокат указал в дополнение к своей апелляционной жалобе и ходатайствовал об отмене приговора.

Суд второй инстанции нашел доводы защитника о нарушении уголовно-процессуального закона при постановлении обвинительного приговора обоснованными, а рассмотрение дела судьей, заранее высказавшим мнение о виновности подсудимого, – существенным нарушением права профлидера на защиту.

Учитывая, что допущенные в суде первой инстанции нарушения закона затрагивали основополагающие принципы уголовного судопроизводства, их устранение оказалось невозможно в суде апелляционной инстанции. Обвинительный приговор подлежал отмене с направлением уголовного дела на новое разбирательство в тот же суд, но в ином составе.

Всем было понятно, что в материалы уголовного дела вкралась самая обычная описка. Даже не судейская, а секретарская. Но! Процедура была нарушена, а подобное карается вышестоящим судом строго.

ПРИМЕР ВТОРОЙ

В ходе другого судебного процесса другому профлидеру помимо основного наказания в виде реального лишения свободы назначили штраф в сумме 8 млн рублей.

Согласно п. 4 ст. 307 УПК суд в обвинительном приговоре должен указать “мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия”.

Говоря о сроке, суд первой инстанции указал, что “с учетом всех материалов дела, характеристики личности подсудимого, тяжести совершенного им преступления, суд считает возможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого и предупреждения совершения им новых преступлений только при назначении наказания в виде лишения свободы”. Таким образом, мотивы назначения реального срока были понятны. Не будем рассуждать о справедливости, исправлении, предупреждении новых преступлений – это материал для другой публикации.

А вот в отношении штрафа было сказано лишь: “…суд, с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи применяет дополнительное наказание в виде штрафа”. То есть следовала лишь констатация факта без указания мотивов. Интересно, как суд высчитывал имущественное положение…

На отсутствие мотивировки со стороны суда первой инстанции и – следовательно – на неправомерность штрафа защита указала в апелляционной жалобе. Стоит отметить, помимо этого в жалобе указывалось на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела по многим пунктам.

Апелляционной суд, проигнорировав все доводы о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела (и оставив срок отбывания наказания прежним), пошел навстречу осужденному именно в вопросе штрафа. Суд постановил, что решение о необходимости назначения в качестве дополнительного наказания в виде штрафа “в нарушение требований п. 4 ст. 307 УПК не мотивировано и подлежит исключению”.

Таким образом, профлидер поехал отбывать срок на зону, но от выплаты 8 млн рублей был освобожден.

*   *   *

Эти примеры в некоторой мере иллюстрируют работу судов апелляционной инстанции. Можно сделать выводы о том, что к основным доводам защиты они так же глухи, как и суды первых инстанций.

Но нарушения процессуальные со стороны нижестоящих судов караются жестко – отменой отдельных видов наказания или даже целых приговоров. Это лишний раз подтверждает, что формально судебный процесс выстроен в РФ на “отлично”. Грубых нарушений УПК вы не найдете. Внешне придраться не к чему.

Но к аргументам защиты по сути обвинения ни одна судебная инстанция прислушиваться не будет.

Судебный процесс, как правило, превращается в торжество гособвинения. Суд соглашается почти со всеми доводами последнего и игнорирует все доводы защиты. И не имеет особого значения, что именно говорит подсудимый и его защитник, – скорее всего, судом это будет отброшено без объяснений.

Сегодняшним сюжетом мы заканчиваем серию публикаций, основной темой которых было разбирательство в судах первой и апелляционной инстанций, а также типичные ситуации, в которые все чаще попадают профлидеры. Все материалы основывались на реальных событиях и конкретных уголовных делах.

Следующей публикацией мы начнем серию сюжетов, касающихся досудебного уголовного преследования профактивистов (в том числе – задержания, суда по мере пресечения, предъявления обвинения).

И постараемся дать несколько практических советов относительно того, какую тактику применять в ходе допроса, как общаться с соседями по камере и так далее.

Особое внимание следует уделить такому знаковому персонажу, как адвокат, и его роли в досудебном и судебном процессе.

Ведь от тюрьмы, как говорит народная мудрость, зарекаться не следует.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Obzhalovanie_obvinitelnogo_prigovora.html

Прав-помощь
Добавить комментарий