Наступает ли уголовная ответственность при перевозке нарезного ружья без затвора?

Судебная практика по хранению оружия без разрешения полиции

Наступает ли уголовная ответственность при перевозке нарезного ружья без затвора?

12:17, 11 мая 2018

Рассмотрим судебную практику в пользу лиц, которых пытались привлечь к административной ответственности по ст. 190 КУАП.

Если приобрести оружие без соответствующего разрешения или продолжать хранить его после окончания срока действия разрешения, есть риск быть привлеченным к административной или уголовной ответственности (ст. 263 УК Украины). Административная ответственность может наступить, если охотничье оружие гладкоствольное.

Состав правонарушения по ч. 1 ст.

190 Кодекса Украины об административных правонарушениях: приобретение, хранение, передача другим лицам или продажа гражданами огнестрельного охотничьего или холодного оружия, а также пневматического оружия калибром более 4.5 миллиметра и скоростью полета пули более 100 метров в секунду без соответствующего документа разрешительного характера, выданного уполномоченным госорганом.

Такое правонарушение влечет за собой наложение штрафа в размере от 119 до 170 грн с возможной, но не обязательной, конфискацией оружия. При этом есть множество нюансов, из-за которых административные дела закрывают, поскольку отсутствует состав правонарушения. Или отправляют обратно в полицию, поскольку она допустила ошибки при оформлении правонарушения, а также при других обстоятельствах.

Дети за родителей не отвечают

У мужчины в домашнем сейфе хранилось охотничье ружье. Было соответствующее разрешение, но срок его действия закончился. Собственник выехал на работу в Россию. В доме осталась его дочь, к которой пришла полиция и потребовала открыть сейф. Не зная, где ключи, она позвонила отцу и с его подсказками открыла сейф.

Полиция изъяла оружие и составила на дочь протокол по ст. 190 КУАП: якобы она хранила оружие без соответствующего разрешения.

Суд установил, что дочь никакого отношения к оружию не имеет. Это исключает ее ответственность по ст. 190 КУАП. Производство закрыто.

С полным текстом судебного решения от 2 апреля 2018 года по делу №226/347/18 можно ознакомиться по ссылке. 

Временное пользование для переноски

Два человека отдыхали на даче и выпивали. У одного при себе было охотничье ружье, но он слишком много выпил. Поэтому второй решил взять это оружие и отнести кому-то домой, чтобы чего не вышло нехорошего.

Инициатора поймали и составили в отношении него протокол по ст. 190 КУАП за пользование оружием без разрешения.

Суд закрыл производство по делу в связи з отсутствием в действиях человека состава правонарушения. Судья решил, что ст. 190 КУАП содержит три конкретных вида действий, за которые предусмотрена ответственность: приобретение, хранение и отчуждение. При этом временное пользование не подпадает под действие ст. 190 КУАП.

С полным текстом судебного решения от 3 апреля 2018 года по делу №540/128/18 можно ознакомиться по ссылке. 

Аналогичный вывод сделан в постановлении суда от 3 апреля 2018 года по делу №540/127/18. 

Надлежащие и допустимые доказательства

Постановлением от 12 апреля 2018 года районный суд Днепропетровской области закрыл дело №192/410/18 о привлечении к административной ответственности физического лица по ч. 1 ст. 190 КУАП. Причина такого решения — отсутствие в действиях лица состава административного правонарушения. Между тем, у него дома обнаружено гладкоствольное ружье без разрешительного документа.

Доказательствами совершения правонарушения в данном деле служили: материалы уголовного производства по ст. 115 УК Украины (Умышленное убийство), рапорт следователя и справка из базы данных «АРМОР» об оружии, зарегистрированном на территории Днепропетровской области.

По мнению судьи, виновность лица в совершении административного правонарушения не может основываться исключительно на материалах уголовного производства. Дело в том, что такие документы получены с нарушением установленной процедуры. Ведь составитель админпротокола не предоставил в суд доказательств того, что такие материалы были получены им надлежащим образом.

При этом рапорт следователя не является надлежащим процессуальным документом, на основании которого материалы уголовного производства могут быть предоставлены для составления админпротокола.

Кроме того, справка из базы данных о том, что у физлица не зарегистрировано оружие на территории Днепропетровской области, свидетельствует об отсутствии разрешительных документов лишь в одной из областей Украины. Поэтому такие доказательства не могут быть признаны надлежащими и допустимыми.

Также важным является общий вывод суда, сделанный на основе данного кейса.

Так, в постановлении указано, что судья, рассматривая дело, не вправе самостоятельно менять фабулу, изложенную в протоколе об админправонарушении, во вред лицу.

По сути, фабула представляет собой изложение обвинения в совершении определенного правонарушения. Виновность лица в таком нарушении должна быть доказана в суде.

Судья также не вправе самостоятельно отыскивать доказательства виновности лица. Ведь поступая таким образом, судья неизбежно перетягивает на себя функции обвинения, лишаясь статуса независимого органа правосудия.

С полным текстом судебного решения от 12 апреля 2018 года можно ознакомиться по ссылке.

Наличие сейфа еще не говорит о хранении

На гражданина составили админпротокол по ст. 190 КУАП (Незаконное хранение) за то, что он взял из сейфа огнестрельное охотничье оружие, не имея на это соответствующего разрешения.

Суд в постановлении от 16 марта 2018 года по делу №160/146/18 стал на сторону физлица. Суд заметил: изложенная в протоколе суть нарушения не отвечает диспозиции ст. 190 КУАП, ведь не доказано, что человек хранил в сейфе оружие. Поэтому физлицо не является субъектом правонарушения, предусмотренного ст. 190 КУАП. Дело закрыто в связи с отсутствием состава правонарушения.

Газовый пистолет и ст. 190 КУАП

В постановлении районного суда Харьковской области от 18 января 2018 года рассмотрено дело №637/38/18. Согласно админпротоколу, лицо совершило правонарушение по ст. 190 КУАП, поскольку отдало кому-то газовый пистолет. При этом владелец имел на пистолет разрешение.

Суд вернул материалы дела полиции для надлежащего оформления. Одна из причин — полиция не доказала, что газовый пистолет имеет отношение к ст. 190 КУАП. Ведь в ней речь идет только об огнестрельном охотничьем или холодном, а также пневматическом оружии.

Кроме того, в протоколе не указано, кому именно был передан пистолет, и какое именно огнестрельное оружие передало физлицо. Также суду не предоставлено само разрешение на газовый пистолет.

Вышеизложенное лишает суд возможности определить правильность диспозиции статьи, по которой направлены материалы в суд. Также суд сослался на п. 24 Постановления Пленума ВСУ от 23.12.

2005 №14, согласно которому суд должен возвращать протоколы об админправонарушениях в правоохранительные органы для надлежащего оформления, если протокол составлен не уполномоченным на то лицом или протокол не соответствует ст. 256 КУАП.

Среди прочего, согласно ст. 256 КУАП, в протоколе об административном правонарушении излагается суть нарушения и другие данные, необходимые для решения дела.

С полным текстом судебного решения от 18 января 2018 года можно ознакомиться по ссылке. 

В похожем деле, полиция пыталась привлечь к ответственности человека за хранение помпового ружья. Но суд резонно заметил, что ст. 190 КУАП не распространяется на такой вид оружия. Полный тест судебного решения от 28 мата 2018 года по делу №511/425/18 здесь. 

Бланкетные и конкретные нормы законодательства

Постановлением суда Хмельницкой области от 11 января 2018 года по делу №676/137/18 материалы возвращены полиции для надлежащего оформления.

Суд заметил, что норма ст.

190 КУАП является бланкетной, и это обязывает человека, который составляет протокол, указать конкретные нормы законодательства, которые нарушило лицо при хранении огнестрельного оружия.

Здесь имеется ввиду указ МВД от 21.08.1998 №622, которым утверждена Инструкция о порядке обращения с оружием и боеприпасами. В протоколе не указан конкретный пункт данной Инструкции, который нарушен физлицом.

Например, в п. 2.2 р. 1 Инструкции сказано, что разрешение на хранение охотничьего огнестрельного оружия выдается гражданам на 3 года. А в п. 12.

4 Инструкции указано: приобретенное охотничье огнестрельное оружие на протяжении 10 дней со дня покупки должно быть зарегистрировано в органах полиции по месту жительства владельца с получением разрешения на хранение и ношение.

Аналогичный вывод содержится в постановлении районного суда Донецкой области от 13 декабря 2017 года по делу №222/1742/17.

А также в постановлении районного суда Одесской области от 28 мата 2018 года по делу №511/425/18.  

Нарушение порядка составления административного протокола

Согласно ст. 256 КУАП, в протоколе об административном правонарушении указывается место и время совершения административного правонарушения, его суть и другие ведомости, необходимые для решения дела.

В соответствии с п. 9 р. ІІ Инструкции по оформлению материалов об админправонарушениях (приказ МВД от 06.11.2015 №1376), в протоколе указывается ФИО лица, которое составило протокол, полностью, без сокращений.

Судебная практика выявила следующие нарушения при составлении протокола, которые послужили основанием для возвращения материалов в полицию на доработку.

  1. Статья 190 КУАП содержит две части. Вторая часть касается санкции за повторное нарушение этой статьи на протяжении года. В постановлении суда от 13 декабря 2017 года по делу №222/1742/17 указано, что в протоколе не обозначено, какая именно часть ст. 190 КУАП нарушена физлицом.

Аналогичный вывод сделан в постановлении от 16 марта 2018 года в деле №160/146/18. 

  1. В протоколе отсутствуют ведомости об идентификационных признаках ружья, которое хранило физлицо. Постановление суда от 11 января 2018 года по делу №676/137/18. 
  2. Не указано место жительства лица, которое привлекается к административной ответственности. Такое нарушение ст. 256 КУАП не дает возможности установить, относится ли рассмотрение данного дела к компетенции данного районного суда. Постановление суда от 13 декабря 2017 года по делу №222/1742/17. 
  3. Имя и отчество должностного лица, которое составило протокол, указано в сокращенном виде, что нарушает Инструкцию №1376. Постановление суда от 13 декабря 2017 года по делу №222/1742/17. 
  4. Не указано семейное положение человека, который привлекается к ответственности, и наличие/отсутствие несовершеннолетних лиц на его содержании. Отсутствует характеристика с мест жительства и работы, сведений о пребывании на учете в медицинских учреждениях, а также справки о размере доходов. Постановление суда от 12 марта 2018 года по делу №311/696/18.
  5. Протокол составлен в отношении одного человека, но в дополнении к протоколу содержится ксерокопия паспорта другого человека. Поэтому достоверно не установлено лицо, которое совершило правонарушение. Постановление суда от 28 мата 2018 года по делу №511/425/18. 
  6. Не указана дата совершения правонарушения. Постановление суда от 6 апреля 2018 года по делу №222/523/18. 

Конкуренция ст. 190 и ст. 192 КУАП

В постановлении суда Донецкой области от 7 марта 2018 года по делу №226/346/18 рассмотрен вопрос, что делать, если разрешение на оружие было, но закончился его срок, а владелец не продлил разрешение.

Протокол по админправонарушению поступил в суд по ст. 190 КУАП. Из протокола следовало, что владелец ружья имел разрешение, но не продлил срок его действия. Задержка составила почти год. Владелец свою вину признал и объяснил, что забыл про оружие, которое лежало в сейфе.

Но суд, несмотря на признание владельца, принял решение о закрытии дела, поскольку в протоколе неправильно определенно нарушение и статья. Так, согласно ст.

192 КУАП, нарушение гражданами сроков регистрации (перерегистрации) огнестрельного охотничьего оружия является отдельным правонарушением. Поэтому суд решил, что по ст.

190 КУАП, указанной в протоколе, состава правонарушение в данном деле нет.

С полным текстом судебного решения от 7 марта 2018 года можно ознакомиться по ссылке.

Добровольная сдача оружия не приветствуется

Рассмотрим дело №236/349/18, изложенное в постановлении местного суда Донецкой области от 14 февраля 2018 года.

Согласно фабуле дела, человек добровольно сдал гладкоствольное охотничье оружие, которое хранилось у него с 2002 года, в полицию. Благодарные стражи порядка наградили добропорядочного гражданина админпротоколом по ст. 190 КУАП. Ведь все это время он хранил оружие без соответствующего разрешения.

Признавая человека виновным, суд сослался на ст. 23 КУАП: административное взыскание является мерой ответственности и применяется с целью воспитания человека, который совершил правонарушение. Так ли уж надо воспитывать человека, который добровольно сдал оружие? Вот ч. 3 ст. 263 УК Украины, наоборот, освобождает человека, который добровольно сдал оружие, от уголовной ответственности.

С полным текстом судебного решения от 14 февраля 2018 года можно ознакомиться по ссылке.

Напомним, ранее «Судебно-юридическая газета» публиковала три главных решения Верховного Суда по делам с ДТП.

Источник: https://sud.ua/ru/news/publication/118449-nezakonnoe-khranenie-i-peredacha-ognestrelnogo-oruzhiya

Вс рф уточнил основные положения о незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

Наступает ли уголовная ответственность при перевозке нарезного ружья без затвора?

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление, уточняющее понятия огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, в том числе квалификацию совершаемых преступлений с их использованием (Постановление Пленума ВС РФ от 11 июня 2019 г.

№ 15 “О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 12 марта 2002 года № 5 “О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств”, (далее – Постановление № 15).

Документ вступил в силу 11 июня.

Для подтверждения актуальности принятия Постановления № 15 судья ВС РФ Алексей Шамов привел статистические данные, согласно которым количество осужденных за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов (ст. 222 Уголовного кодекса), в том числе за их хищение или вымогательство (ст. 226 УК РФ) в 2018 году составило почти 12 тыс., при этом годом ранее было на 100 человек меньше.

Основанием для разработки новых разъяснений послужило то, что в 2014 году УК РФ был дополнен статьями, которые касаются незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 222.1 УК РФ), а также их незаконного изготовления, переделки или ремонта (ст. 223.1 УК РФ).

При этом уголовная ответственность за указанные преступления наступает с 14 лет, в то время как за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов и изготовление оружия – с 16 лет (ст. 20 УК РФ).

Законодатель отнес незаконное изготовление взрывчатых веществ, их переделку или ремонт к категории тяжких преступлений, предусмотрев ответственность в виде лишения свободы на срок от трех до шести лет, со штрафом в размере от 100 тыс. до 200 тыс. руб.

или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет (ч. 1 ст. 223.1 УК РФ).

В отличие от ответственности за незаконное изготовление, переделку или ремонт огнестрельного оружия и боеприпасов, так как данное деяние относится к категории преступлений средней тяжести и соответствующая норма предусматривает максимальный срок лишения свободы пять лет со штрафом до 200 тыс. руб. или в размере дохода осужденного на период до одного года (ч. 1 ст. 223 УК РФ).

Алексей Шамов обратил внимание на то, что новый законодательный подход вызвал у судов общей юрисдикции ряд вопросов относительно применения и разграничения норм об ответственности за оборот припасов и взрывных устройств. По его мнению, отсутствие их однозначного понимания у судей привело к неодинаковым походам при разрешении одних и тех же правовых ситуаций.

“В частности, некоторые из них испытывали трудности, связанные с юридической оценкой незаконных действий в отношении средств инициирования взрыва, находящихся отдельно от боеприпасов, для которых они предназначены, и незаконных действий с ручными гранатами, в которых на момент их обнаружения средства инициирования взрыва, отсутствовали”, – подчеркнул судья ВС РФ.

До принятия Постановления № 15 под боеприпасами понимали предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного производства, предназначенные для поражения цели, независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 12 марта 2002 г.

№ 5 “О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств”, далее – Постановление № 5). При этом к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам не относились патроны, не имеющие поражающего элемента, и не предназначенные для поражения цели.

Промышленные или самодельные изделия являлись взрывными устройствами, которые функционально объединяли взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва – запал, взрыватель, детонатор (п. 5 Постановления № 5).

Таким образом, до принятия Постановления № 15 незаконные действия с ручной гранатой, снаряженной запалом, подлежали квалификации по статье, касающейся боеприпасов (ч. 1 ст. 222 УК РФ). А за незаконные действия только с запалом привлекали к ответственности по статье за обращение с взрывчатыми веществами или взрывными устройствами (ч. 1 ст.

222.1 УК РФ). При этом, если были зафиксированы противоправные действия с гранатой и с запалом в отдельности, то по совокупности преступлений назначали наказание по этим двум статьям.

По словам Алексея Шамова, в результате сложилась ситуация, при которой незаконный оборот ручных гранат, снаряженных запалом, имел меньшую общественную опасность, чем незаконный оборот запала к ним. Кроме того, он отметил, что виновные лица могли быть необоснованно привлечены к уголовной ответственности по совокупности преступлений.

В связи с этим судьи ВС РФ приняли во внимание, что незаконные действия с гранатой или иным взрывным устройством, изготовленные самодельным или промышленным способом, имеют схожие принципы в поражающей способности и должны расцениваться как равные по степени общественной опасности.

Поэтому на сегодняшний день боеприпасы определены как все виды патронов к огнестрельному оружию независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом, а также иные предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание (п. 4 Постановления № 15).

В Постановлении № 15 были скорректированы и расширены понятия “взрывчатое вещество” и “взрывное устройство”, с учетом примечаний к списку товаров и технологий двойного назначения, используемых при создании вооружений и военной техники, и в отношении которых осуществляется экспортный контроль (п. 5 Постановления № 15, п.

17-18 примечаний к Списку товаров и технологий двойного назначения, утв. указом Президента РФ от 17 декабря 2011 г. № 1661). Так, взрывное устройство – это промышленное или самодельное изделие, содержащее взрывчатое вещество, функционально предназначенное для производства взрыва и способное к взрыву (п. 5 Постановления № 15).

В том время как ранее под взрывным устройством понимали изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (п. 5 Постановления № 5).

Судьи ВС РФ приняли решение отнести к взрывным устройствам приспособления для инициирования взрыва – запал, взрыватель, детонатор, находящиеся отдельно от самого изделия, для привлечения к ответственности за незаконное приобретение, передачу, изготовление, хищение, контрабанду взрывчатых веществ и взрывных устройств по ст. 222.1, ст. 223.

1, ст. 225-226.1 УК РФ.

Это соотносится с позицией, закрепленной в Постановлении № 5, в соответствии с которой хищение составных частей и деталей боеприпасов, содержащих взрывчатые вещества или взрывные устройства, такие, как запалы, детонаторы, взрыватели, следует квалифицировать как оконченное хищение взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст.

226 УК РФ, п. 13 Постановления № 5). В свою очередь взрывчатое вещество – химическое соединение или смесь веществ, например, тротил, аммониты, пластиты, эластиты, порох, способные под влиянием внешних воздействий к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению – взрыву с выделением большого количества энергии (п. 5 Постановления № 15). При этом ранее под взрывчатыми веществами понимали химические или механические смеси веществ, способные к взрыву без доступа кислорода воздуха (п. 5 Постановления № 5).

Кроме того, в Постановлении даны разъяснения относительно квалификации незаконного оборота предметов вооружения или метаемых снаряжений (п. 5 Постановления № 15).

Они учитываются как боеприпасы, однако при наличии в своем составе взрывчатого вещества, функционально предназначенного для производства взрыва и способного к взрыву, будут обладать признаками взрывного устройства. К ним можно будет отнести противопехотную мину и ручную гранату.

Если в ходе рассмотрения дела суд общей юрисдикции установит, что предмет вооружения или метаемого снаряжения содержит в своем составе взрывчатое вещество, предназначенное или способное к взрыву, то незаконные действия следует квалифицировать по ст. 222.1 или ст. 223.1 УК РФ.

Ранее отсутствовало положение с разъяснением признаков состава преступления при незаконном снаряжении патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения или газовому оружию (ч. 4 ст. 223 УК РФ).

С 11 июня под незаконным сбытом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств понимают их безвозвратное отчуждение новому лицу, в результате совершения какой-либо противоправной сделки, исключив из текста положение о том, что эти предметы отчуждаются в собственность иных лиц (п.

10 Постановления № 15). При этом незаконные действия с боеприпасами, огнестрельным оружием и его основными частями не требуют самостоятельной квалификации каждого из незаконных действий по ч. 1-3 ст. 222 или по ст. 222.1 УК РФ.

Если совершены несколько незаконных действий, то они образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 222, ст. 223, ст. 222.1 или ст. 223.1 УК РФ.

Судьи ВС РФ дополнили Постановление № 5 новым разъяснением, согласно которому предметом преступления при хищении или вымогательстве огнестрельного оружия (ст.

226 УК РФ) будет являться в том числе гражданское огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, а также огнестрельное оружие ограниченного поражения (подп. “а” п. 11 Постановления № 15).

Они исходили из того, что указанные виды оружия могут быть предметом преступлений, связанных не только с незаконным приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, но и предметом хищения или вымогательства.

В Постановлении № 15 содержится новое разъяснение, касающееся незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза или государственную границу РФ с государствами – членами этого союза огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (п.

16 Постановления № 15). Если лицо при этом еще и совершит действия, связанные с незаконным оборотом этим предметов, то содеянное подлежит дополнительной квалификации по статье о контрабанде (ст. 226.1 УК РФ, п.

12 Постановления Пленума ВС РФ от 27 апреля 2017 года № 12 “О судебной практике по делам о контрабанде”).

При разработке проекта Постановления № 15 судьи ВС РФ учитывали и принятые ими ранее разъяснения по отдельным вопросам.

В частности, при освобождении лица от уголовной ответственности, в том числе и в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям особенной части УК РФ, не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела или уголовного преследования в таких случаях не влечет за собой реабилитацию лица, совершившего преступление (п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 года № 19 “О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности”). Однако, по словам Алексея Шамова, несмотря на это разъяснение, на практике по делам о преступлениях, связанных с незаконным приобретением боеприпасов, изготовлением взрывчатых веществ и взрывных устройств, возникают соответствующие вопросы. В связи с этим судьи ВС РФ указали, что добровольная сдача огнестрельного оружия и других предметов (ст. 222-223.1 УК РФ) не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела или уголовного преследования не влечет реабилитацию лица, совершившего преступление (подп. “в” п. 17 Постановления № 15).

В Постановлении № 15 также затрагиваются вопросы о малозначительности деяний, выраженные в приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении патронов к огнестрельному оружию, которые относятся в предмету преступления по ст. 222 УК РФ.

Так, суды должны исходить из степени общественной опасности содеянного при решении вопроса о незаконности действий, образующих состав указанного преступления (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Им рекомендовано учитывать такие обстоятельства, как количественные характеристики – хранение нескольких патронов и качественные показатели предмета, мотив и цель, которыми руководствовалось лицо, поведение, предшествующее совершению деяния или в период совершения деяния (п. 18 Постановления).

Кроме того, изъятые и приобщенные к уголовному делу, в том числе конфискованные, гражданское и служебное оружие, а также патроны к нему подлежат передаче в территориальные органы Росгвардии или в органы внутренних дел (п. 19 Постановления).

Источник: https://www.garant.ru/article/1279576/

Преступления, связанные с незаконным оборотом оружия

Наступает ли уголовная ответственность при перевозке нарезного ружья без затвора?

Статья 222 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за такие виды незаконного оборота огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, как незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение. В круг предметов предусмотренного ст. 222 УК РФ преступления включены все виды огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного.

В соответствии со ст. 1 Закона об оружии под огнестрельным оружием понимается оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. Сюда относятся все виды гражданского, служебного и боевого огнестрельного оружия, в которых для производства выстрела используется сила пороховых газов.

Под гражданским огнестрельным оружием имеется в виду оружие самообороны – огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, в том числе с патронами травматического действия, соответствующими нормам Минздрава России, огнестрельное бесствольное оружие отечественного производства с патронами травматического, газового и светозвукового действия, соответствующими нормам Минздрава России; спортивное оружие – огнестрельное с нарезным стволом, огнестрельное гладкоствольное; охотничье оружие – огнестрельное с нарезным стволом, огнестрельное гладкоствольное, огнестрельное комбинированное (ст. 3 Закона об оружии).

К служебному оружию относится оружие, предназначенное для использования должностными лицами государственных органов и работниками юридических лиц, которым законодательством РФ разрешено ношение, хранение и применение указанного оружия в целях самообороны или для исполнения возложенных на них федеральным законом обязанностей по защите жизни и здоровья граждан, собственности, по охране природы и природных ресурсов, ценных и опасных грузов, специальной корреспонденции. К служебному огнестрельному оружию относится огнестрельное гладкоствольное и нарезное короткоствольное оружие отечественного производства с дульной энергией не более 300 Дж, а также огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие (ст. 4 Закона об оружии).

К боевому огнестрельному оружию относится оружие, предназначенное для решения боевых и оперативно-служебных задач, принятое в соответствии с нормативными правовыми актами Правительства РФ на вооружение Минобороны России, ФСБ России и т.д. (ст.

5 Закона об оружии). К основным частям огнестрельного оружия относятся: ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка. Перечень основных частей огнестрельного оружия точно указан в законе и расширительному толкованию не подлежит (ст.

1 Закона об оружии).

Боевыми припасами признаются предметы вооружения и метаемые снаряды, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание.

К категории боеприпасов относятся артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т.п.

независимо oт наличия или отсутствия у них средств взрывания, предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов заводского и самодельного изготовления к различному стрелковому огнестрельному оружию независимо oт калибра.

Под взрывчатыми веществами понимаются химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению – взрыву. К ним относятся тротил, аммониты, пластиты, эластиты, дымный и бездымный порох, твердое ракетное топливо и т.п.

К взрывным устройствам относятся промышленные или самодельные изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор и т.п.). Имитационно-пиротехнические и осветительные средства не относятся к взрывчатым веществам и взрывным устройствам.

Не относятся к огнестрельному оружию, боеприпасам и взрывчатым веществам изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием.

К огнестрельному оружию, боеприпасам и взрывчатым веществам также не относятся газовые, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, сигнальные, осветительные, холостые, газовые, строительно-монтажные, учебные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряды-пули, дроби, картечи и т.п.

) и не предназначенные для поражения цели, а также не содержащие взрывчатых веществ и смесей имитационно-пиротехнические и осветительные средства.

Ответственность наступает за незаконный оборот, хищение либо вымогательство не только годного к функциональному использованию, но и неисправного либо учебного оружия, если оно содержало пригодные для использования комплектующие детали или если лицо имело цель привести его в пригодное состояние и совершило какие-либо действия по реализации этого намерения.

Закон об оружии определяет холодное оружие как оружие, предназначенное для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения.

К холодному оружию относится холодное клинковое оружие (кинжалы; боевые, национальные, охотничьи ножи, являющиеся оружием; штык-ножи; сабли; шашки; мечи и т.п.), иное оружие режущего, колющего, рубящего или смешанного действия (штыки, копья, боевые топоры и т.п.

), а также оружие ударно-раздробляющего действия (кастеты, нунчаки, кистени и т.п.).

Холодным метательным оружием является оружие, предназначенное для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение при помощи мускульной силы человека (метательные ножи и топоры, дротики и т.п.) или механического устройства (луки, арбалеты и т.п.).

Под газовым оружием имеется в виду оружие, предназначенное для временного поражения живой цели путем применения слезоточивых или раздражающих веществ.

В соответствии с Законом об оружии к газовому оружию относятся газовые пистолеты и револьверы, в том числе патроны к ним, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, разрешенными к применению Минздравом России.

Части 1, 2 и 3 статьи 222 УК предусматривают уголовную ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Что же касается газового, холодного и метательного оружия, то в статье 222 УК РФ установлена уголовная ответственность только за его незаконный сбыт. Федеральным законом от 08.12.

03 N 162-ФЗ уголовная ответственность за приобретение и ношение газового, холодного и метательного оружия исключена.

Под незаконным приобретением оружия или других предметов следует понимать их покупку, получение в дар или уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т.п.

Передача оружия может осуществляться путем дарения их другому лицу, продажи, передачи во временное владение (например, для хранения).

Под незаконным сбытом указанных предметов следует понимать их продажу, дарение, обмен, передачу в уплату долга или во временное пользование.

Под незаконным хранением огнестрельного оружия и других указанных предметов имеется в виду нахождение их в помещении, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность.

Перевозка означает перемещение оружия или других предметов с использованием транспортных средств, но не непосредственно при обвиняемом.

Под ношением оружия и других предметов следует понимать их нахождение в одежде или непосредственно на теле обвиняемого, а равно переноска их в сумке, портфеле.

Незаконными должны признаваться действия, совершенные вопреки требованиям, закрепленным в законах и иных нормативных актах.

Закон об оружии устанавливает, что граждане Российской Федерации имеют право на приобретение огнестрельного оружия самообороны, спортивного и охотничьего оружия, газовых пистолетов и револьверов, огнестрельного бесствольного оружия отечественного производства после получения лицензии на приобретение конкретного вида оружия в органах внутренних дел по месту жительства.

Под комплектующими деталями к огнестрельному оружию имеются в виду составные основные и иные части и детали, необходимые для создания такого оружия, пригодного для его использования по назначению.

Под незаконным изготовлением огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, влекущих уголовную ответственность, следует понимать их создание без полученной в установленном порядке лицензии или восстановление утраченных поражающих свойств, а также переделку каких-либо предметов (например, ракетниц, газовых, пневматических, стартовых и строительно-монтажных пистолетов, предметов бытового назначения или спортивного инвентаря), в результате чего они приобретают свойства огнестрельного, газового или холодного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему означает исправление повреждений, починку, замену отдельных изношенных деталей, в том числе частичную или полную разборку оружия, в результате чего оружие или комплектующие детали к нему приобретают свои утраченные свойства.

Закон об оружии и Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации устанавливают, что выдача лицензии (разрешения) на производство (изготовление и ремонт) служебного и гражданского оружия и боеприпасов к нему осуществляется Минэкономразвития России по согласованию с МВД России.

Изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а равно изготовление других видов оружия (кроме газового оружия самообороны в виде аэрозольных упаковок и пневматического оружия), боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств как в заводских условиях, так и кустарным способом без надлежащего разрешения должно признаваться незаконным.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Уголовная ответственность наступает с 16-летнего возраста.

Небрежное хранение огнестрельного оружия

Предметом преступления является огнестрельное оружие, в том числе и гладкоствольное охотничье оружие. Статья 224 УК РФ не предусматривает уголовную ответственность за небрежное хранение боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, газового или холодного оружия.

В статье 224 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за небрежное хранение огнестрельного оружия, которое правомерно находилось у виновного (являлся собственником огнестрельного оружия или имел соответствующее разрешение на хранение, ношение огнестрельного оружия).

Объективная сторона данного преступления выражается в несоблюдении владельцем огнестрельного оружия специально установленных и общепринятых правил хранения оружия, создающих возможность завладения оружием другими лицами.

Правила хранения оружия установлены Законом об оружии и постановлением Правительства РФ от 21.07.98 N 814.

В соответствии с указанными нормативными актами принадлежащее гражданам оружие должно храниться в местах их проживания с соблюдением условий, обеспечивающих его сохранность, безопасность и исключающих доступ к нему посторонних лиц в запирающихся на замок сейфах или металлических шкафах, ящиках из высокопрочных материалов либо в деревянных ящиках, обитых жестью. Нарушение правил хранения оружия может выражаться, например, в оставлении оружия без присмотра, в оставлении оружия в местах, доступных посторонним лицам.

Обязательный признак объективной стороны рассматриваемого преступления – использование огнестрельного оружия лицом, не имеющим на это законного права.

Использование огнестрельного оружия может выражаться в производстве выстрела, повлекшем тяжкие последствия, в совершении преступления и т.п.

Кроме того, обязательным признаком объективной стороны преступления является также наступление тяжких последствий в результате использования огнестрельного оружия другим лицом.

К тяжким последствиям следует относить смерть, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, самоубийство и т.п.

В обязательном порядке следует устанавливать причинную связь между действиями лица, использовавшего небрежно хранившееся оружие, и наступившими последствиями.

Субъективная сторона характеризуется неосторожной формой вины. Субъектом преступления могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста и правомерно владеющие огнестрельным оружием.

Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

Статья 225 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязанностей лицом, которому была поручена охрана не только огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, но и ядерного, химического, биологического или других видов оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения.

Ядерное оружие – это оружие, основанное на использовании внутриядерной энергии, выделяющейся при цепных реакциях деления тяжелых ядер некоторых изотопов урана и плутония или при термоядерных реакциях синтеза легких ядер – изотопов водорода (дейтерия и трития).

Химическим называют оружие, основу которого составляют отравляющие вещества нервно-паралитического, кожно-нарывного, общеядовитого или удушающего действия.

Под биологическим оружием следует понимать оружие, основу поражающего действия которого составляют бактериальные средства, к которым относятся болезнетворные микробы (бактерии, вирусы, грибки) и вырабатываемые некоторыми бактериями яды (токсины).

К другим видам оружия массового поражения может быть отнесено оружие, основанное на качественно новых принципах (например, инфразвуковое, радиологическое, пучковое и другое оружие).

Кроме того, обычные виды оружия при использовании в них качественно новых элементов (например, боеприпасов объемного взрыва) могут по поражающим свойствам приближаться к оружию массового поражения.

Для отнесения того или иного оружия к оружию массового поражения возможно проведение специальных экспертиз.

Книга “Действительный адвокат”         Я.А. Юкша

Источник: http://www.yuksha.ru/prestupleniya-svyazannye-s-nezakonnym-oborotom-oruzhiya

Прав-помощь
Добавить комментарий