Нет больше терпения произволу

Взгляд с Востока: старого Донбасса больше нет

Нет больше терпения произволу
Копірайт зображення Egor Voronov Image caption Здание обладминистрации в Донецке захватили 6 апреля

Есть такая восточная поговорка: “Западная любовь похожа на горячий чайник, поставленный на холодную плиту, а восточная любовь – на холодный чайник на горячей плите”.

Именно это выражение как нельзя лучше подчеркивает пассионарное различие жителей западной и восточной Украины. Донбасс вскипал постепенно, поэтапно и годами наращивал свой протестный потенциал. Терпению, принимаемому многими национально сознательными украинцами за пассивность и рабское мышление, пришел конец. Политический протест медленно, но осознанно перерастает в социальный бунт.

Во времена Евромайдана многие его сторонники говорили мне: “Приезжай на Майдан и посмотри. Здесь не так уж и много националистов. Тут много тех, кто вышел против коррупции, бандитов во власти и произвола. За будущее свое и своих детей”.

Ехать было недалеко, но из общения с этими людьми я понял, что так оно и было. Евромайдан никогда не был однороден. Там были и радикалы, и мирные жители, и анархисты, и социалисты, и бизнесмены, и учителя.

И вот ровно неделю назад пророссийские митингующие заняли здание Донецкой облгосадминистрации и областного совета. И все украинские масс-медиа запестрили цитатами: “Сепаратисты ждут штурма и будут прикрываться женщинами”, “Российские наемники засели в Донецком облсовете”, “Сепаратисты создают свой карго-культ Майдана”.

И при всем при этом тотальная информационная блокада мнения тех, кто находится внутри ДонОГА.

Я решил лично посетить Донецк. Ехать-то всего час. Может там, действительно, уже “вежливые люди” покоряют город миллиона роз.

Дежавю

Как и Киев в январе-феврале, большая часть Донецка продолжает жить своей размеренной, мегаполисной жизнью. Автомобильные пробки, спешащие по делам горожане и выходящие из магазинов с покупками женщины. Разве что сотрудников ГАИ вдоль дороги больше обычного.

А вот возле библиотеки им. Крупской в Донецке картина начала меняться. Забитые машинами автостоянки, снующие туда-сюда с камерами журналисты и прохожие с гвардейскими ленточками на рукавах.

И чем ближе я подходил к ОГА, тем меньше узнавал ее. Из бюрократической цитадели советских времен она превратилась в настоящий повстанческий бастион. Три кольца обороны, колючая проволока, шинные валы и “брусчаточные” стены. И, конечно же, развевающиеся на ветру стяги – советские, российские, белорусские, греческие, Войска донского и Донецкой республики. Много икон.

За оборонными кольцами – импровизированная сцена и информирующие о происходящих событиях в Донбассе спикеры.

Первое, что я услышал, попав к стенам ОГА, было: “Слава шахтерам!”, “Слава металлургам!”, “Слава Донбассу!”.

Вокруг – внимательно слушающие люди совершенно разного социального статуса и профессий. Здесь можно было видеть и шахтеров с угольной пылью вокруг глаз, и учителей, и медиков, спешащих к ОГА с продуктами, и предпринимателей.

Общался со многими. Кто-то поддерживает Россию, кто-то просто против посторанжевых правителей, как Яценюк и Тимошенко, а кто-то за независимый Донбасс.

Мнение о будущем региона у каждого разное, разные аргументы и доводы. Но каждый из них един в одном – он не желает, чтобы его считали “обыдлевшим стадом”. Им надоели упреки, обвинения, злоба и ложь столичных соотечественников. Это люди, говорящие эмоционально, но вполне взвешенно и убежденно. Они хотят быть услышанными властью.

Сепаратистский бутерброд

У меня возникло чувство дежавю. Именно об этом говорили несколько месяцев назад мои знакомые сторонники Майдана – они хотят быть услышанными властью. Мои собеседники у стен ОГА хотели быть услышанными теми, кто хотел быть услышанным властью.

Ровно спустя неделю после вхождения пророссийских протестующих в здание Донецкого облсовета в их среде что-то кардинально изменилось. В разговорах начала появляться социальная риторика.

Претензии не к далекой киевской власти, а, прежде всего, к местным богачам – Таруте, Ахметову, Колесникову, Вишневецкому и даже Нусенкису.

Быть может, оттого, что кроме пророссийских радикалов в стенах ОГА стало больше “леваков”?

Митингующие говорят, что каждый день сюда приезжает много новых людей, некоторые из которых потом едут укреплять блок-посты.

Копірайт зображення Egor Voronov Копірайт зображення Egor Voronov

Двигаюсь дальше – к первому и второму кольцу обороны. Стоят люди в балаклавах, касках и с бейсбольными битами. Контролируют поток входящих и выходящих посетителей. Вглядываются в лица. Глаза уставшие, но не злые.

Палатки, увешанные листовками против НАТО, США И ЕС. Зеваки с фотоаппаратами, носящие дрова защитники и шахтеры в оранжевых касках. Много ли мусора? Нет, не так уж и много. Судя по всему, есть специальный отряд добровольцев, занимающийся очисткой территории.

Пьяные? В самом здании на употребление алкоголя запрет. От тех, кто находятся на улице, иногда идет “запашок”, но как поясняют они сами – для сугреву, ибо на улице идет дождь и ветер пробирает до костей. Слышу выступление со сцены: “А те, кто решит мародерствовать… в ближайших магазинах. Тем лично оторву…”. Инициатива подобного наказания встречена слушающими положительно.

Чем ближе я подходил к самой ОГА, тем больше замечал недоверчивые взгляды людей в балаклавах и масках на мой фотоаппарат. СМИ здесь не любят. Особенно украинские.

Я все же решился зайти в здание администрации и получить разрешение на съемку. Получил. Но снимать можно было только на улице и тех, кто в масках.

Здание кипит, как разворошенный муравейник. Женщин мало – в основном, это медработники и “повары”. Большей частью в здании мужчины, мало напоминающие философствующую интеллигенцию. Здесь же – казаки и молодежь из своеобразных “сотен”. Слишком много ребят 16-18 лет, которым это все очень нравится. Проверяют пропуска, отдыхают, пьют чай.

Кстати, даже я не преминул угоститься сепаратистским бутербродом с чаем. Вкусно.

Донбасс умер. Да здравствует Донбасс!

В протестном движении сложно придумать что-то новое. Как и на Майдане, местные жители приносят протестующим консервацию, свежие продукты, воду, медикаменты, одежду и одеяла.

Кругом бочки, на которых стоят закопченные чайники и котелки. Люди очень устали и напряжены. Говоришь – настороженно прислушиваются, а потом что-то внутри них прорывается, и они начинают горячо говорить о том, что стоят за весь Донбасс и никуда отсюда не уйдут.

Главное слово не “Россия”, а именно “Донбасс”. Если нужно, каждый из них готов умереть за свою землю.

Мне трудно поверить в эту перемену в своих соотечественниках. Еще полгода назад они были простыми обывателями, смотрели телевизор и жаловались на плохие дороги и работу ЖЭКов. Теперь это бойцы.

За пару часов пребывания в стенах ОГА я не встретил ни одного приезжего из России. Мариуполь, Горловка, Дзержинск, Артемовск, Красноармейск. Рядом со мной стояли обычные жители Донбасса. Не киевский средний класс, отгороженный от народа своим особым “достатком”, а простые служащие и рабочие. И, безусловно, здесь много безработных.

Копірайт зображення Egor Voronov Копірайт зображення Egor Voronov

Есть ли в ОГА злые сепаратисты, как об этом говорят столичные СМИ? Я не увидел. Я видел только уставших и убежденных в своей правоте людей, донбассовцев. Людей, которые любят свою землю. Да, немытых. Да, носящих каски и балаклавы. Да, готовящих коктейли Молотова. Людей, готовых стоять до смерти за лучшую жизнь.

В своем идеализме они очень похожи на тех, кто стоял на Майдане в январе-феврале этого года. Они тоже против коррупции, бандитов во власти и бедности.

Весь тот протестный потенциал, который копился все эти годы, наконец-то, вышел наружу. И эти “сепаратисты” уже стоят не за присоединение к России или великого Путина.

Они стоят против неуважения к себе, беззакония, договоров и определения курса страны без их участия.

Я видел армян, греков, украинцев и россиян. Тех, кто осознал себя единой силой, с единой мечтой. Здесь рождается новая нация Юго-Востока. Это не мое мнение, это факт. То, к чему взывал долго Киев – произошло. В жителях Донбасса проснулось чувство гордости… за свой регион и за самих себя.

Покидая “Донецкую республику”, я ощущал самые неоднозначные чувства. ДонОГА всего за неделю превратилась в небольшое государство, где появились свои самоуправленческие законы, свое гражданско-сознательное население и свое видение будущего Донбасса, в котором все меньше места остается олигархам и влиянию Киева.

Каковы будут итоги этого протеста? Побывав в нынешнем ДонОГА, – я не уверен. Может повториться судьба Майдана, может повториться путь Крыма, а может возникнуть свой… “сценарий”.

Старого Донбасса, каким мы его знали – пассивным, терпимым и всепонимающим, больше нет. Донбасс рождается заново. Каким? Это решать нам с вами.

Копірайт зображення Egor Voronov

Источник: https://www.bbc.com/ukrainian/ukraine_in_russian/2014/04/140414_ru_s_voronov_donbass

Статусы о терпении

Нет больше терпения произволу

Статусы, цитаты, высказывания и стихи о терпении при достижении цели, об отношениях между людьми в моменты гнева.

Терпение – прекрасное чувство, но жизнь слишком коротка, чтобы терпеть.

Зульнора 28 Августа 2015

Доводя оппонента до точки кипения, Посмотрите, как он накаляется. Испарится терпение и самомнение…

Воспитание не испаряется!

✅ Ну, погоди! 17 Декабря 2016

У меня терпения вагон и маленькая тележка, но… Если тележка оторвётся, то вагоном так навернёт… Мало не покажется!..

Терпение

Учись терпеть до смертной боли, До помутнения в мозгу. И в этой сути, в этой соли, Частичку жизни сберегу. В борьбе с неугомонной смертью Лишь жизнь окажется права. Ты посмотри как стойко терпит Неистребимая трава. Её топтали и косили, Сушило зноем, жгло огнём. Она жива и снова в силе, И веселит погожим днём. В траве упрятано терпенье, Терпенье солнца и земли. Ветров змеиное шипенье, Дождей спасительный полив. Она прорвётся сквозь ступени, Пробьёт росток в горах, в степи. Воспрянет в яростном терпеньи,

И ты терпи, терпи, терпи.

Руслан Гараев 15 Июля 2019

Терпение – ключ ко всему.

Эрик Шарипов 4 Апреля 2018 Муса (Моисей) сказал своему народу: «Просите помощи у Аллаха и терпите. Воистину, земля принадлежит Аллаху. Он дарует ее в наследие тому из Своих рабов, кому пожелает, и благой конец уготован богобоязненным».
Коран 7:128

Я из тех, кто долго терпит, долго ждет, переживает и на что-то надеется. А потом, без всяких объяснений, уходит, отключает телефон и никогда больше ему не ответит.

Терпение

Сила без терпения выжить не поможет, Сила без терпения, изнутри сожжёт. Гонит нас желание, душу нашу гложет, И нас торопливость, нашей силой бьёт. Жизнь, как враг коварный, не простит промашек. Тех, что не желая, в спешке совершим. За ошибки совесть после нас накажет, И мы что-то вспомнив, от стыда горим. Сила без терпения и контроля совести, Станет произволом, в мир прибавив зла. Ведь никто с рождения не бывает сволочью, Сила бесконтрольная, стать ей помогла. Запасясь терпением, в жизни всё сумеем, Ну а силу совесть, нам в душе найдёт. И подскажет сердце, нужные нам двери, А за ними счастье и любовь нас ждёт. Капелька за капелькой камень твёрдый точит, Не спешит, терпения ей не занимать. Терпеливый сможет всё — всё что он захочет,

Только совесть должен, он не забывать.

Смелость и терпение

Ты хочешь изменить судьбу? Меняй! Будь смелым, твёрдо верь, что всё возможно. Ни на кого при этом не пеняй; Канон свободы воли – непреложный. А если невозможно? То смирись! И наберись терпения и веры. Будь мудрым. Просто Богу помолись, И за урок благодари без меры. Учись с любовью каждого встречать. И отпускать без слёз, без сожаленья. Ведь главное – уменье различать,

Где требуется смелость, где терпенье.

Любитель Стихов 12 Октября 2014 Учусь терпеть… учусь терять… И при любой житейской стуже… Учусь с улыбкой повторять:

Прорвусь! Бывало и похуже…

Терпение

Сколько ж терпения нужно, чтоб жить С ненаделённым терпеньем. Сложно, когда не умеют любить, Это считая уменьем. Проще простого ценить лишь себя, Думая, что уникален. Это не стыдно, когда веришь зря.

Стыдно, когда сердце – камень.

Терпение, только терпение

Терпение, только терпение Спасет и подарит удачу! Услышат веселое пение, Когда я душою заплАчу, Увидят лицо безмятежное Над злостью и тяжестью мыслей, Движения легкие, нежные – Не руки, что в горе повисли… И ровным обыденным голосом Мой крик бесконечный родится. На всякие черные полосы Сверхвыдержка так пригодится! Глаза только выдадут многое… В них бури бушуют столетий, Там быстрые реки с порогами, НескАзанный груз междометий… Печаль на слезе неизбывная, Усталость и цепь безразличий, Горячему сердцу противные, Но те, что с остудой граничат. Терпение – ценность великая! Пусть камень послужит примером. Какой бы беды не накликали,

Останься безмолвным и серым…

Хулиганка 12 Февраля 2015

Мой характер могут терпеть только те, кто меня поистине любит. Поэтому если при малейшей ссоре вы уходите, значит вы — не моё.

4 Октября 2011

Имеющие терпение способны создавать шелк из листьев и мед из розовых лепестков.

Хулиганка 12 Октября 2015

Терплю долго… Посылаю навсегда!

Терпение

Уходя – уходи! Не оглядывайся! Богородице Дево – радуйся! Свет благой впереди – спасение! Корень благ, добродетель – терпение… Сил на зло и на гнев – не растрачивай! Отпусти! – всё вернётся с отдачею. Дух святой сокрушить – невозможное! Огради свою душу от ложного… Суета, беспокойство – бессмысленны! Только время приблизит нас к истине… Мир других на пути – отражение!

Двери все открывает терпение…

Источник: https://millionstatusov.ru/statusy/terpenie/page-2.html

Либерализация? Пока не похоже

Нет больше терпения произволу
Сергей Шелин

Обозреватель
ИА «Росбалт»

Естественная радость от того, что ни в чем не повинный человек не будет посажен на двадцать лет и отделается лишь избиениями, запугиваниями и краткосрочным домашним арестом, переходит у части наших интеллектуалов в ожидание некой эры милосердия и либеральных перемен, которые система, почувствовав на себе силу общественности, теперь волей-неволей должна осуществить.

Мне будет приятно ошибиться, но, по-моему, предпосылок к этому мало. По крайней мере, по состоянию на сегодня.

Говорят о последней капле произвола, после которой общественное терпение вроде бы лопнуло раз и навсегда.

Но легко видеть, что это терпение вполне сохраняет свою силу на других участках.

Только что навальнист Леонид Волков, отбывший административный арест за неправильную организацию протестов против пенсионной реформы в сентябре 2018-го, тут же получил следующие 15 суток за те же самые протесты, прошедшие в тот же день, но в другом городе. И говорят, что это лишь начало сериала — ведь акция захватила тогда много городов. Ничто не мешает выписывать Волкову за нее все новые и новые аресты.

Суд по аресту журналиста Ивана Голунова: Хроника

По абсурдности это вряд ли слабее, чем попытка обвинить журналиста-расследователя в том, что он по совместительству наркодилер. Однако масштабы и энергия, с которой заступаются за Волкова, совсем другие.

Одна из причин очевидна. Волкову не грозит огромный срок. Но коалиция в его защиту слаба не только поэтому.

В «деле» Голунова соединились две редкие вещи.

Во-первых, с самого начала часть высшего начальства, и особенно в президентской администрации, не видела смысла поощрять расправу.

Во-вторых, и тоже с самого начала, круг протестующих вовсе не ограничился людьми из оппозиционно-либерального слоя.

Это был профессиональный протест буквально всех журналистов, в том числе редакций, только что запросто увольнявших коллег по сигналу владельцев. И одновременно — возмущение множества публичных фигур лоялистского толка.

Исключениями стали телеагитаторы и персонал псевдожурналистских учреждений. Эти вели себя как всегда. Часть из них, уловив сигналы сверху, позднее сменила фронт. Но это как раз никакой роли в событиях уже не сыграло. А вот возражения людей, обычно аккуратных и послушных, значение имели.

Та часть нашего интеллектуального сообщества, которая привыкла не просто бездействовать, а еще и подводить под свое бездействие высокоморальную базу, радостно перечисляет более или менее одиозные фамилии заступников, дабы убедить других, а еще больше самих себя, в фальшивости протеста.

Общее дело

Казалось бы, если условная Тина Канделаки говорит, что дважды два четыре, не стоит кричать: «Нет, пять!» Возможно, многие лоялистские заступники Голунова действительно хотят улучшить свой имидж. Но не менее вероятно, что они просто хотят защитить от произвола самих себя.

Ведь Иван Голунов — не оппозиционер. Его расследования бьют по особо криминализованным звеньям госмашины, в том числе и охранительной, однако вовсе не дают этой машине в целом повода считать его врагом, в каковые она записывает любого политического активиста, который ей не подчиняется.

Голунов — не политактивист. Заступничество за него — не «политика», и поэтому было вполне приемлемо для лоялистов. Притом его имя, как и журналистские заслуги, достаточно известны, что усиливает мобилизующий эффект.

И расправу над ним самочинно устроили хоть и важные, но не самые главные люди. Высочайшее утверждение их самоуправства не выглядит заранее гарантированным.

А его масштабы, при бездарной к тому же организации, поражают дикостью исполнения и жестокостью намерений.

Схожая по старту атака на Александра Шварева, журналиста-расследователя «Росбалта», сопровождалась во время обыска рассуждениями сотрудников МВД — мол, обнаружение наркотиков в его квартире их не удивило бы. Не исключено, они сейчас благословляют судьбу за то, что эти соображения так и остались мыслями вслух.

Не рассчитывайте на милость МВД в «деле Голунова»

А планировщики расправы с Иваном Голуновым не побоялись пойти до конца. Не обратили внимания и на то, что их акция даже по календарным причинам неизбежно становилась общенациональным событием, заслонив собой финал ПМЭФа и окончательно испортив это малоудачное, приевшееся публике, но весомое для вождя мероприятие.

Именно единовременное соединение стольких обстоятельств и породило такую широкую коалицию недовольных. Притом поддержанную сверху, что в данном случае принципиально важно.

Возможно ли ее сохранение после освобождения Голунова?

Нет, невозможно. Эта коалиция исчезнет, лишь только речь зайдет о том, что начальство с ужасом называет «политикой» и «борьбой за власть», т. е.

о любых публичных требованиях выправить курс или отменить решения, принятые не по беспределу, как с Голуновым, а как бы в рамках официальных полномочий. Как это было, к примеру, с собором в екатеринбургском сквере. Такое не может вызвать в верхах ни малейшего сочувствия.

Со всеми вытекающими последствиями для рядовых интересантов и немедленным отпадением большинства лоялистов. Свежих примеров полно.

В истории с упомянутым сквером начальство хоть и слегка отступило перед разозленными массами, но все равно пытается оставить вопрос о месте для собора открытым, а дела против участников «беспорядков» возбуждаются бесперебойно.

Какие-то административные маневры вокруг мусорного полигона в Шиесе, может быть, и происходят, но удары по активистам с каждой неделей только усиливаются.

Повод больше не важен

В Петербурге разогнали согласованное первомайское шествие оппозиции, а безоговорочно мирные его организаторы были побиты и попали под арест.

Степень покладистости и открытости к переменам северностоличной номенклатуры можно было оценить во время визита в местное законодательное собрание городского омбудсмена, который пришел пожаловаться на произошедшее. Если это была не обструкция, то я не знаю, что такое обструкция.

В смысле отношений с общественностью нынешний год складывается неудачно для властей. Но хотя неприятности с народом пару раз заставили их кое в чем сдать назад, однако ничуть не настроили на конструктивный лад. После каждой микроуступки они осыпают беспорядочными ударами тех, кто их вынудил ее сделать. Чтобы не вообразили, будто отступление — это пролог к диалогу.

Станет ли таким прологом освобождение Ивана Голунова? Для диалога нужны стороны. Есть ли общая повестка у победоносной коалиции защитников пострадавшего? Есть. Убедить охранителей, что госмашина не всегда закроет собой их приватный бизнес, и что вообще пора приличнее вести себя с людьми, которые не поднимают руку на режим. Во всем остальном эти люди расходятся.

Если такая программа хоть частично исполнится, что далеко не гарантированно, это станет каким-никаким, но шагом вперед. А дальше? Дальше сегодняшняя коалиция исчезнет, оставив после себя воспоминания, которые со временем пригодятся.

Сергей Шелин

Источник: https://www.rosbalt.ru/blogs/2019/06/11/1786401.html

Прошел месяц со дня ареста активистов арт-группы “Война” Олега Воротникова и Леонида Николаева. Их обвиняют в организации акции “Дворцовый переворот”. В защиту арестованных выступила группа российских интеллектуалов. Музыкальный критик Артемий Троицкий, искусствовед Андрей Ерофеев, издатель Александр Иванов, журналист Андрей Лошак, совладелец книжного магазина “Фаланстер” Борис Куприянов, художники Александр Косолапов и Олег Кулик призывают освободить Воротникова и Николаева.

18 декабря на Пушкинской площади пройдет митинг в поддержу группы “Война”.

Знаменитый британский художник Бэнкси провел аукцион своих работ и вырученную сумму – примерно 4.4 миллиона рублей – намерен передать “Войне”.

Рассказывает активист “Войны” Наталья Сокол (псевдоним в группе – Козленок), жена Олега Воротникова. Она была задержана 15 ноября, выпущена на свободу и теперь находится на нелегальном положении, опасаясь повторного ареста.

– Как идет следствие? Обвинение прежнее – хулиганство?

– “Хулиганская” позиция следствия была выработана еще до ареста наших художников. Дознаватель и следователи продолжают притягивать за уши статью 213 уголовного кодекса. Ничего нового за это время они не придумали. При этом у них по-прежнему нет никаких прямых доказательств участия Лени и Олега в “Дворцовом перевороте” и нет оснований держать их за решеткой. На допросах выпытывали информацию о составе группы, обо мне и об Алексее Плуцере-Сарно. Также “пытали” по ряду публикаций и интервью в интернете. Им необходимы подтверждения мотивов ненависти и розни к несуществующей социальной группе “милиция” в акциях группы.

– Свидетелей вызывают на допросы?

– Насколько мне известно, с момента задержания Лени и Олега новых свидетелей в деле не появилось. Второго декабря была допрошена мать Олега, которая приезжала к нему на свидание. Дознаватель шантажировал мать разрешением на свидание с сыном, предлагал ей пройти тест на детекторе лжи. В итоге в день допроса свидание так и не разрешил, родителям пришлось ожидать еще сутки, прежде чем им было позволено увидеть сына.

– Есть ли связь с арестованными? В каких условиях их содержат?

– Контакт с Леней и Олегом я поддерживаю через адвокатов. Надо отметить, что в последние дни в тюрьме ужесточили условия и не позволяют передавать ребятам некоторые статьи и материалы. Их периодически переводят в разные камеры.

При поступлении в СИЗО “Лебедевка” они содержались в камерах по 4 человека, через несколько дней их переводили в камеры по 6 человек, потом переведут в общие – по 12 и больше.

Леня передал на волю письмо своего сокамерника, которого собираются без суда депортировать в Белоруссию по ложному обвинению. Наши друзья из “Новой газеты” это письмо опубликовали, я надеюсь, что с сокамерником уже связались правозащитники. Мой супруг Олег очень скучает по сыну Касперу.

Кроме этого, у него проблемы с невылеченными зубами, но в СИЗО зубы не лечат, а только их вырывают. Ходатайство адвоката Олега о зубной помощи до сих пор не удовлетворено.

Я думаю, что арест “Войны” – это проверка арт-сообщества на честность, а может быть даже и на верность– Что говорят адвокаты о перспективах дела?– Адвокаты не берутся делать прогнозы до получения полной информации о расследовании. Ее следствие предоставит адвокатам только непосредственно перед судом. Адвокаты полагают, что, возможно, добавят и 282-ю статью – “разжигание ненависти и вражды в отношении определенной социальной группы”, а 213-ю статью пункт “б”, ч.1 переквалифицируют по 2-й части – “особо тяжкое преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору”.

– Вы были задержаны вместе с Олегом и Леонидом 15 ноября, при обыске были изъяты все ваши документы, в том числе и паспорт. Вернули их?

– Документы мне не вернули. Юристу, который по моей просьбе обращался к дознавателю, тот ответил, чтобы я сама являлась к нему на прием и забирала документы. Думаю, они хотят меня арестовать, после чего продлить всем содержание в СИЗО. Адвокат моего супруга сказала, что дознаватель планирует привлечь меня к делу по результатам портретной экспертизы, которая сейчас проводится следствием.


– Стало быть, опасность для вас и других членов группы остается?

– Да, безусловно, остается. Я не чувствую себя защищенной законом, мои конституционные права и свободы уже были нарушены 15-го ноября, когда сотрудники центра “Э” изъяли все мои документы. Олега и Леню задержали также незаконно – ордера на арест у центра “Э” не было. Их сейчас держат в следственном изоляторе без каких-либо оснований, про мое местонахождение и моего сына дознаватель спрашивал и Олега, и его мать.

– Следите ли вы за дискуссией, идущей вокруг “Войны”? Полемика в арт-сообществе очень бурная.

– Я думаю, что арест “Войны” – это проверка арт-сообщества на честность, а может быть даже и на верность. У меня нет сейчас времени, чтобы читать все статьи, но из того, что я видела, – рассуждения на тему, искусством все-таки занимается “Война” или нет, художники мы или хулиганы – мне стало понятно, кто на самом деле из них художник, а кто нет. Как правильно сказала Таня Арзамасова из группы АЕС – “группа “Война” – это лучший тест на мразь!” Ненависть к нам есть в одних оценках, зависть – в других. Сама постановка вопроса – “насколько группа Война является искусством?” – глупейшая. Главное в другом! Нужно осознать, что в России больше нет закона, суда, прав человека, свободы и даже человека. И диалога государства с народом, а тем более с художниками тоже нет. И это самая главная проблема, а не то, что они там обсуждают.Нужно отбросить условности и шаблоны и делать акции от чистого сердца, тогда от них будет польза, они будут настоящей поддержкой
– У вас тысячи сторонников, развернута большая общественная кампания в вашу поддержку. Какие акции готовятся?– Защитники “Войны” готовят много разных акций в поддержку арестованных художников. Первое время они обращались к нам за советами – как и что сделать, спрашивали разрешения. На что мы им отвечали – берите все в свои руки и действуйте! Только так, самостоятельно, без оглядки на кого бы то ни было, можно побороть произвол в нашей стране. Нужно отбросить условности и шаблоны и делать акции от чистого сердца, тогда от них будет польза, они будут настоящей поддержкой. 18 декабря инициативная группа “Свободу Войне!” проведет митинг в поддержку Олега и Лени в 3 часа на Пушкинской площади. Во время акции все желающие будут приниматься в почетные члены арт-группы “Война”.

– В вашу поддержку высказался Бэнкси. Откуда он узнал о вас? Был ли у группы контакт с ним прежде?

– “Война” с большим уважением относилась к творчеству великого уличного художника, но мы не были лично знакомы и не переписывались. После ареста наших художников Бэнкси написал мне письмо со словами поддержки и предложением помощи. Оказывается, он все это время с интересом следил за нашими акциями. Его шокировало сообщение на радио ВВС об аресте активистов. Тогда он принял решение поддержать нас материально и сейчас намерен продолжать помогать с поиском адвокатов для меня, а также хочет быть в курсе дела и дальнейшей судьбы ребят. Мы очень благодарны Бэнкси за его поддержку. Но нужно понимать, что деньги от Бэнкси пока еще не переведены, в Россию довольно сложно перевести средства, учитывая наше нелегальное положение. Возможно, на это уйдет много времени. Поэтому нам очень важна поддержка тех, кто сейчас переводит деньги для оплаты продуктов, книг и одежды для Лени и Олега.

– Была ли у вас возможность поблагодарить Бэнкси и обсудить с ним проблемы “Войны”?

– Я продолжаю сейчас поддерживать переписку с Бэнкси, и мы обсуждаем ситуацию в России. Ему, например, было интересно узнать о положении заключенных в российских тюрьмах, о цензуре на передаваемую заключенным литературу, о содержании в общих камерах. Он находится в недоумении по поводу изъятия сотрудниками центра “Э” моих документов и надеется, что адвокаты помогут решить эту проблему.

– Готовит ли “Война” новые акции или до освобождения Олега и Лени деятельность группы приостановлена?

– Мы не можем терпеть произвол вокруг себя. В разработке у нас уже есть множество акций. И сейчас продолжается их подготовка. Активисты группы “Война” всегда готовы к бою. Но мы не любим попусту болтать языком. Говорить о конкретных планах пока еще рано, но замолкать навсегда мы не намерены. Скоро вы увидите новые акции бессмертной и непобедимой “Войны”!

Слушайте аудиоверсию интервью в программе “Итоги недели”.

Источник: https://www.svoboda.org/a/2251924.html

«Поддержать тех, кто в тюрьмах»

Нет больше терпения произволу

ср, 12 июня 2019 21:49:00

https://novayagazeta.ru/articles/2019/06/12/80869-podderzhat-teh-kto-v-tyurmah

Сооснователь, издатель и редактор издательства
«Corpus»

— Мне кажется, что после вчерашнего (когда стало окончательно известно, что марш не согласован, и Ивана Голунова отпустили. — Прим. «Новой») каждый решает сам идти или не идти. Невозможно осуждать за то, что придут, и за то, что не придут.

Мы все страшно рады, что Ивана отпустили, но меня неприятно поразило заявление главных редакторов «Медузы» и других изданий, которое в сущности звучало как «Всем спасибо, все свободны».

Мне кажется, что это огромное неуважение к людям, которые впервые за долгое время проявили такую невероятную солидарность и были исполнены решимости выдрать Ивана из этой пасти, и выдрали.

Реакция общества была потрясающей, давно такого не было.

При этом вчера был суд над «Новым величием», и люди, которые там были, писали, что там звучала абсолютно сталинская лексика и сталинские формулировки в этих обвинениях.

Эта общая солидарность, чувство плеча и прочее не могут так пропасть. Поэтому, мне кажется, что люди, которые чувствуют так же, как я, сегодня выйдут. Вопрос — сколько нас?

Я вышла из чувства солидарности с теми, кто страдает, страдал, уже погиб из-за этой власти. А кроме того, мне кажется, что нельзя пропустить такой момент, когда люди продвинулись. После истории с Голуновым граница гражданского терпения, общественного терпения сместилась. Она передвинулась. Нельзя опять сдать назад. Нельзя сдать и сдаться.

— Ко мне подошел полицейский, пробубнил свое имя, я не услышала даже. Сказал, что здесь будет акция несогласованная, что он делает мне предупреждение. Это так мило.

Я выходила к Петровке, 38 не за Ваню, а за всех ребят, которые пострадали от сфабрикованных дел, подброшенных наркотиков, думаю, что статистика гораздо больше, чем мы можем себе представить. У меня есть знакомые, которым тоже подкидывали наркотики, и у одной моей знакомой будет суд в понедельник.

За Ваню вышли, молодцы. А не за Ваню — выйдут вообще? Это большой вопрос.

— В памяти всплывают Титиев, Волков, Голубев. Имен, если посмотреть на «Медиазону», — тысячи. Это видно, что нарисованные дела. Я за этим слежу с тех пор, как Владимир Владимирович к власти пришел. Это же не только Голунов, это вопрос о том беспределе, который творится, о той системе, которая выстроена.

Эту систему все равно кто-то построил: суды, которые по выдуманным делам пишут приговоры под копирочку. Сам факт, что мы идем вместе, что каждый из нас не один, не сам по себе — это уже хорошо.

переводчик

— Вы знаете, свершилось чудо, Мордор вчера отступил на один шаг, но это всего лишь один шаг, и мы сегодня должны выйти, потому что много людей сидит по этой статье. Посадил Голунова не Кремль, а силовики средней руки московские. Поэтому они их так сдают легко. Нужно, чтобы не было ажиотажа перед «Прямой линией», хотя им давно уже на все наплевать.

Мы сегодня выходим за всех нас. Мы живем в полицейском государстве, и дальше будет хуже. Они закроют и , и , мы должны показать свою солидарность хотя бы так.

Было бы хорошо, если бы мы сегодня шли с портретами всех людей, которые сидят по 228. За всех нас.

студентка, учится в Голландии, 19 лет, пришла c другом, оба в футболках «Я/Мы Иван Голунов»

— Я знаю людей, которым тоже подкинули наркотики по 228.  И когда это так срезонировало с Голуновым, я очень обрадовалась, что случилась общественная реакция. Мне кажется, что сейчас выйти на улицу, это единственный способ вне интернета что-то показать.

Я хочу сказать, что правоприменение в России не учитывает права и свободы человека, и что у нас произвол власти. Что 228-я статья нуждается в пересмотре.
 

математик, 70 лет

— Я приходил в 91-м, приходил в 89-м,  и сегодня пришел. Но сейчас мы живем в цивилизованном обществе. Те клопы, которые на Россию насели, они цивилизованные, в отличие от тех, которые в 90-е убивали.

У меня внук, вот как эти ребята здесь, двадцатилетние. Я пришел, чтобы быть среди этих людей, просто чтобы потолкаться здесь. Сейчас поднимается энергия. Вокруг меня люди — и это главное. Я вышел за людей.
 

бухгалтер

— Мы пришли поддержать тех, кто находится в тюрьмах по 228-й статье.

Этот протест в защиту Голунова закончился благоприятно, его отпустили. Но в обществе есть проблемы, связанные с этой статьей. Мы обсуждали это на работе, и каждый вспомнил такую ситуацию, когда подбрасывали.

Приходилось или платить большие деньги, или вызванивать знакомых в органах, или собирать подписи. Слава Богу, не в тюрьме эти случаи, но их много по стране — тех, кто в тюрьме.

программист, 38 лет

— Я пришел ради освобождения всех политзаключенных. В частности Леонида Волкова, Анастасии Шевченко, всех по делу «Нового величия» и «Сети» (запрещена в РФ. — Ред.), защитников Шиеса и прочих.

Я регулярно бываю на митингах, но это дело Голунова явилось катализатором. В некотором смысле испытываю воодушевление, потому что наконец лед тронулся.

бывший педагог

— Мне радостно что здесь много молодежи, за свое будущее надо стоять. А я пришла за будущее своих внуков. «Эхо Москвы» я регулярно слушаю, я более-менее в курсе.

Это протест против незаконного задержания Ивана, его отпустили, но не наказали тех, кто в этом виноват.

К сожалению, внучка у меня не ходит, она не политизированная, поэтому я за нее хожу. Хорошо, что не жарко, хорошо, что не бьют, я у них (у полиции. – Ред.) спросила, они сказали, что не будут бабусек бить.

во время разговора к нему подходят полицейские и уводят в автозак

— Для меня дело Голунова не закрыто. Я хочу увидеть людей, которые, служа государству, при погонах, подбрасывают наркотики, я хочу знать, кто это заказал. То, что Колокольцев выступил вчера, сказал, что написал ходатайство, чтобы двух генералов сняли — не устал он писать?

А потом я увижу, что они в другом округе тоже генералы. А почему они не на нарах? Я хочу, чтобы по телевизору их показали, как они в зале суда сидят, в клетке.

журналист

— Я журналист, но вышла сюда не как журналист. Я считаю, что то, что Ваню отпустили, это безусловно хорошо, но тысячи людей сидят по сфабрикованным таким же гнилым обвинениям. И раз сейчас появился запрос в обществе на пересмотр этой ситуации, мы должны сплотиться и вытащить как можно больше невиновных людей. Я думаю, что власть слышит нас, но нет гарантии, что они будут действовать.

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

голунов, москва, несогласованные акции, протестыВы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/06/12/80869-podderzhat-teh-kto-v-tyurmah?print=true

Прав-помощь
Добавить комментарий