Отказ об оплате затрат на адвоката и морального ущерба

Содержание
  1. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июля 2018 г. N 26-КГ18-11 Суд отменил апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции о взыскании расходов по оплате услуг представителя и направил дело в этой части на новое апелляционное рассмотрение, поскольку само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, так как адвокат, с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве
  2. ВС: работавший в процессе адвокат не должен доказывать это бумагами
  3. Вс запретил немотивированно снижать возмещение судебных издержек
  4. Стоит ли дольщику требовать выплаты пени, если дом сдан на месяц позже – отвечает адвокат

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июля 2018 г. N 26-КГ18-11 Суд отменил апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции о взыскании расходов по оплате услуг представителя и направил дело в этой части на новое апелляционное рассмотрение, поскольку само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, так как адвокат, с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве

Отказ об оплате затрат на адвоката и морального ущерба

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Амхадовой Заремы Азиевны к Чахкиевой Руфие Магомедовне о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного преступлением,

по кассационной жалобе Амхадовой З.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 28 сентября 2017 г., заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., установила:

Амхадова З.А. обратилась в суд с иском к Чахкиевой Р.М. о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, в размере 229 500 руб., компенсации морального вреда в размере 2 000 000 руб., расходов на лечение в размере 40 000 руб.

При этом истица, указала, что вступившим в законную силу приговором мирового судьи судебного участка N 9 г. Назрани Республики Ингушетия от 21 марта 2016 г. Чахкиева Р.М. признана виновной в совершении в отношении нее преступления, предусмотренного частью 1 статьи 112 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 24 июля 2017 г. исковые требования удовлетворены частично: с Чахкиевой Р.М. в пользу Амхадовой З.А.

взысканы денежные средства в размере 229 500 руб. в счет возмещения материального ущерба и 200 000 руб. в счет компенсации морального вреда. Также с Чахкиевой Р.М.

в доход бюджета города Малгобек взыскана государственная пошлина в размере 7 495 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 28 сентября 2017 г. решение суда первой инстанции отменено в части возмещения материального ущерба в виде понесенных в рамках уголовного дела расходов на оплату услуг представителя в размере 199 500 руб., производство по делу в указанной части прекращено.

В части возмещения материального ущерба в виде понесенных в рамках рассматриваемого гражданского дела расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб. решение суда отменено с вынесением в указанной части нового решения об отказе в удовлетворении заявленного требования. Размер взыскиваемой с Чахкиевой Р.М. государственной пошлины снижен до 300 руб.

В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Амхадова З.А. просит отменить указанное апелляционное определение в части отказа в удовлетворении требования о возмещении расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 8 июня 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как следует из материалов дела, приговором мирового судьи судебного участка N 9 г. Назрани Республики Ингушетия от 21 марта 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 23 мая 2017 г.,

Чахкиева Р.М. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного статьей 112 (частью 1) Уголовного кодекса Российской Федерации, ей назначено наказание в виде 6 месяцев ограничения свободы.

Этим же приговором Чахкиева Р.М. освобождена от наказания в связи с амнистией.

Амхадова З.А., признанная потерпевшей по данному уголовному делу, обратилась в суд с иском о взыскании с Чахкиевой Р.М. материального ущерба в виде понесенных в рамках уголовного дела расходов на оплату услуг представителя в размере 199 500 руб., расходов на оплату лечения в размере 40 000 руб. и компенсации морального вреда в размере 2 000 000 руб.

Впоследствии Амхадова З.А. увеличила размер исковых требований, просила взыскать с ответчицы дополнительно 30 000 руб. в связи с участием в рассмотрении гражданского дела адвоката.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя заявленные требования, пришел к выводу о наличии доказательств несения истицей расходов на оплату услуг представителя в заявленном размере и взыскал с ответчицы материальный ущерб в размере 229 500 руб. (199 500 руб. + 30 000 руб.).

При определении размера компенсации морального вреда суд учел характер и степень перенесенных истицей страданий, наступившие последствия, обстоятельства причинения вреда и с учетом материального положения ответчицы, а также с учетом требований разумности и справедливости взыскал компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб. При этом, суд признал доводы Амхадовой З.А.

о понесенных расходах на лечение в размере 40 000 руб. несостоятельными, поскольку документально они не подтверждены.

На решение Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 24 июля 2017 г. Чахкиевой Р.М. была подана апелляционная жалоба, в которой она выражала несогласие с размером компенсации морального вреда и возмещением истице материального ущерба, посчитав наличие такого ущерба не доказанным.

На это же решение Малгобекским городским прокурором Республики Ингушетия подано апелляционное представление, в котором указано, что производство по требованию истицы о возмещении ей расходов на оплату услуг представителя должно быть прекращено, поскольку такие расходы относятся к процессуальным издержкам; подобные споры рассматриваются в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, и не подлежат рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства.

Суд апелляционной инстанции прекратил производство по делу в части требования истицы о взыскании в ее пользу расходов на оплату услуг представителя в рамках уголовного дела в размере 199 500 руб., согласившись с решением суда первой инстанции в части удовлетворения требований о компенсации морального вреда и отказа во взыскании расходов на лечение.

Кроме того, суд второй инстанции отменил решение суда в части удовлетворения требования о возмещении понесенных в рамках рассматриваемого гражданского дела расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб.

, именуемых в исковом заявлении и судебных актах материальным ущербом, сославшись на отсутствие в материалах дела ордера, соглашения между представителем Точиевым Б.Б. и Амхадовой З.А.

об оказании юридических услуг, квитанции либо иного документа, подтверждающего понесенные истицей расходы на оплату услуг представителя, указав на то, что представленные в материалы дела ксерокопии ордера и квитанции к приходному кассовому ордеру, заверенные самим представителем, являются ненадлежащими доказательствами.

С выводами суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении требований о взыскании расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб. согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 96 указанного кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в данной статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В силу части 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как следует из апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 28 сентября 2017 г., суд апелляционной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции в той части, в которой в пользу Амхадовой З.А. была взыскана компенсация морального вреда в размере 200 000 руб.

Таким образом, требования Амхадовой З.А. о возмещении расходов на оплату услуг представителя являлись обоснованными.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1). Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2).

При этом, процессуальное законодательство не ограничивает права суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек в соответствии с частью 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Амхадова З.А. воспользовалась помощью представителя при рассмотрении спора в судебном заседании суда первой инстанции 16 июня 2017 г. и в судебном заседании суда апелляционной инстанции 28 сентября 2017 г., и обстоятельства оказания ей юридической помощи не оспаривались ответчицей.

В соответствии с пунктом 15 статьи 22, статьей 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения об оказании юридической помощи, заключенного между адвокатом и доверителем.

Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

В материалах дела имеются копия ордера от 18 мая 2017 г., в соответствии с которым адвокату Точиеву Б.Б. поручается защита Амхадовой З.А. в Малгобекском городском суде Республики Ингушетия и Верховном Суде Республики Ингушетия, и копия квитанции к приходному кассовому ордеру об оплате Амхадовой З.А. денежной суммы в размере 30 000 руб. на основании соглашения.

Признавая названные документы ненадлежащими доказательствами оплаты услуг представителя, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что согласно части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

Также суд не учел, что само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, поскольку адвокат Точиев Б.Б., с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве.

Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции о взыскании расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб. и вынесенное по этим требованиям новое решение подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 28 сентября 2017 г.

в части отмены решения Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 24 июля 2017 г. о взыскании расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб.

и вынесенное по этим требованиям новое решение отменить и в этой части направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Асташов С.В.

Апелляционная инстанция сочла заверенные адвокатом ксерокопии ордера и квитанции к приходному кассовому ордеру ненадлежащими доказательствами расходов на услуги адвоката, поэтому отказала истице в их возмещении.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала жалобу на отказ обоснованной.

В силу ГПК РФ письменные доказательства можно представлять в подлиннике или в виде надлежаще заверенной копии.

Подлинники представляются в следующих случаях: обстоятельства согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами; дело невозможно разрешить без подлинников; представлены копии, различные по своему содержанию. Суд может потребовать подлинники и в случае поступления копий в электронном виде.

Отсутствие документов само по себе не может быть поводом для отказа во взыскании расходов в разумных пределах, ведь адвокат, с которым заключено соглашение, участвовал в разбирательстве.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71900208/

ВС: работавший в процессе адвокат не должен доказывать это бумагами

Отказ об оплате затрат на адвоката и морального ущерба

Участвовавший в судебном процессе адвокат не обязан подтверждать это документами, указал Верховный суд РФ в деле о взыскании расходов на представителя. ВС отметил, что на решение вопроса о взыскании с проигравшей стороны возмещения затрат на защиту не может повлиять отсутствие документов, тем более, когда адвокат непосредственно присутствовал на заседаниях.

Также высшая инстанция указала, что нет жесткой необходимости предоставлять в процесс именно подлинники, а не копии документов о заключении договора между адвокатом и его клиентом. Подлинные документы представляются тогда, когда без них невозможно разрешить дело или когда копии отличаются содержанием, пояснил ВС РФ.

Расходы на представителя

Высшая инстанция рассматривала ситуацию жительницы Ингушетии, которая являлась потерпевшей по делу об умышленном причинении среднего вреда здоровью.

Она просила взыскать с осуждённой затраты на лечение, моральный вред, а также материальные расходы, к которым истица отнесла оплату труда своего представителя в процессе как по уголовному делу, так и по гражданскому. Последнее требование было оценено почти в 230 тысяч рублей.

Малгобекский городской суд удовлетворил требования неполностью, в частности, он снизил сумму морального ущерба в 10 раз — до 200 тысяч рублей. Что касается расходов на представителя, то суд взыскал полную сумму, запрашиваемую истицей.

С этим не согласились ни ответчица, ни прокуратура. Осужденная посчитала, что потерпевшая не доказала причинение ей материального ущерба, а также не согласилась с размером компенсации морального вреда.

Прокурор же города подал представление, в котором указал, что производство по требованию истицы о возмещении ей затрат на оплату услуг представителя в рамках уголовного дела должно быть прекращено.

Решение было мотивировано тем, что подобные расходы относятся к процессуальным издержкам и такие споры рассматриваются в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом, но не подлежат рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства.

В результате Верховный суд Ингушетии решение изменил, согласившись с прокурором и прекратив производство в части решения вопроса о выплате адвокату гонорара. А во взыскании расходов на защитника в рамках гражданского судопроизводства вышестоящая инстанция вообще отказала.

Суд сослался на отсутствие в материалах дела письменных подтверждений об оказании адвокатом юридических услуг его клиентке: ордера, соглашения, квитанции либо иного документа, подтверждающего понесенные истицей расходы на оплату услуг представителя. В процесс представили лишь ксерокопии ордера и квитанции, которые суд счёл ненадлежащими доказательствами.

В кассационной жалобе заявительница попросила высшую инстанцию все же обязать ответчицу оплатить услуги адвоката в гражданском разбирательстве. Речь шла о сумме 30 тысяч рублей.

Позиция ВС

Верховный суд посчитал, что с выводами суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении требований о взыскании 30 тысяч рублей, затраченных на оплату услуг представителя, согласиться нельзя.

Согласно части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса, проигравшая в судебном споре сторона возмещает победителю все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, то затраты присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано, напоминает ВС РФ.

Также, указывает он, в силу части 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса выигравшей стороне по ее письменному ходатайству суд присуждает с проигравшей стороны расходы на оплату услуг защитника в разумных пределах.

«Таким образом, требования о возмещении расходов на оплату услуг представителя являлись обоснованными», — считает суд.

Он приводит и нормы статьи 56 ГПК, регулирующей обязанность стороны доказать обстоятельства, на которые она ссылается, а также право суда определять какие обстоятельства имеют значение для дела и какой стороне надлежит их доказывать. При этом суд должен выносить обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, напоминает ВС.

«Процессуальное законодательство не ограничивает права суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек в соответствии с частью 1 статьи 67 ГПК по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств», — указано в определении.

ВС напомнил, что истица воспользовалась помощью представителя при рассмотрении спора в судебном заседании судов первой и апелляционной инстанций. Обстоятельства оказания ей юридической помощи ответчицей не оспаривались.

В соответствии с пунктом 15 статьи 22, статьей 25 закона от 31 мая 2002 года No 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» она осуществляется на основе соглашения между защитником и доверителем об оказании юридической помощи. Вознаграждение от клиента подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

«В материалах дела имеются копия ордера, в соответствии с которым адвокату поручается защита (истицы) в Малгобекском городском суде республики Ингушетия и Верховном суде республики Ингушетия, и копия квитанции к приходному кассовому ордеру об оплате (истицей) денежной суммы в размере 30 тысяч рублей на основании соглашения.

Признавая названные документы ненадлежащими доказательствами оплаты услуг представителя, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что согласно части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии», — говорится в определении.

ВС напоминает, что подлинные документы представляются тогда, когда без них невозможно разрешить дело или когда копии отличаются содержанием. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

«Также суд не учел, что само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, поскольку адвокат, с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве», — подчеркивает ВС.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

Он считает существенными допущенные нарушения норм права, в связи с чем отменил апелляционное определение в части, касающейся вопроса об оплате услуг представителя в гражданском процессе и направил его на новое рассмотрение в Верховный суд Ингушетии.

Мнение эксперта

Юрист МКА «Клишин и партнёры» Надежда Воронина назвала правильным и значимым решение Верховного суда. «Я с этим постановлением ВС РФ действительно согласна, потому что, вне зависимости от того, копия подается или оригинал, доказательства присутствия адвоката в суде были предоставлены.

Мне кажется, что ВС РФ хочет существенно упростить процедуру возмещения расходов на представителя, если с этим согласны все стороны. Но если кто-то не согласен с решением о возмещении расходов, было бы неплохо истребовать оригиналы непосредственно в судебном заседании. Хотя, в принципе, возмещение расходов на представителя проигравшей стороной является обязательным», — указала эксперт.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20180910/287271944.html

Вс запретил немотивированно снижать возмещение судебных издержек

Отказ об оплате затрат на адвоката и морального ущерба

Moscow Live

Порядок определения судом суммы возмещения судебных издержек разъяснил Верховный суд РФ в новом 130-страничном обзоре судебной практики ВС, первом за текущий год (читайте об этом документе на Legal.Report здесь).

В 2016 году решением Нижегородского районного суда, оставленным без изменения Нижегородским областным судом, было отказано в удовлетворении исковых требований В. к акционерному обществу об исполнении обязательств, о взыскании убытков, штрафа и компенсации морального вреда.

После этого общество обратилось в суд с заявлением о взыскании судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением данного гражданского дела.

Компания ссылалась на то, что в судебных заседаниях районного суда 20 июля, 8 и 14 сентября 2016 года принимал участие представитель ответчика, направленный в служебную командировку из Санкт-Петербурга в Нижний Новгород. А в судебном заседании Нижегородского областного суда 6 декабря 2016 г. по рассмотрению апелляционной жалобы В.

участвовали два представителя общества. Продолжительность командировок представителей для явки на каждое судебное заседание в суд первой инстанции с учетом удаленности от места рассмотрения дела составила 3 календарных дня, для явки в судебное заседание в декабре – 2 календарных дня для каждого из двух представителей.

Расходы на проезд по маршрутам Санкт-Петербург – Нижний Новгород – Санкт-Петербург и Санкт-Петербург – Москва – Нижний Новгород – Москва – Санкт-Петербург составили 58 814 руб., командировочные расходы – 10 400 руб.

Отказывая в удовлетворении заявления общества о взыскании судебных расходов, суд первой инстанции исходил из того, что обществом не представлены доказательства, подтверждающие обоснованность и разумность несения затрат на проезд представителей данного общества в вагонах повышенной комфортности «СВ» и бизнес-класса. Также суд указал, что затраты общества на оплату представителям командировочных расходов в силу положений ст. 94 ГПК РФ не относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела.

Отменяя определение суда первой инстанции и частично удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 88, 94 и 100 ГПК РФ и разъяснениями, содержащимися в абзаце втором п.

 11 постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», исходил из чрезмерности предъявленных обществом судебных расходов.

На основании этого суд снизил их размер до 5000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила обжалуемое апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Как указал ВС РФ, согласно ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. К таким издержкам относятся, в том числе, расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд, а также другие признанные судом необходимыми расходы (ст. 94 ГПК РФ).

По общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Подробности25.04.2019

9968

В силу ч. 2 той же статьи данные правила относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях.

Лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ и п. 10 постановления Пленума от 21 января 2016 г. № 1).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 14 постановления Пленума от 21 января 2016 г.

№ 1, транспортные расходы и расходы на проживание представителя стороны возмещаются другой стороной спора в разумных пределах, исходя из цен, которые обычно устанавливаются за транспортные услуги, а также цен на услуги, связанные с обеспечением проживания, в месте, в котором они фактически оказаны.

Таким образом, при разрешении вопроса о взыскании судебных расходов в виде транспортных и иных издержек юридически значимым является установление связи указанных расходов с рассмотрением дела, их необходимости, оправданности и разумности, исходя из цен, которые обычно устанавливаются за данные услуги.

Разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.

Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (ст.

 2, 35 ГПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный, чрезмерный характер (п.

 11 постановления Пленума от 21 января 2016 г. № 1).

Поскольку оценка обоснованности требований о возмещении судебных издержек осуществляется по общим правилам гражданского процессуального законодательства, результаты оценки доказательств суд обязан отразить в судебном акте.

В нем приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (ч.

 4 ст. 67 ГПК РФ).

Отменяя определение суда первой инстанции и разрешая требование общества по существу, суд апелляционной инстанции, установив факт несения заявителем расходов на проезд его представителей к месту слушания дела и обратно в сумме 58 814 руб., оплаты командировочных расходов в сумме 10 400 руб., признал за обществом право на возмещение судебных издержек.

В то же время, определяя размер подлежащих возмещению издержек в сумме 5000 руб.

, суд апелляционной инстанции в нарушение норм права и разъяснений ВС РФ не привел мотивов, по которым признал заявленный размер судебных издержек чрезмерным, то есть не соответствующим необходимости, оправданности и разумности, не указал цены, которые обычно устанавливаются за данные транспортные услуги и другие расходы, связанные с рассмотрением дела, а также не представил расчет, который позволял бы проверить правильность исчисления взысканной судом суммы судебных издержек (определение № 9-КГ18-16).

Источник: https://legal.report/vs-zapretil-nemotivirovanno-snizhat-vozmeshhenie-sudebnyh-izderzhek/

Стоит ли дольщику требовать выплаты пени, если дом сдан на месяц позже – отвечает адвокат

Отказ об оплате затрат на адвоката и морального ущерба

Белорусское телеграфное агентство совместно с Белорусской республиканской коллегией адвокатов продолжает цикл материалов на правовую тематику «Право на защиту: советы адвоката». В этот раз предлагаем обсудить вопросы, касающиеся прав дольщиков.

В каких случаях стороны могут расторгнуть договор и при каких обстоятельствах разумно требовать компенсации морального вреда, расскажет адвокат Гомельской областной коллегии адвокатов, осуществляющий адвокатскую деятельность индивидуально, Марина Литвинко.

На какие существенные условия и возможные риски, оговоренные в договоре долевого строительства, стоит обратить особое внимание перед его подписанием?

Перед подписанием следует проверить наличие в договоре всех существенных условий. Должен быть определен конкретный объект долевого строительства в соответствии с проектной документацией (при ее наличии), подлежащий строительству и передаче дольщику.

Чем более подробно будут указаны все особенности строительства и характеристики объекта, в том числе сведения о полном или частичном выполнении отделочных работ, тем меньше вопросов возникнет на стадии принятия объекта дольщиком. Целесообразно также указывать детальные характеристики не только конкретной квартиры, но и мест общего пользования (лифт, лестничные площадки, технические помещения).

С приобретением квартиры дольщик приобретает и права на часть доли в общей собственности, характеристики которой зачастую ему не менее важны.

Желательно, чтобы в договоре указывались не только сроки начала строительства и сдачи объекта, но и промежуточные этапы.

Должна быть прописана как стоимость одного квадратного метра, так и цена объекта долевого строительства (цена договора). Особое внимание следует обратить на указание возможности изменения застройщиком цены объекта строительства. Если такая возможность предусмотрена, целесообразно четко определить правила ее изменения.

В договоре должны быть прописаны, в частности, сроки уведомления о планируемых изменениях, алгоритм действий при несогласии дольщика с увеличением стоимости объекта.

Кроме того, следует обратить внимание, что если цена объекта долевого строительства установлена в договоре в привязке к иностранной валюте, то она должна быть неизменной до окончания строительства.

Должен быть определен размер и порядок внесения денежных средств. Полная оплата разово на начальных этапах строительства предполагает, что дольщик безусловно доверяет застройщику. Вместе с тем адвокат рекомендует принимать такое решение с большой осторожностью и при условии, что в договоре будет указано на отсутствие дополнительных платежей после ввода дома в эксплуатацию.

В договоре должны быть номера специального счета и текущего (расчетного) счета, внесение всех денежных средств на текущий расчетный счет недопустимо.

Следует учитывать, что, если в объекте долевого строительства часть квартир строится для граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, финансирование строительства будет в определенной степени зависеть от наличия бюджетных средств.

В договоре обязательно должен указываться гарантийный срок на объект долевого строительства. Зачастую гарантийные сроки, предусмотренные договором, не соответствуют действующему законодательству и вводят в заблуждение будущих собственников.

В документе должны быть определены права и обязанности сторон, порядок изменения условий договора, обязательство застройщика передать дольщику объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, техническим нормативным правовым актам, проектной и иной документации и другим обязательным требованиям. Прописывается порядок приемки-передачи объекта долевого строительства, основания расторжения договора, порядок возврата денежных средств дольщику при неисполнении обязательств или расторжении договора, ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.

Документ может содержать и другие условия в соответствии с Положением о долевом строительстве объектов в Беларуси, утвержденным Указом № 263 от 6 июня 2013 года.

Договор обязательно должен быть зарегистрирован в местных исполнительных и распорядительных органах. Только с этого момента он считается заключенным. Дополнительные соглашения также подлежат регистрации.

В каких случаях цена по договору долевого строительства может изменяться?

Изменение цены допускается по соглашению сторон, в том числе при изменении проектной документации в отношении объекта долевого строительства, по ходатайству дольщика об отказе от оказания услуг, выполнения работ или об оказании дополнительных услуг, выполнении дополнительных работ. Эти изменения оформляются допсоглашением к договору, который содержит обоснованный расчет по изменению цены.

Застройщик может изменить цену договора, в частности, при изменении статистических индексов стоимости строительно-монтажных работ в срок исполнения застройщиком обязательств по договору и в дополнительный срок строительства.

Застройщик в процессе строительства может снизить цену объекта долевого строительства за счет уменьшения размера прибыли. Такое решение может быть принято для всех дольщиков либо для тех, кто состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, либо для всех дольщиков, которые не состоят на таком учете.

Следует обратить внимание, что если затраты застройщика, не включенные в сводный сметный расчет стоимости строительства объекта долевого строительства, но относимые на стоимость строительства, не могут быть определены застройщиком в полном объеме на стадии заключения договора, их стоимость предъявляется дольщику к оплате по мере производства таких затрат или по окончании строительства. Речь может идти, например, о затратах на регистрацию договоров о переходе прав собственности. В договоре должны быть предусмотрены сроки предъявления к оплате указанных затрат.

Может ли застройщик расторгнуть договор, если дольщик опоздал с перечислением средств на строительство квартиры всего на день или перечислил не всю сумму?

Если оплата производится по графику платежей, застройщик может требовать досрочного расторжения договора в том случае, если дольщик не внес в полном объеме платежи в течение двух периодов подряд.

Если оплата происходит по справкам застройщика, это возможно, когда дольщик не внес в полном объеме средства в течение двух месяцев подряд.

Вместе с тем застройщик может требовать досрочно расторгнуть договор, если дольщик не уплатил всю стоимость в срок, когда такая оплата должна быть единовременной.

Таким образом, застройщик не вправе расторгнуть договор, если дольщик опоздал с перечислением средств на строительство квартиры всего на день или перечислил не всю сумму, но вложился в вышеуказанные периоды времени, если речь идет о договорах с поэтапной оплатой. Однако если по договору уплата цены осуществляется единовременно, то задержка оплаты всей суммы на один день или невнесение суммы в полном объеме дает застройщику право на расторжение договора.

Возможны ли негативные последствия для дольщика, если платеж несвоевременно перечислен по вине банка?

Если речь идет о платежах по государственной поддержке, то в соответствии с п. 7 Положения о долевом строительстве объектов в Беларуси, дольщик не несет ответственности за несвоевременное перечисление банком таких платежей.

Может ли дольщик по своей инициативе расторгнуть договор, если нарушен какой-нибудь, пусть и незначительный, пункт? К примеру, высота потолков в построенной квартире не 2,5 м, а 2,48 м? В целом при каких обстоятельствах и до какого времени можно требовать расторжения договора и возврата уплаченной суммы?

Дольщик имеет право потребовать досрочного расторжения договора на любой стадии его исполнения по своей инициативе, в том числе в связи с неисполнением (ненадлежащим исполнением) застройщиком своих обязательств либо при несогласии с предлагаемым застройщиком изменением цены объекта долевого строительства.

Иными словами, дольщик имеет право потребовать досрочного расторжения договора на любой стадии его исполнения по своей инициативе и без объяснения причин.

Целесообразно ли требовать выплаты пени, если сдача дома затянулась всего на 1-2 месяца?

Целесообразность таких действий каждый для себя решает самостоятельно.

При этом следует знать, что застройщик в случае наличия его вины в невыполнении срока исполнения обязан выплатить в срок не позднее 2 месяцев после передачи объекта неустойку (пеню) дольщикам, которые выполнили в полном объеме свои договорные обязательства по оплате цены объекта долевого строительства.

Размер неустойки составляет 0,01 %, 0,02 % и 0,03 % от суммы внесенных дольщиками платежей за каждый день просрочки в зависимости от превышения нормативного срока строительства (соответственно до 3 месяцев, от 3 до 6 месяцев, более 6 месяцев).

Вместе с тем в договоре может быть определен больший размер санкций. В зависимости от стоимости объекта строительства сумма даже при задержке на 1-2 месяца может быть весьма внушительной.

В течение какого срока можно обращаться к застройщику за безвозмездным устранением недостатков в новой квартире, если она построена с существенным нарушением качества? Какие недостатки позволяют предъявить претензии застройщику?

Дольщик вправе предъявить застройщику требования, связанные с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства, по их устранению при условии, если такие недостатки выявлены в течение гарантийного срока.

Гарантийный срок для объекта долевого строительства определяется договором и не может быть менее срока, установленного в договоре строительного подряда, а также менее пяти лет, за исключением технологического и инженерного оборудования, гарантийные сроки на которое установлены заводом-изготовителем. Гарантия исчисляется со дня подписания акта приемки-передачи объекта долевого строительства.

Дольщик по своему выбору может потребовать от застройщика безвозмездно устранить недостатки в разумный срок, возместить свои расходы по устранению недостатков, расторгнуть договор и вернуть денежные средства, если объект долевого строительства построен с существенным нарушением качества. Под существенным нарушением качества понимается недостаток, который приводит к ухудшению качества объекта долевого строительства настолько, что он не может эксплуатироваться в соответствии с его назначением.

Подрядчик несет ответственность за недостатки (дефекты), обнаруженные в пределах гарантийного срока, если не докажет, что они произошли из-за

  • нормального износа объекта или его частей;
  • неправильной его эксплуатации или неправильности инструкций по его эксплуатации, разработанных самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами;
  • ненадлежащего ремонта объекта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами.

Эти обстоятельства могут служить основанием и для освобождения застройщика от устранения недостатков, если они будут свидетельствовать об их возникновении в результате виновных действий дольщика.

Имеет ли право собственник требовать возмещения своих расходов по устранению недостатков в квартире?

Если объект долевого строительства построен с существенным нарушением качества, дольщик может потребовать от застройщика возмещения своих расходов по устранению недостатков объекта долевого строительства, в том числе если застройщик не устранил их в согласованные сроки.

При каких обстоятельствах можно требовать компенсации морального вреда?

Компенсация морального вреда, причиненного гражданам – участникам долевого строительства, осуществляется на общих основаниях, предусмотренных законом о защите прав потребителей. Указом № 263 отношения по компенсации морального вреда не регулируются.

С учетом того, что застройщик обязан передать дольщику объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, техническим нормативным правовым актам, проектной и иной документации и другим обязательным требованиям, на основании ст.18 этого закона отступления от установленных норм дают право потребителям товаров (работ, услуг) требовать возмещения морального вреда.

Под моральным вредом следует понимать испытываемые гражданином физические и (или) нравственные страдания.

Физические страдания – это физическая боль, функциональное расстройство организма, изменения в эмоционально-волевой сфере, иные отклонения от обычного состояния здоровья, которые являются последствием действий (бездействия), посягающих на нематериальные блага или имущественные права гражданина. Нравственные страдания, как правило, выражаются в ощущениях страха, стыда, унижения, других неблагоприятных для человека в психологическом аспекте переживаниях.

Характер причиненных дольщику физических и нравственных страданий суд оценивает с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потребителя.

При решении вопроса о компенсации морального вреда суд будет исходить из общих оснований ответственности за причинение вреда.

То есть следует обратить внимание, что моральный вред, причиненный дольщику из-за некачественно выполненных работ по объекту долевого строительства, компенсируется при наличии вины застройщика (заказчика, подрядчика).

В заключение стоит сказать еще об одном существенном моменте, который актуален для состоявших (-щих) на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Дольщик имеет право на предоставление по месту работы имущественного налогового вычета в отношении всех расходов, понесенных им на строительство объекта долевого строительства.

По сообщению БЕЛТА

Источник: http://pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2018/september/30626/

Прав-помощь
Добавить комментарий