Мошенничество и вымогательство взятки, что нам делать?

Как мошенники выманивают деньги у родственников наркопреступников, а те потом пытаются их вернуть

Мошенничество и вымогательство взятки,  что нам делать?

«У нас сын — инвалид третьей группы по зрению. Заболевание редкое, ему нужно постоянно проверяться. Он может ослепнуть. Мы не знали, что делать. Какой бы он ни был, но он наш ребенок, наш сын», — объясняет жительница Кобрина Лариса.

Ее сына Диму в январе прошлого года задержали правоохранители с 0,17 грамма курительной смеси, а затем возбудили уголовное дело по статье за сбыт особо опасного психотропа. Статья серьезная — до 15 лет лишения свободы.

Пока Дима сидел в следственном изоляторе, к его родителям подошел сосед и предложил передать взятку «высокопоставленному чиновнику КГБ», который поможет вытащить их сына из тюрьмы.

Иван Яриванович, TUT.BY

С Ларисой мы встречаемся у маленького продовольственного магазина на окраине Кобрина. Женщина болезненно переживает историю старшего сына и просит не указывать ее фамилию, чтобы не навредить семье. Семья самая обычная. Оба родителя — труженики.

Второй год после задержания Димы Лариса пытается найти ответ на вопрос, где же они недосмотрели, что они сделали не так, что их прилежный и спокойный сын, который всегда помогал маме, стал преступником, осужденным за хранение с целью сбыта психотропного вещества.

— 21 января прошлого года моего сына поймали за сбыт. Ему тогда 24 года было. Мы никому ничего не говорили. Это был шок. Мы не ожидали этого всего, — начинает Лариса.

Родители Димы задержание хранили в тайне. Однако примерно через две недели к мужу Ларисы подошел сосед по подъезду Евгений. Молодой человек сказал, что в курсе произошедшего, и предложил свою помощь.

— Сказал, что у его жены крестный какой-то начальник в КГБ и может помочь. Я отказалась. Никто нам не поможет, — рассказала собеседница.

Через две недели молодой человек вновь подошел к родителям Димы с тем же предложением.

— Мы согласились. Он нам сказал сразу дать 1,5 тысячи долларов задатка. Это было 7 марта. В общем, он сказал, освободить из тюрьмы сына будет стоит 12−15 тысяч долларов, — рассказала женщина.

Молодой человек заверил родителей, что деньги, которые ему передали, он затем отнесет высокопоставленному родственнику своей жены.

Через несколько дней сосед опять вышел на связь с родными — сказал, что нужно передать ему еще пять тысяч долларов, а оставшуюся сумму он заберет уже после освобождения Димы.

На этот раз в передаче денег участвовал сообщник, который представился помощником того самого высокопоставленного родственника жены Евгения. Отец и мать Димы достали все свои сбережения, попросили у знакомых — в общем, собрали 5 тысяч долларов и сообщили об этом мошенникам.

— Он (друг Евгения. — Прим. TUT.BY) пришел к нам домой. Сказал, что наш вопрос решается, а сын на днях будет дома. Мы уточнили, сколько еще нужно будет заплатить. Он сказал — 12 тысяч долларов. Затем взял 5 тысяч и ушел.

Я через окно увидела, что он вышел из подъезда — и сразу обратно зашел. Опять пришел к нам. Сказал, что посоветовался с кем-то и сразу потребовал заплатить еще 10 тысяч долларов. Я сказала, что у нас таких денег нет.

Он ушел, — объяснила Лариса.

При этом расценки «помощников» постоянно росли. В итоге за «освобождение сына» они просили 21,5 тысячи долларов.

Вскоре родители стали догадываться, что стали жертвами мошенников. Когда следователь привез Дмитрия в Кобрин, они связались с Евгением, чтобы узнать, где сейчас их сын, на что тот ответил, что он еще в следственном изоляторе в Барановичах. После этого Лариса с мужем написали заявление в милицию.

Фото использовано в качестве иллюстрации, Александр Корсаков, TUT.BY

Передача мошенникам очередного «транша» взятки проходила под наблюдением правоохранителей.

На этот раз родственники должны были передать «помощнику высокопоставленного сотрудника КГБ» 10 тысяч долларов.

В момент передачи велась видео- и аудиофиксация, которая и помогла в последующем привлечь злоумышленников к ответственности. В результате оперативники задержали соседа Евгения и его подельника.

Как позже выяснилось, «помощник» причастен и к другим случаям мошенничества, а также к вымогательству.

У многодетной матери он выманивал деньги якобы на покупку дома в Кобрине, а у случайного знакомого, которого встретил в баре, почти три года требовал деньги, угрожая расправой.

Он также инсценировал изнасилование своей девушки и под угрозой обращения в милицию «выбивал» у мужчины 3 тысячи долларов.

В итоге Евгения суд признал виновным в групповом мошенничестве в особо крупном размере, а также в подстрекательстве к даче взятки в крупном размере и по совокупности назначил 4 года усиленного режима.

Его подельника, «помощника высокопоставленного чиновника КГБ», судили по пяти статьям Уголовного кодекса. Помимо мошенничества и подстрекательства к взятке, его признали виновным в организации заведомо ложного доноса, покушении на групповое мошенничество и вымогательстве. Его приговорили к 14 годам колонии усиленного режима и обязали возместить потерпевшим нанесенный материальный ущерб.

Сына Ларисы же признали виновным по ч. 3 ст. 328 УК и приговорили к восьми с половиной годам колонии.

«Нам ничего»

Родители Дмитрия попытались через суд вернуть деньги, которые они передали мошенникам в качестве взятки. Однако в возмещении материального вреда им было отказано «за необоснованностью». При этом 6500 долларов, которые родители отдали мошенникам, суд взыскал с обвиняемых в доход государства.

В приговоре суд ссылался на ч. 2 п. 18 постановления пленума Верховного суда «О судебной практике по делам о взяточничестве», согласно которому освобождение лица от уголовной ответственности ввиду добровольного заявления о даче взятки, либо ее вымогательстве не исключает противоправного характера совершенных им действий, поэтому взяткодатель не может признаваться потерпевшим.

Reuters

— Нам ничего не дали. Мы ведь их сами не искали, чтобы им взятку передать. Они на нас вышли, они нас обрабатывали. Мы столько нервов потратили, чтобы привлечь их к ответственности. На нас микрофоны вешали, видеосъемку в квартире делали. Почему такие законы? — негодует Лариса.

Родители Дмитрия составили надзорную жалобу в областной суд, чтобы все-таки добиться компенсации потраченных на «взятку» средств. В документе они ссылаются на пункт 16 постановления пленума Верховного суда Республики Беларусь «О судебной практике по делам о взяточничестве».

«Получение должностным лицом материального вознаграждения якобы за совершение лицом соответствующих действий (бездействий) по службе, которые оно заведомо не может осуществить из-за отсутствия надлежащих полномочий, при наличии умысла на завладение указанным вознаграждением, следует квалифицировать, как мошенничество. Так же квалифицируются действия лица, которое получает от взяткодателя деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки, и, не намереваясь это сделать, присваивает их», — указано в жалобе.

По мнению родителей, поскольку Евгений и его подельник совершили в отношении них преступление по статье за мошенничество, они имеют право на взыскание с них имущественного ущерба и морального вреда.

По словам Ларисы, в ближайшее время они направят жалобу в областной суд.

12 тысяч долларов за мужа

В похожей ситуации оказалась и жительница Бреста, мужа которой задержали за распространение психотропов. Знакомая женщины занималась гаданием и сообщила той, что у нее было видение и задержанного могут отпустить. Однако не бесплатно — за 12 тысяч долларов.

В переговорах участвовал также близкий друг «гадалки», который, по легенде, должен был передать деньги высокопоставленному лицу. Отчаявшаяся женщина сообщила об этом родителям мужа. Те взяли кредиты, собрали деньги и передали злоумышленникам 6 тысяч долларов.

Несмотря на все заверения мошенников, муж брестчанки был признан виновным и получил 12 лет колонии строгого режима. Его жена сразу же связалась с «гадалкой», чтобы выяснить, почему та не выполнила свою часть сделки.

На это женщина ответила, что вопрос должен решиться на стадии обжалования приговора в областном суде. Однако приговор остался неизменным. Тогда обманутая женщина обратилась в милицию, и злоумышленников задержали.

«Суд признал их виновными по ч. 3 ст. 209 УК (Мошенничество в крупном размере) и ч. 5 ст. 16 ч. 2 ст. 431 УК (Подстрекательство к даче взятки) и назначил обвиняемым по три года лишения свободы без конфискации имущества», — сообщил помощник прокурора Бреста Егор Кронда.

С обвиняемых также взыскали в доход государства сумму, эквивалентную 6000 долларов, которыми те завладели обманным путем. Жена осужденного за наркопреступление также не смогла вернуть деньги, потраченные на «взятку».

Приговор не вступил в законную силу.

«Таким способом не решишь вопросы»

С мошенничеством в отношении родственников наркопреступников следователи встречаются нечасто, сообщил TUT.BY начальник управления Следственного комитета по Брестской области Александр Рахманов.

— Таких уголовных дел немного — за последние пять лет два или три было. Ранее были факты, когда люди привлекались к ответственности за покушение на дачу взятки должностному лицу. Люди поняли, что таким способом не решишь вопросы, — отметил начальник областного управления.

Источник: https://news.tut.by/society/517943.html

Гладкие взятки

Мошенничество и вымогательство взятки,  что нам делать?

В сентябре справлю славный юбилей: три года попыткам возбудить уголовное дело по факту исключительно успешного вымогательства взятки.

Если коротко, история была такая: когда моего мужа, предпринимателя Алексея Козлова, арестовали, ему дали возможность сообщить, где лежит конверт с инструкциями для меня. Сюрприз: муж просил в случае его ареста передать $1,5 млн следователю при посредничестве генерала СВР.

Так, собственно, я и узнала, зачем он на самом деле заложил наш дом, а то он мне рассказывал какие-то басни насчет дешевизны кредитов и исключительного успеха вложения заемных денег в бизнес.

Генерал позвонил в тот же день и быстренько ввел меня в курс дела: до ареста закрытие уголовного дела стоило $1,5 млн, цена не изменилась, но придется добавить еще столько же, чтобы муж вышел из тюрьмы под подписку о невыезде. Я прекрасно знала цену таким разводкам.

Но варианта было два: не платить, а потом чувствовать себя виноватой или платить и чувствовать себя обманутой. Предпочла второй. Вариант договориться и устроить поимку с поличным не рассматривался

– слишком долго работала в деловой журналистике и понимала, что поимки с поличным не существует. И генерал, и следователь СК МВД тогда были в большом фаворе, а у нас, как известно даже детям, в такой ситуации не сажают.

«Ведь товарищ Маленков дал нам хлеба и блинков, а собака Берия выпал из доверия», — услужливо подсказывает генная память. Собрала деньги, уложила в спортивную сумку – и тут мне просто повезло.

Обморок, очнулась на операционном столе, полтора месяца провалялась на больничной койке, но другую операцию — по передаче денег — контролировала. В итоге в даче взятки участвовала туча народа. Впрочем, кого это интересует?

За три года много чему научилась и много видела. Сосчитать количество моих заявлений в прокуратуру, СКР, ФСБ, в администрацию президента и т. д. давно невозможно. Ситуация тупиковая: ложный донос мне не пришьешь, а расследовать дураков нет – одну меня обвинить никак нельзя, у взятки две стороны.

Тем более что я-то на обвинение давно согласна, ибо деятельно раскаиваюсь с максимальной громкостью, да и в ДСБ МВД нашлись интересанты – понравилась им моя дурацкая история.

К тому же и генерал, и следователь за три года сдулись и со скандалом выпали из обоймы, а потому периодически какой-нибудь золотопогонный орган возбуждается – не пришить ли им чего для улучшения отчетности. Так и живем, душа в душу.

Конечно, за три года – при правильной мотивации – можно стать специалистом по чему угодно. В заказные предпринимательские дела окунулась с полным погружением, взятку и вымогательство изучала углубленным факультативом, то есть на чужих примерах – пока только на чужих.

Видела, как по полной программе сажают за взятку уважаемого доктора, который 9 мая 2010 года пересадил почку умирающему ребенку, потому что дежурил в отделении, и вколол ему дико дорогое лекарство, чтобы почка прижилась, – свое лекарство, ведь какие аптеки и фармацевты в праздник? Доктора взяли, когда мать ребенка отдавала ему деньги, чтобы восстановил запас — мало ли, кто в воскресенье соберется умереть. Еще наблюдаю, как

за неправильную закупку томографа посадили и судят практикующего кардиолога, не имеющего права финансовой подписи, и он признал дачу взятки, потому что его били. Кардиологу реально светит 12 лет.

Наблюдаю, как сажают директора московской школы № 1308, он обвиняется в попытке получения взятки в 240 тысяч рублей, которые директор преступно собирал с родителей на покупку школьного автобуса. По словам свидетелей, в момент изъятия денег директора вообще не было в кабинете. Светит ему от 7 до 12 лет.

Если речь идет об особо крупном размере (то есть от миллиона рублей), то такие деяния наказываются штрафом в размере от восьмидесятикратной до стократной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки.

А вот другие случаи, все – за последний год и, конечно, сильно выборочно, это капля в море. Следователь Григорий Домовец был задержан в мае 2010 г. в своем кабинете по обвинению в вымогательстве взятки в размере $4 млн. В момент задержания Домовцу передавался очередной транш в $500 000. Приговор – три года условно.

Андрей Гривцов, следователь по особо важным делам СК, был задержан с одним из посредников при передаче денег, размер поражает — $15 млн. Инкриминировалось получение взятки в крупном размере организованной группой, сопряженное с вымогательством. Однако бдительное следствие установило отсутствие вымогательства.

Андрей Усачев, старший следователь следственного управления при УВД по Южному административному округу г. Москвы, во время расследования уголовного дела провел незаконный обыск в одной из организаций, изъяв часть имущества и документацию. За возврат потребовали €620 000. Предъявлено обвинение в покушении на мошенничество – а это условный срок.

Оренбургский областной суд назначил наказание в виде штрафа в 80 000 рублей сотруднице прокуратуры Полуниной, помогавшей в передаче взяток прокурорам за покровительство подпольным казино. Прокурор города Сергей Еремин выплатил практически неподъемные для крышевателя деньги – 450 000 руб. Никаких сроков никто не получил.

В Сочи судья Хостинского суда Дмитрий Новиков подозревался в получении взятки в 100 млн руб. За эти деньги судья вынес несправедливый приговор, присвоив землю, на которой будут строиться олимпийские объекты, как утверждало обвинение.

За несколько месяцев до этого он же подозревался в хищении 17 участков в Сочи и даже был заключен под стражу, но за него заступилось начальство.

Много еще всяких художеств за Новиковым числилось – ничего, нормально, восстановлен на работе, судит дальше, шлет привет.

Для сравнения: в Приамурье вынесен приговор в отношении 32-летней жительницы области Людмилы Ташлыковой, укравшей волнистого попугайчика из кафе «Закусочная».

Цитаты из приговора: «В феврале 2011 года Ташлыкова зашла в «Закусочную» Архаринского РАЙПО и, воспользовавшись тем, что посетители не обращают на нее внимания, похитила из клетки волнистого попугайчика»… скрылась с места преступления, а затем «распорядилась попугайчиком по своему усмотрению».

Архаринский районный суд признал ее виновной в совершении тайного хищения чужого имущества с причинением значительного ущерба (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ) и назначил наказание в виде лишения свободы на срок 1,5 года в исправительной колонии общего режима.

Реальные же сроки за получение крупной взятки чиновником или силовиком всегда связаны либо с политикой, либо с подковерной кадровой борьбой – освобождают сладкое место для нужного человечка, и если обладатель кресла не понимает, что надо бы уступить по-хорошему, появляется взятка. Особых доказательств в этих случаях и не нужно – было бы желание. Однако даже в таких историях

всегда есть возможность переквалификации взятки на более мягкую статью – например, мошенничество (до 10 лет, а взятка – до 12, вымогательство – до 15 лет). И уж совсем замечательна переквалификация взятки в превышение должностных полномочий – за это можно года три получить, причем на поселении, если не условно.

На днях СКР заявил о завершении уголовного дела бывшего заммэра Москвы Александра Рябинина, очень влиятельный был человек, если кто не помнит. Следствие считает, что Рябинин потребовал у некоего коммерсанта здание на ул. Бахрушина за согласование инвестиционного контракта на строительство жилого комплекса в районе «Левобережный». Дом на Бахрушина эксперты оценили в 45 млн руб.

, что по московским ценам — смешно. Фиктивный договор на его приобретение за 5 млн руб. был подписан дочерью Рябинина. Однако даже и эти деньги не были выплачены коммерсанту. Первоначально Рябинин обвинялся в получении взятки в особо крупном размере, теперь следствие идет по вышеописанному пути – взятки в обвинении уже нет. Думается, что осудят его в итоге, как за попугайчика.

Ну или за двух.

И, конечно, исключительно из человеколюбия.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/2011/08/30_a_3748829.shtml

Задержаны «оборотни» из ФСБ, вымогавшие взятку биткоинами по делу Галумова – МК

Мошенничество и вымогательство взятки,  что нам делать?

Это старший следователь по особо важным делам Белоусов и его помощник Колбов

Тайный узник «Лефортово»

Напомним, что экс-гендиректора издательства «Известия», политолога, профессора, доктора политических наук Эраста Галумова тайно арестовали в начале 2018 года (родные и коллеги думали, что он на форуме в Санкт-Петербурге).

Я совершенно случайно нашла его в одиночной камере «Лефортово» во время проверки в качестве члена Общественной наблюдательной комиссии.

Тогда впервые за всю историю общественного контроля оперативник изолятора по фамилии Иванов (не исключено, что у следствия после случившегося к нему возникнут вопросы — ведь по факту он помогал предателям-чекистам) потребовал разрешение следователя на общение заключенного с представителями ОНК.

Благодаря нам об аресте узнало общество, а главный редактор «МК» Павел Гусев подписал обращение с просьбой заменить коллеге арест на другую меру пресечения.

Но потом случились два события. Само уголовное дело засекретили, а Галумов… признал свою вину.

Как выяснил тогда «МК», вменялось ему мошенничество, причем, дело оказалось сугубо экономическое — якобы неправильно утилизировал печатный типографский станок. При чем тут ФСБ? Почему «Лефортово»? Ответов на эти вопросы мы найти не могли.

О загадочном деле Галумова на какое-то время забыли. Я навещала его в «Лефортово», где он сидел в камере с миллиардером Михальченко и всячески давал понять — пребывает в ужасе, но ничего рассказать не может. Недавно адвокаты Галумова обратились ко мне за помощью.

Их (Владимира Семенцова и Викторию Брагинцеву) следователь не выпускал из следственного управления ФСБ. Почувствовав себя заложниками, они пытались даже выпрыгнуть из окна следственного кабинета! Только после предания этой информации гласности защитников отпустили.

Сложить воедино все части пазла до сих пор никак не удавалось. Но теперь все встало на свои места.

«У нас «мошонкой» мошенничество называют»

Итак, в следственную группу по делу Галумова входит 15 человек, в числе которых Колбов (он уволился летом, но на момент описываемых событий был действующим сотрудникам центрального аппарата ФСБ). Это практически весь состав седьмого отдела, который занимается расследованием преступлений в сфере компьютерных технологий.

Группу возглавляет Белоусов, который за время расследования «вырос» с капитана до майора и сейчас находится в должности старшего следователя по особо важным делам. Колбов и Белоусов специализировались на биткоинах, чем и объясняется их любовь к этой криптовалюте.

Уже после задержания обоих в ведомстве характеризовали, как талантливых, подававших большие надежды.

И вот как развивались события.

– После задержания Эраста Галумова позвонили его сыну Александру, – рассказывает бывший следователь по особо важным делам при Генпрокуратуре Владимир Семенцов. – Человек на другом конце провода представляется Михаилом (как потом окажется это следователь по особо важным делам Колбов).

Говорит — уезжай из страны. Александр (он, к слову, бизнесмен средней руки) на это возмущается: «Почему? Я ни в чем не виноват». А тот ему – будешь и ты сидеть за отца.

Александр в итоге уехал на Кипр. Одновременно сотрудники следственной группы говорят Галумову-старшему: «Ты мудрый мужик, но ты попал, от нас не выходят, ты должен признать вину, выплатить ущерб, а твой сын, который сбежал за рубеж, должен выполнить некие наши условия. Вот тогда все будет хорошо, осудим тебя в особом порядке (с судом договоримся) и выйдешь на свободу».

Помещают его в «Лефортово» в камеру с олигархом Михальченко, который ему говорит — надо соглашаться, надо все отдавать. Михальченко даже предложил ему своих денег.

Потом произошла наша встреча в Следственном управлении ФСБ. Описываю картину. Мы в коридоре (дальше не пускают), а Галумов в кабинете со следователями без нас, адвокатов, охотно показания какие-то дает.

Я, конечно, удивился — может, мы не нужны ему совсем?! Тут открывается дверь и выходит радостный Галумов, который говорит: «Мы обо всем договорились, я признаю себя виновным». Белоусов улыбается, довольный.

Мы в шоке.

Я говорю Галумову: «Расскажи нам, твоим адвокатам, что ты сделал? В чем виноват-то?». Он рассказывает, и я понимаю — признавать нечего. Не буду вдаваться в детали, но поверьте — нет состава преступления.

Семенцов рассказывает, как он пришел к Белоусову, чтобы донести до него эту мысль. Немолодого юриста поразил плакат, который висит в кабинете. На нем черный кот и матерная надпись: «Опера (нецензурно), у них (нецензурно) нет. Давай 100 тыс. Садись в СИЗО. Там хорошо. Я пошел спать. Дело развалю позже». Семенцов не скрывает своего возмущения, рассказывая подробности общения:

– Я ему говорю: «Как же так? Вы элита ФСБ, а у вас такой плакат висит на видном месте. Не стыдно?» Он мне на это стал рассказывать, что долго искал этот плакат и гордится им.

Я стал ему объяснять, что никак не получится вменить Галумову эпизод со станком, законы показывал. Он пошел к руководству. Возвращается со словами: «Там сказали — мошонка!».

Я в ужасе: «Что такое мошонка?» «Так у нас мошенничество называют». Представляете уровень его культуры?

«Хотим в биткоинах!»

Дальше события разворачивались вполне ожидаемо. «Михаил» (он же Колбов) стал требовать с сына Галумова Александра 65 миллионов рублей, но обязательно в биткоинах. Грозил, что если не получит, то в деле отца появятся еще эпизоды и тот «уедет» на этап надолго. Поразительно, но пока сын раздумывал, действительно появился новый эпизод — с кражей куска кабеля.

«Вы поняли теперь, какая у нас сила?!» – позвонил «Михаил» Александру.

– Я пришел к Белоусову и говорю: «Родственникам Галумова кто-то звонит, требует денег. Этот кто-то вмешивается в ваше дело. Займетесь», – рассказывает Семенцов. – И даю ему телефон, с которого поступают звонки от «Михаила».

Он даже бровью не повел. Сказал на это: «Следствие это не касается, мне это не интересно». После этого разговора Михаил позвонил уже мне и на полублатном жаргоне стал говорить, что благодаря мне Галумов сядет в тюрьму. Он мне говорил: «Не смей больше никуда ходить. Все вопросы по делу решаю я».

Для меня поразительно то, что они ведь знали мою биографию. Знали, что я в прокуратуре работал, в СК, что расследовал тяжелые дела, награды имею. На что они рассчитывали? Уровень наглости запредельный!

Я провел расследование.

Выяснил, что «Михаил» – это член следственной бригады Колбов (провели экспертизы по голосу, Колбов ведь выступал на судах по продлению меру пресечения, мы его голос записали и сравнили).

Стал вести переговоры, делая вид, что мы на все согласны. К слову они ведь и деньги хотели получить, и признания. Потому что деньги деньгами, а им хотелось еще погоны и повышение по службе.

Наверное, если бы в УСБ обратился не Семенцов, а кто-то другой, там бы сразу не поверили. Все-таки заподозрить в коррупции сотрудников центрального аппарата ФСБ, да еще на таких должностях, это вам не шутки! В общем началось проверка. Согласно оперативной игре, Галумов должен был всю вину признавать, а сын — передать первую часть денег.

– Александр передал три миллиона рублей специалисту, который при нем же положил их на интернет кошелек, открытый «Михаилом», и перевел их в биткоины, – рассказывает Семенцов. – Все это было зафиксировано, деньги поступали несколькими траншами, было несколько встреч.

Как только мы стали платить, жизнь Галумова за решеткой изменилась: и свидания, звонки близким разрешили. То есть они дали понять, что мы все делаем правильно.

Если раньше нас прессовали в СУ (сидели в ожидании там часами, не давали нам материалы читать и т. д.), то потом принимали чуть ли не радостно. По моей практике, так это чистой воды организованное преступное сообщество. Но следствию еще предстоит дать оценку.

Уголовное дело было возбуждено по статье «взятка». Оба фигуранта задержаны. Колбов даже оказал сопротивление спецназу ФСБ. Басманный суд 17 апреля 2019 года избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу. Военный гарнизонный суд решает вопрос об аресте Белоусова.

– Возбуждению дела предшествовал титанический труд, – говорит источник в спецслужбе.- Выявить их было очень тяжело.

Но только ли двое из следственной бригады (напомню, всего в ней 15 человек) замешаны в вымогательстве взятки? Неужели другие ни о чем не догадывались? И что ждет теперь Галумова? Он ведь до сих пор в «Лефортово»…

Будете смеяться, пока задерживали Белоусова и Колбова, мне позвонил один из членов следственной бригады и сказал, что дело Галумова скоро будут передавать в прокуратуру, а потом в суд. Как так? Галумов ведь признательные показания давал в рамках оперативной игры. Мы настаиваем, чтобы дело передали другой следственной группе и приняли настоящие показания обвиняемого.

Читайте по теме: «Меня судили ночью»: арестованный политолог Галумов рассказал о своем задержании»

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/04/18/zaderzhany-oborotni-iz-fsb-vymogavshie-vzyatku-bitkoinami-po-delu-galumova.html

Что делать, если вы столкнулись с коррупцией, и как законы борются с ней?

Мошенничество и вымогательство взятки,  что нам делать?

Вопросысовершенствования борьбы с коррупцией находятся в сфере пристального вниманияГосударственной Думы.

Работа в этом направлении из созыва в созыв растет:если за прошлый созыв по линии Комитета по безопасности и противодействию коррупции было принято только 10 федеральныхзаконов в этой области, то за два с половиной года седьмого созыва 7 антикоррупционных законовуже принято и столько же находятся на рассмотрении парламентариев.

Основныеположения антикоррупционного законодательства разъясняем вместе с ПредседателемКомитета по безопасности и противодействию коррупции Василием Пискаревым.

Мнепредлагают дать взятку – что мне делать? Куда я могу обратиться? Как законзащищает мои права?

Если вам предлагают дать взятку или,тем более, у вас ее вымогают, необходимо обратиться на горячую линию Министерства внутренних дел или горячую линию Федеральной службы безопасности.

Именно МВД и ФСБ осуществляют оперативно-розыскную деятельность, направленную на выявлениепреступлений коррупционной направленности.

В свою очередь, уголовные дела о получении или даче взятки подследственны Следственному комитету России.

Важно помнить, что закон всегдана стороне того, кто отказывается от дачи взятки.

И если ее от гражданина вымогают, то коррупционер понесет еще более серьезное наказание. Вымогательство взяткиявляется отдельным отягчающим обстоятельством – за это может грозить до 12 летлишения свободы со штрафом до шестидесятикратной суммы взятки.

Ответственностьгрозит только тому, кто взятку получил? Или того, кто ее дал, тоже накажут?

Да, дача взятки – точно такое женарушение закона, как и ее получение.

За дачу взятки должностному лицуст. 291 Уголовного кодекса РФ в том числе предусматривает от 2 до 15лет лишения свободы (если взятка была в особо крупном размере – это более 1 млнрублей), а также значительные штрафы.

Освобождение от уголовной ответственностиза дачу взятки возможно только в том случае, если гражданин активно способствовал раскрытию и (или) расследованию преступления, либо в отношении него имело местовымогательство взятки со стороны должностного лица, либо если он самдобровольно сообщил в правоохранительные органы о факте дачи взятки. Во всехостальных случаях тот, кто дает взятку – точно такой же коррупционер.

А какие вообще наказания российский закон предусматривает для коррупционеров?

В России для лиц, совершающих коррупционныепреступления, предусмотрены жесткие наказания, вплоть до 15 лет лишения свободы.

При этом введена система дополнительных санкций,таких, как штрафы, кратные сумме взятки или коммерческого подкупа, конфискацииимущества, лишения права занимать определенные должности или заниматьсяопределенной деятельностью. Штрафы могут достигать нескольких миллионов рублейили быть, например, кратными всей – также многомиллионной — сумме взятки.

Кроме ст. 290 УК РФ (Получение взятки), отдельная ответственность предусмотрена за посредничество во взяточничестве –до 12 лет лишения свободы, а также за обещание или предложение такогопосредничества. В последнем случае наказание может составить до 7 лет лишениясвободы.

И даже за мелкое взяточничество – до 10 тыс.рублей – наказанием станет штраф в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработнойплаты или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительныеработы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либолишение свободы — до одного года.

И уголовной ответственности за получение взяткиможно избежать только одним способом – никогда взяток не брать.

Взятка – это только конверт с деньгами? А коробка конфет или бутылка шампанского можетсчитаться взяткой? Какие ограничения по подаркам предусмотрены законом?

Нет, по российскому уголовномузаконодательству взятка – это не только деньги, но и любые ценности, ценныебумаги, имущество – скажем, машина или квартира, или, как у классика, борзыещенки, а также имущественные права и незаконное оказание услуг имущественногохарактера.

Например, если должностное лицо оказало какую‑то протекцию главномуврачу платной, коммерческой клиники, а тот «отблагодарил» его бесплатным лечением – это и есть оказание услуг имущественного характера, а следовательно, – нарушение антикоррупционногозаконодательства.

Государственным и муниципальнымслужащим в связи с выполнением своих служебных обязанностей законом запрещенополучать подарки и вознаграждения – как деньги, так и, например, оплату поездокили развлечений, или того же лечения.

Все подарки, полученные на протокольных,официальных мероприятиях или в служебных командировках должны передаваться в соответствующие государственные и муниципальные органы.

Они признаютсягосударственной или муниципальной собственностью.

И даже подарки, которые, на первыйвзгляд, кажутся кому‑то незначительными, но которые должностное лицо получает за действияв интересах дающего, — это тоже коррупционное преступление. Об этом необходимопомнить. Были случаи, когда за бутылку коньяка, которую сотрудник ФСИН получалза право свидания родственника с заключенным, он привлекался к ответственностиза получение взятки.

Какконтролируются доходы государственных и муниципальных служащих? Что им грозитза сокрытие информации?

По закону контролируются доходы и расходы, имущество граждан, замещающих государственные и муниципальныедолжности, должности в правоохранительных органах и силовых структурах, а также, например, в Банке России, госкорпорациях и внебюджетных фондах. Подлежатконтролю сведения о доходах и имуществе их супругов и несовершеннолетнихдетей.

За непредоставление такой информацииили сообщение заведомо ложных сведений о доходах и имуществе по законудолжностному лицу грозит увольнение. А доход и имущество (объекты недвижимости,транспортные средства, акции, ценные бумаги, доли и паи), законность происхождениякоторых должностное лицо не сможет доказать, могут быть обращены в доход государства.

Но в минувшем году мыусовершенствовали ответственность за совершение коррупционных правонарушений, в частности, в доход государства теперь может быть обращено не только имущество,законность приобретения которого должностное лицо не сможет доказать, но и денежнаясумма, эквивалентная его стоимости, если обращение самого имущества по каким‑то причинам невозможно.

Кроме того, состояние должностных лиц теперьконтролируют и после их увольнения или ухода с государственной службы. Контрольза их доходами и расходами осуществляется прокуратурой.

Наконец, на минувшей неделе мыприняли закон Президента РФ, который наделяет Генеральную прокуратуру полномочиямипо эффективному поиску зарубежных счетов должностных лиц – напомню, им запрещено ихиметь.

Комитет по безопасности и противодействию коррупции продолжает последовательную работу надсовершенствованием антикоррупционного законодательства.

Она носит уже скорееточечный характер, потому что в нашей стране было сформировано современное,устойчивое, а главное, эффективное законодательство и его правоприменение –чему примером служат громкие антикоррупционные дела последних лет, когда к ответственностипривлекались должностные лица самого высокого ранга.

Но одним из важнейших вопросовостается формирование антикоррупционного правосознания в обществе, четкогопонимания у каждого гражданина, что ни давать, ни брать взятки нельзя никогда и ни при каких условиях. И формироваться оно должно еще со школы.

Источник: http://duma.gov.ru/news/29636/

10.11.2015 Уголовно-правовая ответственность за получение взятки и за вымогательство взятки

Мошенничество и вымогательство взятки,  что нам делать?
/ Прокуратура разъясняет / Правовое просвещение

Коррупция в органах государственной власти России вышла на уровень общенациональной угрозы. Взяточничество должностных лиц является одним из наиболее распространенных проявлений коррупции. Опасность данного явления заключается в особой дерзости и цинизме взяточника, превращающего властные полномочия в предмет торговли.

Уголовная ответственность за совершение таких преступлений предусмотрена ст.290 УК РФ.

По смыслу закона взятка – это деньги, ценные бумаги, иное имущество или выгоды имущественного характера, получаемые должностным лицом лично или через посредника за «действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе».

Уголовную ответственность влечет как явная, так и завуалированная взятка. В качестве взятки могут рассматриваться не только деньги и вещи, но и любые имущественные выгоды.

В соответствии с положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» иным имуществом могут быть незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав.

Под незаконным оказанием услуг имущественного характера понимается предоставление должностному лицу в качестве взятки любых имущественных выгод, в том числе освобождение его от имущественных обязательств (например, предоставление кредита с заниженной процентной ставкой за пользование им, бесплатные либо по заниженной стоимости предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи, передача имущества для его временного использования и др.).

Получение взятки в виде незаконного предоставления должностному лицу имущественных прав предполагает возникновение у лица юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, требовать от должника исполнения в его пользу имущественных обязательств и др.

Субъективная сторона получения взятки характеризуется виной в виде прямого умысла. Преступник осознает, что принимает незаконную имущественную выгоду за действие (бездействие), совершаемое с использованием должностного положения, либо за общее покровительство или попустительство по службе, и желает этого.

Субъектом получения взятки является должностное лицо, которым признаётся лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В то же время, в случае, если должностное лицо, имея корыстный умысел, получает деньги, имущество и т.д. за совершение действий, однако не обладает полномочиями на их совершение, его действия квалифицируются как мошеннические.

Вымогательство взятки является квалифицированным видом совершения данного преступления. Одновременно это основание освобождения от уголовной ответственности взяткодателя, что во многом и определяет понимание этого признака в судебной практике.

Согласно п.

18 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда под вымогательством взятки следует понимать не только требование должностного лица дать взятку сопряженное с угрозой совершить действия (бездействие), которые могут причинить вред законным интересам лица, но и заведомое создание условий, при которых лицо вынуждено передать указанные предметы с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов (например, умышленное нарушение установленных законом сроков рассмотрения обращений граждан).

При этом не имеет значения, была ли у должностного лица реальная возможность осуществить указанную угрозу, если у лица, передавшего взятку или предмет коммерческого подкупа, имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Таким образом, под вымогательством взятки понимается не всякое требование дать взятку, а лишь подкрепленное угрозой совершения незаконных действий, посягающих на права или законные интересы взяткодателя. Угроза совершением правомерных действий (обоснованным возбуждением уголовного дела и т.д.) вымогательством взятки не является.

Федеральным законом от 08.03.2015 №40-ФЗ изменена ответственность, предусмотренная ч. 1 ст.

290 УК РФ за получение взятки: штраф в размере до одного миллиона рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, или в размере от десятикратной до пятидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере от десятикратной до двадцатикратной суммы взятки или без такового.

Источник: http://proc-nn.ru/ru/10/46/749/

Прав-помощь
Добавить комментарий