Уголовное наказание домашнего дебошира

Семейного дебошира на первый раз «простят» штрафом

Уголовное наказание домашнего дебошира

Согласно принятым поправкам к статье 116-й УК РФ, побои, совершённые в отношении родственников, переводятся из разряда уголовных преступлений в административное правонарушение.

«Хулиганы не останутся безнаказанными»

Как пояснила «Парламентской газете» один из авторов законопроекта, заместитель председателя Совета Федерации Галина Карелова, документ устранит неоднозначность толкования положений Уголовного кодекса, которые определяют наказание за побои, причинившие физическую боль без последствий для здоровья.

Она напомнила, что летом 2016 года были приняты изменения в Уголовный  и Уголовно-процессуальный кодексы, касающиеся оснований для освобождения от уголовной ответственности. Законопроект частично декриминализировал лёгкие побои и перенёс их в Кодекс административных правонарушений. Однако он не коснулся аналогичного правонарушения, совершённого в семье.

«Новый законопроект устраняет эту коллизию. Однако это вовсе не означает, что хулиганы и дебоширы, позволяющие себе рукоприкладство в отношении близких, останутся безнаказанными. Насилие в семье недопустимо ни при каких обстоятельствах. Поэтому законодательством предусмотрено, что административному наказанию нарушитель может быть подвергнут только один раз», — рассказала Карелова.

Сенатор напомнила, что Уголовный кодекс дополнен новой статьёй, которая устанавливает уголовную ответственность за повторное нанесение побоев. В этом случае даже за те побои, которые не повлекли за собой последствий, предусмотрен широкий набор наказаний: от обязательных работ на 15 суток до лишения свободы на два года.

Защитить семью от вмешательства

В свою очередь, зампредседателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина отметила, что законопроект позволяет исправить ситуацию, при которой лёгкие побои в семье по степени общественной опасности превышали аналогичное деяние в отношении других лиц.

Иными словами, за семейное рукоприкладство при действующей норме можно получить срок, а за уличное — административное взыскание. «Сложилась ситуация вопиющей несправедливости в оценке общественной опасности таких деяний, если они совершены близкими лицами.

Фактически нарушен принцип равенства граждан по семейному признаку», — возмутилась Мизулина.

При этом сенатор подчеркнула, что законопроект не оправдывает домашнее насилие, а лишь даёт возможность для прощения внутри семьи и исключает ситуацию, при которой в дела семьи может вмешаться кто-то со стороны. Ведь сейчас для заведения уголовного дела по статье 116 достаточно даже заявления соседа или анонимного сообщения.

«Уголовная ответственность ещё никого не делала добрее»

Член Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству единоросс Ольга Баталина обратила внимание, что двухэтапная система привлечения к ответственности позволяет не возбуждать уголовные дела в отношении тех, кто совершил лёгкие побои, не имея умысла. В то же время подобная система позволит строго наказывать человека, умышленно и неоднократно совершающего подобные действия.

При этом, по её словам, административная ответственность также достаточно жёсткая и может служить сдерживающим фактором для семейных дебоширов. Штраф до 30 тысяч рублей и возможность административного ареста до 15 суток — меры нешуточные. Что касается уголовной ответственности, она, по словам Баталиной, никого ещё не делала терпимее и добрее.

Депутат считает, что в проблеме семейного насилия важна не степень ответственности, предусмотренной за побои, а возможность помочь человеку, который в эту ситуацию попал.

«Рецепты лечения семейного насилия лежат в социальной плоскости — возможности и наличия реабилитационных центров, психологической поддержке, возможности просто временно пострадавшую сторону изолировать.

Но сегодня таких возможностей недостаточно», — заключила Баталина.

Перед вторым чтением закон нужно обсуждать

Заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина привела такую статистику МВД: 600 тысяч женщин ежегодно подвергаются насилию со стороны партнёра, а каждую третью россиянку партнёр избивает регулярно. Более того, от рук родителей погибает до 3 тысяч детей в год. Депутат поддержала слова президента: «Нашу национальную традицию шлепнуть или потаскать за волосы надо менять».

Пушкина предложила перед вторым чтением организовать «круглый стол» по этой теме с участием практиков: уполномоченных по правам ребёнка, адвокатов.

В свою очередь, либерал-демократ Сергей Иванов уверен, что семейные побои и наказание за них часто остаются на усмотрение судьи — в связи с чем необходимо вернуть институт выборности судей.

А справедливоросс Николай Рыжак считает, что необходима профилактика, тогда как ужесточение уголовной ответственности — это неправильный путь для решения проблем в деликатной сфере человеческих отношений.

«Нужно развивать демократические институты государства — комнаты милиции, общественность, школьную, детсадовскую подготовку, воспитание культуры и поведения в семье.

От нашей культуры зависит и крепость наших семейных уз», — уверен депутат.

Коммунист Юрий Синельщиков заявил, что КПРФ поддержит законопроект только в случае принятия их поправок.

«Фракция КПРФ предлагает сохранить уголовную ответственность за однократные побои в отношении несовершеннолетних, беременных женщин, а также лица, находящегося в беспомощном состоянии.

Соответствующие поправки фракция внесёт, в случае их принятия во втором чтении мы законопроект поддержим», — сказал депутат.

Источник: https://www.pnp.ru/social/2017/01/11/semeynogo-deboshira-na-pervyy-raz-prostyat-shtrafom.html

«Через год дебошир — “чистый”»

Уголовное наказание домашнего дебошира

Дознаватель Н. занимается тем же, чем и следователи, только подведомственные преступления «мельче».

— Мы занимаемся не слишком тяжкими делами. По общему правилу дознание должно раскрыть дело в течение 10 или 30 суток, но если по каким-то причинам сделать это в срок не удается, то сотрудники имеют право продлить срок у прокурора до шести месяцев. Через полгода дела переходят в ведомство СК.

Николай объясняет: принятые 7 февраля 2017 года поправки исключили из российского законодательства такую категорию преступлений, как «домашнее насилие».

По статье 116 УК РФ («Побои») сейчас к уголовному наказанию могут быть привлечены только те лица, действия которых были совершены 1) из хулиганских побуждений, 2) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Закон от 7 февраля исключил насильственные действия, совершенные в отношении родственников, и перевел их в разряд административных правонарушений (статья 6.1 КоАП).

— Есть административное производство, а есть уголовное. То есть сначала, если я кого-то стукнул, но не сильно — тяжкий либо средней тяжести вред здоровью не причинил — меня участковый ведет в административный суд, и мне назначают штраф. Это не уголовное производство.

Виновным человек признается только тогда, когда вступает в силу решение суда (если в течение десяти суток апелляция не была подана), и только с этого момента я могу быть привлечен повторно уже к уголовной ответственности.

Соответственно, исходя из фабулы закона, что еще нужно для заведения уголовного дела, кроме «административки»? Нетяжкие телесные повреждения, подтвержденные исследованием медэкспертизы. Вот как раз 116.1 применяется тогда, когда человек повторно совершает преступление.

В принципе, она и направлена на домашнее насилие. Но санкции там такие… ни о чем!

Для правоохранительного люда закон все еще в новинку — прошел год, а как с ним взаимодействовать, не особенно понимают. Надеются, что «практика должна наработаться», и потом все пойдет по накатанной.

По сути, не поменялось ничего, просто нагрузка по «уголовке» перешла в разряд «административки». Может быть, это и правильно: если человек один раз совершил преступление и его привлекли, во второй раз, если он нормальный, он уже задумается.

Потому что всегда предупреждают, что в следующий раз откроют уже уголовное дело. Практика пока нарабатывается. Но тут еще надо сказать, что существует срок давности привлечения к административной ответственности. Через год он, по-моему, гасится.

Пока это не актуально, потому что дела свежие, а когда будет тухляк, год с копейками, — тогда уже будем высчитывать. С того момента как административное наказание погашено, человек уже…

— «Чистый»?

— «Чистый». В КоАПе все эти сроки прописаны.

— Скажите, после того как было декриминализовано домашнее насилие, людей, обращающихся с жалобами, больше стало?

— Любое «насилие» сначала попадает к участковому уполномоченному, поэтому по статистике — больше ли, не больше — сложно сказать.

По идее, участковому-то и самому легче прикрыться, чтобы ему потом не сказали: «Почему ты покрывал эту фигню?». Проще отвести человека в суд, составить материал, что в таких случаях обычно и делают.

Теперь это чаще стали делать — я смотрю, звонят, спрашивают, что да как…

— Вот вы говорите, звонят участковые, спрашивают. Что спрашивают? Это значит, что у них квалификации не хватает?

— Спрашивают, куда ударил, как. Куда экспертизу отвезти. Вот такие моменты. Тут еще вот какая сложность: экспертиза проводится очень долго.

Перед тем как ее назначить, участковый должен изъять медицинскую амбулаторную карту из «травмы», куда обратился потерпевший.

Соответственно, надо съездить в травмпункт, оставить запрос на копию амбулаторной карты, там его рассматривают — то есть пару дней теряешь. А у нас есть десять суток, по правилам сокращенной формы ведения дела.

— А что если следы побоев, например, сойдут, пока будут готовиться все эти документы?

— Тут дело в другом: побои должны зафиксировать. Если не зафиксировали, состава преступления вообще нет! То есть он будет, но не подтвердится.

Если не установили, что человек причастен к происшедшему — у нас презумпция невиновности действует. Когда женщина приходит в травмпункт, нам сразу поступает телефонограмма: «такая-то обратилась».

Как только она сообщает, что ее ударили или избили — врач спрашивает, где это произошло, и отправляет телефонограмму.

— То есть для того, чтобы женщине, которая подверглась домашнему насилию, получить защиту от государства, нужно выполнить два пункта: прийти и зафиксировать побои и написать заявление?

— Да. Хотя по закону, может, и не обязательно их фиксировать, но если она их не зафиксирует, у нас нет основания для привлечения лица к ответственности. Дебошир должен быть привлечен, но дело мы не можем возбудить, пока нет экспертизы.

Соответственно, когда мы получаем заключение эксперта — все! Материал собран, когда есть эти два фактора: насильственные действия, побои и экспертиза, подтверждающая эти обстоятельства.

Тогда можно принять решение о возбуждении уголовного дела.

— Есть какие-нибудь причины, по которым полицейский может предложить женщине не писать заявление? Какие вообще есть основания не принимать заявление?

— Да никаких. Заявления принимают всегда — пиши сколько влезет, любое примут. По большому счету, это ведь ваше право. Для полицейского это даже лучше: если есть факт побоев, если есть живое лицо — это раскрытое преступление. То есть преступление уже раскрыто без всяких телодвижений! Любой участковый за это уцепится.

— Бывает такое, что на вызовы не выезжают или отказываются выезжать?

— Когда поступает карточка 02 и женщина говорит, что ее бьют дома, есть ряд обязанностей: наряд должен приехать и среагировать. Если этого не происходит, это серьезное правонарушение и повод для служебной проверки в отношении наряда, а может, даже и статья — «халатность» или что-то другое. Поэтому наряд приезжает. Проблема в том, что дверь могут не открыть.

У нас право на жилище неприкосновенно, и если по каким-то причинам житель дверь не открывает, оснований для взлома нет. Даже если слышали крики «убью», грохот, то… основания для проникновения очень склизкие у нас. Войти в квартиру, даже если человек там умирает, — это фифти-фифти. Надо прикрыться документами, заявлениями соседей. Каждая ситуация индивидуальна.

— Иногда в отношении женщин звучит формулировка: «она сама спровоцировала конфликт».

— Нет, ну у нас она не катит.

— Есть наглядный пример — история Галины Каторовой, которая нанесла мужу смертельное ранение в процессе самообороны. Муж регулярно избивал Галину, но прокуратура ее обвиняет и просит лишить свободы на семь лет, прикрываясь этой расхожей фразой. Что дает повод утверждать, что женщина спровоцировала преступление?

— Ну, насчет «спровоцировала» — не знаю. Здесь может идти речь и об отказе от возбуждения уголовного дела. Приходят муж и жена — у обоих побои, а семейка такая агрессивная. Подрались. У обоих лица в кровище.

Надо разбираться, кто побои инициировал, какие свидетели есть, какая у кого версия, чья версия подтверждается, чья нет… Здесь взвешивать надо, так просто не решается вопрос! Мы не можем встать на сторону одного и ущемить другого, если реально подтверждается экспертизой, что, скажем, его били кулаком, ее били кулаком, и оба они говорят: «Мы друг друга били кулаком». Кто первый начал — не помнят: тот и другая пьяные были. И кого привлекать?

— А кого в итоге привлекают?

— Ну, разбираются. Если никаких доказательств нет и ни одну версию нельзя опровергнуть, то участковый обычно принимает мудрое решение, и всех ведут в мировой суд.

— Вы сказали, что семьи, как правило, неблагополучные. Но бывают ведь и другие случаи?

— Да нет, обычно все происходит по пьянке… Пьют вместе, потом дерутся, потом трезвеют. Если в Новый год муж нажрался, стукнул жену один раз и затем его привлекли, даже по 6.

1, нормальный человек не будет снова делать то же самое. А если систематическое избиение — это уже неблагополучная семья, правильно? Собственно, 6.1 и должна одернуть человека: мол, во второй раз будет уголовка.

Очень редко насильственные действия совершают на трезвую голову.

— Кто чаще становится жертвой домашнего насилия?

— Ну, наверное, женщины, потому что мужик все-таки сильнее, и если драка началась, женщине чаще попадает.

— А при новом законодательстве часто доходят дела до конца?

— Смотрите, какая ситуация: если у нас заявление написали, обычно мы направляем в суд. А суд уже мирит.

— Мы сначала хотели зайти в районный участок, узнать из первоисточника, что и как происходит при подобных обращениях, но участковый ведет прием граждан только несколько часов в день.

— Участковые на самом деле работают очень много. Прием граждан действительно занимает два-четыре часа в день, но помимо этого ты должен все материалы обработать, плюс тебя как участкового все время на какие-то мероприятия направляют.

Елки всякие, в районе постоянно что-то происходит, на Красную площадь в Новый год, на 9 мая в оцеплении стоять, как ППС… Участковый все время задействован. Плюс постоянно кого-то выгребают, каких-нибудь гастарбайтеров, участковый еще делает обход по адресам, по району бегает.

Но если ситуация того требует, нужно обязательно звонить 102! Все равно придет какой-то участковый со свободного пункта, либо приедет наряд полиции.

— А если нет телефона под рукой?

— Ну не знаю… Тогда надо кричать.

* Статистика учитывает лишь количество заявлений, по которым были возбуждены уголовные дела и начато расследование. Большинство же преступлений в этих данных не отражено по нескольким причинам.

Женщинам в возбуждении уголовного дела отказывают или направляют к мировым судьям. Кроме того, около 70–90% женщин, страдающих от домашнего насилия, не обращаются за помощью в полицию.

А обратившиеся нередко сами забирают заявление.

В докладе «Хроники Тишины: Насилие в отношении женщин в России» отмечается: только три процента случаев домашнего насилия доходят до судебного разбирательства в рамках уголовного дела и отражаются в статистике.

При этом многие случаи физического насилия заканчиваются убийством или увечьями: согласно данным МВД, каждое четвертое убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью совершается в бытовой сфере.

Дела частного обвинения, возбужденные по заявлениям граждан и переданные в суд из других органов в 2016 году (уголовное наказание по ст. 116 УК РФ)

Всего дел поступило 25 996  

Число лиц по поступившим делам 30 105

Осуждено 6 243

Оправдано 2 318 

Дела частного обвинения, возбужденные по заявлениям граждан и переданные в суд из других органов в 2017 году, после декриминализации домашнего насилия (уголовное наказание по ст. 116.1 УК РФ)

Всего дел поступило 4 010 

Число лиц по поступившим делам 4 579

Осуждено 1 110

Оправдано 537

Дела частного обвинения, возбужденные по заявлениям граждан и переданные в суд из других органов в 2017 году, после декриминализации домашнего насилия (административное наказание по ст. 6.1 КоАП)

Всего дел поступило 74 402

– Наказание в форме штрафа 40 477

–  Наказание в форме обязательных работ 6 794

–  Наказание в форме административного ареста 4 395 

–  Наказание в форме предупреждения 23

Статистика из отчетов Судебного департамента о деятельности судов общей юрисдикции и мировых судей за 2016–2017 годы

Источник: https://expert.ru/russian_reporter/2018/03/cherez-god-deboshir---chistyij/

Как приструнить домашнего дебошира?

Уголовное наказание домашнего дебошира

09:43, 30 сентября 2016

Государство решило защитить семью от насилия.

Бить или не бить жену (сожительницу, сестру, мать, в общем, члена своей семьи)? Таким вопросом домашний тиран и дебошир обычно себя не  напрягает, особенно когда изрядно выпьет, и… бьет. 

Проблема бытового насилия в нашей стране всегда стояла остро, но теперь государство изменило к ней свое отношение путем корректировки уголовного законодательства. Что из этого следует, рассказали в минувшую среду журналистам в региональном УМВД на пресс-конференции, обозначив тему так: «Профилактика правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений». 

Чаще всего потерпевшие предпочитают не выносить сор из избы, а терпеть издевательства со стороны своих близких. К числу семейно-бытовых преступлений относится каждое третье телесное повреждение. И, как правило, происходит это на фоне злоупотребления спиртными напитками. 

Предотвращение подобного рода семейных драм и трагедий – дело в первую очередь участковых уполномоченных полиции. Как отметил начальник этого подразделения Олег Луньков, они выявляют возмутителей семейного спокойствия в своей повседневной деятельности при поквартирных обходах, общении с гражданами, в ходе отчетов перед населением.

Участковые также анализируют ежесуточные сводки происшествий и во взаимодействии с подразделениями дознания, следствия материалы уголовных дел. Это позволяет выявлять лиц, склонных к совершению бытового насилия, допускающих правонарушения в семье. Такие граждане ставятся на профилактический учет (сейчас их на учете 444), с ними ведется соответствующая работа.

Если это их не пронимает, они продолжают буйствовать в семьях, то возбуждаются уголовные дела. 

В особо пристальном внимании нуждаются отбывшие наказание граждане, ибо именно они чаще других совершают правонарушения и преступления в быту.

Полиция во взаимодействии с органами местного самоуправления, районными администрациями даже разработала совместный план профилактических действий, где основными пунктами значатся трудоустройство ранее судимых и определенная помощь тем, кто зависит от алкоголя и наркотиков. Под административным надзором у нас в регионе 1849 освобожденных из мест лишения свободы. 

По словам Олега Ивановича, благодаря предпринимаемым мерам в нынешнем году удалось снизить уровень бытовой преступности на 22,3%. 

Если все же профилактическая работа не дала результата, повторимся, домашние дебоширы и тираны становятся фигурантами уголовных дел. 

– Бытовые преступления, как правило, являются следствием затяжных конфликтных ситуаций и имеют тенденцию к нарастанию их тяжести и обостренности, – «эстафетную палочку» приняла начальник отдела организации дознания регионального УМВД Светлана Ложкина. – С июня существенно изменилось уголовное законодательство.

Теперь если в сфере семейных отношений применяется насилие, то закон обязывает нас возбудить уголовное дело.

Хотя ранее данное правонарушение относилось к компетенции мирового суда и органы дознания отказывали в возбуждении уголовного дела, рекомендовали потерпевшей стороне обращаться за защитой своих интересов в судебном порядке. 

До суда доходили единицы по ряду веских причин. А теперь вот государство взяло на себя это бремя, в том числе и бремя сбора доказательств виновности подозреваемого. 

В нашей жизни без парадоксов не обходится: теперь есть механизм защиты слабого в семье, только нужно ли ему это? Жизнь показывает, что не всегда. 

Вот всего лишь один красноречивый пример. 

Некий мужчина 1988 года рождения в Балабанове по пьяной лавочке избил свою сожительницу, таская ее за волосы по квартире, приставляя нож к горлу с угрозой убить, окатил кипятком в ванной, за что и оказался на скамье подсудимых. За эти измывательства его место – за решеткой, но битая жертва… его простила. 

У нас каждый волен прощать или не прощать. 

– Важно своевременно вести разбирательство, дать оценку действиям дебошира. Это должно способствовать предотвращению совершения им более тяжких преступлений – причинения тяжкого вреда здоровью, убийства, – отметила Светлана Ложкина. 

Журналисты попросили конкретизировать, какого же рода должны быть следы семейной разборки, чтобы обидчика могли призвать к ответу? А что если синяков и ссадин нет? 

Нам ответили, что любые действия, которые причиняют человеку боль, в том числе таскание за волосы, выкручивание ушей и прочее, подпадают под квалификацию статьи 116 УК РФ (побои). Разумеется, синяки и ссадины более убедительны.

Если явных следов нет, это создает определенные трудности в доказывании действий подозреваемого.

Но для того и проводится расследование, собирается доказательная база, делаются необходимые экспертизы (во избежание оговоров), допрашиваются свидетели, к примеру, соседи. 

Среди потерпевших в сфере семейно-бытовых отношений есть и несовершеннолетние. За 8 месяцев запротоколировано 30 таких преступлений, в которых пострадали 24 ребенка. На самом деле можно предположить, что реальных фактов гораздо больше. Где та разумная грань, отделяющая приемы воспитания от физического насилия, издевательства, вымещения плохого настроения? 

Светлана Ложкина подтвердила, что с определением этого критерия есть свои сложности, и даже привела пример, когда жестокой матери предъявили обвинение за избиение ее четырехлетнего ребенка, но суд ее оправдал. Да, в этом вопросе от Запада мы явно отстаем. 

Что же есть в арсенале полиции? Ее сотрудники во взаимодействии с представителями органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений проводят совместные рейды по семьям группы риска, наведываются в школы и детские сады, если оттуда поступают тревожные сигналы. При необходимости родителей ставят на профилактический учет. 

А вот как перекрыть «источники» дешевого самогона? Не будем забывать, что чаще всего на фоне распития спиртного и происходят бытовые конфликты, перерастающие в драки и более серьезные преступления. 

Как рассказали на пресс-конференции, одна из составляющих профилактики бытовых преступлений – пресечение административных правонарушений. В регионе за 8 месяцев их пресечено 12 441, изъято 1240 литров алкогольной продукции, из них 81 литр самогона (браги).

Последняя цифра, прямо скажем, смехотворная. Как это ни странно прозвучит, но наше государство толерантно к самогонщикам. Ответственность минимальная – штраф до пяти тысяч рублей. Он окупается за день.

Но ведь еще не просто войти в такую квартиру – надо доказать, что в ней готовят зелье для продажи. 

В полиции всерьез прорабатывают идею о возможности предавать огласке списки самогонщиков через СМИ. Извините, но это вызывает некий скептицизм.

Людмила СТАЦЕНКО.

Фото автора. 

Источник: http://m.vest-news.ru/article/86731

Закон о семейных побоях защитил жертв домашнего насилия

Уголовное наказание домашнего дебошира

Госдума приняла в третьем и окончательном чтении нашумевший закон о семейных побоях. Вопреки мнению скептиков, новые правила защищают жертв домашнего насилия. Так как упрощают наказание для тех, кто поднял руку на родных.

Новация в том, что наказание за семейные побои из уголовного становится административным. Теперь, когда в чьем-то доме бьется посуда и звенят пощечины, полиция не сможет развести руками, мол, вот убьет, тогда вызывайте. У нее появились весомые основания, чтобы приехать и разобраться.

Дебошира можно забрать, отвезти в суд и там потребовать 15 суток ареста за побои. До сих пор у правоохранителей не было подобных рычагов, чтобы оперативно вмешаться в семейную драму. Сейчас – будут.

Володин объяснил, почему Госдума декриминализует семейные побои

С другой стороны, родители отныне защищены от уголовного наказания за простой шлепок. Ни одной маме больше не придется краснеть перед прокурором из-за такого. И ни один отец, пожуривший сына ремнем, не поедет в исправительный центр валить лес, отбывая принудительные работы.

Вряд ли хорошо бить детей (хотя на этот счет есть разные мнения). Но жизнь затейлива: иногда и самая любящая рука способна ударить.

Бесспорно одно: отвешенный в сердцах подзатыльник не должен ломать жизнь ни отцу, ни матери. А судимость даже без тюрьмы – это сломанная жизнь благополучного человека.

Как-то стало модным давать громким законам имена. Можно продолжить традицию и дать принятому закону имя одной из осужденных за шлепок родительниц. Например, принятый Госдумой закон можно было бы назвать законом Любови Калининой – жительницы Перми, осужденной в конце прошлого года за то, что ударила 12-летнюю дочь ремнем.

Девочка приноровилась тайком снимать деньги с маминой банковской карточки. Брала немного, покупала в основном сладости. Спустя какое-то время мама обнаружила недостачу и обратилась в полицию. Подумала – не воруют ли какие-то мошенники.

Когда дело приняло серьезный оборот, ребенок сознался в том, что брал деньги. Мама сгоряча ударила дочку ремнем. Как уверяют правозащитники, на теле ребенка и синяка не осталось.

К тому же слишком сильно ударить Любовь бы и не смогла – после болезни она является инвалидом второй группы и даже ходит с трудом.

Семья живет небогато, лишних денег нет. Возможно, хвататься за ремень было неправильно. Но все ли родители в подобном положении поведут себя точно по правилам педагогической науки?

На ударе ремнем все могло бы закончиться, и все должно было закончиться. Но, как рассказывает пресса, дочка пожаловалась отцу, а тот написал заявление на мать своего ребенка. Папа и мама давно в разводе, и, как пишут СМИ, отец хотел, чтобы дочь проживала с ним. А тут подвернулся “удобный” случай насолить бывшей жене.

Как рассказали “РГ” в прокуратуре Мотовилихинского района Перми, дело рассматривалось в особом порядке, так как подсудимая полностью признала свою вину. Прокуратура во время рассмотрения дела настаивала на виновности матери, защищая права несовершеннолетней. Тем более что девочка характеризовалась хорошо и училась на “четыре” и “пять”.

Мировой суд признал Любовь Калинину – не судимую и не состоящую на учете у нарколога или психиатра – виновной и назначил штраф в 10 тысяч рублей. Вторая инстанция поддержала первую. Так Любовь Калинина стала судимой. Это вечное пятно в биографии: осуждена за избиение собственного ребенка. В анкетах это будет выглядеть именно так, никто не станет вдаваться в детали.

Пальцем показывать не будут, но человека с таким клеймом не возьмут на хорошую работу. Кстати, подросшего ребенка тоже, скорее всего, не примут в серьезные структуры, например спецслужбы: родитель ведь судим. Интересно, задумается ли хоть какой-нибудь прокурор, требующий “в интересах несовершеннолетнего” наказания отца или матери, какую карьерную яму копает этому самому несовершеннолетнему?

Если бы не принятый закон, с нового года родители рисковали оказаться в исправительных центрах за шлепки

Принятый закон должен смыть пятно с биографии Любови Калининой. Сейчас депутаты исправили положение, сложившееся после больших поправок в УК летом прошлого года.

На самом деле тот прошлогодний закон не ставил задачу как-то усложнить жизнь родителям. Конкретно борьба с семейным насилием вообще в повестке не стояла, речь шла о системных изменениях, направленных на гуманизацию системы наказаний.

Но так вышло, что семейные побои стали отдельно упоминаться в УК.

Изначально тогда предполагалось статью “Побои” целиком перенести в КоАП. Однако в правовом сообществе вспыхнула дискуссия, якобы собираются “легализовать” побои. Аргумент абсурдный. Все равно что сказать, мол, у нас легализованы выезд на встречку или превышение скорости, раз наказание за них предусмотрено не в УК, а КоАП. Глупо звучит, ведь правда?

Главный вопрос: чтобы наказание соответствовало проступку, а не в том, где именно прописаны санкции.

Тем не менее при подготовке летнего закона ко второму чтению было принято компромиссное, как тогда казалось, решение.

Статья “Побои” осталась в УК для наиболее опасных ситуаций: побои из хулиганских побуждений, расовой, политической и тому подобной вражды, а также побои в отношении близких лиц.

Некоторая логика в этом решении была: семейное насилие страшная вещь. Подчас оно опасней, чем какой-то житейский конфликт на улице. Поэтому нужна специальная защита от домашнего тирана.

Но авторы принятой летом и ныне отмененной нормы увидели только одну сторону медали.

Уголовная статья “Побои” в принятой редакции не защищала жертв домашнего насилия, но могла стать инструментом в руках приверженцев так называемой “ювенальной” юстиции.

Она позволяла включить медленный и неотвратимый маховик уголовного дела там, где его лучше не включать: при шлепках вольных или невольных в благонравных семьях.

По ней нельзя было арестовать обвиняемого, а значит, вызов полиции на семейный скандал заканчивался ничем. Правоохранители проводили воспитательную беседу и удалялись. Тиран оставался наедине с семьей. А близкие должны были сами инициировать разбирательство и бегать по инстанциям, добиваясь спасения и наказания.

Зато, как пояснил “РГ” один из экспертов, при детских шлепках прокуратура сама могла инициировать дело под предлогом, что “жертва находилась в беспомощном состоянии”. “В таком случае это становится уже делом публичного обвинения, – поясняет эксперт. – То есть вроде как делом государственной важности, если объяснять по-простому”.

Обычно правоохранители не любят заниматься подобными делами: мало доказательств, все юридически зыбко. Но дело Любови Калининой показало, что предупреждения критиков летней нормы об уголовном наказании за шлепки были реальны.

А значит, похоже, и вправду возникала опасность для родителей попасть на скамью подсудимых за подзатыльники и взмахи ремнем.

По статье о домашнем насилии за полгода осудили несколько тысяч человек

“Случаи настоящего истязания в семьях, конечно, случаются, – говорит Анна Николаева, юрист Пермского регионального правозащитного центра, в который обратилась за помощью осужденная мама.

– Но в данном случае мы видим непонятное рвение у правоохранительной и судебной систем, что теперь любой нормальный родитель легко может стать уголовным преступником. В том числе, например, я, мать двух не всегда послушных малышей.

Приговор, вынесенный Любови Калининой, вызывает массу вопросов касательно его необходимости, соразмерности, пропорциональности”.

Необходимо подчеркнуть, что по отменяемым нормами реальный срок благополучным родителям не грозил: когда человек совершает впервые нетяжкое преступление без отягчающих обстоятельств, нельзя назначить лишение свободы. Так что ни после летних поправок, ни до них никто не сел в колонию за подзатыльник своему ребенку и не мог сесть в принципе. Но судимость сама по себе вредит жизни.

За решетку за побои попадали лишь в самых вопиющих случаях, когда отец рецидивист, и кроме шлепков успел много чего натворить. Например, в конце прошлого года в Курганской области отправили в колонию мужчину, регулярно избивавшего трех сыновей, а также заставлявшего детей приносить сигареты и пить водку вместе с ним. Ему вменили несколько статей УК, оттого и вышел реальный срок.

Однако с нового года появился риск, что за подзатыльники даже респектабельные отцы могут отправиться в исправительные центры, отбывать только что введенное наказание – принудительные работы.

В теории это более гуманное наказание, чем лишение свободы. И все же человеку придется реально покинуть семью и уехать в какие-то неблизкие края под надзор граждан начальников.

Но теперь ни один прокурор не сможет предъявить уголовное обвинение родителю, не сумевшему сдержать себя в руках.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере “РГ”

Источник: https://rg.ru/2017/01/29/gosduma-priniala-popravki-v-nashumevshij-zakon.html

В казахстане декриминализовали бытовое насилие. как теперь будут наказывать мужей-тиранов

Уголовное наказание домашнего дебошира

За бытовое насилие в Казахстане теперь будут привлекать только к административной ответственности, а не к уголовной. 3 июля Президент РК подписал закон, согласно которому статьи 108 и 109 УК РК (“Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью” и “Побои”) переместились из уголовного в административный кодекс. 13 июля поправки вступили в законную силу.

Казалось бы, декриминализация статей о бытовом насилии должна облегчить жизнь любителям распускать руки. Но парадокс в том, что именно теперь у жертв домашних тиранов появился шанс реально отправить их за решётку, пусть на короткий срок.

Как теперь будут наказывать за побои

Прежде, например, побившего жену мужа могли максимум оштрафовать. Статьи Уголовного кодекса предусматривали аресты сроком от 45 до 60 суток. Но эти меры не работали. Применение этих мер было приостановлено до 2020 года. Теперь же мужа, избившего жену, можно по крайней мере “закрыть” на 15 суток. Однако штрафы за побои и причинение лёгкого вреда здоровью при этом стали меньше.

Для сравнения:

Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью по Уголовному кодексу наказывалось:

  • штрафом в размере до 200 МРП (525 тысяч тенге);
  • исправительными работами в том же размере;
  • привлечением к общественным работам на срок до 180 часов;
  • арестом на срок до 60 суток (применение ареста было приостановлено до 2020 года в соответствии со статьёй 467 УК РК).

Та же статья в Административном кодексе наказывается штрафом 15 МРП (39 тысяч тенге) либо административным арестом сроком до 15 суток.

“Также в Административном кодексе в этой же статье есть ещё часть вторая, в которой говорится о том, что если кто-то совершает побои повторно в течение года, то это влечёт административный арест сроком до 20 суток, – прокомментировал изменения адвокат Торехан Мухтаров. – Для тех лиц, к которым арест не применяется, по этой статье предусмотрен штраф в размере до 30 МРП (78 тысяч тенге)”.

По статье “Побои” Уголовный кодекс предусматривал наказание:

  • штраф в размере до 100 МРП (262 тысячи тенге) либо исправительные работы в том же размере;
  • привлечение к общественным работам на срок до 120 часов;
  • арест на срок до 45 суток ( применение ареста также было приостановлено в соответствии со статьёй 467 УК РК).

В Административном кодексе за побои будут наказывать штрафом в размере 10 МРП (23 тысячи тенге) либо административным арестом на срок до десяти суток.

При рецидиве драчуна посадят уже на 15 суток. Третья часть этой статьи предусматривает штраф в 30 МРП (78 тысяч тенге).

“В Административном кодексе более развёрнуто представлены эти статьи, – прокомментировал Торехан Мухтаров. – По Уголовному кодексу, человек мог совершить это преступление, заплатить штраф и на следующий день идти делать то же самое. А теперь чётко сказано, если человек в течение года совершает данное правонарушение повторно, то он безоговорочно привлекается к аресту”.

Привлечь к ответственности сложно

Привлечь к ответственности за бытовое насилие бывает сложно, даже когда речь идёт не о нанесении лёгкого вреда здоровью, а о более серьёзных увечьях.

У Динары Чидериновой практически нет несломанных костей на лице. Женщине сделали пластическую операцию, поставили девять скоб, но она всё равно не может нормально есть. После больницы Динара Чидеринова весила 38 килограммов. Супруг женщины просто пришёл домой пьяным и стал её избивать, она так и не поняла, за что именно.

“Я до сих пор по больницам езжу, мне хотят оформить инвалидность. У меня сломано всё лицо, и глаз один уж почти не видит”, – говорит Динара Чидеринова.

Женщина рассказывает, что участковый пришёл к ней в больницу и начал отговаривать от подачи заявления на мужа.

“В первый же день, когда я лежала в больнице с квадратным лицом, у меня берут заявление, что я к нему не имею претензий. Это было сделано в тот момент, когда я ничего не соображала. Я думала, может тогда он от меня отвяжется, а участковый всё говорил: мол, мы вас разведём, он будет платить алименты”, – вспоминает Динара Чидеринова.

Родственники Динары настояли, чтобы она забрала своё заявление о том, что не имеет претензий к мужу и всё-таки обратилась в полицию.

“Назначили судебно-медицинскую экспертизу, у всех она идёт месяц, а у меня около трёх-четырёх месяцев шла, – рассказала Динара. – Они просто тянули время и хотели закрыть дело за сроком давности. Я пожаловалась в Генпрокуратуру, в Министерство обороны, так как мой муж военный”.

Супругу Динары дали год условно. Экспертиза сочла, что он нанёс её здоровью средний ущерб. Ожидающая получения инвалидности Динара с этим не согласна и ждёт апелляции.

Жертве приходилось доказывать, что она жертва

Председатель ОЮЛ “Союза кризисных центров Казахстана” Зульфия Байсакова видит в новом законодательстве, касающемся бытового насилия, и плюсы и минусы. С одной стороны, жертве теперь не надо бегать и собирать доказательства того, что её действительно избили. Это теперь делает полиция. С другой стороны, она считает, что политика наказания для семейных тиранов должна измениться в целом.

Зульфия Байсакова / Фото

“Жертва доказывала, что она жертва. Сейчас бремя доказывания будет возложено на правоохранительные органы, – прокомментировала Зульфия Байсакова. – Нам сейчас важно перестроить политику наказания. Человек, который совершает преступление, находится в состоянии агрессии, незнания законодательства.

Наверное, надо с ним работать? Мы пытаемся всех посадить на 15 суток. Это неправильно, мы не пытаемся работать с агрессорами, у нас нет определённых программ, которые имели бы научную базу, у нас нет никаких центров, которые работали бы с семейными дебоширами.

Поэтому женщина понимает, что да, отсидит он свои 15 суток, и ничего не изменится”.

Поводом для побоев может стать всё, что угодно

Руководитель казахстанского движения “Немолчи.кз” Дина Смаилова часто пытается помочь жертвам бытового насилия. Она говорит, что поводом для побоев может стать всё что угодно. Например, в Шымкенте молодую женщину регулярно избивает супруг за то, что она оказалась не девственницей, что выяснилось после свадьбы.

“На днях был жуткий случай, девушку обвинили в том, что она не девственница. До сих пор в нашей стране этот маразм, – прокомментировала Дина Смаилова.

– Девочка из Шымкента, ей 18, вышла замуж и стала объектом издевательств за то, что оказалась не девственницей. Супруг её избивает, насилует, обзывает шлюхой. К нам её родственница обратилась за помощью.

Ну так воспитаны южане, муж у них – это бог, а уж иногда и дурак бывает”.

Дина не может назвать идеальным ни старое, ни новое законодательство, касающееся бытового насилия. По её мнению, в обоих случаях нет полной гарантии защищённости жертвы.

Дина Смаилова / Фото

“Отчасти перевод в Административный кодекс этих статей облегчает жизнь женщине, – считает Дина Смаилова. – Дело в том, что редкая жена у нас готова посадить мужа в тюрьму, даже если он её искалечил. Но и этот закон не совершенен: ни прежние, ни нынешние меры не дают женщине гарантий. Это такая лёгкая передышка для женщины на 15 суток”.

Декриминализация статей о бытовом насилии в РК произошла вслед за Россией. В феврале 2017 года Путин подписал закон, переводящий статью о побоях из Уголовного в Административный кодекс. Президент РФ мотивировал такое решение тем, что людям надо “дать шанс остаться в здоровой части общества”.

В Казахстане тоже были свои мотивы. Ещё в 2016 году генпрокурор Жакип Асанов говорил о том, что за бытовое насилие стали меньше привлекать в ответственности, так как дела о семейных скандалах относятся к делам частного порядка: жертва сама должна искать свидетелей, доказательства, а это не так-то просто.

По данным ОЮЛ “Союз кризисных центров Казахстана” в нашей стране ежегодно от бытового насилия погибает около 400 женщин.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://informburo.kz/stati/v-kazahstane-dekriminalizovali-bytovoe-nasilie-kak-teper-budut-nakazyvat-muzhey-tiranov.html

Прав-помощь
Добавить комментарий