Реально ли снять отпечатки пальцев с застежки молнии, если ее трогали еще 2 человека?

Об отпечатках пальцев

Реально ли снять отпечатки пальцев с застежки молнии, если ее трогали еще 2 человека?

Следующая история припомнилась мне после того, как моя вторая половинка включила телесериал СИЭСАЙ, ну а я немножко посмотрел его. Да впрочем многие завсегдатаи Пикабу знают о том откровенном бреде, что там показывают. Вот например #comment_85165810

Сейчас же речь пойдет об идентификации преступника по отпечаткам пальцев. Модный

способ во всяких книжицах, сериалах и бульварном чтиве. Но, несмотря на определенные проблемы, он имеет место быть. Но сначала краткая история…

Все знают, что у человека на руках есть линии. Эти линии называются папиллярными узорами. Они есть на фалангах, на ладонях. И эти линии сугубо индивидуальны.

(Я не беру во внимание всякие случаи типа совпадений один к 10000000 случаев и отсутствия этих узоров как таковых, об этом я только читал, но лично не встречал).

Чаще всего под отпечатками пальцев имеют ввиду отпечатки именно папиллярных узоров первых фаланг пальцев (т.н. дистальных). Эти отпечатки индивидуальны, как я говорил выше, точно так же, как и раковины ушей, зубы и прочее.

Принцип образования отпечатков прост – на руках есть поры, сквозь них естественно выделяется пот, жир. И эти выступающие линии при прикосновении оставляют отпечатки. Классно показано в посте http://pikabu.ru/story/nikogda_takogo_ne_videl_vzhivuyu_tolk…

Принцип опознания человека по отпечаткам есть дактилоскопия, процесс “откатывания пальчиков” – дактилоскопированием, а лист бумаги с отпечатками бандита – дактилоскопической картой, или дактокартой.

Кто первым додумался к тому , что следы пальцев не особо то и повторяются – не помню, если кому интересны такие детали, погуглят.

Равно так же погуглят те, кому интересно почитать про петлевидные, дуговые и завитковые узоры и узнать, какие у них узоры на пальцах,  так как это уже глубокое познание темы (а у одного, кстати,

человека могут быть абсолютно разные узоры даже на одной руке).

Хочу сказать, что не так часто преступников идентефицируют по пальцам рук, как показано в сериалах. Причин несколько – тут и использование перчаток, и размазывание самих отпечатков, и отсутствие отпечатков в централизованных криминалистических базах данных.

Ну вот ты, пикабушник, сидел, листал пикабу, прочел  пост http://pikabu.ru/story/grabit_ili_net_5134772,  а потом все-таки решил ограбить банк.

Да, ты не одел на одну руку перчатку, но когда касался ручки дверей, провел рукой вскользь и размазал свои отпечатки. А ладошка потела у тебя и ты все-таки оставил свой четкий отпечаток на стойке у банкира, но тебя же раньше не привлекали, а потому тебя нет в базе данных…

На моей памяти в нашей провинции был лишь один случай поимки преступника только при помощи отпечатка пальца и о нем я сейчас поведаю вкратце. Почему вкратце? Я не был участником тех событий и наблюдал их со стороны.

Несколько лет тому назад на излёте весны в райотдел обратился местный фермер с заявлением о том, что некий гражданин под предлогом продажи  ему семян сельськохозяйственной культуры завладел денежными средствами  в сумме, эквивалентной на тот момент приблизительно 40000 у.е. (неплохо весьма, да?).

Дело было примерно так. Некий Стеценко позвонил Щербакову, который занимал должность директора сельхозпредприятия, и предложил приобрести энное количество семян подсолнечника.

Щербаков согласился – цена была  неплохая.

Через пару дней они встретились за городом и на авто  подъехали к зернотоку (кто не знает – место, где выгружается, переваливается, сушится, калибруется, хранится зерно всяких культур).

Стеценко сказал, что вот мол-де семена подсолнуха. Только, как вы понимаете, ни ток, ни товар не пренадлежал Стеценку.

Удостоверившись в наличии семян, Щербаков через пару дней подъехал к току. Нанятые Стеценком алкаши грузили зерно в автомобили, нанятые потерпевшим Щербаковым. Когда зерно было погружено, Щербаков отдал Стеценку сумму, эквивалентную 40 тысячам долларов, и Стеценко слинял… (Честно, я хз, где были в этот момент работники, которые трудились на зернотоке и почему они не прекратили этот цирк).

Потом выяснилось, что зерно-то не пренадлежит Стеценку. В распоряжении следователя имелись лишь фото Стеценка, сделанное больше с ракурса затылка, показания потерпевшего и бутылка из-под пива 0,5… Она-то и сыграла свою роковую роль в судьбе мошенника.

Выяснилось, что при первом приезде на ток Стеценко, как пассажир, пил пивко со стеклянной бутылки, которую выбросил там же, на току, свинья эдакая. Бдительный следак изъял её и отправил на дактилоскопическую экспертизу. И надо же такому случится, что пальчики Стеценка были мало того, что не стерты-смазаны, так они еще были и в базе данных.

Ранее Стеценко, житель одной из соседней областей, имел некоторый чпок с законом. И он его подвёл, так как у Стеценка уже “катали пальчики”. Эксперт нашел на бутылке всего один, но чёткий и красивый отпечаточек пальчика. И он совпал с одним из пальчиков с дактокарты Стеценка. Его задержали вскоре. Потерпевший опознал его, и Стеценко даже в суде не упирался и признал вину.

В итоге с учётом прошлых грехов Стеценко получил девяточку. Получил ли Щербаков свои 40 тыщ – я не знаю, но вряд ли, хотя даже осознание того, что негодяй наказан, стоит, наверое, этих денег.

А случай этот мне запомнился как один-единственный за несколько лет практики, когда с помощью пальцев рук идентефицировали преступника и он, к тому же, понес наказание.

Надеюсь, @yulianovsemen поддержит эту тему и вспомнит хотя бы один случай из своей богатой и разнообразной практики на подобную тему.

Источник: https://pikabu.ru/story/ob_otpechatkakh_paltsev_5148376

Как ищут отпечатки пальцев преступников? Отрывок из книги израильского криминалиста

Реально ли снять отпечатки пальцев с застежки молнии, если ее трогали еще 2 человека?

В издательстве “Альпина Паблишер” выходит книга Бориса Геллера про кухню криминалистов. ТАСС публикует отрывок о дактилоскопической экспертизе

Из-за кино и сериалов кажется, что поиск и сравнение отпечатков пальцев — это чуть ли не основной способ раскрыть преступление. Примерно так дело и обстоит, пишет Борис Геллер в книге «Наука раскрытия преступлений: Опыт израильского криминалиста».

Только на экране не показывают все тонкости работы в лаборатории, а где-то и вовсе привирают. К примеру, оказывается, на окурках хорошие отпечатки пальцев попадаются чрезвычайно редко — проверять их перестали (зато на фильтре можно обнаружить ДНК человека).

Об этой и других тонкостях читайте в приведенном отрывке.

Обложка книги “Наука раскрытия преступлений: Опыт израильского криминалиста”

© Издательство “Альпина Паблишер”

Как вы думаете, какие предметы чаще всего попадают на стол криминалиста для дактилоскопической экспертизы? Однозначного ответа на данный вопрос нет. Все зависит от географии и профиля подразделения.

Так, эксперты, занимающиеся в южном регионе Израиля делами относительно «низкого профиля» — кражами, взломами, угонами автомобилей (по-английски это называется volume crime), — чаще всего приносят с мест преступления куски защищающих от солнца пластиковых ставней, которые преступники приподнимают, пытаясь проникнуть в квартиры через окно. В холодных странах таких ставней нет.

При ограблениях квартир воры ищут деньги и драгоценности в конвертах, обувных коробках, холодильниках, ящиках столов и комодов. Следовательно, и вещественные доказательства будут соответствующие.

Криминалисты, помогающие следователям в раскрытии убийств, вооруженных ограблений, изнасилований, часто сталкиваются в своей практике с пистолетами, ножами, бутылками спиртного, банками из-под пива, бейсбольными битами и сигаретными пачками.

Рассмотрим с вами вместе, сколько времени требуется на проверку пачки сигарет на следы рук.

Представьте себе стандартную красно-белую пачку Marlboro Red. Наверное, это один из самых известных брендов. Давайте посчитаем, сколько видов поверхностей сочетает в себе пачка:

1. Корпус сделан из гладкого ламинированного картона, плохо впитывающего влагу.

2. На две трети он покрыт прозрачным целлофаном.

3. Под знаменитой откидной крышечкой (существует с 1955 г.) — вставочка из белого картона, прекрасно впитывающего влагу.

4. Внутри пачки — обертка с алюминиевым покрытием.

Итак, четыре разные поверхности, каждая из которых требует своего подхода. Прежде всего, вынимаем из пачки все сигареты и разбираем ее на составляющие.

Ламинированный картон по сути своей — пластик, следовательно, и исследоваться он будет как пластик: оптические методы, суперклей, порошок-краситель или вакуумное напыление металлов.

Целлофан — тоже пластик, но иного рода, другой консистенции. Помещать его в шкаф с суперклеем вместе с картоном нельзя ни в коем случае. Да и краситель после суперклея ему нужен другой.

Белая картонная вставочка пройдет через всю серию анализов, которым подвергаются бумаги. А внутренняя алюминиевая обертка не исследуется вовсе. На ней никогда не остаются отпечатки пальцев.

Мне приходилось видеть лаборатории, в которых сотрудники пренебрегали оптическими методами проверки как примитивными и ненужными, а сразу начинали с “тяжелой артиллерии” (суперклей, вакуумное напыление) и в результате, вполне вероятно, пропускали отпечатки.

В этой связи вспоминаю один случай. В провинциальном городке летним знойным днем преступник влез в низкое окно первого этажа и изнасиловал девушку, вышедшую из душа.

Отбросив использованный презерватив, он закурил, вежливо попрощался с жертвой и исчез тем же путем, каким попал в квартиру. К счастью, сигарета оказалась последней в пачке, которую мужчина и бросил на пол.

При первом же осмотре пачки в зеленом свете с оранжевыми очками-фильтрами ярко высветился флуоресцирующий отпечаток пальца. Оказалось, что в смазке презерватива содержался флуоресцирующий компонент.

Отпечаток был немедленно сфотографирован в тех же условиях, при каких проявился, и передан в базу данных. Как можно было предположить, вежливый незнакомец уже был известен системе; на его поиски и арест понадобился ровно один день.

По времени экспертиза пачки сигарет в хорошей лаборатории займет пару дней при условии, что результат будет отрицательный, то есть отпечатки ни на каком этапе проверки не обнаружатся. А если нам повезло и какие-то приемлемые следы рук налицо, их надо фотографировать, а это совсем другой процесс, продолжительность которого не всегда можно определить заранее.

Сами сигареты проверять смысла нет; даже если курильщик и касался их, то отпечатков он явно не оставил. Несколько сложнее обстоит дело с окурками — весьма часто встречающимся вещественным доказательством. Лет 20 назад мы еще исследовали их и на отпечатки пальцев, и на ДНК.

За всю практику я помню лишь один случай, когда на окурке удалось выявить частичный отпечаток. Сегодня окурки прямиком попадают в биологическую лабораторию, где профиль курившего легко устанавливается.

Окурки сигарет, извлеченные из машины, иногда могут рассказать экспертам и следователям больше, чем кажется на первый взгляд.

В некоторых моделях автомобилей есть две пепельницы: передняя (в нижней части передней панели) и задняя (между передними креслами, но сдвинутая в сторону заднего сиденья). Окурки из обеих пепельниц ни в коем случае не смешиваются, а раскладываются по разным конвертам.

Теперь представьте себе, что у вас трое подозреваемых из машины, увозившей грабителей от ювелирного магазина. ДНК-профили всех троих известны и сравнены с профилями, полученными из окурков. Результат сравнения может показать, кто сидел сзади, а кто спереди.

Чем такая информация способна помочь в восстановлении сценария ограбления? Попробуйте догадаться сами.

Ножи в экспертной практике встречаются, пожалуй, с той же частотой, что и пачки сигарет. Большинство убийств в любой стране совершается режущими предметами, причем не морскими кортиками, не штыками и не ножами коммандос, а самыми обыкновенными — кухонными. Причин тому две: легкодоступность кухонного ножа и сложность защиты от него.

Нож в руке нападающего почти всегда парализует жертву. Я часто вижу этот эффект на тренировках курсантов разных оборонных ведомств. Пока работа в парах идет с резиновыми ножами, все действия выполняются более или менее четко. Но стоит инструктору взять в руки настоящий кухонный нож, как начинается дрожь в коленях.

Возможно, есть какой-то атавистический страх перед острым лезвием, перед неизбежностью кровопролития. Мало кому из тех, на кого напали с ножом, удается избежать существенных порезов, даже если атаковал ребенок.

Интересно, что при виде нападающего с палкой такого шока не возникает, хотя палка в умелых руках — оружие страшное.

У кухонных ножей есть одна особенность, важная для проведения экспертизы: как правило, у них относительно гладкие ручки и отсутствует (или почти незаметен) стопор между рукояткой и лезвием, а следовательно, велика вероятность пореза самого нападающего, особенно при нанесении нескольких колющих ударов. Кровь облегчает скольжение руки в направлении лезвия. Чтобы найти на ручке ножа следы рук преступника, нужно везение; рука сжимает нож очень сильно, оставляя след контакта, но не отпечаток.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/6762462

Невидимый помощник: как криминалисты работают с отпечатками пальцев

Реально ли снять отпечатки пальцев с застежки молнии, если ее трогали еще 2 человека?

m24.ru/Александр Авилов

Отпечаток пальца на месте преступления – одно из важнейших доказательств в следствии. Его очень легко оставить, просто обнаружить и сложно стереть.

Как работают с почти невидимыми помощниками криминалисты, m24.ru рассказал замначальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции Роман Песчанов.

Сбором отпечатков занимаются сотрудники экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ). Все необходимое для обнаружения следов хранится в дактилоскопических наборах, которые полиция возит с собой в передвижной лаборатории.

Орудия эксперта – кисточка и баночка с порошком. Необходимо кропотливо водить инструментом по всем поверхностям, и тогда отпечатки окрасятся и станут заметнее.

m24.ru/Александр Авилов

Чтобы подготовить экспертов к работе “на земле” и протестировать их навыки, сотрудники ЭКЦ практикуются в комнатах, где смоделированы типичные московские интерьеры и расставлены манекены. За их работой наблюдают старшие товарищи и руководство – по всем комнатам развешены камеры, а в специальном помещении установлены мониторы.

В деле криминалиста используется широкий ассортимент порошков, все они – отечественного производства. Есть два вида: магнитные и немагнитные. Железо нельзя обрабатывать магнитным порошком, так как кисточка просто прилипнет к объекту и ничего не получится.

С другими поверхностями – пачками сигарет, зеркалами, посудой, – удобнее работать именно магнитным порошком. Сначала объект обрабатывают одной кисточкой, чтобы окрасить следы, а затем – другой, чтобы их почистить.

Теперь отпечаток можно снять с помощью дактилоскопического скотча и взять в работу.

m24.ru/Александр Авилов

Преступник не всегда оставляет четкий отпечаток, но следы сохраняются на любых поверхностях: стекле, бумаге, металле. Даже если вы, пожевав жвачку, скомкаете и выбросите ее, она станет объектом дактилоскопической экспертизы. Такие предметы собирают и тоже привозят в ЭКЦ.

В лаборатории центра установлена камера, призванная выявлять эти следы. Это печь, похожая на обычную духовку. Предмет обрабатывают спреем, сушат в вытяжном шкафу и помещают в камеру, нагретую до 100–120 градусов. Тут начинает действовать химический реагент – он вступает в контакт с потожировым веществом (следом пальца руки или ладони), и узор окрашивается в розовый цвет.

m24.ru/Александр Авилов

Если рисунок не выявить даже таким методом, то в процесс включаются эксперты биологической лаборатории, которые с помощью реагентов выделяют из потожирового вещества ДНК. Не бывает такого, чтобы совсем не осталось никаких следов.

В целом отпечатки хранятся долго, но все зависит от обстановки: если след в закрытом помещении, он может быть обнаружен и через пять лет, особенно если пространство никак не используется. Тут важны условия хранения.

Например, след на пластиковой бутылке, найденной в сугробе, можно легко испортить: если не просушить тару перед исследованием, дактилоскопический порошок при контакте с влагой превратится в пятно, с которым уже не получится работать.

m24.ru/Александр Авилов

Вернемся к отпечаткам. Обнаруженные следы изымают с места происшествия с помощью специальной пленки – дактилоскопического скотча. В таком виде их транспортируют в ЭКЦ, где отпечатки фотографируют и описывают.

Изображение переносится с пленки на фотобумагу, которая крепится к описи. В итоге получается карточка, которая хранится в течение установленного времени. Там указаны обстоятельства дела, его порядковый номер и другие данные.

Составление этого бумажного комплекта – обязательное условие работы криминалистов.

После всех указанных процедур карту сканируют и начинается собственно исследование следа на компьютере. Загрузив отпечаток, специалист с помощью программы расставляет на нем от 10 до 30 точек. Ориентируясь на них, система “Папилон” ищет похожие образцы по всероссийской дактилоскопической базе.

m24.ru/Александр Авилов

В результате формируется рекомендательный список отпечатков, совпавших с исходным узором по максимальному числу признаков. Их сравнением и установкой личности занимается уже не машина, а человек. Таким образом, аппарат оказывает экспертам помощь в поисках, но не дает однозначного ответа.

Даже если личность лица, оставившего отпечатки, установлена, это вовсе не значит, что виновник найден. Человек может быть как преступником, так и уборщицей или, скажем, хозяином квартиры, где все произошло. Установить истину – задача следствия. Эксперты–криминалисты не раскрывают преступления, их задача – добыть информацию для органов дознания, следствия или уголовного розыска.

Сергей Блохин и Софья Бассэль

Источник: https://www.m24.ru/articles/otpechatki-palcev/29102015/82913

Прав-помощь
Добавить комментарий