Правомерность действий судебных приставов при проникновении в жилище

Пристав как банный лист: ФССП расширят полномочия

Правомерность действий судебных приставов при проникновении в жилище

Министерство юстиции приступило к разработке законопроекта, регламентирующего принудительные проверку жилого помещения в многоквартирном доме судебными приставами, когда есть данные о нарушениях при перепланировке и ремонтных работах по установке газового оборудования. Об этой инициативе ведомства сообщается на официальном сайте. В каких случаях сейчас нарушается конституционная гарантия на неприкосновенность жилища судебными приставами и как изменится процедура в связи с принятием поправок — в материале «Известий».

Мой дом — моя крепость

Перепланировка и самовольные работы с газовым оборудованием часто становятся причиной не только соседских склок и бытовых неудобств, но и масштабных трагедий.

Законодательство предписывает довольно жесткие правила при производстве ремонта в жилищах многоквартирных домов.

Но проверить соблюдение норм достаточно сложно — о размахах опасного творчества соседа жильцы многоэтажек в лучшем случае делают выводы по звукам перфоратора и объему выброшенного из квартиры мусора.

Попасть же внутрь и убедиться в том, не снесена ли несущая стена в угоду предпочтениям хозяина, закон запрещает — жилище человека неприкосновенно.

Механизмы, которые позволяют попасть внутрь и оценить масштабы перепланировки, существуют, но процесс этот крайне длительный и трудоемкий. А складываются дома в одно мгновение. Упростить процедуру и устранить правовые пробелы и намерены составители проекта.

«Законопроектом предлагается установить новую меру принудительного исполнения — принудительный доступ в помещение в многоквартирном доме при осуществлении надзора за соблюдением порядка осуществления переустройства и перепланировки, обслуживания и ремонта внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, а также особенности ее исполнения», — сообщили в ведомстве.

В качестве примера подойдет ситуация с квартирой на улице Менжинского, описанная на официальном портале мэрии столицы. Владельцы двух квартир и нежилого помещения решили устроить в многоэтажке отель, сломали несколько стен, перенесли санузел, сделали отдельный вход с улицы (квартира на первом этаже). И все это без согласования с соответствующими инстанциями.

Несколько месяцев специалистам потребовалось, чтобы попасть внутрь и запротоколировать нарушения. Хозяев обязали восстановить стены и вернуть санузлы на места, где они указаны в проекте, но решение инстанций отельеры игнорируют.

В другом аналогичном случае хозяин двушки на первом этаже дома по Большой Филевской улице незаконно расширил оконные проемы и сделал большой антресольный этаж, площадь которого превышала максимально допустимый. Там был оборудован барбершоп.

В каждом из этих случаев собственники длительное время не хотели пускать жилищных инспекторов в помещения для оценки работ. В итоге всё кончилось радикальными мерами. Собственники судятся с городом — Мосжилинспекция добивается лишения горожан права собственности и продажи квартир с публичных торгов. Новый собственник будет обязан восстановить помещения в проектном виде.

В этих случаях процесс исправления опасных для сотен людей, живущих в доме, последствий растягивается на месяцы. Например, чтобы специалистам жилинспекции только переступить порог квартиры на Базовской улице, где владелец демонтировал перегородки, чтобы объединить комнату с лоджией, пришлось инициировать отдельное судебное разбирательство.

А как быть в случаях, когда речь идет об опасных работах с газовым оборудованием или строительных работах на грани фола? Два подъезда жилого дома в Павловской слободе (Подмосковье) обрушились весной 28 марта 2010 года из-за горе-работников, натягивавших потолки в квартире без соблюденияя техрегламента и элементарных правил безопасности. Под завалами погибли четыре человека. Недавнюю трагедию в Шахтах (Ростовская область) также связывают с ненадлежащим использованием газового оборудования.

Пристав в чужом доме

В действующем законодательстве, по сути, лицо, уклоняющееся от визитов контролирующих органов по поводу незаконных перепланировок, приравнено к должнику. Что с точки зрения права не совсем правильно. Тем не менее судебная практика по принудительному посещению жилинспекторов уже накопилась в некоторых регионах.

«В жилые помещения, принадлежащие должнику (это понятие применяется к лицу, проводящему незаконную перепланировку.

— «Известия»), судебный пристав-исполнитель имеет право входить, при необходимости вскрывая дверь, только в том случае, если имеется письменное разрешение старшего судебного пристава, независимо от воли должника.

Исключением из данного правила является исполнение исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника — здесь разрешение не требуется», — говорит адвокат Алексей Гавришев.

Закон четко регламентирует процедуру визита судебных исполнителей.

«Во-первых, судебный пристав-исполнитель может проникнуть в помещение только в процессе исполнения требований исполнительных документов. Во-вторых, должник должен быть уведомлен о дате и времени проведения исполнительных действий. В соответствии с ч.1 ст.

24 ФЗ «Об исполнительном производстве» лица, участвующие в исполнительном производстве, извещаются об исполнительных действиях и о мерах принудительного исполнения или вызываются к судебному приставу-исполнителю либо на место совершения исполнительных действий повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой, телеграммой, с использованием электронной, иных видов связи и доставки или лицом, которому с его согласия судебный пристав-исполнитель поручает их доставить», — говорит юрист.

Еще одно условие — присутствие понятых. «Если должник надлежащим образом уведомлен, назначены дата и время и он не явился, пристав может без должника проводить исполнительные действия, но обязательно в присутствии понятых и с составлением акта.

Понятые и акт обязательны и в том случае, если должник находится внутри помещения и не пускает приставов. Обязанность привлекать понятых предусмотрена ч.1 ст.

59 ФЗ «Об исполнительном производстве», в соответствии с которой участие понятых обязательно при совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения, связанных с вскрытием нежилых помещений и хранилищ, занимаемых должником или другими лицами либо принадлежащих должнику или другим лицам, жилых помещений, занимаемых должником, осмотром имущества должника, наложением на него ареста, а также с изъятием и передачей указанного имущества», — говорит адвокат.

При необходимости уведомляются райотдел полиции и предприятие ЖКХ или представителя домоуправления. При вскрытии желательно обеспечить присутствие участкового уполномоченного полиции и представителей домоуправления. В соответствии со ст.

62 ФЗ «Об исполнительном производстве», сотрудники органов внутренних дел обязаны оказывать содействие судебным приставам-исполнителям в ходе исполнительного производства при возникновении угрозы жизни или здоровью судебного пристава-исполнителя, а также могут привлекаться для обеспечения правопорядка на месте совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения.

Действия пристава строго ограничены законом, напоминает адвокат юридической компании BMS Law Firm Александр Иноядов.

В частности, у должника есть пятидневный срок для добровольного исполнения судебного акта со дня получения им постановления о возбуждении исполнительного производства.

Это условие исключает совершение исполнительных действий для принудительного исполнения. В то же время обязательность требований судебного пристава установлена ст. 6 закона «Об исполнительном производстве».

«Их неисполнение влечет административную ответственность по ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ в виде штрафа, для граждан от 1 тыс. до 2,5 тыс. рублей.

Применение насилия к приставу как к представителю власти повлечет уже уголовную ответственность по ст. 318 УК РФ, а оскорбление — по ст. 319 УК РФ.

Кроме того, злостное неисполнение судебного акта влечет ответственность для должника по ст. 315 УК РФ», — говорит Иноядов.

Кстати, за сломанные замок и другие повреждения платить будет сам хозяин.

«Действия пристава, в том числе по проникновению в жилое помещение должника, могут быть обжалованы в ведомственном и судебном порядке», — напоминает Иноядов.

Скептики опасаются, что вместе с приставом в помещения смогут попасть третьи лица, а инициировать проверки будут, например, коллекторы. И это действительно повод для опасения.

Однако авторы готовящегося законопроекта уверяют, что, помимо права проникновения в жилище на основании судебного акта, выданного по заявлению должностных лиц госжилнадзора и органов муниципального жилконтроля, закон возложит на пристава обязанности исключить возможность прохода посторонних лиц в помещение, куда следует комиссия, а также обеспечить сохранность имущества лица, в доме которого проходит ревизия.

Источник: https://iz.ru/922073/ivan-petrov/pristav-kak-bannyi-list-fssp-rasshiriat-polnomochiia

Статья 25 Конституции Российской Федерации

Правомерность действий судебных приставов при проникновении в жилище

Последняя редакция Статьи 25 Конституции РФ гласит:

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Комментарий к Ст. 25 КРФ

Неприкосновенность жилища представляет собой одну из основных гарантий предусмотренного частью 1 ст. 23 Конституции права на неприкосновенность частной жизни. Именно такое значение может быть придано этому правовому институту, исходя из положений п. 1 ст.

17 Международного пакта о гражданских и политических правах, указывающих на необходимость обеспечения неприкосновенности жилища в одном ряду с обеспечением невмешательства в личную и семейную жизнь человека, с защитой его чести и репутации, с охраной тайны его корреспонденции.

Таким образом, трактовка используемого в комментируемой статье понятия “жилище” в значительной мере определяется содержанием именно означенного круга правоотношений. В этой связи нельзя не заметить, что термин “жилище” в ст. 25 и 40 Конституции используется для обозначения понятий хотя и совпадающих в значительной своей части, но все же не тождественных.

В законодательстве дефиниция понятия “жилище” отсутствует, при том что в отдельных законодательных актах раскрываются такие понятия, как “жилое помещение”, “жилищный фонд”, “место жительства”. О жилище же как объекте незаконного вторжения, пожалуй, наиболее полно было сказано в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР N 11 от 5 сентября 1986 г.

“О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности”, с изм. от 30 ноября 1990 г. (БВС СССР. 1986. N 6; Ведомости СССР. 1991. N 2), которое, несмотря на происшедшие после его принятия изменения в законодательстве о преступлениях против собственности, не утратило своего значения.

Как указывалось в этом Постановлении, под жилищем следует понимать помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания либо пребывания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или в общежитии, дача, садовый домик, туристская палатка и т.п.

), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балкон, веранда, кладовая и т.п.).

Оценка режима того или иного помещения как жилища не меняется от того, что оно одновременно используется его собственником или нанимателем в качестве рабочего кабинета (офиса) либо производственного помещения (например, для занятия частной юридической либо зубоврачебной практикой).

Именно такая позиция была высказана Европейским судом по правам человека, констатировавшим в Постановлении от 16 декабря 1992 г. по делу “Нимитц против Германии”, что профессиональной деятельностью можно заниматься в жилище, тогда как в служебных помещениях можно заниматься деятельностью, не связанной по своей сути с выполнением профессиональных функций. Исходя из этой правовой позиции, ЕСПЧ в названном Постановлении признал нарушающим право на неприкосновенность жилища проникновение в офисное помещение, занимаемое адвокатом*(2).

Столь же расширительное толкование понятия “жилище” (“жилое помещение”) как объект посягательства на его неприкосновенность и тем самым как объект посягательства на тайну частной жизни было дано и в ряде других решений ЕСПЧ, в которых жилищем признавались цыганские кибитки, принадлежащие собственнику производственные, включая складские, помещения и т.д.

Устанавливаемые комментируемой статьей гарантии неприкосновенности распространяются как на само жилище, так и на все предметы и документы, находящиеся внутри него, а также на всю информацию, которая в этом помещении хранится или передается.

Конституция, гарантируя неприкосновенность жилища, устанавливает вместе с тем запрет на проникновение в жилище помимо воли проживающих в нем лиц, из чего можно сделать вывод, что нарушение неприкосновенности жилища может быть связано не только с проникновением в него, но и с иными действиями государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан (например, с поджогом жилого дома). При этом как те, так и другие действия не могут расцениваться как нарушение конституционного права на неприкосновенность жилища, если они направлены на обеспечение реализации прав и законных интересов граждан, являющихся собственниками данного жилого помещения, либо зарегистрированных в нем, либо принудительно вселенных в это помещение по решению суда.

Проникновение в жилище означает открытое или тайное вторжение в него с целью проживания или в иных целях лиц, которые по закону не вправе находиться в нем помимо воли проживающих лиц.

Это вторжение может выражаться как в физическом вхождении постороннего в жилище (или в отказе покинуть его), так и в забрасывании в жилое помещение различных предметов, установлении в нем технических средств, позволяющих вести прослушивание ведущихся там разговоров или визуальное наблюдение за происходящими событиями, и т.д.

Нарушение неприкосновенности жилища будет иметь место и в тех случаях, когда с помощью современных технических приспособлений, установленных за пределами жилища, ведется наблюдение за тем, что происходит внутри него.

Нарушение неприкосновенности жилища в зависимости от его характера и порожденных последствий может влечь для виновных в этом лиц наступление дисциплинарной, административной или даже уголовной ответственности. В частности, согласно ст. 139 УК, незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, подлежит наказанию вплоть до трех лет лишения свободы.

Вместе с тем действующее законодательство предусматривает ряд ситуаций, в которых проникновение в жилище помимо воли проживающих там лиц признается правомерным.

Во-первых, правомерно проникновение в жилище, предпринятое в целях предотвращения или устранения стихийно возникшей опасности для проживающих там людей или для иных граждан (прежде всего соседей). Необходимость в таком проникновении может возникать при пожарах, наводнениях, утечке газа, повреждениях электропроводки или водоснабжающих коммуникаций и т.п.

и в правовом отношении основывается прежде всего на общих законодательных положениях о причинении вреда в состоянии крайней необходимости (в частности, ст. 39 УК, ст. 2.7 КоАП, ст. 1067 ГК). Наряду с этим в ряде законодательных актов содержится специальная регламентация ситуаций, связанных с вынужденным проникновением в чужое жилище.

В частности, пункт 18 ст. 11 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. “О милиции” (Ведомости РФ. 1991. N 16. ст.

503) предоставляет милиции право беспрепятственно входить в жилые и иные помещения для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и массовых беспорядках, угрозе совершения преступления.

Проникновение в жилище работников технических служб для устранения различных неполадок, представляющих опасность для жилого помещения или других граждан, как правило, должно осуществляться в присутствии должностных лиц соответствующих жилищных органов или собственника жилого помещения. Однако понятно, что, скажем, при пожаре или затоплении соблюдение таких требований может оказаться крайне затруднительным, если вообще реальным.

Во-вторых, закон признает допустимым принудительное проникновение в жилище в целях выявления, пресечения, раскрытия преступления или для обнаружения лица, скрывающегося от следствия и суда. Так, согласно п. 18 и 24 ст.

11 Закона “О милиции” сотрудники милиции вправе беспрепятственно входить в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление; они могут осматривать места хранения огнестрельного оружия, боеприпасов к нему. Право беспрепятственно входить в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения в случае, если имеются достаточные данные полагать, что там совершено или совершается преступление, а также в случае преследования лиц, подозреваемых в совершении преступлений, если промедление может поставить под угрозу жизнь и здоровье граждан, предоставлено и органам федеральной службы безопасности (п. “з” ч. 1 ст. 13 ФЗ от 3 апреля 1995 г. “О федеральной службе безопасности”//СЗ РФ. 1995. N 15. ст. 1269; в ред. от 27 июля 2006 г.).

Ограничение конституционного права на неприкосновенность жилища допускается, согласно ч. 2 ст. 8 ФЗ от 12 августа 1995 г. “Об оперативно-розыскной деятельности” (СЗ РФ. 1995. N 33. ст.

3349), при проведении на основании судебного решения оперативно-розыскных мероприятий в связи с информацией о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу безопасности Российской Федерации. Причем в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных об угрозе безопасности Российской Федерации соответствующие оперативно-разыскные мероприятия могут быть проведены и на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-разыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-разыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность принудительного проникновения в жилище для выполнения целого ряда следственных и иных процессуальных действий: осмотра места происшествия или помещения, обыска, выемки, наложения ареста на имущество (ст. 115, 176, 182, 183 УПК).

Такие действия будут укладываться в конституционно установленные рамки лишь при условии, что осуществляются они в строгом соответствии с установленными в законе основаниями и порядком.

В частности, их проведение возможно только по возбужденному уголовному делу (кроме случаев осмотра жилища, являющегося местом совершения преступления) и лишь на основании судебного решения (п. 4, 5, 9 ч. 2 ст. 29 УПК).

В таком же порядке вхождение в жилище должно осуществляться и при необходимости производства в нем любых других следственных действий: допроса, опознания, следственного эксперимента и т.д., хотя прямо об этом в законе не говорится.

Но, как представляется, определяющим в этом вопросе должно быть не столько содержание того или иного следственного действия, сколько то, что это действие сопряжено с ограничением права на неприкосновенность жилища.

В случаях, не терпящих отлагательства, указанные действия могут быть совершены и без судебного решения на основании постановления следователя или дознавателя, но с обязательным уведомлением об этом в течение 24 часов прокурора, начальника следственного подразделения и суда; судья же в течение 24 часов с момента получения уведомления о произведенном процессуальном действии, сопряженном с проникновением в жилище, обязан принять решение о его законности или незаконности и, соответственно, о допустимости или недопустимости доказательств, полученных в результате такого действия (ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

В-третьих, законным признается и такое принудительное проникновение в жилище, которое вызывается необходимостью обеспечить исполнение судебных решений по уголовным и гражданским делам, а также иных актов.

Право судебных приставов-исполнителей входить в помещения, занимаемые гражданами, в случаях если это необходимо для обеспечения исполнения судебного решения, в частности о наложении ареста на имущество, об изъятии определенных предметов, о принудительном выселении, лишении родительских прав, об отобрании ребенка и др., предусматривается пунктом 2 ст.

12 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ “О судебных приставах” (СЗ РФ. 1997. N 30. ст. 3590) и статьей 39 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ “Об исполнительном производстве” (там же. ст. 3591).

Специфические гарантии неприкосновенности жилища предусмотрены действующим законодательством в отношении отдельных категорий лиц, чья деятельность, будучи сопряженной с повышенным профессиональным риском и особой ответственностью, нуждается в особом обеспечении.

В соответствии со ст. 19, 20 ФЗ от 8 мая 1994 г. (с изм. и доп.

) “О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” член Совета Федерации и депутат Государственной Думы в течение всего срока их полномочий обладают неприкосновенностью, которая распространяется в том числе и на их жилое помещение.

Конституционный Суд, проверяя по запросу Президента конституционность вышеуказанной нормы, отметил в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828), что, по смыслу ст. 98 Конституции в соотнесении ее со ст.

22-25, неприкосновенность парламентария не ограничивается только его личной неприкосновенностью и, следовательно, без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания неприкосновенность занимаемых депутатом жилых и служебных помещений не может быть нарушена В силу этого Постановления обыск и иные следственные действия, сопряженные с ограничением неприкосновенности жилища, могут быть произведены лишь после получения на то согласия Совета Федерации или Государственной Думы.

Несколько иные условия, при которых возможно законное проникновение в жилое помещение судьи, предусматриваются Законом РФ от 26 июня 1992 г. “О статусе судей в Российской Федерации” (Ведомости РФ. 1992. N 30. ст. 1792; с изм. и доп.). Согласно п. 6 ст. 16 Закона, оно допускается при условии соблюдения Конституции и только в связи с производством по уголовному делу в отношении этого судьи.

Источник: http://constitutionrf.ru/rzd-1/gl-2/st-25-krf

Выломают дверь: приставам разрешат входить в квартиры без разрешения

Правомерность действий судебных приставов при проникновении в жилище

Минюст предлагает прописать порядок взлома квартир и домов судебными приставами, если им нужно проверить газовое оборудование или правомерность планировки, а жильцы их не пускают. Соответствующие поправки к закону об исполнительном производстве опубликованы на портале проектов нормативных правовых актов.

«При осуществлении принудительного доступа в помещение судебный пристав-исполнитель вправе при необходимости произвести взлом (разрушение) запирающих устройств, элементов и конструкций, препятствующих проникновению в указанные помещения и на указанные земельные участки, и их осмотр», — говорится в документе.

Согласно законопроекту, приставы не смогут взламывать дверь в помещение при первом же визите. Сначала представители власти должны попросить жильца пустить их в квартиру.

В случае принятия реформы, если человек отказывается это сделать в течение установленного срока, то пристав вынесет постановление о взыскании с должника исполнительского сбора и установит новый срок для предоставления доступа в помещение.

При этом он должен предупредить жильца, что по истечении этого времени в дом войдут — причем без дополнительного извещения.

По закону срок для добровольного исполнения требования может составить пять дней со дня получения должником постановления.

Чтобы принудительно войти в помещение, приставы должны будут иметь при себе соответствующее постановление суда, выданное по заявлению сотрудников государственного жилищного надзора и органа муниципального жилищного контроля.

Если приставы решили войти в помещение без согласия жильца, то они могут привлечь «соответствующую специализированную организацию», чтобы открыть дверь.

Таким образом правоохранители не обязаны грубо выламывать дверь в квартиру или дом. В любом случае при этой процедуре должны будут присутствовать понятые.

Кроме того, законопроект обязывает приставов обеспечить сохранность имущества жильца — в том числе чтобы в его дом впоследствии не проникли посторонние.

Как поясняется в документе, приставам иногда необходимо войти в жилое помещение даже против воли владельца, чтобы обезопасить его самого и соседей.

Это касается ситуаций, когда необходимо вовремя выявить неисправность газового оборудования или починить его, а также чтобы не допустить разрушение многоквартирного дома, если кто-то из жильцов устроил самовольную перепланировку, в процессе которой мог сломать несущие стены.

На данном этапе законопроект проходит общественные обсуждения и независимую антикоррупционную экспертизу.

О разработке поправок в законопроект Минюст сообщал еще в начале сентября.

Конституция РФ гарантирует неприкосновенность жилища кроме тех случаев, когда суд обязывает жильца открыть двери представителям правоохранительных органов.

На практике такие ситуации происходят чаще всего, когда соседи высказывают опасения по поводу ремонта в одной из квартир или сообщают об антисанитарии в жилом помещении.

Сейчас речь идет о том, чтобы четко прописать для приставов порядок действий, если суд разрешает им войти в помещение даже против воли владельца или жильца.

По словам председателя Союза жилищных организаций Москвы Константина Крохина, по действующему законодательству, приставы уже имеют право принудительно зайти в квартиру по решению суда, однако на практики решаются на это лишь в крайних случаях.

«Обычно суд дает добро на проникновение в квартиру по затяжным делам, которые тянутся несколько лет, по которым уже составлены акты и предписания.

Все понимают, что это крайняя мера, поэтому никто не будет вламываться в помещение, просто чтобы проверить, все ли там в порядке. Даже если есть какая-то небольшая, пусть и незаконная перепланировка, человек отделается штрафом.

Ну не будет никто к нему ломиться из-за расширенного на 10 сантиметров санузла», — цитирует слова эксперта сайт kp.ru.

Случай законного принудительного проникновения в жилище произошел в сентября в Башкирии.

По данным местных СМИ, житель Калининского района настолько захламил свою квартиру мусором, что управляющей компании пришлось обратиться с иском в суд.

Мужчина отказался открывать дверь, в итоге принудительную уборку в его квартире провели под контролем судебных приставов, сообщали в пресс-службе управления ФССП по республике.

Там также рассказали, что саму уборку проводили должники, которых суд приговорил к обязательным работам в качестве административного наказания. Денежные средства за оказание услуг коммунальщиков, как и административные штрафы, в дальнейшем будут удержаны из доходов виновника.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/09/25/12685789.shtml

Обобщение судебной практики о преступлениях, связанных с незаконным проникновением в жилище (ст. 139 УК РФ)

Правомерность действий судебных приставов при проникновении в жилище

Важнейшим конституционным правом человека и гражданина является право на неприкосновенность жилища.

Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения(ст.25 Конституции РФ).

За незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, предусмотрена ответственность по ст.139 УК РФ. Судебная практика показывает значительный рост числа лиц, осужденных за совершение данных преступлений.

Зачастую нарушения неприкосновенности жилища совершается в совокупности с другими, как правило, более тяжкими преступлениями: убийством, причинением тяжкого вреда здоровью, изнасилованием, похищением человека. В этих случаях нарушение неприкосновенности жилища не является конечной целью, а совершается попутно для облегчения планируемого преступления, т.к. для этого необходимо проникнуть в жилище.

Среди причин, вызывающих рост числа этих преступлений в настоящее время, можно назвать: общее снижение правовой культуры граждан, неуважительное отношение к правам и свободам других лиц, обесценивание межличностных отношений, правовую безграмотность и правовой нигилизм.

Как показывает судебная практика, многие лица, привлеченные к ответственности, плохо понимают, что совершают преступление, вторгаясь в чужое жилище, например, к должникам с целью возврата долга, во время бытовых ссор, в процессе выяснения отношений между бывшими супругами, сожителями, знакомыми и по другим, как им кажется, «уважительным причинам».

Так, Новиков В.В. был осужден мировым судьей судебного участка № 46 Чернского района Тульской области за то, что, находясь  в состоянии алкогольного опьянения, пришел к входной двери квартиры, в которой проживала его знакомая Я., с целью поговорить с находившейся в квартире Х.

Постучал в дверь, но ему никто не открыл. После чего с силой дернул ручку входной двери, в результате чего сломался внутренний засов, и дверь открылась. Затем Новиков В.В. незаконно проник через дверной проем внутрь квартиры, нарушив право Я.В. на неприкосновенность жилища. Действия Новикова В.В.

квалифицированы по ч.1 ст.139 УК РФ.

Другой пример: Романов А.Н., будучи в состоянии алкогольного опьянения, решил проникнуть в жилище бывшей сожительницы, чтобы поговорить с ней. С этой целью он стал громко стучать в дверь ее квартиры.

Потерпевшая отказалась пустить Романова в свое жилище. Продолжая свои действия, он разбил стекло и через оконный проем незаконно проник в квартиру. Действия Романова были квалифицированы по ч. 1 ст.

139 УК РФ.

Общая характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ

Уголовная ответственность наступает за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающих в нем лиц.

Объективная сторона преступления характеризуется незаконным проникновением в жилище, то есть совершенным против воли проживающего в нем лица либо в нарушение установленного законом или судебным решением порядка проникновения в жилище.

Проникнуть в жилище означает попасть внутрь (войти в пределы жилища), получить доступ для этого (взломать запор, открыть дверь похищенным, подобранным или изготовленным ключом, разбить или вскрыть запертое окно, сделать пролом в стене и т.п.). Способы проникновения могут быть как открытыми, так и тайными.

Пункт 10 статьи 5 УПК Российской Федерации определяет понятие жилища применительно к целям уголовно-процессуального регулирования производства различных следственных и иных процессуальных действий, жилище- это индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

Согласно примечанию к статье 139 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, под жилищем в этой статье, а также в других статьях Уголовного кодекса Российской Федерации понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

При определении признаков жилища следует отличать помещения, предназначенные для постоянного или временного проживания, от помещений, приспособленных для временного проживания. Не является жилищем, например, складское, подвальное, чердачное или иное помещение, приспособленное бездомным для его проживания.

С учетом того, что преступлением, предусмотренным в ст.

139 УК РФ, нарушаются конституционные права граждан на неприкосновенность их жилища, проникновение в помещение, хотя и предназначенное для постоянного или временного проживания (пустующую квартиру в новом доме), хотя бы и принадлежащее кому-либо на правах собственности, не может квалифицироваться по ст.139 УК. Существенным признаком помещения как жилища является использование его в таком качестве.

Преступлением является незаконное проникновение в чужое жилище.

Незаконным является такое проникновение в жилище, которое совершается помимо воли проживающих в нем лиц (за исключением случаев, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения).

Нарушение неприкосновенности жилища при наличии в этих действиях признаков самоуправства должно квалифицироваться по совокупности преступлений.

Правильно по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст.139 УК РФ и п. «а» ч.2 ст.

132 УК РФ, были квалифицированы действия Шмелева, Скрягина, Шаталова и Чижикова, которые ночью, без согласия потерпевшей, взломав запорное устройство двери, вошли в ее жилище, после чего совершили с ней иные действия сексуального характера с применением насилия и угрозой применения насилия  группой лиц. Приговор Ясногорского районного суда Тульской области (судья Данилина О.И.) в отношении Шмелева Н.В., Скрягина А.Г., Шаталова А.А. и Чижикова С.Е. оставлен без изменения судом кассационной инстанции.

Способ незаконного проникновения в жилище может быть любым и не  влияет на квалификацию деяния. Незаконным будет проникновение в жилище не только в тех случаях, когда открыто игнорируется согласие, но также если оно осуществляется путем обмана, например путем предъявления подложного документа на проведение обыска

Так, Журов Е.Б. осужден по ч.1 ст.139 и ч.2 ст.131 УК РФ. Представившись сотрудником милиции, он незаконно проник в квартиру Б., где совершил изнасилование.

Преступление признается оконченным с момента незаконного проникновения в пределы жилища, независимо от продолжительности нахождения в нем.

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи, грабежа или разбоя.

Диспозиция ч.1 ст.139 УК РФ сформулирована таким образом, что допускает различное толкование понимания проникновения «против воли проживающего в нем лица», что составляет трудность для единообразного применении закона.

Это относится к случаям, когда лицом совершается незаконное проникновение в жилище, в котором отсутствуют проживающие лица (находятся на работе, в отпуске и т.п.).

Из изученных дел следует, что мировые судьи квалифицируют такие действия как незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица.

Так, Веселов К.Л., находясь  в состоянии алкогольного опьянения, замерз и с целью погреться без согласия собственника Р. и находившейся в доме Ш., проник через оконный проем в  жилой дом, где уснул. Действия Веселова квалифицированы по ч. 1 ст. 139 УК РФ.

Конечно, в целях единообразного понимания проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица требуется совершенствование редакции ст. 139 УК РФ.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, то есть виновное лицо сознает, что нарушает неприкосновенность жилища, и желает этого. Мотив преступления не влияет на квалификацию деяния по ст. 139 УК РФ.

При рассмотрении уголовных дел судьям надлежит выяснять, где зарегистрирован и фактически проживает подсудимый, не проживает ли он в жилом помещении, не находится ли в нем, принадлежащее ему имущество, и т.д.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицирующий признак ч.2 ст.139 УК — применение насилия или угрозы его применения. Этот признак определяет способ незаконного проникновения в чужое жилище: причинение побоев, вреда здоровью или применение с целью подавления сопротивления потерпевшего физической силы без побоев или причинения вреда здоровью, а также угроза совершения этих действий.

В тех случаях, когда незаконное проникновение в жилище совершено с применением насилия (или угрозы его применения), причинившего средней тяжести или тяжкий вред здоровью, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений: ч.2 ст.139 и статей 111, 112 УК РФ.

Совершение деяний, предусмотренных частями первой и второй ст.139 УК РФ, лицом, использующим для их совершения свое служебное положение, является особо квалифицирующим обстоятельством ( ч. 3 ст. 139 УК).

Служебное положение рассматривается как обстоятельство, определяющее способ совершения преступления, благодаря которому лицо имеет доступ к жилищу или возможность получить его. Незаконным использование служебного положения при проникновении в жилище будет тогда, когда пользование доступом к помещению выходит за рамки служебных полномочий, не входит в круг служебных обязанностей.

Незаконным использованием служебного положения при проникновении в жилище лицом, осуществляющим свои полномочия, будет и тогда, когда эти действия совершаются с нарушением установленного порядка (например, УПК РФ, Федерального закона от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Как уже было отмечено, ответственность за преступление, предусмотренное ст.139 УК РФ, наступает, если проникновение в жилище было незаконным. В соответствии со ст.

25 Конституции Российской Федерации проникновение в жилище считается незаконным, если оно совершено против воли проживающих в нем лиц.

Разрешается беспрепятственное проникновение в жилище в отдельных случаях, предусмотренных федеральными законами или на основании судебного решения.

Наиболее распространенной является ситуация, когда проживающие лица находятся в жилище и ясно дают понять, что возражают против вхождения в него. Проникновение в жилище при таких обстоятельствах является незаконным и должно влечь ответственность по ст.139 УК РФ.

Нередки случаи, когда лицо на законных основаниях входит в жилище, но в последующем отказывается его покинуть по требованию проживающего лица. Содержат ли такие действия состав рассматриваемого преступления? Очевидно, что нет, так как отсутствует общественно опасное деяние — незаконное проникновение в жилище.

Из общего правила, содержащего запрет на проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица, Конституция РФ делает два исключения. Беспрепятственное проникновение в жилище возможно в случаях, предусмотренных федеральным законом или на основании решения суда.

Фактически речь идет только о случаях, предусмотренных федеральными законами. Суд может разрешить проникновение в жилище только на основании федерального закона. В частности, давая разрешение следователю на производство обыска или выемки в жилище, суд руководствуется правилами, предусмотренными УПК РФ.

В Российской Федерации действует ряд таких законов.

Источник: https://pravo163.ru/obobshhenie-sudebnoj-praktiki-o-prestupleniyax-svyazannyx-s-nezakonnym-proniknoveniem-v-zhilishhe-st-139-uk-rf/

Прав-помощь
Добавить комментарий