Моя знакомая завела на меня уголовное дело

В обмен на 3 тысячи: как подруги изнасиловали парня за телефон

Моя знакомая завела на меня уголовное дело

В Бугульме были задержаны две девушки, обвиняемые в изнасиловании 19-летнего молодого человека. Инцидент произошел 15 сентября. Отмечается, что подозреваемые решили наказать таким образом парня за трещину на экране их смартфона. Личности злоумышленниц не раскрываются.

По словам руководителя управления Следственного комитета по Республике Татарстан Андрея Шептицкого, днем, в перерыве между парами, 22-летняя девушка пригласила к себе домой 19-летнего студента — она попросила его разобраться в неполадках в ее смартфоне. В тот момент в доме находилась 32-летняя подруга хозяйки квартиры.

Известно, что молодой человек отошел, чтобы осмотреть мобильное устройство и попытаться выявить и исправить поломку. Однако, когда юноша вернулся и отдал гаджет его владелице, на экране телефона девушки якобы обнаружили трещину. Тогда они потребовали компенсировать ущерб, выплатив им 3 тыс. рублей.

После того, как молодой человек отказался отдавать деньги, подруги решили наказать юношу. Сначала они избили 19-летнего студента, а потом надругались над ним, используя для совершения насильственных действий секс-игрушку.

Происходящее девушки поочередно снимали на тот самый телефон.

По информации следствия, когда подруги закончили издеваться над юношей, они решили отпустить его. При этом подозреваемые пригрозили опубликовать видео произошедшего в интернете, если он не вернется с нужной суммой.

Потерпевший согласился с такими условиями, сказав, что ему нужно сходить к себе домой за деньгами.

Однако, покинув квартиру, молодой человек обратился в полицию, где по данному факту было возбуждено уголовное дело по статье 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера».

Задержанные злоумышленницы могут получить от четырех до 10 лет лишения свободы. Сейчас решается вопрос о помещении подозреваемых в следственный изолятор.

Как отмечают следователи, момент происшествия, молодой человек был трезв, однако сопротивления подозреваемым в изнасиловании не оказывал.

Стоит отметить, что в Татастане это не первый эпизод, связанный с изнасилованием, за последний месяц. Так, 17 сентября в Казани был задержан 38-летний мужчина по подозрении в надругательстве над восьмилетней школьницей.

Девочка вместе с подругами возвращалась домой, когда к компании подошел неизвестный. Он предложил школьницам посмотреть вместе с ним на щенят. Одну из тех, кто согласился пойти, злоумышленник завел в лес и изнасиловал.

В данный момент в отношении подозреваемого возбуждено уголовное дело по статье 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста». Как уточняют в СК по региону, для задержанного этот эпизод уже не первый.

Напомним, что летом 2019 года в Анапе были уволены 11 полицейских, которых подозревают в изнасиловании 17-летней волейболистки,

приехавшей в Краснодарский край на сборы. Вместе со своим молодым человеком спортсменка прогуливалась по пляжу поздно вечером. Как отмечают очевидцы, молодые люди не только гуляли, но и вступили в интимную близость в беседке, находящейся неподалеку. Их заметили трое сотрудников ППС, пригрозив отвезти пару в отделение.

Отмечается, что молодой человек был отпущен после короткой беседы, однако 17-летнюю девушку они решили не отпускать. Полицейские принудили ее к сексуальным действиям. По словам волейболистки, только двое из сотрудников органов надругались над ней. Третий же снимал происходящее на телефон.

Позже в сети появилось видео, якобы изъятое с мобильного устройства того самого полицейского. На нем можно увидеть, как неизвестный в камуфляжной форме насилует девушку.

Затем она отталкивает его в попытке убежать, но ей это не удается. После инцидента подозреваемые отвезли волейболистку в спортивный комплекс, где и проходили сборы.

Девушка пожаловалась тренеру, который и решил написать заявление.

«Сначала я думала, что они приехали на какой-то дебош. Но, осмотревшись, я увидела волейболистку. Она стояла поодаль от полицейских с другим полицейским в белой рубашке. Плакала и что-то ему рассказывала. Я поймала грустный взгляд тренера», — сообщила очевидица событий «МК».

Однако по словам знакомых пострадавшей, девушка быстро пришла в себя и уже через несколько дней приняла участие в матче. Приятели также отмечают, что у спортсменки был легкий характер, поэтому она легко соглашалась на авантюры.

«Она тусовая, любит прикалываться, беситься, от приключений не откажется. Одним словом — веселая, заводная девчонка», — пояснял знакомый пострадавшей.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/09/25/12687415.shtml

Автомобиль и милиция | МемоКлуб.ру

Моя знакомая завела на меня уголовное дело

Ханов Олег Алексеевич

В августе 2003-го года я купил автомобиль ВАЗ 21064. У Николая Константиновича, начальника охраны рынка «Приморский», за 1100 USD. Через два месяца автомобиль угнали. Выхожу из дома и вижу пустое место там, где ее поставил вечером. Я не верю своим глазам, такие машины уже мало кому нужны. Но — факт, машины нет.

Естественное движение — иду в милицию, пишу заявление. Меня попросили передать документы на машину. Отдал, жду и хожу по окрестным дворам. Не потому что верю экстрасенсам, а просто так, на всякий случай. Хотя экстрасенс (знакомая моей сестры) сказала — вижу, стоит, целая и невредимая.

Дня через два один из товарищей моего сына автомобиль обнаружил — стоит недалеко от моего дома, в целости и в сохранности.

https://www.youtube.com/watch?v=cFYT7W9DFqA

Машину перегнал к дому, пошел в милицию за документами. Следователь поздравил меня с приятной находкой, написал бумагу, по которой в канцелярии мне вернут, документы. Собираюсь идти, но чувствую, что что-то не так, а что — понять не могу. В конце концов, следователь мне, недогадливому, помог — надо бы с ребятами поделиться своей радостью.

Я по-прежнему не очень понимаю, прошу сказать конкретнее. Он поясняет — выпить и закусить. — Деньгами можно? — Можно. Даю 200 рублей (по ценам того времени, достаточно). Следователь морщится — мало. Добавляю еще 100 руб. и иду в какую-то канцелярию получать документы. Заполняю множество бумаг, получаю.

Смотрю, и вижу — нет карточки регистрации, без нее ездить нельзя. Говорю об этом. Служащая отвечает — что мне дали, то и возвращаю. Иду снова к следователю. Он ничего не знает, все передал, посылает в какой-то кабинет. Оттуда — в другой. Когда пошел по второму кругу, милицейский народ уже стал нервничать — «ходят тут, работать мешают».

Дошел до начальника отделения. Он говорит, что следователи ему не подчиняются, надо ехать куда-то в другое место.

Я ушел ни с чем. Машина вроде бы есть, но ездить нельзя, и что делать — непонятно. Сын посоветовал связаться с его одноклассником Кириллом, преуспевающим бизнесменом.

В 90-е он занимался бизнесом сомнительным, без прикрытия милиции это было не реально, и потому все значимые фигуры 23-го отделения он когда-то знал очень хорошо. Времени прошло с тех пор не так много, его там еще могут помнить. Я связался с Кириллом, изложил ситуацию.

Он сказал, что попробует помочь. На следующий день мне позвонил домой некий подполковник МВД и очень вежливо спросил, когда я смогу прийти за своим документом.

История закончилась, но вопросов о том, чем занимается моя милиция, осталось очень много. Мне очень наглядно показали, что она не занимается проблемами «простых граждан».

И выполняет волю неких скрытых, неизвестных мне структур. Это печально, но я окончательно потерял веру в то, что в нашем государстве есть органы правопорядка.

По моим представлениям, существование такого государства невозможно. Но оно как-то существует. — Парадокс!

С машиной было все хорошо, продолжаю ездить. Однажды на Невском останавливает гаишник. Долго смотрит документы, возвращает — все в порядке. Еду дальше, переезжаю Дворцовый мост — снова тормозит гаишник, снова проверка документов.

– Слишком частые остановки, ворчу я — что-то угнали, что ли?

– Сейчас посмотрим, говорит.

Куда-то посмотрел, куда-то позвонил

– В угоне! Вы управляете автомобилем, который числится в угоне.

Убирает мои документы, вызывает наряд. Я достаю паспорт, пытаюсь доказать, что автомобиль принадлежит мне. Но ничто не помогает, меня сажают в милицейскую машину, везут в Василеостровское отделение милиции.

Весь день я провел в отделении, в какой-то комнате, где собралось много народу всякого, оказавшегося здесь по очень разным причинам. Это был не арест, но нечто на него похожее.

Я ощущал себя преступником, который находится под следствием. Обвинение пока не предъявлено, я еще сохраняю некоторую свободу. Мне разрешают даже выйти покурить.

Охраны нет, но покидать это помещение нельзя — так было сказано.

В конце дня с моим вопросом разобрались, документы вернули. Следователь этого отделения посоветовал мне непременно поехать в свое 23-е, просить  и требовать, чтобы машину вычеркнули из списков и самому убедиться в том, что действительно вычеркнули. И пока этого не случиться, надо ездить на трамвае, садиться за руль нельзя.

После этой истории мне стало ясно — что бы нм случилось, в милицию обращаться за помощью не следует. Она не поможет, а неприятностей прибавит.

Во что не хочется верить, усваивается плохо. Я ничего не сделал для дополнительной защиты, и через два месяца автомобиль снова угнали. Знакомая моей сестры сказала — вижу, в закрытом дворе, повреждена, рядом милиция. В милицию, наученный горьким опытом, не стал обращаться, но оттуда сами позвонили — нашли. В закрытом дворе дома N8 на пр.

Большевиков машина на повороте врезалась в дерево. Пришел, посмотрел, восстанавливать смысла нет . Свидетелей этого происшествия было достаточно. Мне рассказали — после столкновения из машины вышли молодой человек и девушка. Были изрядно травмированы, но самостоятельно покинули место. Я подумал, что примет достаточно, чтобы найти злоумышленника.

Но я не следователь, а следователи, к сожалению, — не герои милицейских сериалов.

Машину снял с учета. Милиция завела уголовное дело по факту угона. Месяца через два меня пригласил участковый. Он попросил написать заявление о том, что угон машины не нанес мне никакого материального ущерба.

Под его диктовку я написал эти слова — без них нельзя было закрыть уголовное дело. Заниматься же этим никто не может, не хочет  и не будет — есть более важные дела.

К тому времени милиции для меня не существовало, этой бумагой я оградил себя от последующих контактов с непонятной и неприятной организацией, называющей себя органом защиты правопорядка.

Расскажу еще одну историю, которую знаю от своего сына. Октябрь 2008 года (я стараюсь указывать даты, они могут показать изменения или стагнацию процессов). Едет его коллега С.А. на своем автомобиле марки Ауди. Тормозит гаишник, предлагает проверку на алкоголь. С.А., не чувствуя подвоха, проверяется, и по прибору узн1ает, что он пьян до безобразия.

– Как так! — удивляется и возмущается С.А.

– Да, вчера я выпил баночку пива, но с тех пор прошло не менее 20 часов, и по любым нормам я должен быть чист.

– Ничего не знаем, говорят ему — у нас прибор — вот его показания. Мы, конечно, можем пойти навстречу, это стоит 30 тысяч рублей. Платите и поезжайте.

– За что платить???! — Ничего не дам!

– Дело ваше, мы предлагаем, как лучше для Вас решить этот вопрос.

Составляют акт, везут на «независимую» экспертизу, которая показывает то же самое. Права изымают. Уже «бесправный» С.А. добирается до ближайшего медучреждения, выполняет тот же анализ, документирует. Анализ показывает то, что в действительности и должно быть — абсолютный ноль.

С.А. человек честный — он верил (а может быть и продолжает верить) в торжество правды. Честность же в наших условиях синоним наивности, а в представлении нечестного большинства — глупости. Этот порок нашего общества мне тоже хорошо знаком. «Теоретически» я все понимаю. Но теория и практика иногда настолько не терпят друг друга, что быстро разбегаются в разные стороны.

Будучи не бедным, С.А. за 40 тыс. рублей нанимает адвоката. Но суд приговорил — лишение прав на полтора года. Адвокат убеждает — все будет хорошо. Составляет кассационную жалобу.

Второй суд подтверждает приговор первого — по документам (от события остались только бумаги) нет оснований для пересмотра решения, все документы согласуются друг с другом и с законом. Адвокат успокаивает — все будет хорошо, составляет новые планы. С.А.

удивляется — все проиграно, какова же, адвокат, Ваша роль в этом деле? Адвокат ответил честно — мы психотерапевты, мы смягчаем удары правосудия по Вашей психике. И это стоит тех денег, которые мы получаем.

Занимаясь этим делом, С.А. много узнал о нашем правосудии. Купить можно все. За определенную сумму можно возбудить уголовное дело против обидчиков-милиционеров, а за 150 тыс. рублей — посадить их на заданный срок.

Слушая эти рассказы, я удивлялся и возмущался, поскольку тоже хочется хотя бы немного верить в существование правды. Здесь же она ускользает, не оставляя никаких следов. Но потом понял, что именно таким, окружным путем, ей приходится искать себе дорогу. В условиях рынка все имеет цену. Чем более уникальна вещь, тем выше ее цена.

Правда – не ходовой товар и стоит дорого. Честного милиционера посадить непросто, даже за деньги. Нечестного — легко. Достаточно хорошо подготовиться и спровоцировать этих людей на повторение случившегося эпизода, который хорошо вписывается в статьи уголовного кодекса. Из них можно выбрать заданную (оплаченную) меру наказания. ..

30.09.2009

Ханов Олег Алексеевич | слов 1361 | метки: Автомобиль

Источник: https://memoclub.ru/2012/09/avtomobil-i-militsiya/

Прав-помощь
Добавить комментарий