Оформление земли на одного, а дома другого человека

Приобрели здание, а земля принадлежит другому владельцу: какие проблемы возникают при покупке недвижимости

Оформление земли на одного,  а дома другого человека

Государство приняло ряд мер по либерализации бизнеса в стране. Зарегистрировать ИП, работать теперь значительно проще. Стало намного меньше бумажной волокиты, отчетов, а проверяющие вместо внушительных штрафов все чаще дают советы и подсказки.

И все же отдельные вопросы нет-нет, да и ставят в тупик как бизнесменов, так и управленцев. Приходится тратить драгоценное время, чтобы найти выход, казалось бы, из совсем простой ситуации.

Земля раздора

Могилевчанка Наталья Воронкова, индивидуальный предприниматель, приобрела на аукционе капитальное строение общей площадью 639,9 «квадратов», внесла за него немалую сумму – более 150 тысяч рублей. После этого в течение двух месяцев сделку требовалось зарегистрировать в кадастровом агентстве.

Казалось бы, очень простая процедура – подавай документы, получай их обратно и пользуйся своим приобретением на законных основаниях. Но в регистрации Наталье отказали, причем дважды. Тогда девушка попросила представлять свои интересы отца – Владимира Воронкова, бизнесмена с большим опытом, и профессионального юриста Игоря Ткачева.

Начались хождения по инстанциям, длившиеся почти полгода. Как вообще такое стало возможно?

Здание, проданное с аукциона, изъяли у местного закрытого акционерного общества за неуплату налогов. Правда, на земельном участке, на котором оно расположено, есть и другая постройка, по-прежнему принадлежащая ЗАО.

Зарегистрировать купленное с аукциона здание без земельного участка, необходимого для его обслуживания, невозможно – ведь нужны подъезды и подходы.

Однако руководитель ЗАО, прежний хозяин здания, в распоряжении которого раньше находился весь земельный участок, стал всячески препятствовать регистрации перехода права собственности, отказался подписывать документы, согласно которым победителю аукциона предоставлялось право арендовать долю земельного участка.

Предприниматель Владимир Воронков на руководителя ЗАО, кстати, не обижается. Дескать, есть у него возможность портить жизнь новому собственнику здания, он ею и пользуется. Бизнесмена больше волнует другое.

В частности, какое вообще отношение к оформлению сделки может иметь прежний владелец строения, утративший на него право и в аукционе не участвовавший? И почему процесс оформления недвижимости по-прежнему достаточно сложен и громоздок, а успех во многом зависит от человеческого фактора: хочу подпишу документ, хочу – нет?

Исполняющая обязанности заместителя директора Могилевского агентства по государственной регистрации и земельному кадастру Алеся Медюхо поделилась некоторыми особенностями своей работы:

– Мы осуществляем государственную регистрацию в установленном порядке: действует принцип единства судьбы участка и расположенного на нем капитального строения, то есть одновременно регистрируется право на здание и землю, выполнить эти процедуры по отдельности невозможно.

Существуют делимые и неделимые земельные участки, в нашем случае – неделимый. Прежний и новый владельцы здания должны были договориться и одновременно оформить правоустанавливающие документы на его долевую аренду.

Но руководитель ЗАО под различными предлогами отказывался ставить свою подпись, тем самым мешая победителю аукциона зарегистрировать право собственности, начать использовать здание.

Теперь вернемся к аукциону, который прошел 23 ноября прошлого года, его организатором выступил могилевский филиал Института недвижимости и оценки. Но как получилось, что на продажу выставили капитальное строение фактически без земельного участка? Ведь специалистам по недвижимости изначально было понятно, с какими трудностями впоследствии может столкнуться добросовестный покупатель.

Гарантия на участок

Исполняющий обязанности директора филиала Надежда Иванова не скрывает:

– Такие сложности у победителей торгов возникают довольно часто. Но мы на местном уровне ничего изменить не сможем, нужно совершенствовать законодательство. Мы же принимаем документы для проведения аукционов от Департамента по гуманитарной деятельности согласно перечню, в котором пока, к сожалению, нет пункта о предварительном регулировании земельных отношений.

Как известно, требовать дополнительные документы мы не имеем права – за это предусмотрена ответственность. Но делаем все, что в наших силах – заранее предупреждаем участников аукционов под роспись, что отдельный земельный участок для обслуживания того или иного капитального строения не сформирован и будет выделяться после покупки здания в соответствии с законом.

Надежда Иванова предлагает и выход из ситуации: сегодня землеустроительная служба горисполкома перед началом аукциона выдает справки о делимости или неделимости земельных участков, на которых расположены капитальные строения.

А следовало бы оформлять не справку, а письменную гарантию, что победителю аукциона будет предоставлен хотя бы минимальный земельный участок. Давно пора повернуться лицом к добросовестным покупателям капитальных строений.

Ведь бизнесмены, приобретающие с аукционов здания, способствуют тому, что недвижимость не пустует, не ветшает, они существенно пополняют казну, создают новые производства.

Два пути решения

Бизнесмен Владимир Воронков вспоминает:

– Еще в 2010 году у меня возникла аналогичная ситуация. Тогда я тоже выкупил здание с аукциона, оно располагалось на неделимом участке вместе с другими строениями – всего у земли должно было стать четыре арендатора.

Но один из владельцев недвижимости отказался подписывать договор общего долевого права на аренду участка. Хорошо еще, в то время иногда регистрировали постройки без земли, и в моем случае это было сделано, а участок так и повис в воздухе, остался неоформленным.

Неужели государству лишними были бы арендная плата, земельные налоги? Ставил я вопрос перед службами, занимающимися землеотведением, о внесении поправок в законодательство, но их работники ответили, что им это не нужно – и так нормально.

И действительно, за восемь лет, можно считать, ничего не изменилось. Неудивительно, что многие мои знакомые бизнесмены опасаются приобретать с аукционов недвижимость.

А вот по мнению начальника землеустроительной службы Могилевского горисполкома Валентины Путро, подобные ситуации возникают не так уж часто и решать их можно, не внося поправок в законодательство. Есть даже два пути: первый – понуждение к совершению действий через суд. То есть в судебном порядке заставить несговорчивого арендатора поставить свою подпись на договоре.

Но, согласитесь, это довольно сложно и хлопотно: человек может скрываться, не являться на заседания. Есть и второй путь: горисполком волевым решением прекращает право постоянного пользования землей прежним владельцем здания и выдает на руки каждому собственнику недвижимости – прежнему и новому – отдельный договор аренды на долю в земельном участке.

Именно это на днях и произошло: индивидуальный предприниматель Наталья Воронкова все же сумела зарегистрировать свою недвижимость в кадастровом агентстве, получив, наконец, в горисполкоме отдельный договор аренды доли в неделимом земельном участке.

Но горечь все равно осталась: ведь все продолжительное время, затраченное на хождения по кабинетам, недвижимость могла бы уже приносить доходы своей хозяйке. А кто компенсирует время и нервы?

Прямая речь

Геннадий Михолап, адвокат:

– Вопросы устранения препятствий пользования собственностью обычно решаются долго, к тому же это весьма затратно. Сотрудники различных государственных служб в своей работе всегда руководствуются законами.

Было бы очень удобно для участников аукционов, если бы закон предписывал их организаторам заранее определять границы участка к выставляемому на торги зданию. Конечно, сначала нужно решить, за чей счет будут формироваться, вычленяться земельные участки.

Думаю, было бы вполне логично оформлять все необходимые документы за счет победителя аукциона. Такой порядок мог бы снять все проблемы с регистрацией капитальных строений.

Ирина Менделева, «Рэспублiка», 14 июня 2018 г.

Источник: http://pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2018/june/29252/

Земля следует за домом, а дом следует за землей?

Оформление земли на одного,  а дома другого человека

Вопрос о том, чьи права приоритетнее: собственника земельного участка или собственника недвижимости, расположенной на земельном участке, сегодня более чем актуален.

От ответа на него подчас зависит, состоится ли сделка по приобретению объекта недвижимости и/или земельного участка. Несмотря на значимость вопроса, он не имеет однозначного ответа.

На практике при конфликте интересов собственника земельного участка и собственника недвижимости позиции сторон могут основываться на разных законодательных нормах.

Кто главнее?

В зависимости от того, какая законодательная норма ставится во главу угла, существуют такие позиции:

? позиция равной защиты прав каждого собственника. В основу этой позиции заложена норма об обеспечении равных условий осуществления права собственности, описанная в ст.13 и 41 Конституции Украины и в ст.319 ГКУ;

? позиция приоритета права собственности на земельный участок и второстепенности (производности) права на недвижимость.

Сторонники этой позиции считают важным, что «право собственности на земельный участок распространяется на поверхностный (почвенный) слой в границах этого участка, на водные объекты, леса, многолетние насаждении, которые находятся на нем, а также на пространство, имеющееся над и под поверхностью участка, высотой и глубиной, которые необходимы для возведения жилых, производственных и других зданий и сооружений» (ст.373 ГКУ, похожая норма – в ст.79 Земельного кодекса). Поэтому, соответственно, в случае конфликта интересов право на расположенные на земельном участке объекты недвижимости может заявлять собственник этого земельного участка. Более того, сложно отрицать, что собственник земельного участка вправе требовать освобождения участка от имущества третьих лиц (в нашем случае – недвижимости), в связи с тем, что это препятствует ему в реализации права собственности на земельный участок (ст.391 ГКУ);

? позиция приоритета права собственности на недвижимость, расположенную на земельном участке.

До июля 2007 года последняя позиция была самой неубедительной, но благодаря изменениям, внесенным в ст.120 Земельного кодекса об автоматическом следовании права на земельный участок за правом на объект недвижимости, она получила дополнительные аргументы.

Напомним, что в названной статье теперь установлено следующее: «К лицу, которое приобрело жилой дом, здание или сооружение, переходит право собственности на земельный участок, на котором они размещены, без изменения его целевого назначения в размерах, установленных договором.

Если договором об отчуждении жилого дома, здания или сооружения размер земельного участка не определен, к приобретателю переходит право собственности на ту часть земельного участка, которая занята жилым домом, зданием или сооружением, и на часть земельного участка, которая необходима для их обслуживания».

И далее: «Если жилой дом, здание или сооружение размещены на земельном участке, предоставленном в пользование, то в случае их отчуждения к приобретателю переходит право пользования той частью земельного участка, на которой они размещены, и частью участка, которая необходима для их обслуживания».

Напомним, что подобная норма и до названной даты была сформулирована в ст.377 ГКУ.

Автоматически? Только на бумаге…

Хотя автоматическое следование права на земельный участок за правом на объект недвижимости – явление вполне логическое, оно имеет спорное юридическое содержание и сферу применения.

Во-первых, «автоматическое следование» возможно исключительно при приобретении жилого дома, здания, сооружения на основании договора об отчуждении.

Упоминание в процитированной норме договора об отчуждении ограничивает сферу ее применения договорными вариантами получения права на недвижимость, исключая при этом варианты приобретения недвижимости на основании прочих правоустанавливающих документов, определенных в Порядке № 7/5[1]. Приобретение предполагает возмездность, что, соответственно, исключает возможность применения этой нормы к сделкам по бесплатному получению права на недвижимое имущество.

Во-вторых, право на земельный участок «следуют» не за любой недвижимостью, а только за жилым домом, зданием или сооружением.

Здесь заинтересованные лица сталкиваются с очередным ограничением, поскольку объекты недвижимости, признаваемые и регистрируемые в Украине, не исчерпываются только жилыми домами, зданиями и сооружениями.

Жилым домом является здание капитального типа, сооруженное с соблюдением требований, установленных законом, прочими нормативно-правовыми актами, и предназначенное для постоянного в нем проживания (ст.380 ГКУ). Под жилым домом Государственные строительные нормы ДБН В.2.

2-15-2005[2] понимает одноквартирный жилой дом, который имеет придомовой участок, предназначенный для проживания одной семьи этажностью до трех этажей включительно.

Соответственно, под категорию «жилой дом» не попадает многоквартирный жилой дом, который не признается отдельным объектом недвижимости, а рассматривается как совокупность квартир, нежилых помещений, вспомогательных помещений и функционального оборудования (ст.382 ГКУ).

Поэтому даже если предположить, что заинтересованное лицо приобретет все квартиры и нежилые помещения (например, в сблокированном жилом доме), то возникают сомнения в части того, что к данному лицу автоматически перейдет право на земельный участок. В подтверждение этих сомнений можно обратиться к ст.

42 Земельного кодекса, в которой определено, что земельные участки под приватизированными многоквартирными жилыми домами передаются бесплатно в собственность или предоставляются в пользование объединению совладельцев многоквартирного дома, а не собственникам квартир.

Определение признаваемых в Украине зданий и сооружений и их видов можно почерпнуть из Государственного классификатора зданий и сооружений ДК 018-2000[3].

Сооружения – это строительные системы, связанные с землей, которые созданы из строительных материалов, полуфабрикатов, оборудования в результате выполнения различных строительно-монтажных работ.

Здания – это сооружения, которые состоят из несущих и ограждающих или соединяющих конструкций, которые создают наземные или подземные помещения, предназначенные для проживания людей, размещения оборудования, животных, растений и предметов.

Таким образом, автоматический переход права на земельный участок не происходит в случае приобретения:

– квартиры;

– части здания и сооружения;

– объекта незавершенного строительства, право собственности на который не зарегистрировано в БТИ;

– временного сооружения;

– многолетних насаждений.

Источник: http://www.financial-strategies.com.ua/analytics/land/26-landscape-home

Наследование дома: здание – по завещанию, участок под ним – по закону

Оформление земли на одного,  а дома другого человека

Верховный Суд Российской Федерации определил, как должны устанавливаться наследственные доли в праве собственности на земельный участок, на котором находится дом, если в завещании указан только порядок наследования дома, но не участка (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 6 февраля 2018 г. № 87-КГ17-14). Рассмотрим обстоятельства дела подробнее.

В 2016 году гражданка К. обратилась в суд с иском о признании права собственности на доли земельного участка в порядке наследования.

По завещанию ей, ее брату и сестре полагались доли жилого дома – 1/2 и по 1/4 соответственно, но при этом земельный участок, на котором располагался дом, не был завещан никому.

По мнению истицы, закон закрепляет принцип единства судьбы земельных участков и недвижимых объектов на них, и поэтому участок должен наследоваться в тех же долях, что и здание – согласно завещанию (п. 5 ст. 1 Земельного кодекса, ст. 273 Гражданского кодекса).

Суд первой инстанции удовлетворил требования К., сославшись на те же нормы законодательства (решение Димитровского районного суда г. Костромы Костромской области от 12 июля 2016 г. по делу № 2-603/2016).

Он также привел позицию ВС РФ, указав, что здание, строение или сооружение не могут быть завещаны отдельно от части земельного участка, занятой ими и необходимой для их использования. Более того, наличие в завещании таких распоряжений влечет его недействительность в этой части (п. 79 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 года № 9 “О судебной практике по делам о наследовании”).

Суд пришел к выводу, что право собственности истицы, ее брата и сестры на земельный участок возникло пропорционально их долям в объекте недвижимости, расположенном на участке.

Однако ответчик (сестра истицы) с таким решением суда не согласилась и подала апелляционную жалобу. По ее мнению, право собственности на земельный участок должно перейти к гражданке К. в порядке наследования по закону, в результате чего она получила бы 1/3 доли в праве собственности.

Ответчик указала, что данной площади достаточно, чтобы осуществлять эксплуатацию имущества, а доказательств иного истица не представила.

Однако судьи, рассматривавшие жалобу, согласились с доводами суда первой инстанции и оставили его решение без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 5 октября 2016 г. по делу № 33-2149/2016). В связи с этим ответчик подала в ВС РФ кассационную жалобу.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ поддержала доводы ответчика и признала, что основания для отмены вынесенных судебных постановлений есть. Суд разъяснил, что ст.

35 Земельного кодекса РФ регламентирует отношения по пользованию земельным участком при переходе права собственности на объект на нем, но при этом не устанавливает основания для возникновения права собственности на землю, на которой расположена недвижимость.

И более того, указал Суд, земельный участок и жилой дом на нем выступают как самостоятельные объекты недвижимости. А значит, отсутствие распоряжения завещателя относительно судьбы земельного участка означает, что он должен наследоваться на общих основаниях, то есть в силу закона.

ВС РФ также пояснил, что в данном случае принцип единства судьбы недвижимости и земельного участка не нарушен, поскольку стороны являются сособственниками и участка, и находящегося на нем объекта.

“В данном случае право собственности на жилой дом переходит к сторонам в порядке наследования по завещанию, а на земельный участок – в порядке наследования по закону”, – заключил Суд. Он добавил, что вывод судов предыдущих инстанций о том, что доля К.

в праве собственности на земельный участок должна быть равна доле на дом, не основан на законе.

В связи с этим Судебная коллегия отменила решения обоих судов и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

МНЕНИЕ

Любава Трофимова, эксперт по недвижимости, руководитель Консалтингового Агентства “Трофимова Групп”:

Я полагаю, что ВС РФ в данной ситуации прав, и в этом деле он учел нормы о неразрывной связи земли с домом – один из основных принципов земельного законодательства. По общему правилу регистрации права собственности на дом без прав на землю быть не может.

Но права на землю могут быть разные: право собственности, аренды, бессрочного или безвозмездного пользования, пожизненно наследуемого владения, сервитут.

Четкой привязки в законе именно к праву собственности одновременно и на дом, и на земельный участок нет и получается, что у собственника дома должно быть любое из перечисленных прав на землю.

Выводы ВС РФ логически верны и законны, поскольку если право собственности на землю было на момент смерти у наследодателя, а на дату составления завещания она его еще не успела оформить, следовательно, завещать не могла. А если право собственности на землю было у наследодателя на дату составления завещания, то вопрос к нотариусу – почему он оформил такое завещание на дом без какого-либо упоминания земельного участка.

Доводы наследника, получившего большую долю в праве собственности на дом, сводятся к тому, что доли на землю должны быть в точности такими же, как и на дом, если распоряжений умершего насчет земли не сделано.

Данный механизм может работать в случае, если права на земельный участок, предоставленный до введение в действие современного Земельного кодекса РФ, на имя наследодателя никак по действующему праву не оформлены. Например, были предоставлены, когда действовали Земельные кодексы РСФСР 1922 и 1970 годов.

Тогда наследники через суд совместно включают его в наследственную массу согласно долям по завещанию, так как главным критерием в таких случаях является именно порядок долевого пользования домом.

Но даже если бы наследница доли дома по завещанию не была бы наследницей доли участка по закону, решение ВС РФ содержало бы те же выводы. Факт принятия такого решения не является нарушением правила неразрывности земли и дома.

Потому что если даже право на земельный участок отсутствует на момент регистрации прав на дом, то его можно оформить, договорившись с собственниками земли мирно либо установив в судебном порядке сервитут. Судебная практика по установлению сервитута в такой ситуации всегда положительная.

Однако в ситуации с наследниками по настоящему делу все гораздо проще, все трое являются детьми умершей, наследниками первой очереди. Следовательно права на дом и землю получают в соответствующе долевой собственности. Пользования меньшей долей (1/3) земельным участком не умаляет права собственности наследника как собственника большей доли (2/4) на дом.

МНЕНИЕ

Ирина Дарсалия, директор ООО “Эквилибриум”, специалист по недвижимости:

Мое мнение относительно определения ВC РФ от 6 февраля 2018 № 87-КГ17-14 весьма неоднозначное. Понятно, что ВС РФ – это высший судебный орган, именно ему принадлежит право давать разъяснения по вопросам судебной практики. И нельзя поспорить с тем, что дом и земельный участок – это самостоятельные объекты права, а наследодатель в завещании распорядился только одним из них.

Вероятнее всего такое случилось потому, что он даже не догадывался о правовых последствиях своих действий для наследников, но речь не об этом. По моему мнению, данная позиция ВС РФ создает некую правовую коллизию в отношениях между собственниками доли дома и земельного участка.

Совершенно непонятно, каким образом собственник доли дома должен оформлять свои отношения с собственником земельного участка, на котором этот дом стоит. Суд не разъясняет, должны ли они между собой заключать договор, а если должны, то какой именно – аренды, безвозмездного пользования или какой-то иной.

Опять же вопрос: как быть в такой ситуации, когда собственник земельного участка категорически откажется от заключения какого-либо договора. Ведь с точки зрения закона он будет прав.

Другая ситуация – собственник земельного участка будет требовать заключить договор аренды и установит непомерную ставку арендной платы. Что делать собственнику доли дома, если его не устраивают предложенные условия – непонятно.

Если между собственниками двух этих объектов недвижимости не оформлен договор пользования земельным участком, то собственник доли дома становится заложником этой ситуации в случае желания продать свою долю третьему лицу. Согласно ч. 3 ст.

552 ГК РФ продажа недвижимости, находящейся на земельном участке, не принадлежащем продавцу на праве собственности, допускается без согласия собственника этого участка, если это не противоречит условиям пользования таким участком, установленным законом или договором, а покупатель приобретает право пользования земельным участком на тех же условиях, что и продавец. Непонятно, как быть в ситуации, когда такие условия не определены. Одним словом, пока вопросов больше, чем ответов.

Источник: http://www.garant.ru/news/1182490/

Верховный суд разобрался с землей, на которой стоят частные дома

Оформление земли на одного,  а дома другого человека

Кому по закону принадлежит земля, на которой стоит жилой дом, – собственнику земельного участка или новому хозяину дома? Такой “земельно-домовой” вопрос оказался до такой степени острым и болезненным, что рассудить спор смог только Верховный суд. Вынесенное им решение по одному частному спору может оказаться важным не только для тех граждан, которые непосредственно участвовали в этих судебных процессах, но и остальным собственникам земли и частных домостроений.

Суть возникшего конфликта проста. В Краснодарском крае некий гражданин оказался владельцем земельного участка и стоящего на нем жилого дома. Недвижимость перешла к нему по наследству.

Новый хозяин по дарственной уступил дом женщине, а она оформила на дом право собственности и зарегистрировала свою недвижимость в госреестре. Причем дама узаконила одновременно свои права и на дом, и на землю, на которой этот дом стоит.

Оформив все документы, гражданка дом благополучно продала.

Собственник земли пошел в районный суд с жалобой на действия женщины и нового хозяина дома.

Он потребовал аннулировать запись в Едином государственном реестре прав о регистрации земельного участка и признать сделку женщины и ее покупателя по купле-продаже земли и дома недействительными.

Он считал, что только у него есть право собственности на землю под домом, и женщина могла распоряжаться лишь строением, не трогая его участок.

Районный суд полностью удовлетворил требования истца, вернув ему землю. Краснодарский краевой суд с таким решением не согласился и отменил решение районного. Но решение второй инстанции отменил уже президиум краевого суда. Он вернулся к началу и сказал, что районный суд, пойдя навстречу собственнику земли, был полностью прав.

В итоге дело дошло до Верховного суда, который сказал – нет, не прав был президиум краевого суда, и подобные земельные споры надо решать иначе.

Вот логика главного суда страны. Итак, хозяин через дарственную передал женщине дом. Участок, на котором дом стоит, хозяин ей не передавал.

Женщина регистрирует на себя право собственности на дом и землю. Потом недвижимость продает. Районный суд, приняв от собственника земли иск, согласился вернуть мужчине землю. Вторая инстанция назвала это решение ошибочным.

Потому, что вопрос о признании прав мужчины на участок земли на повестке заседания районного суда не стоял. Там речь шла об аннулировании регистрации дома и земли, а также признании незаконным договора купли-продажи дома с землей.

А требования о признании права собственности мужчины на землю в иске не было прописано. Но почему-то районный суд этот вопрос решил. Судебная коллегия краевого суда на такую ошибку указала и районное решение отменила.

Президиум краевого суда все вернул на “районный уровень” и подтвердил, что право на спорный земельный участок принадлежит мужчине.

Верховный суд с таким вердиктом не согласился и указал судьям на Земельный кодекс. В нем установлен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ним объектов. Это статья 1 пункт 1 подпункт 5. Согласно этой статье все “прочно связанные с земельным участком объекты следуют судьбе земельных участков”, за исключением случаев, установленных федеральным законом.

В другой статье – 35-й того же Земельного кодекса дословно записано следующее: при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящееся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, и необходимым для его использования. Причем землю под домом и около пользует новый собственник на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник.

Кстати, подчеркнул Верховный суд, точно такое же положение содержится и в Гражданском кодексе. Это статья 552. В ней говорится, что при продаже недвижимости, находящейся на земельном участке, не принадлежащем продавцу на праве собственности, покупатель приобретает право пользования части земельного участка на тех же условиях, что и до него имел продавец недвижимости.

Кроме этого, напомнил коллегам Верховный суд, есть еще один Федеральный закон. Он так и называется “О введении в действие Земельного кодекса”.

И в нем также предусмотрено, что граждане, к которым перешли права собственности на здания, объекты и сооружения, которые стоят на государственной или муниципальной земле, вправе зарегистрировать права собственности на такие участки, кроме случаев, когда земля не может предоставляться в частную собственность.

Верховный суд из всех этих правовых норм делает однозначный вывод – право пожизненного и наследуемого владения частью земельного участка, занятого зданием, переходит в порядке правопреемства от прежнего собственника к новому одновременно с приобретением права собственности на здание.

Так что, получив дом, женщина получила пожизненное право владения участком, на котором он стоит. По ходу разбора этого гражданского дела неожиданно выяснилось, что мужчина, подаривший даме дом, свой земельный участок в собственность не оформлял.

Он считал себя хозяином участка, но соответствующего документа у него не было. Так что право на однократное, бесплатное приобретение в собственность земли также перешло к даме.

Верховный суд встал на сторону новой хозяйки, которая по закону оказалась права.

Источник: https://rg.ru/2013/05/21/zemlya.html

Переход права аренды при переходе права собственности на недвижимость: автоматическая неавтоматичность

Оформление земли на одного,  а дома другого человека

Хотелось бы сначала сделать небольшое вступление, которым привлечь внимание коллег-юристов к одному из принципов, косвенно заложенных в отечественное земельное законодательство.

“Земля идет за недвижимостью” – таков этот принцип. Правильный он или неправильный, хорошо это или плохо – оценивать и сравнивать не буду, это не тема статьи. Но отмечу, что он кардинально отличается от подходов к приобретению прав на недвижимость многих развитых государств.

“Кто является владельцем земли, тот и владелец здания на земле” – такой обобщенный тезис передовых стран.

Например, законодательство Германии определяет, что здание, дом – это составная части земельного участка, а законодательство США – что здание является принадлежностью главной вещи – земельного участка, и если такое здание построено на земельном участке другим лицом без разрешения собственника такого земельного участка, оно является собственностью владельца земельного участка. Поэтому в таких государствах и нет самовольных застроек, коррупционных узакониваний и т. д.

У нас есть свое законодательство. Его нам и нужно применять.

А теперь по существу.

В Земельном кодексе Украины уже давно содержится норма, фактически в приказном порядке предусматривающая, что если владелец здания меняется, то к новому владельцу переходит право на землю (право собственности или пользования) под этим зданием.

Указанная норма содержится в ст. 120 Земельного кодекса Украины, ст. 377 Гражданского кодекса Украины и в Законе Украины “Об аренде земли”.

Рассмотрим ситуацию, когда земля под зданием, право собственности на которую перешло к новому приобретателю, находилась в пользовании (аренде).

На такой случай ст.

120 ЗК Украины гласит, что при приобретении права собственности на жилой дом, здание или сооружение, расположенные на земельном участке, который находится в пользовании, к приобретателю переходит право пользования земельным участком, на котором они размещены, на тех же условиях и в том же объеме, что были у предыдущего землепользователя. В случае если право собственности на жилой дом, здание или сооружение приобретается несколькими лицами, право на земельный участок определяется пропорционально долям лиц в праве собственности жилого дома, здания или сооружения.

Существенным условием договора, предусматривающего приобретение права собственности на жилой дом, здание или сооружение, является кадастровый номер земельного участка, право на который переходит в связи с приобретением права собственности на эти объекты.

Заключение договора, предусматривающего приобретение права собственности на жилой дом, здание или сооружение, связанное с переходом права на часть земельного участка, осуществляется после выделения этой части в отдельный земельный участок и присвоения ему отдельного кадастрового номера.

В случае приобретения права собственности на жилой дом (кроме многоквартирного), который расположен на землях государственной или коммунальной собственности, находящихся в пользовании другого лица, и необходимости разделения земельного участка, площадь земельного участка, который формируется, не может быть меньше, чем максимальный размер земельных участков соответствующего целевого назначения, определенных статьей 121 Земельного кодекса Украины (кроме случаев, когда формирование земельного участка в таком размере является невозможным).

Ст.

377 Гражданского кодекса Украины, в свою очередь, акцентирует также на том, что к лицу, которое приобрело право собственности на жилой дом (кроме многоквартирного), здание или сооружение, переходит право пользования на земельный участок, на котором они размещены, без изменения его целевого назначения в объеме и на условиях, установленных для предыдущего землепользователя. Размер и кадастровый номер земельного участка, право на который переходит в связи с переходом права собственности на жилой дом, здание или сооружение, являются существенными условиями договора, предусматривающего приобретение права собственности на эти объекты (кроме многоквартирных домов).

В ст. 31 Закона Украины “Об аренде земли” также указано, что договор аренды земли прекращается в случае приобретения права собственности на жилой дом, здание или сооружение, расположенные на арендованном другим лицом земельном участке.

То есть из анализа вышеуказанных норм следует, что законодатель прямо связывает момент приобретения права собственности на недвижимость новым владельцем с моментом прекращения землепользователем права пользования земельным участком под недвижимостью.

Суммируем. Похоже, что процесс такого перехода права пользования (аренды) на земельный участок должен быть автоматическим – в силу закона.

Однако…

В Земельном кодексе Украины содержится норма, которая фактически не допускает такой автоматичности. Это ч. 1 ст.

116 ЗК Украины, гласящая, что граждане и юридические лица приобретают право пользования земельными участками из земель государственной или коммунальной собственности по решению органов исполнительной власти или органов местного самоуправления в пределах их полномочий, определенных этим Кодексом, или по результатам аукциона.

Земельные участки, находящиеся в пользовании граждан или юридических лиц, передаются в пользование по решению органов исполнительной власти или органов местного самоуправления только после прекращения пользования ими в порядке, определенном законом.

Данная норма прямо перекликается со ст. 141 ЗК Украины, которая четко указывает, что приобретение другим лицом права собственности на жилой дом, здание или сооружение, расположенные на земельном участке, является всего лишь основанием для прекращения права пользования земельным участком, а не фактом прекращения такого права.

Что по этому поводу скажет нам судебная практика?

Высший хозяйственный суд Украины в своем постановлении от 15 марта 2012 по делу № 6/82/5022-1391/2011 указывает, что возникновение права собственности на объект недвижимости не является основанием для автоматического возникновения права собственности или заключения договора аренды земельного участка, что следует из положений ст.

377 Гражданского кодекса Украины, ст. 120 Земельного кодекса Украины.

Кроме того, право пользования земельным участком, на котором находится недвижимость, переходит к приобретателю объектов недвижимости исключительно при условии, что в момент их отчуждения у предыдущего владельца согласно требованиям земельного законодательства такое право было должным образом удостоверено.

Аналогичная по сути правовая позиция содержится и в постановлении Высшего хозяйственного суда Украины от 20 мая 2015 по делу № 5024/2507/2011, в котором констатируется, что земельным законодательством не предусмотрен автоматический переход прав на земельные участки, а требуется оформление прав на них за определенной процедуре, которую нельзя подменять судебным решением.

Коллегия судей Высшего хозяйственного суда Украины в своем постановлении от 15 апреля 2015 по делу № 28/5005/5627/2012 в подтверждение высказанного выше мнения также указывает, что в соответствии со ст. 377 Гражданского кодекса и ст.

120 Земельного кодекса Украины в случае приобретения права собственности на здание, сооружение, находящееся на земельном участке, предоставленном в пользование, к приобретателю переходит право пользования соответствующим земельным участком в том же объеме, что был у предыдущего землепользователя. Однако при этом договор аренды земельного участка предыдущего владельца недвижимого имущества не прекращается автоматически, а новый собственник может требовать переоформления права пользования земельным участком на себя в установленном действующим законодательством порядке.

То есть мы видим, что в данной ситуации суд выражает следующую позицию: в связи с переходом права собственности на здание к новому владельцу данный факт является основанием для прекращения права пользования земельным участком предыдущим землепользователем и к новому владельцу переходит право пользования земельным участком под зданием. Однако право пользования земельным участком предыдущего пользователя следует прекратить и приобрести (переоформить) владельцем здания в установленном законом порядке. От себя скажу, что, как уже говорилось выше, такой порядок предусматривает необходимость принятия уполномоченными органами решений о прекращении/предоставлении в аренду указанного земельного участка и осуществления государственной регистрации указанных прав. Автоматичность в данном вопросе отсутствует.

Но…

Высший хозяйственный суд своим постановлением от 9 июля 2015 по делу № 910/23058/14 формирует в этом вопросе совсем иную, новую практику. Так, кассационная инстанция недословно указывает, что в Законе Украины “Об аренде земли” содержится ст.

7, часть 3 которой гласит, что к лицу, к которому перешло право собственности на жилой дом, здание или сооружение, расположенные на арендованном земельном участке, также переходит право аренды на этот земельный участок.

Договором, который предусматривает приобретение права собственности на жилой дом, здание или сооружение, прекращается договор аренды земельного участка в части аренды предыдущим арендатором земельного участка, на котором расположен такой жилой дом, здание или сооружение.

И теперь внимание. Суд отмечает, что требования ч. 3 ст.

7 Закона Украины “Об аренде земли” следует понимать таким образом, что при возникновении у другого лица права собственности на жилой дом, здание или сооружение право предыдущего пользователя прекращается в силу закона, без оформления прекращения права любыми актами и документами. Эта норма является императивной, отступление от нее на основании договора не допускается. Договор аренды при этом не прекращается в целом, а только в части аренды предыдущим арендатором земельного участка.

То есть имеем кардинально различные правовые позиции, толкования норм, что в совокупности на практике приводит к применению законов по принципу “как кому выгодно”.

Вот и вывод: в украинских реалиях переход права аренды при переходе права собственности на недвижимость является автоматически неавтоматическим.

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA008310

Прав-помощь
Добавить комментарий