На что расчитвать в суде

​Когда суд над бывшим мэром Поповым? Он может рассчитывать на присяжных? А если оправдают, он вернется в кресло главы?

На что расчитвать в суде

Вскоре состоится суд над бывшим главой Сургута Дмитрием Поповым, которого следователи обвиняют в превышении и злоупотреблении должностными полномочиями. Редакция СИА-ПРЕСС подготовила ответы на пять самых частых вопросов от наших читателей об этом громком судебном процессе.

1. Когда начнется суд и сколько он продлится?

Пока точной информации нет, но ориентировочно – через месяц-полтора. Такого мнения придерживаются знакомые с подобными делами юристы.

Дело в том, что судье нужно будет ознакомиться с материалами следствия, а это – 36 томов по 250 страниц каждый, плюс несколько коробок с вещественными доказательствами (тоже в виде документов).

«Я сам читал эти материалы месяц, а судье нужно будет это читать параллельно с ведением других дел», – рассказывает СИА-ПРЕСС Дмитрий Попов.

Что касается длительности суда – можно уверенно говорить о многих месяцах. К тому же дело имеет высокие шансы перейти в суды высших инстанций: по словам Попова, в случае обвинительного приговора он будет подавать апелляцию в окружной суд и далее, а сторона обвинения, в свою очередь, едва ли согласится с оправдательным приговором (если он будет).

2. Будет ли этот суд открытым?

Скорее всего да. По крайней мере, в деле Попова отсутствуют такие аспекты, которые обычно приводят к закрытию судебных заседаний. Это, например, государственная тайна, половая неприкосновенность отдельных граждан или необходимость раскрывать личные данные несовершеннолетних.

Так или иначе, защита Дмитрия Попова будет настаивать на том, чтобы судебные заседания были открыты, и сургутяне могли наблюдать за ходом процесса лично или через СМИ.

3. Может ли Попов претендовать на суд присяжных?

Для бывшего главы Сургута рассмотрение дела судом присяжных было бы крайне выгодно – присяжные в России выносят оправдательные приговоры в более чем десяти процентах случаев (в 2013 году этот показатель добирался до 20 процентов). Для сравнения – в обычном судопроизводстве шанс на оправдательный приговор составляет 0,2 процента.

Но, к сожалению для Дмитрия Попова, категория его уголовного дела не может быть рассмотрена присяжными. В их компетенции в основном дела по тяжким статьям Уголовного кодекса – от бандитизма и убийств до планирования агрессивной войны и создания оружия массового уничтожения. Попову же инкриминируют превышение и злоупотребление должностными полномочиями.

4. Что грозит Попову в суде?

Экс-главе Сургута инкриминируют два эпизода с превышением должностных полномочий (статья 286 УК РФ) и один – со злоупотреблением должностными полномочиями (статья 285 УК РФ).

В обеих статьях есть пункт 2, который предназначен для «лиц, занимающих государственную должность, а равно главы органа местного самоуправления».

Что по ним грозит Попову (пока это только теория – каких наказаний потребует сторона обвинения, мы узнаем только во время суда):

– штраф от 100 до 300 тысяч рублей либо доход осужденного за период от года до двух лет;

– либо принудительные работы до пяти лет с запретом занимать определенные должности до трех лет (хотя эту меру могут не применить);

– либо лишение свободы сроком до семи лет.

5. Если Попова оправдают, то он сможет вернуться на пост главы Сургута?

Нет. Разве что он заявится на следующие выборы и выиграет их. А автоматически вернуться он не сможет, так как сам подал в отставку перед тем, как стал фигурантом уголовного дела.

Но если бы он был отстранен от должности в связи с уголовным преследованием и впоследствии был оправдан, то смог бы не только вернуться на пост главы, но и получить солидную денежную компенсацию за моральный ущерб, понесенные убытки и вынужденные прогулы на работе (зарплата главы Сургута составляет примерно 4,9 млн рублей в год, уголовное преследование Дмитрия Попова идет почти три года). На это указывает юрист Евгений Ярков, который по просьбе редакции СИА-ПРЕСС разобрался в теме.

«Лицо, которое незаконно подверглось преследованию, имеет право на реабилитацию.

Под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (пункт 34 статьи 5 УПК РФ). Реабилитация подразумевает не только денежное возмещение, но и восстановление в трудовых правах», – заключил эксперт.

Все новости о том, как будет протекать дело Дмитрия Попова в суде, вы прочитаете на siapress.ru.

Источник: http://www.siapress.ru/blogs/86413

Женщины и граждане преклонного возраста смогут рассчитывать на суд присяжных

На что расчитвать в суде

Правительство 30 августа внесло на рассмотрение Государственной Думы законопроект, позволяющий суду присяжных рассматривать уголовные дела по тяжким статьям в отношении мужчин старше 65 лет и женщин любого возраста. Опрошенные «Парламентской газетой» депутаты — как сторонники, так и противники суда присяжных — сошлись во мнению, что расширение деятельности института в России не будет иметь негативных последствий.

Присяжные помогут исключить судебную ошибку

Согласно действующему законодательству, женщины, а также мужчины старше 65 лет, обвиняемые в тяжких преступлениях, не могут быть осуждены на пожизненное лишение свободы или смертную казнь. Эта норма не позволяла указанным категориям граждан рассчитывать на рассмотрение их дела судом присяжных. Читайте по теме

Поправки, разработанные Минюстом, корректирующие сложившуюся ситуацию, правительственная комиссия по законопроектной деятельности одобрила в конце июля. А сегодня, 30 августа, Дмитрий Медведев подписал распоряжение, согласно которому в Госдуму вносится соответствующий законопроект. Документ уже поступил в нижнюю палату.

Между тем в российском обществе по сей день сохраняется неоднозначное отношение к институту присяжных.

Сторонники говорят о том, что такой суд повышает прозрачность и гуманность уголовного процесса, противники считают, что опытные адвокаты способны манипулировать эмоциями и настроениями присяжных, из-за чего даже виновные могут оказаться на свободы. Несмотря на всё это в Госдуме настроены поддержать новый законопроект Правительства.

Суд присяжных создан, чтобы гарантировать максимальную объективность рассмотрения дел, считает зампредседателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный («Единая Россия»). По его убеждению, институт позволяет исключить судебную ошибку при вынесении вердикта по уголовным делам.

Законопроект, расширяющий функции института присяжных, ориентирован на защиту конституционных прав граждан.

«На мой взгляд новый законопроект несёт в себе разумные инициативы и его целесообразно поддержать, чтобы рассчитывать на глубокое полное и максимально объективное рассмотрение уголовных дел в отношении женщин и мужчин пенсионного возраста, эти категории граждан должны иметь право на суд присяжных», — сказал депутат «Парламентской газете».

Парламентарий не согласился с доводами, что рассмотрение дела присяжными — поле для манипуляций. Ведь состав суда, в который входит прокуроры, адвокаты и другие лица, как заметил Анатолий Выборный, не меняется, а окончательный вердикт выносит судья.

«Речь идёт о том, чтобы минимизировать количество судебных ошибок и исключить предвзятость с чьей-либо стороны. Таким образом, законопроект, расширяющий функции института присяжных, ориентирован на защиту конституционных прав граждан — чтобы невиновный не понёс наказания и был оправдан», — резюмировал законодатель.

Ностальгия по народным заседателям

Оппоненты отреагировали на новую инициативу сдержанно. Например, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков (КПРФ) уверен — законопроект не будет иметь особых последствий для российской судебной системы.

«Это больше формальный момент. Лично я категорически против суда присяжных, — отметил депутат. — Тем более что даже адвокаты склоняются к тому, что от присяжных больше вреда, чем пользы. Профессиональный судья сегодня назначит наказание более суровое с судом присяжных, нежели без него».

Читайте по теме Также законодатель, ранее занимавший пост первого заместителя прокурора Москвы, сообщил, что суды присяжных «рассматривают лишь кусочки дел», оценивают ситуацию фрагментарно, а общей картины, как правило, не видят.

«Может быть, это связано с эмоциями, может быть, с чем-то ещё. Но я сторонник профессионального суда, за то, чтобы он был независим. А присяжные, как мы знаем, зависимы от многих факторов — как от эмоций, так и от бандитов, которых присяжные боятся. Лучше повышать компетентность и независимость судей, чем расширять функции присяжных», — считает Юрий Синельщиков.

По его словам, если и возвращать «народные суды», то в советском варианте — с народными заседателями.

Между тем общественники склонны положительно оценивать инициативу дать право женщинам и пожилым людям, подозреваемым в тяжком преступлении, на суд присяжных. Эксперт по вопросам общественной безопасности Антон Цветков заметил, что такой институт помогает избежать несправедливых решений. С другой стороны, мнение присяжных — это объект психологических манипуляций адвокатов.

«Но есть основания предполагать, что суд присяжных более детально отнесётся к уголовному делу и не даст наказать невиновного. И, выбирая между оправданием виновного и наказанием невиновного, лучше делать акцент на презумпции невиновности», — подчеркнул.

Понимая, какие риски несут в себе суды присяжных, общественник всё же поддержал расширение деятельности этого института.

Источник: https://www.pnp.ru/social/zhenshhiny-i-grazhdane-preklonnogo-vozrasta-smogut-rasschityvat-na-sud-prisyazhnykh.html

Отпуск сотрудников аппарата суда: когда уходить и на что рассчитывать? – Я и закон

На что расчитвать в суде

Учитывая то, что предыдущая публикация Сколько и за что получают сотрудники аппарата суда стала одной из самых читаемых и обсуждаемых за последний месяц, издание «Я и закон» решило продолжить разбираться в том, чем живут сотрудники аппарата суда и что их волнует на сегодняшний день.

 Что такое отпуск, какой он бывает, как и когда «в него» уйти, на какие средства жить, как рассчитываются отпускные или их компенсация? – вот об этом, в слегка упрощенном виде, и пойдет речь,  на примере сотрудников аппарата суда первой инстанции.

Разобраться в этой теме изданию «Я и закон» помог наш постоянный эксперт, председатель Киевского районного суда города Одессы Сергей Чванкин.

Отправными нормативно-правовыми актами в этом вопросе будет Конституция Украины, Кодекс законов о труде, Закон Украины «Про отпуска» и Порядок исчисления средней заработной платы, утвержденный Постановлением Кабинета Министров Украины от 08.02.1995 г. № 100.

Итак, отпуск — это благо исключительно для официально оформленных работников, а бывают отпуска ежегодные и ситуационные. Так, к ежегодным относятся:

— основной отпуск, 24 календарных дня за отработанный год, исчисляемый со дня заключения трудового договора, для тех сотрудников аппарата суда, которые не причислены к госслужащим, — помощники судей, помощники председателя суда, деловоды, архивариус, заведующий хозяйством, уборщики служебных помещений и работники по комплексному обслуживанию и ремонту зданий) и 30 календарных дней для госслужащих.

— дополнительные отпуски.

 Для сотрудников суда, не госслужащих, применяется положения Раздела ХХII Списка производств, работ, цехов, профессий и должностей, работа в которых дает право на ежегодные дополнительные отпуска за работу с вредными и тяжелыми условиями труда и за особый характер труда, утвержденного Постановлением Кабинета Министров Украины №1290 от 17.11.1997, где работники, которые работают на компьютерах, предоставляется дополнительный отпуск – 4 календарных дня.

Для госслужащих, дополнительный отпуск за работу с ПК не предусмотрен, — видимо, по мнению законодателя, госслужащие, в отличии от рядовых граждан, не устают от компьютеров.

Вместе с тем, за каждый год «выслуги» свыше 5-ти лет, госслужащий получает по 1 дню дополнительного отпуска, но не более 15 дней в сумме.

То есть, госслужащий, отработавший 5 лет получит 1 день дополнительного отпуска, ну а спустя 20 лет государственной службы – 15.

Справедливо ли это? Например, помощник судьи, — работник патронатной службы, и секретарь судебного заседания, — госслужащий, по факту работают в одних условиях, и под одинаковой нагрузкой, но у одного 24+4 дня отпуска, и больше не будет, а у другого 30 и с перспективой до 45 дней.

По поводу того, как использовать эти заветные дни оплачиваемых отпусков, и собственно, на какие деньги  рассчитывать, планируя отдых.

Отпуски предоставляются сотрудникам согласно графика, который составляется на календарный год с учетом интересов обеспечения деятельности суда и личных интересов сотрудников, сохраняя при этом необходимый баланс, таким образом, чтобы, скажем в июле, когда всех потянет к морю, суд не остался пустым. График утверждает руководитель аппарата суда.

На практике, график может меняться, и работодатель идет навстречу сотрудникам, отступая от него и предоставляя отпуска тогда, когда сотрудникам удобно.

Отпуск можно брать целый, или частями, при условии, что одна его часть будет не менее 14 календарных дней. Вместе с тем, по согласованию с работодателем, весь отпуск можно брать хоть по одному дню.

Неиспользованную часть ежегодного отпуска можно использовать до конца рабочего года, но не позднее 12 месяцев после окончания рабочего года, за который предоставляется отпуск.

Кроме того, за неиспользованный отпуск сотрудник аппарата суда может получить компенсацию, — при увольнении за все неиспользованные дни отпуска в пределах 2-х лет, или не увольняясь, — по желанию сотрудника часть неиспользованных отпускных дней может быть заменена денежной компенсацией, при условии, что этот сотрудник уже «отгулял» не менее 24 дней отпуска в текущем году.

И тут скользкий вопрос – если сотрудник – трудоголик, и не ходит в отпуск? Во-первых, его можно туда отправить «принудительно», согласно с утвержденным графиком отпусков, уведомив сотрудника о дате начала отпуска не позже чем за две недели до ее наступления. Если нет такой возможности, то часть неиспользованного отпуска должна быть использована в течении следующих 12 месяцев, после истечения года, за который предоставляется этот ежегодный отпуск.

Хорошо, но если и в следующем году сотрудник «не выбрал» эти отпускные дни? — законодатель говорит что «использовать их» уже нельзя, но с другой стороны, сотрудник не теряет право на получение соответствующей денежной компенсации.

Вместе с тем следует помнить, что закон рассматривает денежную компенсацию отпуска как исключение из правил, в отпуск ходить нужно!

Законодатель запретил непредоставление работнику ежегодного отпуска полной длительности больше 2-х лет.

То есть каждый второй год нужно «отгулять по полной», ну или для работодателя, – отправить сотрудника в отпуск, иначе эти обстоятельства будут истрактованы как нарушение трудового законодательства со стороны работодателя, а виновные должностные лица – привлечены к административной ответственности.

Для сотрудника – же, трудоголизм юридический последствий в виде какой-либо ответственности не понесет, так как «спровадить» его в отпуск по-большому счету – обязанность работодателя.

Так, п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 24.12.1999 г.

№ 13 указано, что «если работник по не зависящим от него причинам (не по его вине) не использовал ежегодный отпуск и за годы, предшествующие увольнению, суд на основании ст.

238 КЗоТ имеет право взыскать денежную компенсацию за все дни неиспользованного отпуска. Не исключается возможность такого же решения этого вопроса и при частичной компенсации неиспользованного отпуска работнику, который продолжает работу».

Таким образом, просроченный отпуск не «сгорает», не «теряется», а преобразуется в проблему работодателя.

Не подводите свое начальство, ходите в отпуски своевременно.

Да, и по поводу исчисления «отпускных». Всякие отпускные должны быть выплачены работнику не менее чем за 3 дня до начала отпуска, не важно, на полный срок  предоставляется отпуск, или на 1 день. В противном случае сотрудник может потребовать переноса отпуска.

«Отпускные» для работников, которые отработали год и более, начисляются исходя из выплат работнику за последние 12 месяцев перед отпуском. Также начисляется сума компенсации неиспользованного отпуска.

Для тех работников, которые года еще не проработали, средняя заработная плата исчисляется исходя из выплат за фактическое время работы, то есть с первого числа месяца после оформления на работу до первого числа месяца, в каком предоставляется отпуск или выплачивается компенсация за неиспользованный отпуск.

Во всех остальных случаях сохранения средней заработной платы среднемесячная заработная плата исчисляется исходя из выплат за последние 2 календарных месяца работы, предшествующих событию, с которым связана соответствующая выплата.

Под остальными случаями, применительно к суду, следует понимать материальную помощь государственным служащим для решения социально-бытовых проблем (ч.2 ст. 54 Закона Украины «О государственной службе»), и просто материальной помощи (ч.2 ст.

57 Закона Украины «О государственной службе»), которые ограничены размером средней заработной платы, и выплачиваются за счет (экономии) зарплатного фонда (то есть могут быть и меньше средней заработной платы, если зарплатный фонд «впритык», но не как не больше ее).

К слову, эти же выплаты получают и сотрудники аппарата суда, не являющиеся государственными служащими.

 На практике же, сотрудники аппарата суда часто не так вольны в выборе отпускного времени. Это происходит и потому, что они находятся в прямой зависимости от графика судьи, за которым они закреплены, и потому, что сама робота обладает спецификой, в силу которой перепоручить ее на период отпуска другому сотруднику крайне сложно.

Да, и начисление «отпускных» это иногда определенная лотерея.

К примеру, если сотрудник пойдет в отпуск в марте, то материальные помощи будут насчитываться исходя из самых «голодных» месяцев, — января и февраля», когда средняя зарплата будет минимальна, на примере секретаря суда 4200 гривен, то есть он получит за полные 30 дней отпуска примерно ту же сумму отпускных и в лучшем случае еще 8400 гривен из 2-х мат.помощей, предусмотренных законом. В лучшем, потому что «помощь» могут выплатить в меньшем размере, или не выплатить, оставив этот вопрос открытым, сославшись на отсутствие такой возможности у зарплатного фонда.

В то же время секретарь, идущий в отпуск в декабре получит материальную помощь исходя из средней зарплаты за октябрь-ноябрь, где зарплата «на руки» уже ощутимо больше, и такой «бонус» может составить условно 12-14 тысяч гривен.

При этом и один и другой секретари работают в одинаковых условиях, одинаково устают на работе, получают номинально – одинаковую зарплату. Справедливо ли это? Мотивирует ли это сотрудников  к качественной работе? Создают ли такие условия оплаты труда «равные условия» для всех аппарата сотрудников суда?

Как объяснить первому секретарю из примера, что он просто «не вовремя» пошел в отпуск, и поэтому финансирование его отпуска по факту практически вдвое меньше  финансирования отпускной кампании второго секретаря? Как поддерживать нормальную атмосферу в коллективе, и обеспечить равномерность графика отпусков?

Просто миллион вопросов, на которые нет ответов, и которые вытекают из необходимости реформирования системы оплаты труда сотрудников суда, — обеспечения стабильного размера зарплат, что возможно путем пересмотра размера ставок, таким образом, чтобы основная часть денежного вознаграждения сотрудников суда состояла все же из оклада, а не из доплаты до уровня «минимальной заработной платы»  в виде премий и надбавок за интенсивность

И если верить расчетным ведомостям, — в начале года получается нет интенсивности труда и надбавки, или есть минимальная, а в конце это все вдруг откуда-то берется? Но дела поступают в суд более-менее равномерно, и так из года в год.

И если каждый год сотрудники судов страдают из-за высокой интенсивности труда, то, может, стоит пересмотреть штат суда и увеличить его, а не «разгонять» надбавки к концу года, тем самым ставя сотрудников суда в неравные, нестабильные, условия.

Вся эта ситуация способствует только двум вещам – оттоку квалифицированных кадров, и падению престижа работы в аппарате суда, а материальная помощь, вместо приятной гарантии становится яблоком раздора в коллективе.

Жаль только, что труд и заботы работников аппарата суда нашими законодателями практически не заметны, и проблема денежного вознаграждения труда сотрудников суда переходит из года-в-год, не находя своего решения и не получая должной огласки.

Остается надеяться, что законодатель заметит и решит эту проблему раньше, чем  она «наболит» настолько, что работа судов станет невозможной из-за кадрового голода.

Источник: https://yaizakon.com.ua/otpusk-sotrudnikov-apparata-suda-kogda-uhodit-i-na-chto-rasschityvat/

Вс подтвердил право на компенсацию за гибель родственника из-за врачебной ошибки

На что расчитвать в суде

Право получить компенсацию морального вреда от врачебной ошибки имеет не только пациент, но и его близкие родственники: члены семьи также могут испытывать нравственные страдания из-за неэффективного лечения родственника, поясняет Верховный суд (ВС) РФ.

Он указал, что именно врачи должны доказывать, что медицинская помощь была своевременной и квалифицированной и не могла причинить ущерба, поскольку закон возлагает на причинителя вреда презумпцию виновности. 

В определении также подчеркивается, что апелляционные инстанции должны полноценно изучать поступившее им дело, а не просто под копирку переписывать выводы первой инстанции. 

Суть дела 

Суд установил, что супруга заявителя обратилась в приемный покой Гусевской центральной районной больницы с жалобами на высокое давление и головные боли. Женщине поставили артериальную гипертензию и направили на амбулаторное лечение у терапевта и окулиста. Менее чем через месяц пациентка скончалась. 

Из материалов дела следует, что вдовец обращался с заявлением в правоохранительные органы, которые выяснили, что медицинская помощь «была оказана с дефектами», тем не менее экспертиза решила, что допущенные нарушения не могли повлиять на развитие летального исхода и не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано. 

Тем не менее заявитель считает, что потерял жену именно из-за некомпетентности врачей, которые не провели полного обследования пациентки и не стали ее госпитализировать. Поэтому он подал на медиков в суд, требуя компенсации морального вреда за гибель супруги. 

Суд первой инстанции не нашел оснований для признания больницы ответственной за смерть пациентки. 

Он указал, что раз нет подтверждений, что именно «дефективная» медицинская помощь привела к гибели пациентки, то рассчитывать на моральный ущерб от врачебной ошибки могла бы сама погибшая, но не ее супруг. 

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами и их правовым обоснованием.

Позиция ВС 

ВС в определении напомнил, что при первичной артериальной гипертензии необходимо медицинскими мероприятиями для диагностики заболевания, состояния являются прием (осмотр, консультация) следующих врачей-специалистов: кардиолога, невролога, офтальмолога, терапевта, эндокринолога.

Если пациенту медицинская помощь оказывается ненадлежащим образом, то «требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) ненадлежащим оказанием медицинской помощи этому лицу», отмечает ВС. 

Он напоминает, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик (пункт 11 постановления Пленума от 26 января 2010 года №1, статьей 1064 ГК РФ), указывается в определении. 

То есть именно больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда заявителю в связи со смертью его жены, которой медицинскую помощь оказали ненадлежащим образом, поясняет ВС. 

Однако суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права: они возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медицинской помощи и причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступившей смертью.

Не основан на законе и вывод суда о том, что наличие дефектов оказания медицинской помощи без подтверждения того, что именно они привели к ее смерти, могло свидетельствовать о причинении морального вреда только самой потерпевшей, а не ее супругу, считает высшая инстанция. 

«Делая такой вывод, суд не принял во внимание, что здоровье — это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь», — указывает ВС.

Он напомнил, что законодатель, закрепив в статье 151 ГК РФ общие правила компенсации морального вреда, не установил ограничений в отношении случаев, когда допускается такая компенсация. 

При этом ВС разъяснял, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников — абзац второй пункта 2 постановления Пленума от 20 декабря 1994 года №10. 

«Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 постановления этого же Пленума)», — подчеркивает ВС. 

Формальный подход 

Истец последовательно указывал на то, что в результате смерти супруги ему причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, до настоящего времени он не может смириться с утратой. Осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания. 

Заявитель считает, что в случае оказания супруге своевременной квалифицированной медицинской помощи, она была бы жива, в то время как врачи даже не направили пациентку к неврологу.

Однако суды не дали оценку доводам заявителя и не выясняли, предприняла ли больница все необходимые и возможные меры по спасению пациентки из опасной для ее жизни ситуации, и способствовали ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи развитию неблагоприятного исхода.

Суд, отказывая в компенсации, ссылался на выводы экспертизы об отсутствии связи между действиями врачей и гибелью пациентки. 

Но заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами, напоминает ВС. 

Заявитель счел, что выводы экспертизы носят предположительный характер. Однако суд не стал ни вызывать специалистов в процесс для более подробного исследования вопроса, ни назначать судебную экспертизу, удивился ВС.

Он считает, что суд обязан был дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью пациентки, при необходимости поставив вопрос о назначении судебной экспертизы.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи, допущенными больницей, и наступившей смертью супруги истца не может быть признан основанным на законе, указывает высшая инстанция. 

Апелляционная же инстанция не только не исправила допущенные нарушения, но и фактически уклонилась от повторного рассмотрения дела по требованиям заявителя. Областной суд лишь дословно воспроизвел в апелляционном определении текст решения суда первой инстанции, констатирует ВС. 

«Приведенные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о формальном подходе как суда первой, так и суда апелляционной инстанций к рассмотрению настоящего дела, в котором разрешался спор, связанный с защитой гражданином нематериальных благ, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, и права (истца) на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации», — подчеркивается в определении.

В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Калининградский областной суд.

Алиса Фокс

Источник: http://www.supcourt.ru/press_center/mass_media/28395/

Иду в суд по 20.2 в Москве: чего мне ждать? | ОВД-Инфо

На что расчитвать в суде

Полные данные Судебного департамента о решениях по 20.2 КоАП за 15 лет с 2004 по 2018 год опубликованы у нас на сайте.

Я участвовал в акции, но ничего не нарушал. Меня оправдают?

Статистика говорит: на оправдательное решение рассчитывать не стоит. В 2018 году по всей России прекратили 301 дело о нарушениях на публичных мероприятиях — это 7% от всех рассмотренных судами дел.

В Москве оправдывать протестующих вообще не принято: с 2014 года доля прекращенных дел здесь не превышала 1%. В 2018 году в столице прекратили всего три дела из 1079.

Так что дела прекращают — но очень, очень редко.

А если я не участвовал в акции, а просто шел мимо?

Убедить в этом суд будет сложно.

Не то чтобы это было совсем невозможно — например, электромонтеру, задержанному в Москве 5 мая 2018 года во время акции «Он нам не царь», удалось доказать в суде, что он шел на подготовительные работы к акции «Бессмертный полк». После акции 12 июня 2019 года в поддержку журналиста Ивана Голунова суд признал невиновными нескольких человек, которые утверждали, что были задержаны случайно.

В марте 2019 года суд признал невиновным журналиста Радио Свобода: ему удалось доказать, что он находился на митинге против изоляции интернета по заданию редакции. В 2019 году московские суды прекратили еще по меньшей мере три дела в отношении журналистов (вот они: раз, два, три).

Но, как правило, суды больше доверяют показаниям полицейских, а не задержанных. Вот так выглядит классическая формулировка:

«Пояснениям *** о его невиновности суд не доверяет, находит их избранным способом защиты, поскольку они объективно ничем не подтверждены, и, напротив, опровергаются собранными по делу доказательствами — письменными материалами дела, в том числе, письменными объяснениями и рапортами сотрудников полиции, оснований не доверять которым суд не установил».

Если вы говорите в суде, что находились на акции случайно, это не дает гарантии, что вас оправдают. Но после этого вы не сможете обжаловать нарушение права на свободу собраний в ЕСПЧ.

Скорее всего, суд признает меня виновным?

Не обязательно. Даже в Москве, где суды чаще, чем по России в целом, выносят обвинительные решения по статье 20.2 КоАП, доля обвинений в последние годы колеблется в районе 80% от всех рассмотренных дел.

Едва ли оправдают, но и виновным могут не признать? Как так?

Заметное количество дел суды возвращают в полицию «для устранения недостатков в протоколах». В прошлом году московские суды вернули 18% рассмотренных дел о нарушении на митингах.

Далеко не все дела повторно возвращаются из полиции в суд. В 2018 году московские суды вернули 196 дел, а повторно поступило в суды 84. В 2017 году вернули 293 дела, повторно поступило 37.

На какое наказание рассчитывать?

Скорее всего — на штраф. В 2018 году в Москве штрафами сопровождались 95% обвинительных решений, по 4% были наложены аресты, менее 1% пришлось на обязательные работы. Средний штраф составил по России 17246 рублей, в Москве — 19622.

Однако из данных судебного департамента можно увидеть только «среднюю температуру» по статье. Наказание напрямую зависит от того, по какой части статьи 20.2 составлен протокол.

Например, наказание по восьмой части — о повторном нарушении — сопоставимо с уголовным: штрафы от 150 до 300 тысяч рублей, от сорока до двухсот часов обязательных работ, до тридцати суток ареста.

А самая популярная пятая часть (нарушение участником акции порядка ее проведения) вообще не предполагает ареста — по ней возможен либо штраф до 20 тысяч, либо обязательные работы сроком до сорока часов.

Стоит ли подавать апелляцию?

Доступной статистики по апелляциям сейчас нет. Можно ориентироваться на приблизительную оценку за 2014 год: согласно ей, Мосгорсуд оставил без изменения 77% жалоб на решения по «митинговым» делам, а в 10% вносил изменения — как правило, незначительные. В остальных случаях дела либо возвращались на новое рассмотрение, либо полностью прекращались.

https://www.youtube.com/watch?v=bgqyhHDe0U0

В любом случае, апелляция — обязательный шаг, если вы настроены довести дело до Европейского суда.

Как подготовиться к суду?

Напишите нам, если вам нужен защитник! Чем раньше вы это сделаете, тем больше шансов, что мы успеем его найти. Куда отправлять заявку на помощь в суде, можно посмотреть здесь.

Прочитайте нашу инструкцию по защите в суде.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2019/08/16/idu-v-sud-po-202-v-moskve-chego-mne-zhdat

На какую компенсацию может рассчитывать работник после незаконного отказа в приеме на работу?

На что расчитвать в суде

Статья 64 Трудового кодекса РФ запрещает необоснованный отказ в приме на работу, а равно отказ по обстоятельствам, не связанным с деловыми качествами работника, за исключением установленных законами случаев.

Отказ в приеме на работу может быть обжалован в суд. Однако далеко не все несостоявшиеся работники понимают, что именно они могут потребовать от работодателя в суде для восстановления своих нарушенных прав.

Весьма интересным в этом отношении является дело, рассмотренное Костромским областным судом (Определение Костромского областного суда от 14 февраля 2019 г. по делу № 33-45/2019). Данный спор примечателен тем, что соискатель решил стрясти с работодателя все возможные компенсации. Рассмотрим это дело поподробнее.

Гражданин обнаружил в интернете объявление организации о наличии вакансии помощника машиниста электропоезда.

С целью поступления на работу соискатель отправился в другой населенный пункт (по месту расположения депо), прошел собеседование, получил направление на медосмотр.

Однако в итоге в трудоустройстве ему было отказано. Обжаловав это решение работодателя, в суде работник заявил следующие требования:

  • обязать организацию заключить с ним трудовой договор;
  • взыскать невыплаченную заработную плату с момента незаконного отказа в приеме на работу;
  • взыскать расходы, связанные с трудоустройством (проезд, проживание в другом городе, затраты на медосмотр);
  • взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 миллионов рублей.

Суд, хоть и признал доказанным факт незаконного отказа в приеме на работу, но аппетиты истца все же поумерил. Во-первых, суд не посчитал допустимым понуждать организацию к заключению трудового договора.

Как указано в определении, трудовым законодательством не предусмотрено такого способа защиты прав лица, желающего заключить трудовой договор, как возложение на работодателя обязанности заключить соответствующий трудовой договор.

Заключение трудового договора с конкретным гражданином является правом, а не обязанностью работодателя.

А раз трудовые отношения между сторонами не возникли, трудовую функцию истец не выполнял, то и оснований для взыскания с организации невыплаченной заработной платы также не имеется.

Отметим, что аналогичным образом рассуждает абсолютное большинство судов. Добиться в суде понуждения работодателя к заключению трудового договора даже при признании отказа в трудоустройстве незаконным работникам почти никогда не удается (см.

, например, определения Курганского облсуда от 10 января 2019 № 33-74/2019, Челябинского облсуда от 07 июня 2018 № 11-6983/2018, Иркутского облсуда от 31 мая 2016 № 33-7137/2016, Оренбургского облсуда от 18 февраля 2015 № 33-976/2015, ВС Республики Саха (Якутия) от 09 июля 2014 № 33-2243-14, Пермского краевого суда от 23 апреля 2014 № 33-3461, Санкт-Петербургского горсуда от 08 апреля 2015 № 33-4047, ВС Республики Татарстан от 13 августа 2012 № 33-8149/2012).

А вот иные требования работника Костромской облсуд в той или иной части удовлетворил. Так, суд решил, что работник имеет право на компенсацию расходов, связанных с трудоустройством: проезда к месту нахождения работодателя, проживания там, а также прохождения медосмотра. Такие требования соискатели заявляют достаточно редко.

Обычно они связаны как раз с расходами на медицинские осмотры. Удовлетворение иска в этой части представляется вполне логичным, ведь проведение таких осмотров в любом случае должно осуществляться за счет работодателя. И примеры такого подхода есть и в других судах (см.

, например, определения Курганского облсуда от 10 января 2019 № 33-74/2019, Челябинского облсуда от 07 июня 2018 № 11-6983/2018). А вот решение Костромского облсуда взыскать с работодателя компенсацию проезда и проживания соискателя выглядит довольно спорным.

Ведь даже если бы трудоустройство состоялось и никакого нарушения прав истца не было, компенсировать ему указанные расходы работодатель был бы не обязан.

И, наконец, последний пункт требований работника – компенсация морального вреда. Конечно, взыскивать с работодателя 100-милионную компенсацию суд не стал и снизил ее размер до 100 тысяч рублей. Тем не менее, данное дело все равно является уникальным как по изначально заявленному размеру компенсации, так и по итоговому.

Вообще, компенсация морального вреда – это как раз то, в чем суды никогда не отказывают гражданам, чьи права были нарушены незаконным отказом в приеме на работу. Вопрос только в размере этой компенсации.

Соискатели часто требуют взыскания с работодателя довольно внушительных сумм (хотя и не идущих ни в какое сравнение с той, которая была заявлена в Костромском облсуде), однако суды, определяя итоговый размер компенсации, почти никогда не выходят за пределы диапазона от 1 до 10 тысяч рублей (что в целом является обычным размером компенсации морального вреда в трудовых спорах). Приведем несколько примеров:

 Суд Заявленный истцом размер компенсации,

руб.

 Определенный судом размер компенсации,

руб.

определение Курганского облсуда от 10 января 2019 № 33-74/2019 30000 5000
определение Свердловского облсуда от 22 ноября 2017 № 33-18734/2017 180000 3000
определение Свердловского облсуда от 20 января 2017 № 33-895/2017 104000 2000
определение Верховного Суда Чувашской Республики – Чувашии от 19 октября 2016 № 33-5898/2016 100000 1000
определение Курганского облсуда от 01 марта 2016 № 33-739/2016 нет данных 3000 (снижена)
определение Омского облсуда от 01 июля 2015 № 33-4028/2015 50000 10000
определение Брянского облсуда от 29 июля 20141000005000

Источник: https://www.garant.ru/news/1294334/

Прав-помощь
Добавить комментарий