Можно ли проверить достоверность информации по ведению дела о мошенничестве, жертвой которого я стала?

Как определить, что ваш юрист — шарлатан

Можно ли проверить достоверность информации по ведению дела о мошенничестве, жертвой которого я стала?

Я юрист. Ко мне регулярно обращаются люди, которые пострадали от действий моих коллег.

Владислав Шаповалов

юрист

Начну с неприятного. Юрист не всегда способен помочь клиенту. Иногда это невозможно в принципе, иногда люди обращаются слишком поздно. Иногда просто не везет. К сожалению, юрист — это не гарантия успеха.

Но есть и такие юристы, кто хочет нажиться на вашей беде. К счастью, их можно распознать.

Гарантировать результат может тот, кто принимает решение. Это может быть судья, который выносит приговор, чиновник, который подписывает приказ, предприниматель, который подписывает договор, — но никогда не юрист.

Даже если юрист — светило профессии, а правда на вашей стороне, все может пойти не так. Всплывут досадные подробности, изменятся законы, от судьи уйдет жена, а чиновник напьется. Поэтому хорошие юристы никогда не обещают, что все будет хорошо. Нэвер эвер.

Юрист влияет только на процесс. В его силах оценить ситуацию, предложить варианты решения и помочь выбрать правильный. Он оказывает юридическую поддержку. Поэтому если юрист говорит вам, что обязательно решит вашу проблему, — вставайте и уходите.

Шарлатан будет на вас давить: говорить, что он специализируется на ваших случаях, лично знает судью, у него кум в прокуратуре и сестра в канцелярии суда, а главное — что нужно как можно быстрее заключать договор. Не ведитесь: как только слышите о 100% гарантии результата — уходите.

Вот что произойдет, если вы этого не сделаете.

Игорь обратился к юристу через полмесяца после увольнения, которое он считал незаконным. Юрист сказал, чтобы Игорь полностью ему доверился: за 50 000 Р он восстановит его на работе.

Игорь вздохнул с облегчением: больше не нужно копаться в законах.

А через месяц оказалось, что вернуть работу не получится: заявления и жалобы юриста работодатель проигнорировал, а подавать на него в суд уже поздно.

Оказалось, что результат юрист обещал только на словах, а в договоре были совсем другие обещания: написать несколько заявлений и жалоб. Юрист их написал, поэтому у Игоря не было повода требовать свои деньги обратно.

Ни в одном договоре на юридические услуги вы не встретите гарантию результата. Поэтому если сомневаетесь, перечитайте договор и сравните обещания юриста со смыслом услуги. У честного юриста они совпадают.

В договоре юридическая услуга выглядела так: «Представление интересов заказчика у работодателя на этапе досудебных переговоров по спорному вопросу в области трудового права (с подготовкой заявлений и жалоб)»

Если у клиента проблема с налогами, он напишет письмо в налоговую и попросит ее разъяснить свою позицию по делу клиента. Даже если он предполагает, каким может быть ответ, и знает, что дальше будет писать в банк и следственный комитет, он дождется ответа налоговой. Только когда он знает позицию налоговой, он рассказывает клиенту, что можно делать дальше.

Представьте, что вы пришли на прием к врачу. Он узнает ваши жалобы и попросит сдать анализы. По результатам анализов он поставит диагноз и назначит лечение.

Если оно не поможет, он попробует другое лекарство или пересмотрит диагноз. Это нормально: никто не ждет, что врач сразу скажет, какими будут результаты анализов, какой диагноз он поставит, какое лечение назначит и как оно поможет.

А когда так поступают юристы, это почему-то не вызывает подозрений.

Наталья обратилась к юристу после того, как банк отказал реструктурировать ее кредит. Юрист сказал, что добьется этого с помощью жалоб на банк в различные инстанции: Роспотребнадзор, омбудсмену по правам человека, омбудсмену по правам ребенка, председателю ассоциации банков РФ и в прокуратуру. За свои услуги он взял 19 700 Р.

После того как жалобы не помогли, юрист взял с Натальи еще 15 900 Р за анализ правовой ситуации и подачу иска в суд. Чтобы иск выглядел привлекательнее, он добавил в него 100 000 Р моральной компенсации с банка. И конечно, пообещал, что судья примет решение в пользу Натальи. Суд Наталья проиграла.

Когда хороший юрист берется за такое дело, он действует более тонко. Например, затягивает судебный процесс. Да, банк получит исполнительный лист, но через год или позднее, и у клиента будет больше времени собрать деньги. Можно уменьшить сумму, которую клиент должен банку: убрать пени, штрафы, пересчитать проценты. Пусть заплатить и придется, но не сейчас и меньше, чем просит банк.

Я понимаю: когда человек обращается к юристу, ему больно и радужным обещаниям очень хочется верить. К сожалению, они ничего не стоят. Чтобы помочь клиенту, приходится вымерять каждый шаг и все время сверяться с позицией разных чиновников, судов и заинтересованных сторон. Поэтому хороший юрист — это долго и дорого.

Хорошие юристы не работают бесплатно или за процент от взысканной суммы. Они не соглашаются, если им обещают заплатить только после победы в суде. Если дело затягивается, можно договориться на рассрочку или комбинацию фиксированной суммы с процентом. Но в любом случае, если хотите хорошего юриста, придется заплатить за его услуги.

Если юрист просит небольшой гонорар, это должно не радовать, а настораживать. Это может значить, что он еще студент или недавно занялся практикой. Если юрист честно нарабатывает репутацию, возможно, он справится с вашим делом и все закончится хорошо. Но если это юрист со стажем, скорее всего, он собирается не погружаться в дело и решать проблему, а только писать письма и жалобы.

За услуги своего юриста Наталья заплатила 35 600 Р. Дело было в Москве, а в этом городе хороший юрист не согласится представлять своего клиента в суде за такие деньги. Самый минимум — это 80 000 Р, и то если процесс простой и другая сторона его не затягивает.

Со стороны работа юриста выглядит работой с документами: написать жалобу, подать иск, составить заявление. Хороший юрист помнит, что все это инструменты, которыми он решает проблему клиента. Для плохого написать очередную бумагу — это и есть суть работы. Поэтому помнить о пользе приходится самому клиенту.

Иван обратился к юристу, чтобы взыскать 1 000 000 Р, который знакомый обещал отдать уже год назад. Знакомый не отрицает, что должен — вот его расписка, — но он говорит, что денег нет. Вы мне поможете?

Юрист отвечает: КОНЕЧНО!!! Сейчас мы подадим на него иск, еще и взыщем процент за пользование чужими деньгами, одновременно напишем заявление в прокуратуру, так как это мошенничество. В результате из правоохранительных органов приходит ответ с советом идти в суд, а в суде Иван получает решение и исполнительный лист. А денег нет как не было.

Чтобы юрист занимался не документами, а проблемой, нужно четко поставить перед ним цель. В случае Ивана это получение долга.

Юрист не пропишет цель в договоре, но ему хотя бы придется подробно описать все варианты: что будет, если Иван проиграет суд; сколько времени займет получение долга, если выиграет; как поступить, если у ответчика не окажется денег. Требуйте у юриста рассказать, как его действия повлияют на вашу боль.

Добросовестный юрист дорожит репутацией, поэтому делает все, чтобы клиент остался доволен его услугами — даже если он проиграет дело. Удар по репутации для него стоит куда больше 30 тысяч.

Поэтому ему выгодно ввести клиента в курс дела, объяснить все риски и не торопить с принятием решения. Если что-то пойдет не так, хороший юрист достанет клиента даже из экспедиции к Новой Земле.

Он согласует с клиентом новую позицию и не позволит ситуации развиваться без его участия.

Он подпишет акт, только если дело действительно закончилось. У хорошего юриста акт — это формальность для бухгалтерии, а не повод завершить работу. Даже если дело затянется, он предложит разбить его на этапы и подписывать промежуточные акты, но и в этом случае никогда не будет торопить.

Поэтому если юрист торопит вас подписать акт, а вы не уверены в качестве его работы, возьмите паузу. Перечитайте договор и статьи закона, которые имеют к вам отношение, узнайте мнение о деле у независимого юриста. Опишите ему ситуацию и расскажите о своих сомнениях — настоящие юристы не любят шарлатанов, поэтому постараются подсказать, как поступить, и не попросят за это денег.

  1. Если юрист гарантирует результат — вставайте и уходите.
  2. Если юрист рассказывает, как много он всего сделает, — вставайте и уходите.
  3. Если юрист согласен работать бесплатно или за небольшие деньги — уточните его стаж. Если это опытный юрист — вставайте и уходите.
  4. Если юрист говорит о документах, а не о вашей проблеме, напомните, зачем вы к нему пришли. Не получается — вставайте и уходите.
  5. Не торопитесь подписывать акт: до этого вам будет проще вернуть деньги, если юрист окажется шарлатаном.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/sharlatan/

О безусловной правоте жертв мошенничества в части возмещения вреда

Можно ли проверить достоверность информации по ведению дела о мошенничестве, жертвой которого я стала?

Почти год мне не дает покоя одно дело, материалы которого мне попались во время прохождения преддипломной практики. Суть его вот в чем:

Есть две осужденные – Х и Y, в отношении которых вступили в законную силу приговоры о признании их виновными в совершении мошенничества по ч. 4 ст. 159 УПК РФ.

 Есть также две потерпевшие – А и В, предъявившие к осужденным иски о возмещении вреда, причиненного преступлением.

В описательной части одного из приговоров обстоятельства преступления были сформулированы так, как приводится ниже. Я только сократила некоторые формулировки.

Итак, преступление заключалось в том, что Х и Y искали граждан, желающих улучшить жилищные условия. Известно, что Х ранее работала в сфере недвижимости. Нашедшимся говорили, что есть федеральная программа по предоставлению жилых помещений. Уверяли, что граждане подпадают под условия участия в программе.  

Так, А, которой на тот момент было 64 года, убедили в возможности получить две квартиры по цене ниже рыночной по договору социального найма (прим.

: в прочих материалах (не в приговоре) иногда проскальзывали другие договорные типы – купля-продажа и наем жилого помещения, но превалировал все-таки договор социального найма, так что я буду отталкиваться от него).

Х заверила А, что при ее содействии и наличии связей с должностными лицами, в обязанности которых входит распределение социального жилья, А получит эти квартиры. Х говорила о возможности оформления постановки на учет по улучшению жилищных условий задним числом.

Чтобы это произошло, А должна была передать Х деньги в размере нескольких сотен тысяч в качестве первоначального взноса за квартиры. Х также просила А составить заявление о постановке на учет с несоответствующими действительности датами и передать ей. А вручила оговоренную сумму Х позже в привокзальном кафе.

В целях усыпления бдительности А и придания видимости законного получения денег Х написала расписку.

Y же создавала видимость ведущейся работы по оформлению документов – звонила А, представляясь инспектором жилищного отдела, и  говорила о необходимости приехать в жилищный отдел администрации района в назначенную дату для получения смотровых листов на квартиры. Позже встреча была отменена. Через какое-то время Х предложила внести оставшуюся часть суммы за две квартиры в размере нескольких миллионов рублей. А, считая действия Х правомерными, а информацию о квартирах – достоверной, передала оговоренную сумму. А не получила, в итоге, обещанного. Деньги ей не вернули.

Что же касается 68-летней В, то ей была сообщена та же информация и предложено то же содействие, что и А, за исключением того, что речь шла только об одной квартире. При этом в одной части приговора В заявляла, что долгие годы состояла на очереди по улучшению жилищных условий.

В другой, как и А, говорила о том, что Х убедила ее в наличии реальной возможности путем оформления постановки на учет задним числом приобрести жилье.

Ее знакомая сообщила ей о программе для очередников – получение квартиры обещали в течение 2 месяцев через оформление договора социального найма для лиц, не участвовавших в приватизации. Знакомая связала ее с Х, сказав, что она – человек с большими связями, работник Администрации.

В своих показаниях, отраженных в приговоре, В также указала, что в кафе, где она передала деньги Х, было еще около 10 человек, все подходили к Х, принимавшей деньги и писавшей расписки. Квартиру В не получила, деньги ей не вернули.

Гражданские иски потерпевшие А и В заявили еще при рассмотрении уголовного дела.

В приговоре суд подтвердил размеры похищенных денег и то, что А и В причинен материальный ущерб в результате преступных и виновных действий Х и Y.

За потерпевшими было также признано право на удовлетворение гражданских исков, а вопрос о размере возмещения вреда предполагалось передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В гражданском процессе судья в полном объеме удовлетворила требования о возмещении вреда, сославшись только на п. 1 ст. 1064 ГК РФ. Ответчики в суде не смогли опровергнуть размер денежных сумм, который был установлен в приговоре, поэтому получили, как говорится, по полной программе.

Все описанное выше установлено постановлениями судов, вступившими в силу. Однако при изучении всех этих материалов у меня возникло несколько вопросов. Первый из них – имела ли здесь место грубая неосторожность потерпевших, которая содействовала возникновению вреда?

У меня было (и остается) предположение, что в действиях потерпевших А и В была грубая неосторожность. Обратившись к судебной практике, я не нашла ни одного решения, где в делах о возмещении вреда, причиненного в результате мошенничества, исследовалась бы форма вины потерпевших.

Неудивительно, как и в учебных примерах, этот вопрос ставился только при причинении вреда здоровью потерпевшего в ходе ДТП. Если мои знания верны, потерпевший действует с грубой неосторожностью, если чрезвычайно не понимает того, что все понимают.

Например, того, что нельзя переходить дорогу на красный свет или в неположенном месте, потому что может сбить машина и будет причинен, в лучшем случае, тот самый вред здоровью.

При этом, как отмечено в той же учебной литературе, для целей деликтного права потерпевший должен действовать противоправно, так как если грубая неосторожность в его действиях все же была, то есть основания для уменьшения размера причиненного вреда в качестве санкции за такое неправомерное поведение. Возникает вторичное обязательство между потерпевшим и причинителем вреда, где кредитором будет уже причинитель, а не потерпевший, получивший право требовать уменьшения размера возмещения.

Потерпевшая В могла, как она утверждала в одной из частей приговора, действительно стоять много лет на очереди по улучшению жилищных условий.

Мне не известно точно, что подразумевалось под очередью, но раз Х предложила ей получить квартиру по договору социального найма, значит, вероятно, В могла состоять на учете граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях с целью получения жилья по этому договору. В любом случае, я полагаю, что раз В много лет была на очереди, она должна была знать о правилах предоставления жилья.

Схема, предложенная Х, должна была явно не вписываться в эти правила. Следует учесть еще и то, что, если я не ошибаюсь, договор социального найма может быть безвозмездным, а если он возмездный, то он предполагает не единовременное внесение суммы, сравнимой с рыночной стоимостью квартиры, а периодическую уплату платежей.

Если же В, как и А, не состояла ни на каком учете, то Х давала четко понять обеим потерпевшим, что она имеет связи с должными лицами и может оказать содействие в постановке на учет по улучшению жилищных условий задним числом. То есть, предложенная Х схема получения квартир явно носила противоправный характер.

Иначе, что же это за федеральная программа, одним из пунктов реализации которой является использование связей с нужными должностными лицами для постановки на учет задним числом? Передача же денег в привокзальном кафе в присутствии еще десятка лиц, желающих улучшить жилищные условия, даже с выдачей расписки, на мой взгляд, должна была также подтверждать незаконный порядок получения жилья.

Неоднократно при чтении приговора у меня появлялись сомнения относительно реальной цели передачи денег. Х и Y на самом деле не были ни должностными лицами, ни теми, кто мог на них повлиять.

Но вот кем их считали потерпевшие, где-то говорившие по ходу приговора о них как о работниках администрации, а где-то – просто как о влиятельных лицах, остается загадкой.

И я допускаю мысль, что, возможно, потерпевшие на самом деле намеревались дать либо Х и Y взятку, думая, что они должностные лица, либо должностным лицам через X и Y. Но так как до рук настоящих должностных лиц деньги не дошли, о такой правовой квалификации речь не идет.

В приговоре было указано также, что доводы защиты об отсутствии должной осмотрительности со стороны потерпевших не влияют на доказанность виновности Х и Y, не оспаривают установленные судом обстоятельства. Потерпевшие категорично указали, что знали Х как лицо, работающее в сфере недвижимости, доверяли последней.

Однако я думаю, что при описанных обстоятельствах обе потерпевшие должны были понимать, что принимают участие в неправомерном приобретении жилья.

Хотя по факту, конечно, не имели никаких шансов его приобрести через Х и Y даже неправомерно.

А если ты понимаешь незаконный характер достижения своей цели и при этом передаешь кому-либо деньги, то должен допускать большую вероятность их потерять и приобрести имущественный вред.

В связи с этим, на мой взгляд, в этом и похожих делах о мошенничестве, можно ставить вопрос о наличии в действиях потерпевших грубой неосторожности и уменьшении размера возмещения вреда по абз. 1 п. 2 ст. 1083 ГК РФ. Хотя, с другой стороны, мошенники, которые и так намеревались совершить преступление, от этого выиграют.

Хотелось бы узнать другие мнения по этому вопросу.

И еще по одному возникшему вопросу, сводящего на нет все предыдущие рассуждения.

Можно ли здесь было изначально выдвигать не требование о возмещении вреда, а требование из неосновательного обогащения? Учитывая то, что речь идет о присвоении вещей, обладающих родовыми признаками, и образованию имущественной выгоды на стороне правонарушителей за счет потерпевших, а также то, что в кондикционном обязательстве вина потерпевшего в любом случае не учитывается.

Источник: https://zakon.ru/comment/483565

Эцп – еще один вид мошенничества

Можно ли проверить достоверность информации по ведению дела о мошенничестве, жертвой которого я стала?

Этот текст — продолжение обсуждения проблем, связанных с безопасностью использования ЭЦП.

UPD1. (от 18 сентября): для тех кто добавил статью в закладки, кратко о предпринятых действиях и результатах за прошедшие два месяца: были написаны заявления в налоговую, прокуратуру, ОВД и Министерство связи.

ОВД по результатам проверки направила данные в ОБЭП и прокуратуру. Прокуратура, по результатам проверки — в налоговую. Налоговая рекомендовала обратиться в минсвязи. Минсвязи ответило: на вас зарегистрировано два сертификата, за защитой ваших прав, свобод и законных интересов вы можете обратиться в ОВД и прокуратуру. Круг замкнулся.

Пока нет ответа от ОБЭП, но, поскольку экономического преступления не совершено…

UPD2. (от 10 октября): по первому случаю тоже есть «прогресс» — после более чем года разбирательств, человеку разблокировали счета.

Суть проблемы в следующем: каждый УЦ может использовать свои правила удостоверения личности, в т.ч. по копиям документов через интернет. В результате для любого гражданина А появляется возможность получить и использовать ЭЦП гражданина Б без ведома Б. В предыдущих статьях приводились примеры мошеннического использования ЭЦП, полученной подобным образом и давались советы как защититься от этих конкретных видов мошенничества. Ответа на вопрос, как недопустить получение третьим лицом ЭЦП на ваше имя при существующем положении дел нет.
В опубликованной недавно статье с Росреестр, фактически, признает возможность мошенничества с ЭЦП физических лиц и дает советы как, потратив свое время и деньги, попытаться от подобного мошенничества защититься.

В другой недавней статье описана еще одна ситуация с мошенническим использованием ЭЦП, способы защиты непонятны.

Цель этого текста, во-первых, показать, что существует, по крайней мере, еще один широко распространенный вид мошенничества с ЭЦП, жертвами которого становятся, как правило, небольшие компании, в т.ч. «нулевки», во-вторых, поделиться имеющимся опытом и обратиться к опыту аудитории с вопросом, что делать, если вы стали жертвой такого мошенничества. Я столкнулся с двумя подобными случаями за прошедшие года с небольшим. Схема примерно следующая – в конце отчетного периода, после успешной сдачи квартальной отчетности, когда бухгалтерия уже расслабилась и выдохнула, в налоговую приходит корректировка, в которой показаны большие обороты (десятки-сотни миллионов рублей) и большой же НДС к уплате. Возможны варианты, например, НДС показан небольшой, но обороты большие, причем часть из них даже бухгалтер со средним опытом с первого взгляда определяет как «левые». Удостоверяющий центр может находиться в любом конце страны. Компании контрагенты — в других любых концах, и на момент обнаружения проблемы могут уже не существовать или быть в процессе ликвидации. В лучшем случае, о проблеме становится известно до окончания отчетного периода и бухгалтерия может отправить свою корректировку. В худшем случае, о проблеме станет известно после того как счет компании будет заблокирован за неуплату налогов.

Случай первый

Первый случай, с которым я столкнулся (конец первого квартала 2018г) был «худшим». Проблема стала очевидна после блокировки счета и последующий процесс не закончился до сих пор. Позиция налоговой в этом вопросе предельно проста: подписи ваши, удостоверены в соответствии с законом, налоги должны быть уплачены.

Любое обращение в налоговую рассматривается согласно регламенту (время рассмотрения письма – месяц). Следственные действия до сих пор продолжаются. А до их окончания у пострадавшего за неуплату налогов заблокированы счета компании и наложен арест на личное имущество.

В обсуждении к предыдущей статье комментаторы писали, что самостоятельные попытки блокировки фиктивной ЭЦП могут быть впоследствии расценены следствием негативно.

В первом случае пострадавший отказался самостоятельно предпринимать какие-либо действия, помимо обращений в следственные органы, в результате – следствие еще идет, до окончания следствия (по крайней мере), за неуплату налогов, повторюсь, заблокированы счета компании и наложен арест на личное имущество. Что было бы, если бы он самостоятельно заблокировал фиктивную ЭЦП, посетив УЦ на другом конце страны – неочевидно.

Случай второй

Второй случай свежий – конец 2-го квартала 2019г – и относится к категории «лучших». Факт подачи фальшивой отчетности был обнаружен до окончания периода сдачи отчетности. Директор и бухгалтер собрали документы и отправились в налоговую.

Вкратце, позиция налоговой по этому вопросу – это не наша сфера компетенции, у нас есть регламент, мы можем заблокировать ЭЦП и не принять отчетность только в случае подозрения на незаконную деятельность, в вашем случае в присланной отчетности признаков незаконной деятельности и подозрительных операций нет; мы можем заблокировать ЭЦП, если директор напишет заявление о том что компания и ЭЦП зарегистрированы без его ведома, в вашем случае директор признает что регистрировал компанию и одну ЭЦП, но не регистрировал другую – эта ситуация выходит за рамки нашего регламента; в нашем регламенте ваша ситуация отсутствует. Что делать? Обратитесь в полицию. Куда именно в полицию? Позвоните 02, вас направят в нужный департамент. Что делать с незаконной отчетностью? Напишите корректировку. А если злоумышленники после нашей напишут свою? Это возможно, проверяйте почаще чтобы этого не произошло и напишите нам письмо, мы рассмотрим его в соответствии с регламентом. По регламенту срок ответа – месяц, за это время вы успеете заблокировать нам счет. Если налог не будет уплачен в установленные сроки, счет будет заблокирован. Поначалу все разговоры велись только по телефону из проходной, но как только прозвучало название компании, человек, говоривший по телефону, засуетился, выписал пропуска, лично встретил и провел в кабинет к кому-то из высокого руководства, которое встретило посетителей очень благожелательно. Впрочем, причина этого чудесного феномена быстро прояснилась – название компании совпадало до одной буквы и было созвучно названию компании, к которой был какой-то интерес у руководства налоговой. После этого благожелательности поубавилось, но факт нахождения в кабинете руководства позволил попасть еще в несколько кабинетов и получить частицы разной информации. В частности, в одном из кабинетов сказали, что подобные случаи настолько распространены, что существует даже некий внутренний рейтинг надежности УЦ разных компаний – такие-то компании наиболее часто оказываются замешаны в выдаче поддельных ЭЦП, а вот, к примеру. у этой (не подумайте, что я рекламирую их услуги) – у них все очень строго и случаев подделки не было. Удостоверяющий центр, выдавший поддельную ЭЦП находится недалеко от границы области. Туда был сделан звонок и разговор тоже был замечательным. Сотрудник УЦ сказал, что УЦ примерно месяц не занимается ЭЦП (поддельная ЭЦП была выдана больше месяца назад), но вот вам мобильный телефон нашего партнера они вам помогут. На вопрос была ли выпущена ЭЦП для такого-то человека и на каком основании, был получен ответ: да была, человек явился лично и у нас полный пакет документов, вот он передо мной, включая заявление с синей печатью и цветную копию паспорта. Что нужно сделать, чтобы получить копии этих документов и заблокировать данную ЭЦП? А продиктуйте мне свой e-mail и я вам немедленно вышлю копии документов, а ЭЦП, я прям сейчас, минутку … уже заблокировал. Вы заблокировали ЭЦП просто по звонку (неизвестно от кого)? Не беспокойтесь, это стандартная процедура, если возникает подозрение на незаконные действия, мы сразу так поступаем. Как ни странно, копии документов были получены, в т.ч. цветная копия настоящего паспорта с замененной фотографией и чужой подписью, в высоком качестве, с бликами от голограммок в нужных местах, аккуратным угловым штампом на фото и т.п. и заявление с синей поддельной печатью. Можно надеяться, что это поможет доказать, что вторая ЭЦП была действительно получена мошенническим путем.

Что делать

Очевидно, что ситуация широко распространена и прекрасно известна налоговым органам. Но это не делает жизнь пострадавших проще.

Если факт мошенничества обнаружен до окончания отчетного периода, то по-видимому, правильными действиями будет оперативно отправить корректировку, предпринять действия для блокировки фиктивной ЭЦП, проверяя при этом отсутствие мошеннических корректировок «поверх» вашей и обратиться в правоохранительные органы. Каков будет результат – пока непонятно.

Что делать если факт мошенничества обнаружен после того как счет уже заблокирован – непонятно. Росреестр дежурно говорит «полномочия… были подтверждены в установленном порядке» и доказать, что это действительно не ты оформил вторую ЭЦП и пытаешься уклониться от уплаты налогов – становится твоей личной проблемой.

Следственные действия идут медленно, налоговая работает быстрее и четче – арест счетов, имущества, невыезд за границу и т.д.

У кого есть опыт подобных ситуаций – делитесь, пожалуйста, потому что порядок действий не всегда очевиден, а неправильные действия могут усугубить ситуацию.

Источник: https://habr.com/ru/post/461885/

Мошенничество при покупках и продажах в интернете в 2020 году

Можно ли проверить достоверность информации по ведению дела о мошенничестве, жертвой которого я стала?

При традиционном способе покупки мы редко задаемся вопросом, где именно купить одежду, технику, книги: конечно на рынке или в любом специализированном магазине. Простота принятия решения о месте покупки объясняется тем, что покупатель в любом случае может увидеть, пощупать товар и только потом его купить там, где цена будет приемлемой и качество не ниже ожидаемого.

Однако в Интернет весь наш реальный опыт выбора товаров не приносит никакой пользы – мы лишены возможности трогать, проверять работоспособность и отсутствие изъянов в объекте покупки. Здесь на первое место выходит шестое чувство – интуиция, – оставляя первые 5 чувств не у дел.

Кроме интуиции, нам помогут логика, психология, знание своих прав и здравый смысл. Ведь Сеть просто ломится от форумов, аукционов и досок объявлений, на которых можно что-то нужное недорого купить или же продать неиспользуемые вещи за вполне приемлемую цену.

Главным мотивом покупок бывших в употреблении товаров является его цена, которая на 20-50% ниже новых аналогов. При онлайн-покупках новых товаров нас привлекает экономия времени в процессе выбора, легкость самой покупки и получения заказа, если выбрана курьерская доставка на дом.

Главный мотив продаж – это простота выставления товара и минимум затрат времени на сам процесс продажи, т.к. все действия, кроме отправки, можно выполнить не отходя от компьютера. Кроме того, для некоторых людей онлайн-продажи являются способом дополнительного заработка или вообще основным источником доходов, если речь идет о малом бизнесе.

Хотя я и упомянул бизнес, связанный с продажей товаров через Интернет, в дальнейшем все рассуждения будут касаться частных сделок. Предприниматель в отличие от обывателя просто обязан просчитать все возможные риски и заложить их в торговую наценку.

Нам же остается в любой ситуации сохранять спокойствие и придерживаться простых мер предосторожности. Кому суждено быть повешенным, не утонет, а потому можно спокойно бросаться в водную стихию. Так и нам, при покупках нужно без эмоций подробно обсудить с продавцом детали сделки:

  • состояние товара,
  • оптимальный способ доставки,
  • оплату.

Состояние товара можно увидеть на предоставленных продавцом фотографиях, однако никто не сможет гарантировать вам их достоверность и полноту.

Личная встреча – это лучший способ завершения сделки, о которой вы договорились онлайн. Соглашайтесь на предоплату только тогда, когда вы полностью уверены в надежности продавца. В крайнем случае, предлагайте воспользоваться услугой “наложенный платеж”. Не уверены – не покупайте, как бы привлекательно не выглядело предложение и как бы сильно не хотелось эту вещь купить здесь и сейчас.

В качестве проверки можно поискать отзывы о ненадежных продавцах и покупателях в Сети. Например, http://klumba.ua/club/post-3583/ и другие подобные темы позволят понять схемы мошенничества, а возможно даже увидеть знакомое имя и вовремя отменить сделку.

Только после выяснения всех деталей, можно делать предоплату за выбранный товар. Стоит заранее попрощаться с энной суммой, которую вы решили отдать расположенному удаленно продавцу. Это сильно облегчит эмоциональное состояние до момента получения заказа или точного понимания его срыва.

Приведу очевидные для меня признаки, один или совокупность которых, дает понять, что перед вами недобросовестный контрагент.

1. Признаки мошенничества при продаже товара

  • Отсутствует телефон и адрес продавца, а контакт предлагается поддерживать только по электронным средствам связи: личная переписка, email, мгновенные сообщения.
  • Имя продавца явно вымышленное или отсутствует.
  • Объявление составлено небрежно, присутствуют множественные грамматические ошибки (не опечатки), транслитерация, отсутствуют фотографии товара или же они не реальны.
  • Цена товара слишком низкая по сравнению с аналогичными предложениями других продавцов. Частным случаем может быть ситуация со смартфонами, одеждой, обувью, косметикой, в которой вам товар все-таки пришлют, но он окажется дешевой китайской копией выбранной брендовой модели.
  • Продавец готов выслать наложенным платежом, но требует небольшую предоплату в качестве страховки для компенсации своих затрат на пересылку и гарантии того, что вы заберете товар при его доставке в ваш город. Обычно называют сумму 50-200 грн при продаже дорогостоящих товаров: телефоны, ноутбуки, планшеты, детские коляски и т.д.
  • Продавец предлагает вам копии своих документов (паспорт, водительские права, читательский, студенческий, ИНН) в качестве подтверждения его личности. На самом деле, такие копии, скорее всего, подделаны в графическом редакторе и ничего не гарантируют.
  • Оплата за товар принимается только на счет в анонимной электронной системе платежей (LiqPay, Webmoney, Яндекс.Деньги и другие).
  • Оплата принимается на карту, выданную на фамилию, не совпадающую с ФИО продавца.

2. Признаки мошенничества при покупке товара

  • Покупатель не интересуется состоянием товара, а сразу спрашивает карту Приватбанка, на которую можно перевести деньги. Далее обычно следует попытка снять деньги с помощью услуги данного банка “Экстренные деньги”. Детали, которые можно и которые нельзя сообщать покупателю, смотрите в следующем пункте.
  • При переводе денег на вашу карту у вас спрашивают информацию, отличную от номера карты и ФИО. Запомните, для перевода денег на карту в вашу пользу в большинстве банков Украины достаточно знать только ФИО и номер карты. Ни срок действия, ни CVV2-код, ни одноразовые пароли, которые неожиданно приходят вам на телефон, никому сообщать нельзя. Это прямой путь к потере средств на карте.
  • Покупатель предлагает не купить, а поменяться на его товар, используя услугу обмена, которую, например, предоставляет Новая почта.
  • Покупатель после получения заведомо рабочего товара хочет его вернуть, пользуясь вашей порядочностью. Конечно, случаи поломки при пересылке бывают, но ответственность в таком случае несет курьерская служба доставки, если вы должным образом упаковали товар и попросили указать специальный знак-наклейку “хрупкое”.

Усвоив правила из предыдущего раздела, вы с высокой степенью вероятности не попадете в неприятную ситуацию.

Если же звезды сегодня не на вашей стороне, то в первую очередь спокойно анализируем ситуацию и связываемся по всем возможным средствам связи с продавцом или покупателем, которые повели себя не так, как вы ожидали. Стараемся урегулировать конфликт, выяснив причины и перспективы данной ситуации.

Продавец “пропал” и не отвечает на звонки в течение 2-3 дней – это повод написать заявление в милицию по факту мошенничества, статья 190 Уголовного кодекса Украины.

Следует иметь ввиду, что поданное и принятое у вас милицией заявление, является важным условием для возмещения стоимости покупки на аукционе Аукро согласно программе защиты покупателей.

Если же сумма неудачной сделки невелика, факт обмана нельзя доказать или вы просто не хотите терять свое время, занимаясь неприятным делом, то очевидным решением будет понять и простить. А себе в актив записать полученный негативный опыт для предупреждения подобных ситуаций в будущем.

Приведу несколько зарисовок из жизни.

1. Псевдопокупатель

Звонок вечером в воскресенье. Молодой мужской голос интересуется женской шубой, которую я выставил на продажу на Slando.ua по просьбе родителей. Сразу после приветствия идет вопрос о наличии у меня карты Приватбанка, на которую я хотел бы получить деньги, а потом выслать шубу почтой.

Это выглядит очень странно, т.к., во-первых, ассоциация “мужчина и шуба” обычно предполагает богатого мужчину и новую норковую шубу, а не б/у товар из интернета.

Во-вторых, это был не первый звонок по поводу шубы, и я уже привык отвечать на вопросы о ее длине, цвете, состоянии, где посмотреть и примерить, но никак не о заочной покупке.

Эти 2 детали сразу же включили сигнал тревоги где-то в левом полушарии, и я был готов играть в его игру 🙂

Покупатель, узнав номер моей карты, начал вешать лапшу о том, что сейчас на мой карточный счет будет сделан перевод с депозитного счета некоторой фирмы.

Поэтому мне нужно будет сказать сотруднику банка, который мне через время позвонит для моей идентификации, код из SMS-сообщения, которое придет на мой мобильный номер. Я согласился с этим бредом, т.к. было интересно раскрутить всю схему.

При этом я интуитивно назвал не совсем правильный номер карты для дополнительной проверки и страховки. Играем дальше.

А ребят оказалось двое. И действительно, через минуту мне позвонил другой молодой человек, представился сотрудником Приватбанка. Попросил назвать код из SMS. Этот “сотрудник” не учел и не мог проверить, что номер карты не совпадает с моим именем, соответственно, я не получил код, и таким образом он выдал себя.

Запомните, в текущей практике сотрудник банка никогда не звонит клиенту сам для проведения его идентификации. Сама процедура идентификации проводится только при личном звонке клиента в Call-центр банка. При этом у клиента спрашивают ФИО, кодовое слово, дату и место рождения и другую личную информацию, которую он указал в анкете при подписании договора на обслуживание в данном банке.

2. Недобросовестный покупатель

Однажды я продал на аукционе Аукро вполне исправную материнскую плату из своего старого компьютера. Покупатель, попользовавшись ею 10 дней, решил вернуть по какой-то причине. При этом положительный отзыв по сделке уже был им оставлен.

В лотах у данного пользователя я увидел большое количество подобных товаров, а также одинаковую с моей бывшей платой модель, в описании которой было указано, что она нерабочая. Из этого я сделал вывод, что покупатель хочет мне обратно вернуть не мой товар, а аналогичный с неисправностями. Конечно же, этот факт недоказуем.

Поэтому я отказал ему в возврате по причине того, что прошло уже достаточно дней, в течение которых можно было все протестировать, а также был оставлен отзыв, что свидетельствует об успешном завершении сделки.

Кстати, по правилам Аукро товар, бывший в употреблении, не может быть возвращен или заменен по гарантии, если продавец явно об этом не написал в описании лота (см. п. 7.

12 пользовательского соглашения).

  В то же время, отсутствие гарантии не дает продавцу право обманывать покупателя и продавать товар с заведомо более низкими потребительским качествами, чем заявлено в его описании (см. Правила).

Поэтому всегда внимательно читайте описание лотов перед их выкупом и старайтесь решать все вопросы с продавцами полюбовно!

3. Липовый товар

Люди падки на халяву, чем мошенники, к сожалению, успешно пользуются. Приведу свой диалог с одним из таких “продавцов”, который у нас состоялся 21 августа 2012 года в личной переписке на сайте Emarket.ua (сейчас поглощен группой Allegro и слит со Slando.ua). Орфография полностью сохранена. Рядом будут мои комментарии по признакам, которые указывают на мошенничество.

Часть диалога

Источник: https://www.prostobank.ua/finansovyy_gid/byudzhet/stati/moshennichestvo_pri_pokupkah_i_prodazhah_v_seti_internet_blog

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 159 УК РФ

Можно ли проверить достоверность информации по ведению дела о мошенничестве, жертвой которого я стала?

УВАЖАЕМЫЙ СУД!

Пришла пора подвести итог судебному разбирательству по уголовному делу, которое я, к сожалению, не могу назвать ни объективным, ни беспристрастным, ни справедливым. Все происходившее в рамках настоящего уголовного дела, нельзя оценивать иначе, чем провокацию, призванную оправдать само существование секретной службы её спланировавшей, и придавшей ей видимость борьбы с преступностью.

Я убежден, что в действиях подсудимого отсутствует элемент обмана, что не позволяет квалифицировать их как мошенничество. Ж. с самого начала общения с Г. прекрасно знал, что он действует самостоятельно, и оказывает ему вполне легальные консалтинговые услуги. В обвинительном заключении отсутствуют упоминания о взаимодействии подсудимого с другими, даже «не установленными» лицами.

Однако давайте обратимся к фактам, которые состоят в следующем: Успешный бизнесмен, безосновательно называемый потерпевшим, имея солидный опыт приобретения муниципального имущества, и целый штат сотрудников, в т.ч.

юристов, вопреки здравому смыслу, лично и неоднократно приходит в КУМИ, разговаривает со всеми сотрудниками и посетителями, делится планами, задает вопросы, пишет письма, оставляет свои номера телефонов, т.е.

просто «отирается» в учреждении, а на самом деле работает «живцом», приманкой, выискивая жертву.

И жертва нашлась, на эту роль, за неимением лучшего, был утвержден нынешний подсудимый Г., который просто оказался в ненужное время, в ненужном месте.            Ищущий работу Г., и общительный бизнесмен Ж., просто не могли не встретиться, и они встретились, и начали общаться.

Ж. с ходу продиктовал номер своего телефона и явно дал понять, что заинтересован в любой «помощи» в приобретении муниципального имущества, и будет очень «благодарен» любому помощнику, причем слово «помощь», как впрочем и «благодарность», нужно взять в кавычки, т.к. вся процедура продажи муниципального имущества достаточно ясна и прозрачна, и у Ж. уже был солидный опыт участия в торгах.

Видя перед собой столь заинтересованного и благодарного слушателя, который с первой встречи, сам предлагал вознаграждение за содействие, Г. решил, что это его шанс заработать, именно заработать, а не украсть, не присвоить, и не отобрать.

Наведя справки о продаваемых объектах муниципального имущества, причем из совершенно открытых источников, Г. позвонил Ж., предложил встретиться, и обсудить возможности сотрудничества.

Ж. сразу же согласился, и назначил встречу, а сам немедленно (а может быть и загодя) побежал в ФСБ писать заявление о предполагаемом вымогательстве, хотя к тому времени разговора о деньгах даже еще не было, а заодно получать микрофон, диктофон, или что-то еще из разряда шпионской техники, чтобы записывать разговоры с Г.

Вполне возможно, что на самом деле все было не совсем так, или совсем не так. Я вполне допускаю, что Ж. всегда носит с собой специальную аппаратуру, и ему не было нужды даже приходить в ФСБ, т.к. он вполне мог уже давно негласно сотрудничать с ФСБ на постоянной основе. Ни подтвердить, ни опровергнуть это предположение невозможно, т.к. все покрыто завесой государственной тайны.

Тем не менее, эта версия не лучше и не хуже любой другой, но она лучше всего объясняет очень странное поведение псевдопотерпевшего.

Как иначе можно понять поведение человека, который сам дал свой телефон Г., сам назначил встречу, никаких угроз или требований от него не получил, но первым делом побежал писать заявление и обвешиваться микрофонами, для того, чтобы, цитирую: «Чтобы исключить обман и не понести материальный ущерб» (протокол с/з от 11.01.2010 г.).

Странная логика – еще ничего не зная об условиях сотрудничества с Г., Ж.был абсолютно уверен в том, что его собираются обмануть и причинить материальный ущерб.

Все дальнейшее поведение Ж., еще более странно и нелогично, т.к. используемые им средства, абсолютно не согласуются с целями, которые он якобы желает достигнуть:

Чтобы не дать себя обмануть, Ж., после снятия с торгов помещения по ул. В-кой, вместо того, чтобы просто прекратить общение с Г., самолично передал ему целый список других объектов, которые Ж. якобы желает приобрести, и предлагает заплатить заранее, т.е. просто из кожи вон старается всучить деньги Г.. Очень странный способ не дать себя обмануть, и не понести материальный ущерб!

Однако, полгода как безработный Г., все же от денег отказывается, и наживку не заглатывает, чем видимо сильно огорчает и самого Ж.

, и его кураторов, а вместо этого тоже из кожи вон лезет: пытается рассказывать Ж.

об общих тенденциях на рынке недвижимости, учит тонкостям участия в аукционах, показывает ворох газет, распечатки с официального сайта КУМИ, выдает свои аналитические заключения и дает вполне разумные советы.

Ничего этого Ж. не нужно, он методично задает провокационные вопросы, интересуется покровителями, просит помочь приобрести все новые и новые объекты, снова и снова предлагает деньги – за что? Тоже видимо, чтобы уменьшить риск обмана.

После аукциона по продаже помещения по бульвару С-лей, 1, в котором принимал участие компаньон Ж – К-в, который и купил помещение, Ж. сам назначает встречу Г., готовит деньги, которые вообще мог не платить, понимая, что ему за это ничего не будет, буквально всучивает купюры Г.

При этом, сам он, прекрасно понимает, что его деньги никуда не денутся: все купюры переписаны и отксерокопированы, сотрудники ФСБ окружают его машину буквально со всех сторон, в машине установлена видеокамера, съемка ведется с нескольких точек – жертве попросту некуда деваться.

Для надежности, Ж., ведя деловой разговор с Г. не забывает подавать и сигналы группе захвата: трижды нажимает на педаль тормоза, когда Г. выходит из машины до окончания встречи, т.е.

подает сигнал «не трогать!», и один раз, когда деньги уже у подсудимого, значит – «все, можно брать!».

И Г. «взяли», причем захват Г. провели по всем правилам оперативной науки: так, как будто поймали иностранного шпиона, или вооруженного до зубов бандита, а не как обыкновенного безработного, предлагавшего свои обыкновенные услуги обыкновенному коммерсанту. Деньги, всученные Ж., сразу же забрали, машину обыскали, все бумаги, и даже газеты отобрали, доставили в ФСБ и допросили. Без адвоката.

Всё. На этом факты заканчиваются, т.к. больше Г. ничего не делал, не мог сделать, да и не собирался делать.

Достаточно ли этих фактов для того, чтобы признать Гладкова виновным в покушении на мошенничество в крупном размере? Я считаю – нет!

Всё обвинение построено на недопустимых доказательствах, т.к.

все аудио и видео записи, имеющиеся в уголовном деле, являются лишь набором произвольно выхваченных из общего контекста фрагментов разговоров, подобранных исключительно для того, чтобы создать видимость того, что подсудимый обманывал потерпевшего.

При этом, объективные свойства всех аудио и видеозаписей имеют явные несоответствия событиям, якобы на них запечатленным, а так же имеют не менее явные признаки редактирования, монтажа и компилирования, которые признают даже сами сотрудники ФСБ.

Более того, допрошенные в судебном заседании сотрудники ФСБ Т., Ш. и Р. единодушно подтвердили, что все приобщенные к материалам уголовного дела носители информации являются вторичными, при этом, первичные носители (т.е.

собственно вещдоки) являются секретными и недоступными, на диски, приобщенные к материалам дела, выборочно перенесена только часть записей, записи подвергались редактированию, компиляции и монтажу, и все это осуществлялось секретными сотрудниками, без участия понятых.

При таких вопиющих нарушениях УПК, я даже удивлен, что к материалам дела не приобщили какую-нибудь запись, из которой следовало бы, что Г. сотрудничал сразу со всеми разведками мира и готовил государственный переворот.  Используя секретную технику ФСБ, это вполне можно было сделать. Однако поскромничали. Видимо, все же понимали, что Г., ну никак не тянет на «Джеймса Бонда».

В любом случае, все эти записи не соответствуют тем требованиям, предъявляемым к вещественным доказательствам, которые установлены нормами УПК, вследствие чего доказательствами не являются, и ничего не доказывают.

Так же, не может являться доказательством и заключение психолого-лингвистической экспертизы, т.к. мало того, что эксперты исследовали не реальные события, запечатленные на материальном носителе, а специально подготовленную для них эрзац-подборку разговоров неизвестного происхождения, причем далеко не полную.

Что ещё у нас осталось из «доказательств»?

А ещё в уголовном деле есть совершенно официальные и доступные всем желающим прогнозные планы приватизации, извещения о продаже муниципального имущества, ежедневник, исписанный лист бумаги, старая газета, и ведомость поступления задатков, заботливо забытая в машине Г. самим «потерпевшим».

Вся эта макулатура, абсолютно ничего не доказывает, и ни на что не влияет.

Что ещё? Да собственно ничего. Показания сотрудников КУМИ ничего не могут прояснить в отношениях Г.и Ж.

Остаются только показания самого Ж., из которых следует буквально следующее: (протокол с/з от 11.01.2010 г.)

  1. Ж. сам давал Г. списки объектов, которые он хотел приобрести, и сам просил Г. оказать ему помощь в этом.
  2. Ж. сам назначал встречи Г. так, чтобы все они проходили под контролем сотрудников ФСБ.
  3. Ж. неоднократно предлагал Г. деньги, хотя подсудимый об этом не просил и не требовал.
  4. Ж. «не помнит», давал ли он свое согласие на проведение аудио и видеозаписи у него в машине. В любом случае, в материалах дела такого документа нет.
  5. Ж. всегда требует расписку, или иной документ, когда платит деньги. Единственное исключение – Г., брать расписку с которого Ж. «не посчитал нужным».
  6. Ж. желал получить от Г. незаконные услуги, т.е. осознавал явную противоправность своих действий, однако, все равно настаивал на них.
  7. Ж. мог вообще не платить Г., и прекрасно понимал, что подсудимый в принципе не может ему предъявить никаких требований, даже моральных, ведь в аукционе победил не Ж., а К. Тем не менее, не дождавшись требования о передаче денег, Ж. сам проявил инициативу – сунул Г. пачку меченых денег, и для надежности просил их пересчитать.
  8. Ж. не понес никакого ущерба, получил всё, что он хотел, в том числе и купил желаемый объект. Однако, требует максимально сурового наказания для Г. Спрашивается: за что? Наверное, за то, что Г. не оправдал надежд покровителей Ж., видимо рассчитывавших раскрыть целую банду взяточников и вымогателей?
  9. Пообещав заплатить Г. за оказанные им консалтинговые услуги, Ж. заранее позаботился о том, чтобы его деньги вернулись к нему в любом случае, а по простому – «кинул» Г.
  10. Уже абсолютно достоверно зная о том, что Г.вот-вот задержат (разговор в автомобиле Ж.на стоянке у ТРК «Гринвич» 4.09.2009 г.), Ж. не только поблагодарил Г. за оказанную помощь, но и предложил оказать ему помощь в приобретении еще одного объекта.

Все эти обстоятельства, позволяют сделать только один вывод: Г. искусно втянули в секретную операцию (как назвали её эксперты – «оригинальную»), разработанную сотрудниками ФСБ, а когда стало очевидным, что Г.

вовсе не тот, кого рассчитывали поймать, оперативникам уже не оставалось ничего, кроме как сделать его крайним, «козлом отпущения».

А самим сделать хорошую мину, при плохой игре, и отрапортовать во все инстанции о том, что ФСБ не зря свой хлеб ест, стоит на страже и т.д., и т.п.

Случаи провокаций и подстрекательства со стороны правоохранительных органов не так уж и редки, и на сегодняшний день существует множество примеров как российской, так и международной судебной практики по этим вопросам.

При этом нельзя забывать, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, и ч. 3 ст. 1 УПК РФ, Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство.

О необходимости соблюдения и признания норм международного права говорит и Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении № 5 от 10.10.2003 г.

Обратимся к практике Европейского Суда:

Источник: https://pravo163.ru/rech-zashhitnika-ob-opravdanii-podsudimogo-po-st-159-uk-rf/

Прав-помощь
Добавить комментарий