Можно ли добиться оправдательного приговора, если нанесение удара было спровоцировано?

«Отказались подписывать»: дело Хачатурян продлили до декабря

Можно ли добиться оправдательного приговора, если нанесение удара было спровоцировано?

Следственный комитет продлил срок предварительного следствия по уголовному делу сестер Хачатурян еще на два месяца. Об этом сообщило ТАСС со ссылкой на защитника одной из обвиняемых, адвоката Алексея Паршина.

Как уточнил Паршин, в четверг, 24 октября 2019 года, в 10.30 в Мосгорсуде состоится рассмотрения ходатайства Следкома о продлении девушкам срока запрета на определенные действия.

«Срок предварительного следствия по делу в отношении наших подзащитных продлен до 28 декабря.

До этой же даты Следственный комитет просит Мосгорсуд продлить им срок запрета определенных действий», — отметил собеседник агентства.

Как пояснил «Газете.Ru» адвокат обвиняемой Крестины Хачатурян, это связано с потерпевшей стороной. «Потерпевшие отказались подписывать протокол ознакомления с материалами дела, поэтому следствие было вынуждено обратиться в суд для их ограничения в ознакомлении», — уточнил Алексей Липцер.

Сестрам Хачатурян уже предъявлено обвинение в окончательной редакции — их будут судить по части 2 статьи 105 УК РФ «Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору». При этом сторона защиты настаивает, что действия девушек были спровоцированы жестоким отношением со стороны их отца.

Тело 57-летнего Михаила Хачатуряна было найдено с множественными колото-резаными ранами 27 июля 2018 года в доме на Алтуфьевском шоссе в Москве. По подозрению в убийстве были задержаны три дочери погибшего. В ходе допросов они признали свою вину, однако объяснили, что сделали это в целях самозащиты, поскольку родитель на протяжении долгого времени истязал их морально и физически.

В ходе допросов они рассказали о том, как совершили убийство. По их словам, вечером 27 июля сестры прошли в комнату к своему родителю. Убедившись, что мужчина спит, девушки стали одновременно наносить ему удары — в руках у средней Ангелины был молоток, а у младшей нож. Старшая Крестина распылила в лицо мужчине перцовый баллончик, чтобы дезориентировать его.

Однако в какой-то момент Ангелина выхватила нож у младшей сестры и ударила им отца в область сердца — отец скончался.

Уже 2 августа 2018 года Останкинский суд Москвы поместил сестер Хачатурян в СИЗО , а 27 сентября им изменили меру пресечения на более мягкую — «запрет совершения определенных действий».

Спустя год в июне 2019 года следствие предъявило девушкам обвинение в убийстве группой лиц по предварительному сговору. Однако за время расследования выяснилось, что Михаил Хачатурян в течение нескольких лет избивал и насиловал своих дочерей.

Ангелина в ходе первого допроса рассказала, что отец начал приставать к ней, когда ей было всего 15 лет. Тогда они вдвоем летали на отдых в Израиль.

«Через несколько дней, находясь в отеле, отец приказал мне раздеться и лечь на кровать, я со страху это сделала, после чего он также разделся и провел своим половым органом по моим половым органам, затем сказал, что я не его дочь и когда мне будет 18 лет я должна стать его женой», — отмечала девушка на допросе

Старшая сестра Крестина подтвердила историю Ангелины и рассказала, что отец домогался и ее. Она утверждала, что в 2016 году, когда они с сестрами и отцом отдыхали в Адлере, Михаил Хачатурян зашел к ней в комнату, разделся, приказал девушке лечь рядом и заставил заниматься с ним оральным сексом.

Именно эти показания стали, по версии защиты, главными, поскольку они позволяют доказать, что убийство было совершено в рамках превышения необходимой самообороны.

Однако на протяжении года правозащитникам не удалось переквалифицировать дело. Следственный комитет не стал посмертно возбуждать уголовное дело в отношении 57-летнего Михаила Хачатуряна.

12 июля 2019 года адвокат Алексей Паршин в разговоре с радио «Sputnik» сообщил, что после ходатайств защиты правоохранители выделили в отдельное производство дело по статьям: «Истязание», «Сексуальное насилие», «Доведение до самоубийства», а также «Причинение тяжкого вреда здоровью».

«Для нас достаточно, даже если будет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи со смертью, там будет установлено, что Михаил совершал эти факты. Это постановление не будет реабилитирующим, но я уверен, что оно устроит девочек», — заявлял тогда защитник.

Адвокат также отмечал, что сторона защиты будет добиваться возбуждения уголовного дела и продолжения расследования. Если Михаила Хачатуряна признают виновным, то сестрам могут вынести оправдательный приговор. Однако сейчас им грозит наказание сроком от восьми до 20 лет лишения свободы.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/10/23/12773174.shtml

Российские суды стали чаще выносить оправдательные приговоры

Можно ли добиться оправдательного приговора, если нанесение удара было спровоцировано?

Судебный департамент при Верховном суде России обнародовал статистику, которая способна изменить устоявшиеся представления о привычках нашего правосудия. Все чаще люди в мантиях оставляют подсудимым свободу и честное имя, поскольку обвинение оказалось бессильно.

Всего, согласно официальным данным Судебного департамента, в прошлом году заветное слово “невиновен” услышали 5 тысяч 624 человека. Есть надежда, что оправдательные приговоры постепенно перестают быть юридической экзотикой.

В целом по стране в прошлом году было вынесено на несколько сотен больше оправдательных приговоров, чем за год до того.

На первый взгляд, конечно, число оправданий все равно мизерно по сравнению с сотнями тысяч обвиняемых, ежегодно предстающих перед судом.

Арбитраж придумал, как определить слабого судью

Однако на деле все не так просто. Как рассказывают специалисты, в большинстве случаев судьи, если видят, что обвинение неубедительно, предпочитают закрыть дело под разными предлогами, чем выносить оправдательный приговор. Это своего рода техническая уловка. Если разобраться, по сути, в прошлом году был отпущен без наказания каждый пятый подсудимый.

Если разобраться, то, по сути, в прошлом году был отпущен без наказания каждый пятый преступник

Свежие обзоры региональной судебной практики также показывают, что какие-то подходы стали меняться, обвинение местами начало чувствовать строгий судейский взгляд.

Например, осенью прошлого года суд в Новом Уренгое оправдал некоего гражданина А., обвиненного в убийстве. Правоохранители представили доказательства, что в момент беды гражданин находился где-то рядом.

При этом прямых улик следствие не нашло. Кто-то опознал подсудимого по фотографии.

Отсидевших преступников-иностранцев будут принудительно высылать на родину

Также некий секретный свидетель сообщил суду, что слышал, “как А. признавался в убийстве потерпевшего”. Вот, практически и всё. Когда суд лоялен к обвинению, подобных улик может оказаться достаточно. Однако в Новом Уренгое вышел не тот случай. Суд, изучив дело, решил, что “нахождение А.

на месте убийства не исключает возможность совершения преступления другим лицом, находившимся там же”. Иными словами, раз человек оказался в неудачное время в неудачном месте, само по себе это не повод, чтобы повесить на него преступление. Раз других доказательств вины нет, человека признали невиновным.

Вышестоящая инстанция с таким подходом согласилась.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, за год было осуждено 755 тысяч человек, а дела в отношении 238 тысяч прекращены. Соотношение как раз один к четырем. Так что когда обвиняемый хочет побороться в суде за свое честное имя, его шансы не так низки, как утверждают скептики.

В региональных судах подтверждают это наблюдение.

“В последние годы наметилась устойчивая тенденция к снижению поступающих в суды округа уголовных дел, при этом число обвинительных приговоров и их доля среди принимаемых судами решений с каждым годом также снижается, – сообщили буквально на днях в суде Ямало-Ненецкого автономного округа. – А количество решений, в соответствии с которыми подсудимые освобождаются от уголовной ответственности, в том числе по реабилитирующим основаниям, – с каждым годом увеличивается”.

Судьям запретили полагаться на заочные улики

В окружном суде даже провели подробный обзор полетов, за что и как оправдывают подсудимых, какие ошибки допускают. Как показала практика, чаще всего оправдательные приговоры в округе выносились по делам о мошенничестве, а также по чиновничьим преступлениям, таким, как халатность, подлог, злоупотребление полномочиями.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, больше всего оправдательных приговоров судами первой инстанции было вынесено по делам о мошенничестве: за год невиновными признано 233 человека. По делам о профессиональных чиновничьих проделках оправдали 174 человека.

При этом у обвиняемых в подлоге, растрате и прочих грехах больше всего шансов оправдаться: процент оправдательных приговоров по набору этих статей самый высокий.

Правозащитники любят повторять ставшую штампом фразу, что в России выносится меньше процента оправдательных приговоров. По их мнению, это свидетельствует о так называемом обвинительном уклоне правосудия. В судейской системе такой взгляд отвергают.

Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев не раз обращал внимание, что подсчитывать процент оправдательных приговоров надо корректно. “Должны ли мы гнаться за процентоманией? – говорил он в свое время в разговоре с журналистами.

– Как оценивать эти цифры: схоластически, рассуждая о карательном уклоне или надо объективно оценивать судебную статистику?”. Дело в том, что основная масса осужденных получает приговор в особом порядке, то есть эти люди признали свою вину и просят рассмотреть дело по упрощенной процедуре.

“В таких делах нет и быть не может оправдательных приговоров: обвиняемый сам говорит: “Да, я виновен”, – сообщает Вячеслав Лебедев. – Если же человек считает себя невиновным, он использует все способы защиты”. Например, в прошлом году в особом порядке были осуждены 526 тысяч человек, это почти 70 процентов от всех осужденных.

Обвинительный приговор в данном случае был делом техники, и никого это не пугает. В ходе же обычных процессов, когда стороны действительно состязаются, доказывая, кто прав, было осуждено почти 230 тысяч человек. Если сравнить их с числом оправданных или отпущенных по причине прекращения дел, получаются совсем другие проценты.

Средний размер компенсации морального вреда реабилитированному, скажем, на Ямале составил 97 тысяч рублей

“За все годы моей работы судьей, никто ни разу меня не вызывал в кабинет и не говорил: такого-то надо посадить, это приказ, – сказал как-то в доверительном разговоре с корреспондентом “РГ” один из действующих судей. – Однако вынести оправдательный приговор действительно труднее с технологической точки зрения.

Необходимо так изложить доводы, чтобы они устояли в вышестоящей инстанции. Ведь о качестве нашей работы судят по количеству отмененных или исправленных решений. Поэтому судье лучше лишний раз на отмену не нарываться.

В неоднозначной ситуации он предпочтет обвинительные формулы, устоявшиеся в практике, чем придумывать на свой страх и риск схему оправдательного приговора”.

Чаще всего суды оправдывают по делам о мошенничестве и халатности. PhotoXpress.ru

Правда, не все эксперты разделяют “оптимистический уклон”. “Никак нельзя сказать, что за последний год добиться оправдательного приговора стало проще, – прокомментировал “РГ” эксперт Федеральной палаты адвокатов России Игорь Пастухов. – Полностью поддерживаю высказывание судьи о том, что оправдательный приговор сложнее писать.

Это требует значительно большей работы по анализу и сопоставлению доказательств, предъявленных суду в ходе слушания дела, чем написать в приговоре, что доводы защиты являются надуманными и что выдвинутые обвинения нашли полное подтверждение, скопировав при этом текст обвинительного заключения. И обжалуются оправдательные приговоры чаще, чем обвинительные”.

Например, по делам об убийствах апелляционная инстанция за год отменила и отправила на новое рассмотрение треть оправдательных приговоров. Для сравнения: когда первая инстанция выносила обвинительный приговор, апелляция лишь в трех случаях самостоятельно меняла его на оправдательный.

Правда, новый апелляционный порядок по уголовным делам вступил в силу лишь в начале прошлого года, практика перемен здесь только нарабатывается.

Не согласен эксперт Федеральной палаты адвокатов и с тем, что судебные акты о прекращении уголовного дела можно рассматривать, как аналог оправдания обвиняемого. По его словам, как правило, суды первой инстанции прекращают дела по нереабилитирующим основания.

Проще говоря, пятно или тень подозрения на имени остались, однако судимости человек избежал. Тем не менее, в обзорах судебной практики в последнее время чаще стали звучать требования строже подходить к уликам.

“Ни одно доказательство, на которое опиралось обвинение, не должно остаться без анализа”, сказано в обзоре Ямало-Ненецкого окружного суда. Как уже писала “РГ”, подобные установки прозвучали и в обзоре Саратовского областного суда.

А обзор Ямало-Ненецкого окружного суда о практике оправдательных приговоров может быть интересен не только местным судьям, так как разбирает многие ошибки именно при оправдательных приговорах.

Досье “РГ”

Средний размер присужденной в пользу реабилитированного лица компенсации морального вреда в Ямало-Ненецком округе составил порядка 97 тысяч рублей.

Что же касается статистики оправдательных приговоров, то самый высокая доля была в прошлом году в Уральском федеральном округе. Там один оправдательный приговор прозвучал на 106 обвинительных.

Строже всего судят в Сибири: один оправдательный приговор на 166 обвинительных. Для сравнения, в Центральном федеральном округе один оправдательный приговор приходится на 122 обвинительных.

Источник: https://rg.ru/2014/08/06/opravdanie.html

Прав-помощь
Добавить комментарий