Можно ли обжаловать привлечение к уголовной ответственности, если статью декриминализировали?

Пять лет перечеркнуто. Почему аргументов в пользу отмены статьи о незаконном обогащении недостаточно

Можно ли обжаловать привлечение к уголовной ответственности, если статью декриминализировали?

Вывод обнародовала Антикоррупционная инициатива Европейского Союза, которая является крупнейшей программой технической помощи ЕС в борьбе с коррупцией в Украине.

Среди других аргументов в ЕС утверждают, что статья не предусматривает какого-либо перекладывания бремени доказывания, а потому не нарушает презумпцию невиновности. Там отметили, что статья не требует от обвиняемого давать какие-либо объяснения. Подсудимый имеет право, но не обязан предоставлять объяснения о происхождении активов, о незаконности которых утверждает обвинение.

Ликвидацию статьи нельзя отменить

Возбужденные против чиновников дела будут закрыты. А миллионные состояния, полученные из неизвестных источников, теперь не являются правонарушением. Об этом говорится в заявлении Национального антикоррупционного бюро. Решение Конституционного суда Украины об отмене статьи о незаконном обогащении нельзя вернуть назад. Об этом заявил директор НАБУ Артем Сытник.

Возобновить расследование в отношении подозреваемых будет невозможно

По его словам, это огромный шаг назад в проведении антикоррупционной реформы в Украине. А значит все расследования по этой статье фактически не имеют никакого значения. Если даже соответствующую статью каким-то образом вернут, возобновить расследования в отношении подозреваемых будет невозможно. А сейчас речь идет о 65 людях.

“Еще осталась, по крайней мере, пока осталась, статья 136.1, предусматривающая ответственность за ложь в декларациях.

Декриминализация этого преступления – это фактически такая своеобразная амнистия того капитала, который был добыт коррупционным путем, и обжаловать это решение невозможно, пересмотреть решение Конституционного суда невозможно, пять лет зачеркнуто. Это уже можно констатировать после того, как мы ознакомились с решением Конституционного суда”, – заявил Сытник.

Неконституционность статьи

Конституционный суд обнародовал свое решение об отмене статьи Уголовного кодекса, которая предусматривала наказание для чиновников с состоянием неизвестного происхождения. Эта норма, по версии судей, противоречит презумпции невиновности.

Если какой-то инструмент является нерабочим, от него нужно избавляться

Два года назад 59 народных депутатов направили представление о неконституционности статьи. Большинство из них – из Народного Фронта. Депутат Павел Пинзеник – один из авторов представления. Именно он представлял интересы коллег-депутатов в суде. Он считает целесообразным привлечение к ответственности за незаконное обогащение, но не любыми средствами.

“Если какой инструмент является явно не рабочим, от него нужно избавляться. Если он противоречит принципам конституционным, от него нужно избавляться, ставить на этом точку, искать другой механизм борьбы с коррупцией, привлечение виновных лиц к уголовной ответственности”, – отметил Пинзеник.

Новая редакция статьи

Нардеп Антон Геращенко заявил, что ни одного обвинительного приговора с 2016 года не было принято, с тех пор как начало работать НАБУ. Решение суда необходимо выполнять, говорит он. А максимально эффективной мерой будет принятие новой редакции статьи с учетом позиции судей Конституционного суда.

Декриминализировать статью о незаконном обогащении нельзя

Народный депутат Сергей Березенко напомнил о новом законопроекте об ответственности за незаконное обогащение, который президент Украины Петр Порошенко внес в Верховную Раду. По словам Порошенко, он дал законопроекту статус безотлагательного.

“Президент сделал свое заявление: ни в коем случае декриминализировать статью о незаконном обогащении нельзя. Это перечеркивает все те наши достижения, которые мы имеем, начиная с 2016 года.

Этот законопроект уже готов, его сейчас обсуждают с экспертами, чтобы не повторить ошибку прошлого закона.

Президент сегодня должен прописать с юристами Администрации президента, юристами, с привлечением экспертов Национального антикоррупционного бюро закон таким образом, чтобы больше не было даже намека на возможность обжалования его в Конституционном суде”, – подчеркнул Березенко.

Уголовную ответственность обнулили

Неконституционность статьи о незаконном обогащении означает амнистию для всех должностных лиц. Всю уголовную ответственность на сегодня просто обнулили. Об этом в эфире Радио НВ заявил главный эксперт Антикоррупционной группы РПР Александр Леменов.

А все заявления президента о новом проекте не имеет никакого смысла. Не случайно это событие совпадает с тем, что остался месяц до завершения кампании декларирования доходов чиновников.

Необходимо переформатировать Конституционный суд

НАБУ не будет иметь никаких претензий к декларантам, говорит эксперт. Безусловно, сегодня необходимо переформатировать Конституционный суд. И при этом нужно четко определить механизм избрания судей. Ведь сейчас они полностью зависимы от политических элит, убеждает Александр Леменов. Но это уже будет эффект в будущем, пока решение обжалованию не подлежит, добавил эксперт.

“Очевидно, это является очень важным для действующих политических элит в условиях политической турбулентности перед следующими президентскими выборами. Потому что можно же выборы не выиграть, но в то же время необходимо отменить эту ответственность за незаконное обогащение.

Ибо не дай бог ближайшее окружение президента, если он не станет президентом повторно, будет привлечено к уголовной ответственности за все, что они делали в течение последнего периода.

Это большая проблема, и я надеюсь, что наши европейские партнеры дадут этом соответствующую оценку”, – отметил Леменов.

Источник: https://nv.ua/ukraine/politics/pyat-let-perecherknuto-pochemu-argumentov-v-polzu-otmeny-stati-o-nezakonnom-obogashchenii-nedostatochno-50008464.html

Чем полезна декриминализация побоев

Можно ли обжаловать привлечение к уголовной ответственности, если статью декриминализировали?

Статистика судебного департамента при Верховном суде показывает, что наказывать за побои в России стали чаще, причем в разы /Н. Шарапова

До середины 2016 г. любые побои – насильственные действия, не причинившие какой-то серьезный урон здоровью, – считались уголовным преступлением. Затем по инициативе Верховного суда из Уголовного кодекса были исключены побои, нанесенные незнакомому человеку. Наказание за насилие в отношении близких, напротив, ужесточилось: за них могли дать реальный срок.

Но и эти нормы действовали всего полгода. В феврале 2017 г. любые побои, нанесенные на бытовой почве, перестали быть уголовным преступлением, если совершены впервые. Теперь побои – это административное правонарушение и первый раз не влекут судимости. Но за их совершение предусмотрен штраф до 30 000 руб., либо арест до 15 суток, либо обязательные работы.

Каков же реальный итог декриминализации побоев?

Статистика судебного департамента при Верховном суде показывает, что наказывать за побои в России стали чаще, причем в разы. Если в 2015 г. из 59 500 представших перед судом за побои были осуждены почти 16 200 человек, то только за первое полугодие 2017 г. – меньше чем за пять месяцев действий новых правил – наказание за аналогичное правонарушение получили почти 51 700 человек.

Но это не связано с ростом агрессивности граждан. Декриминализация существенно изменила практику работы судебной системы, правоохранительных органов и организаций, отвечающих за профилактику в социальной сфере, что особенно актуально для домашнего насилия.

Побои как преступление были статьей частного обвинения, т. е. до февраля 2017 г. жертва должна была сама написать заявление, собрать доказательства и обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела в суд. Однако обычно жертва, не зная разницы между составами публичного и частного обвинения, обращалась в полицию.

Здесь в типовую историю о семейных побоях вступал участковый уполномоченный, основным стимулом которого было раскрыть как можно больше преступлений. Для участкового это была неудобная статья. Жертва часто мирилась с обидчиком еще до подачи заявления в суд, и участковому это в зачет не шло.

Он прекрасно понимал, что усилия, потраченные на помощь в сборе доказательств, с точки зрения его ведомственного интереса могли оказаться потраченными впустую, поэтому в самом благоприятном случае участковый лишь учил потерпевшего, как оформить заявление и получить медицинскую справку, уповая на то, что жертва все же дойдет до судьи и преступление зачтется ему как раскрытое.

Если дело о семейном насилии брался поддерживать прокурор, то в качестве профилактики он вел его к примирению сторон. На злодее ставилась метка о привлечении к ответственности, но не судимость.

Таким образом, жертве побоев не стоило рассчитывать на действенную защиту с помощью уголовного преследования. В период, когда наказание за домашнее насилие предусматривало лишение свободы, из 25 400 обвиняемых, признанных виновными в нанесении побоев, был изолирован 301 человек.

Сейчас уже можно сказать, что административное наказание за побои оказалось эффективнее уголовного. Почему?

Во-первых, полиция теперь заинтересована принять заявление, ведь количество оформленных административных протоколов – это тоже показатель работы. При этом результативность работы по протоколу в руках у полиции: порядок работы по КоАПу не позволяет жертве забрать заявление. Это мотивирует полицейских способствовать сбору доказательств.

Во-вторых, судьям не надо тратить время на оформление уголовного дела. Теперь их основная задача – лишь рассмотреть составленный полицейскими протокол и проверить факты. Стимула отговорить заявителя нет – ведь теперь отозвать заявление невозможно.

При этом возможность «оправдать» в случае оговора осталась: из 72 300 протоколов за побои, рассмотренных судьями в первом полугодии 2017 г., к наказанию привели только 51 700. То есть 28% протоколов были по тем или иным причинам отклонены судьями, в том числе по 4500 случаям (6,2%) было прекращено административное производство.

Для сравнения: в 2015 г. оправдательные исходы получили 10 500 человек (17,6%) из 59 500 обвиняемых в побоях.

В-третьих, судьи чаще стали назначать наказание, связанное с изоляцией. За первое полугодие административному аресту были подвергнуты 4400 человек (8,5% наказанных).

Можно предположить, что у участкового теперь стало больше возможностей изолировать обидчика от жертвы, применив меры задержания перед рассмотрением протокола в суде.

В итоге жертвы побоев теперь получили больше шансов не остаться с агрессором под одной крышей, как это было раньше, когда побои признавались уголовным преступлением и требовали частного обвинения.

В-четвертых, декриминализация побоев облегчила труд социальных работников и психологов. Когда нанесение побоев было уголовно наказуемым, они далеко не всегда регистрировали и заносили в личное дело случаи применения насилия в отношении детей.

Большой риск привлечения к уголовной ответственности родителей ухудшал шансы на конструктивную психологическую работу, был несоразмерным негативным последствиям для семьи.

После перевода побоев в разряд административных правонарушений мотивация социальных служб к взаимодействию с полицией и органами опеки повысилась.

Все это объясняет кажущийся парадокс: декриминализация побоев ведет к росту социального контроля, а не к его ослаблению.

В итоге правоохранительные органы и суды получили больше стимулов преследовать за побои, включая домашнее насилие.

Жертвы и социальные работники имеют меньше стимулов скрывать факты насилия, поскольку они не несут теперь рисков, связанных с записями о судимости в истории семьи, и больше возможностей временно избавиться от обидчика.

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/12/14/745205-dekriminalizatsiya-poboev

«В уголовных делах по 282 статье ничего не изменится»: юрист о поправках в антиэкстремистском законодательстве

Можно ли обжаловать привлечение к уголовной ответственности, если статью декриминализировали?

Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, который частично декриминализирует 282 статью УК (возбуждение ненависти либо вражды). Президент предлагает при первом нарушении привлекать только к административной ответственности, а при втором — уже к уголовной.

Глава юридической службы «Апология протеста» правозащитной организации «Агора» Алексей Глухов рассказал «МБХ медиа», что получить административное наказание за пост в социальной сети будет очень просто и объяснил, почему по новой статье за экстремизм стоит ждать возбуждения множества дел.

— Почему Путин пошел на смягчение статьи?

— Как в песне Высоцкого: «Жираф большой, ему видней». Видно, что это готовилось. Тема, связанная с привлечением к уголовной ответственности за экстремизм, в последнее время совсем «огонь» была.

А стала она такой в том числе потому что до инаугурации вновь избранного президента была определенная пауза — количество дел по 282 статье было совсем небольшое. После инаугурации их прорвало.

Один Барнаул свой план за пятилетку выполнил.

Это начало будоражить общественность. Даже самые провластные общественники начали говорить, что нужен баланс. Потом Верховный суд сказал, что надо бы учитывать контекст, количество лайков. И вот должен быть какой-то результат.

Пошли по пути повторности, как с побоями (статья 116 УК) и статьей «Дадина» (статья 212.1 УК). Первый раз — административка, второй — уголовка.

Это общая концепция развития деликтной ответственности (ответственность, возникающая в связи с причинением имущественного вреда одним лицом другому в результате гражданского правонарушения.

— «МБХ медиа») в России, которая была описана еще в давнем проекте Верховного суда — он хотел разделить все дела на уголовно наказуемые и не уголовно наказуемые.

— Много ли издержек несет вся система из-за дел за репосты?

— Судебная — не несет совершенно. Для них это не более чем обычные уголовные дела. Количество оправдательных приговоров по 282 статье за несколько лет можно по пальцам пересчитать. В суде вопрос только один: условный или реальный срок.

По 282 статье битвы всегда были до передачи дела в суд. Были битвы экспертиз, когда разные специалисты оценивали тот или иной пост: разжигает ли он ненависть, если да, то к какой социальной группе.

Досудебные издержки высокие. Если стоит вопрос о назначении экспертизы по уголовному делу, то она назначается в судебно-экспертное учреждение. Даже если оно государственное, там все равно выставляется счет, происходит оплата. Это все деньги.

— После частичной декриминализации изменятся ли эти издержки?

— Декриминализация половинчатая. Рисков стать фигурантом уголовного дела меньше не стало, но теперь у человека появилась возможность услышать тревожный звоночек в виде этой административки по предполагаемой новой статье 20.3.1 КоАП. Нужно понимать, что если у тебя есть административка, следующая будет уголовка.

И тут гигантская проблема: получить этот тревожный звоночек в виде статьи КоАП можно очень легко. КоАП в принципе не соответствует критериям справедливого судебного разбирательства. Презумпция невиновности там не работает. Это мы можем посмотреть по митингам и делам за свастики. Никто не учитывает ни контекст, ни все остальное. Издержки совсем минимальные.

Возможно, к этому административному делу будут прикладывать справку какого-нибудь эксперта, сотрудничающего с Центром по противодействию экстремизму. Эксперт будет говорить, что каждая фраза возбуждает и разжигает. Судьям будет этого достаточно. И оспорить будет невозможно.

То есть возбудить уголовное дело будет чуть сложнее, чем сейчас. Если сейчас к вам в дом могут вломиться, утащить из дома все накопители информации, то скоро перед этим нужно будет оштрафовать вас.

В уголовных делах ничего не изменится. Система доказывания останется такой же. Только в материалах дела должна будет лежать заверенная копия с отметкой о вступлении в силу административки.

— Сохранится ли палочная система после частичной декриминализации?

— Конечно. Только теперь появится новая палочная система по административной статье. Несмотря на то, что право возбуждения отдали прокуратуре, оперативные сотрудники Центра «Э» и службы безопасности будут так же сидеть в интернете и искать этот экстремизм, заказывать экспертизы, а потом уже передавать их для возбуждения дела.

— Будут ли альтернативные способы наращивать эту палочную систему?

— Это все исключительная работоспособность оперативных сотрудников. Как только будет принят этот законопроект, по части 1 статьи 282 УК в новой редакции будет большой провал. Потому что невозможно будет возбудить дело без привлечения по административной статье. По ней как раз стоит ждать вала дел.

К административной ответственности будут привлекать больше, чем обычно, чтобы потом можно было выбирать. А привлечение по этой административке означает постановку на профучет, это значит, что во всех соцсетях они этих людей будут мониторить.

Есть и другой риск: нашли у вас кучу картинок, решили привлечь по уголовной статье, взяли самую первую, привлекли за нее к административной ответственности, а вторую приберегли. Вступило наказание в силу — новая экспертиза, и вот человек уже поехал по 282 статье УК.

— Какие еще статьи российского уголовного кодекса на ваш взгляд нужно декриминализировать?

— Таких статей много: 148.1 УК (оскорбление чувств верующих), 280 УК (призывы к экстремистской деятельности). Последняя не меняется абсолютно, а по ней тоже много дел возбуждают. 282 статья УК в последнее время не была лидирующей, потому что есть много дополнительных.

Я считаю, многие преступления небольшой тяжести должны перейти под принцип вторичности. Раздача судимостей людям — не очень хорошо. Кроме того, чем больше возможностей у силовиков давить на людей, тем хуже живется, а кому надо, они и так позволяют уходить от ответственности.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://mbk.today/suzhet/v-ugolovnyx-delax/

Запрет на службу в полиции по факту прекращения дела по амнистии в 1998 г. (деяние декриминализировано в 2002 г.)

Можно ли обжаловать привлечение к уголовной ответственности, если статью декриминализировали?

В ___ областной суд

истца

Ответчик: Федеральное государственное казенное учреждение «Управление вневедомственной охраны Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по _____», адрес: ______________, телефон:

Дело _____

Обжалуемое решение: Решение ___ районного суда Тюменской ___от 18 октября 2012 г. по иску ____к Федеральному государственному казенному учреждению «Управление вневедомственной охраны Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации ____» об устранении нарушения права служащего органа внутренних дел

 Пошлина: 100 рублей.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Решением аттестационной комиссии ответчика от 11 июля 2011 г. установлено, что я не могу служить в полиции на том основании, что в 1996 г. привлекался к уголовной ответственности  за нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшей (дело прекращено по амнистии).

В результате я был уволен из органов внутренних дел.

Решением __ районного суда ___ от 31 января 2012 г. (листы дела ___) я был восстановлен на ранее занимаемой мною должности в милиции.

При этом судом была допущена ошибка – в мотивировочной части этого решения было указано, что я не имею права служить в полиции как лицо, уголовное дело в отношении которого было прекращено по амнистии (лист дела ___).

В результате я вынужден был согласиться на предложенную мне должность в органах внутренних дел не в полиции, а в юстиции (без учета опыта моей работы, что нарушает мои законные интересы).

6 февраля 2012 г. я обжаловал в порядке уголовного судопроизводства постановление о прекращении уголовного дела, прекращенного по амнистии без моего согласия (лист дела ___).

В удовлетворении жалобы мне было отказано на том основании, что материалы уголовного дела уничтожены на основании неопубликованного ведомственного акта (ныне утратившего силу) за давностью хранения.

Это судебное постановление (лист дела __) признано законным судом кассационной инстанции (лист дела ___), судья и председатель суда надзорной инстанции отказали в пересмотре его в порядке надзора (листы дела ___).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам __ областного суда от 16 апреля 2012 г. исправлена судебная ошибка, допущенная в решении __ районного суда __ от 31 января 2012 г.

Оценив доказательства, суд счел ошибочным вывод районного суда о том, что я не имею права служить в полиции, внес соответствующие изменения в решение районного суда, мотивировав их (лист дела ___).

Это апелляционное определение вступило в законную силу, не отменено и имеет преюдициальную силу.

После вступления в силу этого определения я обратился в порядке разрешения служебного спора, предусмотренном Федеральным законом от 1 января 2012 г.

«О службе в органах внутренних дел» с рапортом (лист дела ___) с просьбой изменить рекомендации аттестационной комиссии, заявив ходатайство о восстановлении пропущенного срока (очевидная уважительная причина – судебная ошибка, допущенная ввиду сложности дела в решении __ районного суда ___, исправленная судом апелляционной инстанции 16 апреля 2012 г.). Рапорт был рассмотрен по существу (лист дела ___), в удовлетворении моей просьбы отказано ________ 2012 года на том основании, что я не имею права служить в полиции.

Этот отказ был обжалован мною в суд ________ 2012 г. в порядке, предусмотренном ст. 72 Федерального закона от 1 января 2012 г. «О службе в органах внутренних дел» (лист дела __). Судья, усмотрев спор о праве, предложил внести изменения в мое заявление, необходимые для рассмотрения дела в порядке искового производства (лист дела ___), что повлекло и замену ответчика (лист дела ___).

Это дело, весьма сложное, находилось в производстве ___ районного суда г. 146 дней.

Ранее этот допустил судебную ошибку по делу в решении от 31 января 2012 г., исправленную ___ областным судом только 16 апреля 2012 г.   

Нарушение моих прав и законных интересов является длящимся, на прежней должности я не работаю, мне отказывают в этом, что нельзя признать добросовестным исполнением решения суда от 31 января 2012 г. в его редакции, приведенной в апелляционном определении.

Тем не менее, __ районный суд г.

Тюмени необоснованно (и немотивированно) отказывает в восстановлении срока обращения в суд (убедительные доказательства уважительности причин в деле имеются – это копии судебных и административных актов), после чего в нарушение принципов судопроизводства рассматривает спор о праве и пересматривает Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам __ областного суда от 16 апреля 2012 г., вступившее в законную силу, неотмененное, законное и обоснованное, имеющее преюдиционное значение (ст. 61 ГПК).

___ районный суд ____ не наделен правом при рассмотрении гражданских дел по первой инстанции пересматривать при этом в порядке надзора вступившие в законную силу постановления ___ областного суда.

Кроме того, суд неправильно исчисляет срок обжалования. Спор о праве на службу истца в полиции был рассмотрен __ районным судом 31 января 2012 г. и ___ областным судом 16 апреля 2012 г.

Данный иск направлен не на пересмотр уже рассмотренного спора о праве, который юридически невозможен путем предъявления нового иска, а на устранение нарушений этого права в результате продолжающегося во времени бездействия и неправомерных действий ответчика после вступления в силу судебного решения от 31 января 2012 г.

Кроме того, обжалуемое судебное решение непонятно и не соответствует закону по форме, в его тексте имеются особенности, внушающие обоснованное подозрение, что на суд было оказано давление и решение редактировалось лицом, не имеющим высокого статуса судьи:

1) на стр. 2 решения (лист дела ___) указано, что суд «нашел иск… подлежащим удовлетворению». В резолютивной части указано противное;

2) на стр. 3 решения (лист дела ___) имеются рассуждения про «дееспособность» истца, неуместные в судебном решении.

При этом делается юридически несостоятельный и логически несогласованный вывод о том, что «истец как сотрудник органов внутренних дел, имеющий высшее образование и не признанный в установленном порядке недееспособным, осознавал невозможность прохождения службы при привлечении к уголовной ответственности в рамках возбужденного в отношении него уголовного дела».

На самом деле к уголовной ответственности истец не привлекался.  Привлечением к уголовной ответственности принято считать не возбуждение дела, а привлечение в качестве обвиняемого. Истец был молод, неопытен и юридического образования не имел. Он полагал, что государство не враждебно человеку, что «следствие разберется» и примет правильное решение.

На момент прекращения дела в 1996 г. и вплоть до 2011 г.

в силу презумпции невиновности прекращение дела по амнистии не влекло каких-либо ограничений прав и свобод человека, в том числе и связанных со службой в органах внутренних дел, для прекращения дела по амнистии не требовалось положительного согласия подозреваемого, достаточно было отсутствия возражений с его стороны. Полагаю, судья не мог не знать этих простых юридических вопросов, как и вопроса о преюдициальном значении вступивших в законную силу судебных актов и недопустимости пересмотра районным судом вступившего в законную силу акта областного суда;

3) там же имеют место рассуждения, не имеющие отношения к делу, в части «кандидатов на должности судей» и др. (лист дела ___). Почему судья в судебном решении приводит обстоятельства, отношения к делу не имеющие? Кто и с кем дискутирует при этом? Ясно, что не стороны дела;

4) судом не рассмотрено по существу ходатайство истца об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации (лист дела ___), при этом суд ни самостоятельно не рассмотрел вопрос о нарушении конституционных прав истца (этого нет в обжалуемом решении), ни в Конституционный Суд не обратился, как просил истец.

Уважаемые судьи, на основании ст. 61, 198, 320 ГПК

прошу:

отменить обжалуемое судебное решение и удовлетворить мои требования, заявленные в исковом заявлении.

Приложения: копия обжалуемого решения; квитанция об уплате пошлины.

____ октября 2012 г.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2012/12/18/zapret_na_sluzhbu_v_policii_po_faktu_prekrashheniya_dela_po_amnistii_v_1998_g_deyanie_dekriminalizir

Экстремистов прогонят через КоАП

Можно ли обжаловать привлечение к уголовной ответственности, если статью декриминализировали?

Президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, частично декриминализирующий ст. 282 Уголовного кодекса (УК РФ) (возбуждение ненависти или вражды).

Согласно ему, предлагается заводить уголовные дела, только если гражданин обвиняется в этом повторно в течение года. Первоначально же будет возбуждаться административное производство. Также вносится новая статья в КоАП РФ, дублирующая название ст. 282 УК РФ.

Эксперты приветствуют поправки, но считают, что они могли бы быть более радикальными.

Поправки в УК РФ призваны исключить случаи привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства, говорится в пояснительной записке. Речь в документе, внесенном в Госдуму, идет об изменении ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти, вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Согласно законопроекту уголовная ответственность будет наступать только если нарушение совершено более одного раза в течение года.

До этого виновники будут наказываться в рамках КоАП РФ. В пояснительной записке уточняется, что анализ правоприменительной практики показал, что не всегда уголовное обвинение является обоснованным. По статистике Генпрокуратуры, большую часть уголовных дел об экстремизме заводят за публикации в интернете. Так, в прошлом году сети касались 75% дел по этой статье.

«В новой редакции статьи 282 УК РФ предлагается реализовать “дадинскую” схему ст. 212.1 УК РФ. То есть невозможно будет привлечь к уголовной ответственности за публикацию в интернете сразу. Сначала человека нужно привлечь по административке»,— пояснил “Ъ” руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

Напомним, гражданский активист Ильдар Дадин привлекался к административной ответственности за нарушение правил проведения митингов, а затем в его отношении было возбуждено уголовное дело по ст. 212.1 УК РФ (неоднократное нарушение правил проведения митингов).

Впоследствии в его деле были обнаружены нарушения, и приговор был отменен.

Господин Чиков пояснил, что, согласно поправкам, «судимость» по административной ответственности сохраняется в течение одного года: «Если человек повторно постит экстремизм в течение этого времени, возникают основания для привлечения к уголовной ответственности». Он подчеркнул, что нововведения резко повышают роль административных дел, что потребует более пристального внимания адвокатов, так как теперь придется активно защищаться именно там.

Второй законопроект предполагает внесение новой статьи в КоАП РФ — ст. 20.31 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). «Ее диспозиция повторяет нынешнюю уголовную ст. 282»,— говорит господин Чиков.

Статья предполагает наказание в виде административного штрафа для граждан в размере от 10 тыс. до 20 тыс. руб., обязательные работы на срок до 100 часов или административный арест на срок до 15 суток, а для юридических лиц — штраф от 250 тыс.

до 500 тыс. руб.

Кроме того в КоАП РФ остаются и три прежние «экстремистские» статьи. Это ст. 20.

29 (распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения), ст. 20.

3 (пропаганда либо публичная демонстрация свастики) и «довольно редкая» ст. 13.37, касающаяся только владельцев аудиовизуального сервиса.

«В целом оперативникам ЦПЭ работать теперь будет сложнее, сидеть у компьютера и штамповать уголовные дела по ст. 282 будет невозможно. Однако законопроект никак не затрагивает ст. 280 УК РФ (публичные призывы к экстремизму), у которой “чекистская подследственность”»,— говорит господин Чиков, указывая, что сотрудникам ФСБ работа не будет осложнена в отличие от сотрудников МВД.

Напомним, во время прямой линии 7 июня президент Владимир Путин согласился, что ситуацию с наказанием за лайки и репосты не нужно доводить «до маразма и абсурда». А в конце июня аналогичный пакет законопроектов внесли в Госдуму Алексей Журавлев («Родина») и Сергей Шаргунов (КПРФ). Первую часть ст.

 282 УК РФ, посвященную публичному разжиганию ненависти «по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе», они предлагали перевести в КоАП РФ.

Вторая часть статьи (те же действия, совершенные группой лиц или с применением должностного положения), по предложению депутатов, должна остаться в том же виде в УК РФ. Думский комитет по безопасности и противодействию коррупции также инициативу не поддержал.

Как пояснил его председатель Василий Пискарев, документ не был поддержан ни Верховным судом России, ни правительством и представляет «очень сложную, юридически не выверенную конструкцию».

В августе президентский совет по правам человека (СПЧ) предлагал полностью декриминализировать ст. 282 УК РФ и изменить определение экстремистской деятельности (см. “Ъ” от 23 августа).

Свои предложения по поводу «декриминализации лайков и репостов» Владимиру Путину в середине сентября представил «Общероссийский народный фронт» (ОНФ). В организации отметили, что президент учел положения из их совместного с Генпрокуратурой доклада.

Господин Путин сам поручил организациям ОНФ проанализировать использование в правоприменительной практике понятий «экстремистское сообщество» и «преступление экстремистской направленности».

В ОНФ сообщили, что группа изучила десятки случаев привлечения к ответственности за «лайки или репосты» экстремистских материалов и убедилась, что «с учетом большого количества информации в сети интернет и скорости ее распространения зачастую граждане размещают информационные материалы экстремистского характера без проведения их должного анализа и личного осмысления, что в итоге приводит к возникновению случаев уголовного преследования». В рабочую группу пригласили и авторов первого законопроекта. «Если начинать эту работу, то с тех, кто впервые попался по обвинению в экстремизме. Конечно, не нужно сразу превращать людей в уголовников. Нужно исходить из того, что человек может исправиться, если он попался впервые»,— считает Сергей Шаргунов.

О том, как рассматривать дела по экстремистским статьям, в конце сентября уточнил пленум Верховного суда РФ (см. “Ъ” за 20 сентября). Принятые поправки в постановление президиума ВС РФ подчеркивают необходимость внимательно изучать обстоятельства дела и степень общественной опасности.

Генеральный директор Mail.Ru Group Борис Добродеев сказал “Ъ”, что компания приветствует внесенные поправки.

«Поддержка президентом инициатив по декриминализации действий пользователей в социальных сетях — это важный сигнал для реализации необходимых изменений как в законодательстве, так и в правоприменительной практике.— сказал он.

— Декриминализация действий пользователей, совершенных в интернете, отвечает интересам российской интернет индустрии. Мы поддерживаем данную иницативу и готовы сделать Mail.Ru Group площадкой для привлечения общественной экспертизы по данному вопросу».

«После трех месяцев обсуждения экстремистских дел эти поправки выглядят слабо»,— сообщил “Ъ” руководитель информационно-аналитического центра “Сова”, отслеживающего дела об экстремизме, Александр Верховский.

По его мнению, надо было полностью убрать из УК РФ унижение достоинства — это то же оскорбление. «Надо также убрать загадочную “социальную группу”. Тогда статья приобрела бы здоровый вид»,— говорит господин Верховский.

Он опасается, что сейчас начнется рост административных дел, а затем, как следствие, и уголовных.

Представитель «Яндекса» отказался от комментариев.

В «Агоре» тем временем готовятся обжаловать уже состоявшиеся приговоры. Как пояснил господин Чиков, уже согласился потребовать пересмотр дела видеоблогер Руслан Соколовский, осужденный на три года условно по ст. 282 УК РФ, в том числе за ловлю покемонов в храме. А дела, еще не дошедшие до суда, должны быть прекращены, считает правозащитник.

Анастасия Курилова, Екатерина Гробман

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3759219

Как оспорить ложное обвинение? Консультация адвоката

Можно ли обжаловать привлечение к уголовной ответственности, если статью декриминализировали?

10:15, 19 сентября 2017

Гость программы: Александра Лапо, адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов.

На календаре «Полезной консультации» юридический вторник. Сегодня поговорим об очень важной сфере — защите чести и достоинства гражданина. Как быть, если вас оскорбляет начальник на работе? Куда обращаться, если в ваш адрес поступают ложные обвинения? Как доказать, что вас оклеветали? Как оценить ущерб нанесённый вашей репутации? И что делать, если учитель оскорбляет ученика? На наши и ваши вопросы будет отвечать адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Александра Михайловна Лапо. Давайте к заявленной теме обратимся чуть позже, а сейчас поговорим о злобе дня. В последние дни по крупнейшим городам России прокатилась целая волна звонков о минировании торговых центров, школ, аэропортов и вокзалов. Только на прошлой неделе были эвакуированы более 150 тысяч человек. Силовикам пришлось проверить сотни объектов в Петербурге, Ленинградской области, Ростове-на-Дону, Москве и других городах. Сейчас это проходит по статье 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма». Максимальное наказание — 5 лет. 5 лет или штраф? Или 5 лет это только один вид наказаний? Максимальное? Это максимальное наказание. Как часто выносится именно такое наказание за данный вид правонарушений? Такое наказание назначается не часто. Как правило речь идёт о наказании в виде штрафа. Когда в 2016 году в Государственную Думу вносился законопроект об ужесточении наказания за данное преступление, Верховный Суд в своём отзыве обобщал статистику и максимальное лишение свободы, практически не назначается. Этот законопроект он предполагает какое наказание? Закон предполагал увеличить по первой части срок наказания до 5 лет, по второй части до 7 лет. Но был отклонён. А вот эти части они чем отличаются? Первая часть — это просто заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма, а по второй части предполагается причинение значительного ущерба, либо наступление иных тяжких последствий. Под значительным ущербом понимается ущерб в размере не менее 1 миллиона рублей. Мы прекрасно понимаем, что вычислить злоумышленников практически невозможно. Поскольку с использованием интернет-технологий они фактически остаются невидимками. В данном случае ужесточение наказания может как-то повлиять? Я не уверена, что есть необходимость в ужесточении наказания, поскольку для хулиганов, которые оступились раз в жизни и существующий предел он достаточно значим. А что касается идейных террористов, то как мы знаем, они и жизнью своей готовы пожертвовать, соответственно лишение свободы на длительный срок их вряд ли остановит. Мы накануне обратились на улице к жителям нашего города с вопросом: «Поможет ли увеличение срока решить данную проблему»? И «В чём, на их взгляд, корни этой проблемы»? Давайте посмотрим, что ответили.

– Какое-то уголовное наказание непосредственно, если это совершеннолетний человек. Если это ребёнок, то наверняка какие-то наказания для родителей. Там огромные штрафы, насколько я помню.

– Балуются в основном дети и надо, чтобы родители наказание понесли. Потому что воспитание — это самое главное. Значит так воспитаны дети.

– Вся история начинается с образования в школе и именно там надо вкладывать детям какие-то знания. И, конечно же, самое главное — это родители.

– Всё-таки это профилактика, информирование и более лояльное отношение. Потому что ужесточение наказания оно, конечно, работает, но лучшая тактика — профилактика.

– Мне кажется, это надо решать на серьёзном уровне. Это делают огромные структуры и решать это должны серьёзные структуры. А увеличение уголовного срока на пару лет не поможет.

Очень часто звучит детская тема в данном вопросе. Я знаю, что пошли подражатели, которые звонят и которых находят, потому что они не используют такие сложные схемы. И это оказываются очень часто подростки. Но это тоже квалифицируется по той же самой статье? Совершенно верно. Была информация в СМИ, что задерживают подражателей. Да — квалифицируется по той же 207 статье по части первой. А, если он несовершеннолетний, какое наказание он может понести? Может быть штраф, может быть условное лишение свободы. О каких суммах идёт речь? Какой штраф минимальный или максимальный? По первой части у нас штраф предусмотрен до 200 тысяч рублей. Минимальный порог не установлен. Это может быть и 10 тысяч рублей, и 20 тысяч, может быть и 5 тысяч рублей. В данном случае мы должны отличать то, что квалифицируется как заведомо ложное сообщение об акте терроризма от того, что мы, в быту, называем телефонным хулиганством. Когда кто-то вызывает по чужому адресу пожарных, скорую помощь, полицию. Это уже совершенно другое правонарушение. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях есть отдельная статья 19.13, которая именуется «Заведомо ложный вызов специализированных служб». Здесь санкции уже гораздо более мягкие. Штраф от 1 тысячи, до 1, 5 тысяч рублей. Иногда человек может неправильно интерпретировать ситуацию. То есть у него не было намерений сообщать о каких-то заведомо ложных ситуациях. Просто ошибся человек. Ему будет какое-то наказание? Человек, который просто ошибся, конечно, никакого наказания нести не должен. Ключевое слово в названии всех указанных норм «заведомо». То есть человек должен осознавать, что он вызывает службу не по делу. А как это определить? Ведь, любой человек скажет, что он не осознавал. Я думал, что здесь что-то происходит. Вот в этом и кроется основная сложность доказывания по такому рода делам. Что касается доказывания вины, то это бремя лежит на сотрудниках правоохранительных органов. Сам обвиняемый свою невиновность доказывать не должен. Есть такое понятие как презумпция невиновности. И все сомнения должны трактоваться в пользу лица, привлекающегося к ответственности. Что, если действиям телефонных хулиганов подвергается не какая-то государственная служба, а частное лицо? Как тут быть? Любой кто справедливо полагает, что его права нарушаются, совершаются против него противоправные деяния может обратиться с заявление в полицию, с тем, чтобы компетентные органы провели проверку по данному факту и установили: имеется ли состав преступления, либо иного правонарушения или нет. А как это делается? Устанавливается прослушка? Как это технически осуществляется? Конечно, у правоохранительных органов есть возможности проверить информацию о соединениях, установить место нахождения звонящего. С разрешения суда допускается и прослушивание телефонных переговоров, если в этом есть необходимость. Не сформировалось ли у нас ложное спокойствие, иммунитет к эвакуациям, который может негативно сказаться на последствиях? Да, конечно, я не исключаю, что он может формироваться. Но здесь всё в первую очередь зависит от самих граждан. Никогда не надо терять бдительность. От этого зависит наша безопасность. Человек не может отказаться от эвакуации. Он должен следовать распоряжениям администрации соответствующего учреждения, распоряжениям специальных служб, прибывших на место. Ни в коем случае не своевольничать. Предлагаю перейти в область частную, к теме, которая касается каждого из нас — ложные обвинения, клевета, поклёпы. Которые происходят на рабочем месте. Я бы хотел, чтобы мы услышали ответы горожан, которым на улице мы задали вопрос: «Приходилось ли им сталкиваться с ложными обвинениями на работе или в быту»?

– Дедушки, бабушки бедные, несчастные сколько пострадали. Не дай Бог это повториться.

– Сталкивался. Было такое с моим приятелем, которого обвинили в том, что он не совершал.

– Один человек донёс на меня, что я злоупотребляю служебным положением. Это было настолько нелепо и у меня были сотрудники, которые подтвердили мою точку зрения. Так что, как говорится, правда справдилась.

– На работе всегда бывает. Бывают люди очень недовольные, тем как ты к ним относишься и как ты от них требуешь. Поэтому, конечно, бывают наговоры, лженаговоры. Ну, потом когда представляешь факты, что это действительно не так, всё становится на свои места.

– Несколько лет назад, на предыдущей работе, пропало оборудование. В этом пропаже обвинили меня. После того как посмотрели видеозаписи с камер наблюдения, нашли того человека, кто причастен к этому. Моя совесть осталась чиста.

Источник: https://topspb.tv/programs/releases/87011/

Прав-помощь
Добавить комментарий