Верить ли в данном случае банку и каковы возможные последствия?

Прощание с долгами

Верить ли в данном случае банку и каковы возможные последствия?

Акции по освобождению от долгов не редкость и для региональных кредитных организаций. Так, уфимский Башкомснаббанк (179-е место в ренкинге «Интерфакс-100») проводил кредитные амнистии и в 2014, и в 2015 годах. В обоих случаях акции пришлись на конец года (с середины ноября до конца декабря), а условия предполагали списание всех неустоек при погашении основного долга.

Не во всех случаях банк предлагает списать неустойки. Так, банк «Хоум Кредит» в рамках амнистии, которая проходит с августа 2014 года до сих пор, предлагает своим должникам оплатить 20% основного долга (без пени и просрочек) и освободиться от взыскания задолженности. При этом долг не списывают, а просто перестают требовать.

В письме к одному из заемщиков банка говорится, что как только требуемые 20% поступят на счет, банк в письменном виде подтвердит, что взыскивать долг прекратят. По словам сотрудницы банка «Хоум Кредит» Елены Копосовой (цитата с форума Банки.

ру), это значит что должнику перестают звонить, отправлять СМС, к нему не отправят взыскателей, а его дело не передадут в суд или коллекторское агентство. При этом ни получить справку о полном погашении задолженности, ни очистить кредитную историю акция банка не помогла бы.

Так же описывает условия акции и начальник управления разработки и администрирования процессов взыскания банка «Хоум Кредит» Марина Михайлова. По ее словам, несмотря на нестандартные условия акции, с момента запуска в ней поучаствовала 41 тыс. клиентов банка.

Индивидуальный подход

Чаще всего банки применяют кредитную амнистию в «ручном режиме». Например, банк ВТБ24 иногда прощает пени по кредитному договору, рассказывает начальник управления разработки и контроля процессов взыскания департамента проблемных активов ВТБ24 Ольга Быковская. При этом практики списания основного долга или процентов по нему у банка нет, добавила она.

Амнистия в Альфа-банке выглядит так же: прощают лишь штрафы, основной долг и проценты все-таки ложатся на плечи должника, причем их нужно заплатить единовременно. Этим предложением банка воспользовались немногие клиенты, сообщила пресс-служба кредитной организации в ответ на запрос РБК.

Правда, и кредитную амнистию в Альфа-банке практикуют совсем недавно — с 2015 года, сказано в комментарии пресс-службы.

Иногда к кредитной амнистии как к последнему средству прибегают и в Банке Москвы.

Сам банк делает такие предложения лишь в экстренных случаях — например, если семья должника лишилась кормильца, поясняет глава департамента ипотеки банка Георгий Тер-Аристокесянц.

В то же время такой способ выбраться из долговой ямы часто предлагают сами заемщики — и, если других вариантов нет, банк может пойти навстречу. По словам Тер-Аристокесянца, чаще всего такая инициатива исходит от валютных ипотечников.

Кредит Европа Банк тоже дает своим заемщикам шанс разом избавиться от долга. Такие решения принимаются только на индивидуальной основе, сообщил представитель пресс-службы банка. Например, процедуру амнистии банк предложил москвичу Антону, который должен банку 125,98 тыс. руб. Из них на основной долг приходится 65,67 тыс.

, на проценты — 50,6, а еще 9,6 — на пени. В письме заемщику банк предложил ему два выхода из ситуации: первый — реструктуризация кредита, второй — та самая амнистия. По ее условиям Антон должен выплатить всю сумму основного долга, остальное банк спишет — и договор будет закрыт.

Требование все то же: нужно внести всю сумму сразу.

Как попасть под кредитную амнистию

Общее правило: амнистия — крайняя мера, к которой банк прибегает, когда надежды на другие варианты возврата долгов нет. Обязательное условие — наличие просрочки по кредиту.

«В рамках акций амнистия распространяется на все виды кредитов, кроме кредитных карт и овердрафтов, просрочка по которым составляет не меньше 30 дней», — указывает Акинин из Связь-банка.

В Альфа-банке освобождение от долгов могут предложить тому, кто не платит по кредиту больше четырех месяцев. В банке «Хоум Кредит» акция доступна тем, чья просрочка больше года, говорит Михайлова.

Поэтому больше всего шансов на индивидуальную амнистию у заемщиков, которые лишились источника дохода и могут подтвердить это документально. Такой критерий упомянули и Тер-Аристокесянц из Банка Москвы, и Быковская из ВТБ24, и пресс-служба Альфа-банка.

 И наконец, банк с большей вероятностью пойдет навстречу, если будет уверен, что клиент готов к сотрудничеству, подводит итог замруководителя блока рисков Бинбанка Евгений Новиков.

«Основное условие для амнистии — готовность клиента идти на контакт с банком», — соглашается с ним Шорников из МКБ.

Анастасия Стогней

Источник: https://www.rbc.ru/money/20/01/2016/569e3ff29a794775f1b8408e

Суд использован в мошеннической «схеме». Кто ответит за ущерб?

Верить ли в данном случае банку и каковы возможные последствия?

На территории РФ получила распространение следующая «схема» отъема у граждан средств, размещенных ими на своих банковских счетах:

  1. Некий гражданин предъявляет в суд заявление о выдаче судебного приказа о взыскании «долга» с ответчика. В обоснование прикладывает поддельную расписку/договор займа. Требование не превышает 500 000 рублей.
  2. Поскольку, на первый взгляд, все формальности соблюдены: требование основано на сделке, совершенной в простой письменной форме, размер требования не превышает 500 000 рублей, суд выдает судебный приказ «взыскателю».
  3. Взыскатель направляет судебный приказ в банк, где у потерпевшего есть средства на счете либо (менее распространенный вариант) – судебным приставам. Деньги списаны, жулик доволен, потерпевший в шоке.
  4. Особенностью «схемы» является предъявление заявления в суд, находящийся не в регионе реального проживания потерпевшего (для чего используется ссылка на «договорную подсудность» в поддельном долговом документе).

Вопрос собственно в том, кто ответит за причиненный ущерб (то есть, реально его возместит)?

Ответы удручают:

– это не мошенник. Даже если его/их найдут и привлекут к ответственности, шансы вернуть похищенные средства практически равны «0». Преступления совершают не для того, чтобы потом ущерб возмещать в полном объеме.

– это не банк. Банк обязан будет возместить списанные средства, только если обратит взыскание на тот перечень доходов «должника», который прямо поименован в ст.

101 Закона «Об исполнительном производстве» – алименты, и так далее.

Если же средства на счете потерпевшего к неприкосновенным (применительно к Закону «Об исполнительном производстве») не относятся – действия банка по списанию средств на основании выданного судом приказа абсолютно законны.

– это не суд? (то есть, не казна). Можно ли считать решение судьи выдать судебный приказ в описанной ситуации абсолютно законным?И если приказ незаконен, можно ли возместить ущерб?

На первый взгляд, формальные требования, установленные ч.1 ст.121, ст.122 ГПК РФ, соблюдены: простая письменная форма сделки+сумма требования не более 500 тыс.руб.

Однако, согласно п.3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2016 №62 требования, рассматриваемые в порядке приказного производства, должны быть бесспорными, то есть подтвержденными письменными доказательствами, достоверность которых не вызывает сомнений, а также признаваемые должником.

Может ли расписка не вызывать никаких сомнений, и самое главное, каким образом она «признается должником»?! Как это можно выяснить, не привлекая должника к участию в деле?

Вообще, само по себе взыскание долга по расписке, на мой взгляд, всегда не бесспорно – должник может как заявить о фальсификации доказательства, так и оспаривать наличие долга по безденежности или представить доказательства погашения долга (полностью либо в части).

При рассмотрении данной категории дел в общем порядке суды достаточно подробно выясняют, при  каких обстоятельствах возникло долговое обязательство и возникло ли оно вообще.

А здесь – просто подали заявление и через 5 дней, без вызова сторон, получите исполнительный документ на немаленькую сумму!А если знаете, в каком банке «должник» держит средства – вообще никаких проблем, деньги уже практически в вас в кармане.

В приказном производстве не допускается истребование дополнительных документов (п.24 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2016 №62) – следовательно, суд лишен возможности запросить дополнительную информацию. Он должен либо выдать приказ, либо отказать.

Считаю, что суд может и должен отказать в выдаче приказа, сославшись на указанный мною п.3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2016 №62, посчитав, что требование не бесспорно и не признается должником. Также суд может сослаться на п.3 ч.3 ст.125 ГПК РФ, усмотрев (с учетом разъяснений Пленума) наличие спора о праве.

Однако факт в том, что на сегодня суды так не делают. И это означает, что деньги, размещенные гражданами в банках в любой момент могут быть изъяты с использованием такой незамысловатой «схемы».

Да, деньги со счетов (банковских карт) похищали и раньше: обманом выманивая данные карты, например. Но в этих случаях всегда была какая-то оплошность потерпевшего – сам данные сказал, сам вирусную программу установил и т.д.

В рассмотренном же примере никакой неосторожности потерпевшего нет. И это означает, что любой гражданин, хранящий деньги в банке, может, независимо от его поведения, остаться без этих средств. Пока не изменится точка зрения судов на вынесение суд.приказов по таким вот «бесспорным» распискам.

А что делать тем гражданам, которые уже стали потерпевшими на сегодняшний день? Боюсь, что к суду (а следовательно, к казне) требования о возмещении ущерба они предъявить не смогут, поскольку:

– вопрос о том, законен ли судебный приказ выданный по поддельной расписке довольно дискуссионен (а учитывая последствия, едва –ли вышестоящие суды будут такой приказ отменять) – хотя я считаю, что такой приказ незаконен. Я не нашел отмен судебных приказов вышестоящими судами по описанным мной основаниям.

– даже если вышестоящим судом приказ отменен (причем не по заявлению взыскателя о несогласии с ним, а именно как незаконно вынесенный – тоже вопрос, как это правильно сделать), то в силу п.2 ст.

1070 ГК РФ вред, причиненный при осуществлении правосудия возмещается только если имеется вина судьи, установленная приговором суда (с учетом разъяснений Конституционного суда РФ от 25.01.2001 №1-П – и иным судебным актом, а не только приговором).

Мне трудно представить судебный акт (не приговор), устанавливающий вину судьи в конкретном неправосудном судебном приказе.

В общем хранить ли деньги в «надежном банке» или же в стеклянной банке трехлитровой (закопанной на садовом участке) каждый решит для себя сам. 

Источник: https://zakon.ru/Blogs/sud_ispolzovan_v_moshennicheskoj_sheme_kto_otvetit_za_uscherb/79271

Фактическая сублицензия без регистрации недействительна

Верить ли в данном случае банку и каковы возможные последствия?

Сублицензионный договор на использование товарного знака, фактически действующий несколько лет, не зарегистрирован в Роспатенте. В сублицензионном договоре есть условие о распространении действия договора на отношения сторон, возникшие до его государственной регистрации.

Является ли в этом случае сублицензионный договор на использование товарного знака действующим, а также каковы возможные гражданско-правовые последствия работы по незарегистрированному сублицензионному договору? Отвечают эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Татьяна Чашина и Алексей Александров.

В 2008 г. нашей организацией заключен сублицензионный договор, предоставляющий права на товарный знак. Однако, до настоящего времени данный договор не прошел государственную регистрацию. Заявка подана в Роспатент лицензиаром (другой стороной) и в настоящее время находится там.

При этом, в лицензионном договоре есть пункт: “Договор вступает силу с момента его регистрации… Стороны установили, что в соответствии с п. 2 ст. 425 ГК РФ, условия настоящего договора применяются к отношениям, возникшим с момента подписания договора”.

В данном случае, считается ли договор действительным и какие могут быть последствия из-за несвоевременной регистрации лицензионного договора?

В отсутствие государственной регистрации сублицензионный договор о предоставлении права использования товарного знака является недействительным, а использование товарного знака по такому договору – незаконным.

Правообладатель вправе предъявить лицу, незаконно использующему товарный знак, требования, предусмотренные ст. 1515 ГК РФ. Уплаченные по такому договору деньги могут быть истребованы у лицензиата.

За незаконное использование товарного знака предусмотрена административная ответственность.

Обоснование вывода:
Согласно п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Кроме того, согласно п. 1 ст. 165 ГК РФ, в установленных законом случаях несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.

Правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем предоставления другому лицу права использования этого средства индивидуализации по лицензионному договору (п. 1 ст. 1233, ст. 1235 ГК РФ).

При письменном согласии правообладателя лицо, использующее средство индивидуализации на основании лицензионного договора, может предоставить такое право использования другому лицу по сублицензионному договору (п. 1 ст. 1238 ГК РФ). Согласно п. 5 ст. 1238 ГК РФ к сублицензионному договору применяются правила ГК РФ о лицензионном договоре.

В случаях, предусмотренных ГК РФ, исключительное право на средство индивидуализации (а к таким средствам, как следует из п. 1 ст. 1477 ГК РФ, относится и товарный знак) признается и охраняется при условии государственной регистрации такого средства (п. 1 ст. 1232 ГК РФ).

В случаях, когда средство индивидуализации подлежит государственной регистрации, предоставление права использования такого средства по договору также подлежат государственной регистрации.

Несоблюдение требования о государственной регистрации договора о предоставлении другому лицу права использования средства индивидуализации влечет недействительность соответствующего договора (пункты 2 и 6 той же статьи).

Согласно п. 1. ст. 1490 ГК РФ любые договоры, посредством которых осуществляется распоряжение исключительным правом на товарный знак (то есть и сублицензионные договоры), должны быть заключены в письменной форме и подлежат государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Из сказанного следует, что в отсутствие государственной регистрации сублицензионного договора, по которому предоставляется право использования товарного знака, такой договор является недействительным. В силу п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Исходя из положений п. 3 ст. 433 и п. 2 ст. 425 ГК РФ, в случае если фактическое использование товарного знака сублицензиат начал до государственной регистрации сублицензионного договора (то есть до момента заключения договора), стороны вправе распространить действие договора на отношения, возникшие до его заключения.

При этом нужно учитывать, что права и обязанности по такому договору в любом случае возникнут у его сторон только с момента государственной регистрации договора.

До этого момента использование товарного знака сублицензиатом не основано на договоре и легализуется только заключением (государственной регистрацией) договора, в который включено положение о том, что его условия применяются к отношениям сторон, возникшим до заключения договора (п. 2 ст. 425 ГК РФ).

Если же по каким-либо причинам сублицензионный договор так и не будет зарегистрирован, фактическое использование товарного знака может рассматриваться как незаконное. Это дает правообладателю формальное основание для предъявления сублицензиату требований, предусмотренных ст. 1515 ГК РФ (о возмещении убытков либо о выплате компенсации).

Уплаченные лицензиату деньги могут быть истребованы сублицензиатом в порядке применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 2 ст. 167, п. 1 ст. 1103 ГК РФ). Кроме того, не исключено, что в этом случае сублицензиат может быть привлечен к административной ответственности, предусмотренной ст. 14.10 КоАП РФ.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/1905902

Кто и зачем отмыл в Датском банке 200 миллиардов долларов США

Верить ли в данном случае банку и каковы возможные последствия?

Крупнейший датский банк – Датский банк (Danske Bank ) – стремительно теряет репутацию. Ему может грозить огромный штраф по аналогии с недавним случаем с Deutsche Bank.

Правительство страны уже признало, что Датский банк, вероятно, предоставлял ложную информацию национальному регулятору.

Это означает, что государство обязано начать разбирательство, которое неотвратимо будет иметь последствия для Danske.

Весь этот скандал происходит из-за эстонского подразделения Датского банка – именно его облюбовали российские теневые финансисты. Они использовали учреждение с датской крышей в качестве денежного ландромата – так сейчас принято называть механизмы для отмытия денег.

В русском языке это слово закрепилось после вскрытия системы, получившей название «молдавский ландромат». Несколько лет назад через молдавские банки было выведено около 40 миллиардов долларов США, которые «затерялись» потом в мировой кредитной сети. Тогда эта сумма казалось запредельной по своим масштабам.

Но эстонский филиал датского банка поднял планку на совершенно другую высоту.

200 миллиардов в эстонском уголке

Если верить независимому расследованию, которое провела юридическая фирма Bruun & Hjejle по заказу самого Датского банка, у эстонского подразделения было примерно 10 тысяч клиентов со статусом нерезидента. Большая часть из них (около 6200) оказались подозрительными лицами – как юридическими, так и физическими. В итоге в небольшом подразделение большого банка было отмыто около 200 миллиардов долларов США.

Это абсолютный рекорд в мировой истории отмывания денежных средств.

С учетом того, что на филиал Danske Bank в Эстонии приходилось около половины всех депозитов нерезидентов, это неизбежно ставит вопрос о настоящих причинах «эстонского экономического чуда». В особенности забавным на этом фоне выглядит утверждение о прозрачности местного бизнеса, построенного на самых современных технологиях.

Для тех, кто хоть сколько-нибудь знаком с эстонской (и в принципе прибалтийской) финансовой системой, основной характер банковских операций никогда не был большой тайной.

Как выясняется, не был он тайной и для датских владельцев эстонского филиала Danske Bank.

Дело в том, что он создан на базе другого филиала – финского банка Sampo, который в 90-е был обычным эстонским кредитным учреждением (основан в 1992 году как Estonian Forexbank), но после покупки финнами оказался настоящим «европейцем».

Это никак не изменило суть его бизнеса, о чем датских инвесторов предупреждали регуляторы – как европейские, так и российский Центробанк. Тем не менее, это не помешало в начале 2007 года повесить на маленьком офисе вывеску Danske Bank A/S – крупнейшего в Дании и одного из самых больших в Скандинавии банковских концернов.

После чего поток иностранных клиентов предсказуемо начал расти, вместе с суммами депозитов, размещенных на счетах этого удивительного учреждения – эстонского происхождения, но с датским паспортом и эстонской долей в банковской системе.

Осознание, что в эстонском уголке большого банка происходит что-то неладное пришло к датским управляющим лишь в 2014 году. После внутренней аудиторской проверки они поняли, что не контролируют поток клиентов и денег в Эстонии.

Удивительным образом это понимание пришло к руководству Danske Bank в момент, когда на экономической карте отношений России с другими странами появились политические проблемы, и всем стало ясно, что операция по возвращению Крыма в Россию означает начало кризиса в отношениях с Западом.

К 2015 году счетов нерезидентов в эстонском Данске уже не было как класса, и все участники этой истории перевели дыхание.

Браудер и ландроматы

Но вскоре в двери Датского банка постучали. Авторитетная местная газета Berlingske начала расследование, используя материалы «панамского досье», а вскоре к нему подключился вездесущий инвестор-активист Вильям Браудер. Он сразу заявил, что в Эстонии можно обнаружить следы 230 миллионов долларов, которые были выведены со счетов принадлежавших ему фирм.

Дело в том, что по данным расследования, предпринятого Центром по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), в Эстонию попали 52 миллиона, которые были выведены из российского банка «Крайний Север».

Сначала они оказались на счетах молдавских фирм, затем были переведены в Danske, после чего оказались во Франции и Люксембурге, откуда попали в Нью-Йорк, где были инвестированы в нью-йоркскую недвижимость структурами Дениса Кацыва — сына экс-министра транспорта Московской области Петра Кацыва.

Таким образом Браудеру удалось установить связь между молдавским и эстонским ландроматами, объединив их в единую сеть прачечных, отмывающих криминальные деньги. А благородная банковская система Дании оказалась на одной ступени с Молдавией.

Политический двигатель

На основании этого расследования юристы Hermitage Capital Management даже подавали заявления в прокуратуры Франции и Эстонии, но без особого результата. Зато теперь у Браудера появился новый шанс.

Серия публикаций Berlingske заставила Датский банк провести внутренне расследование, после кредитное учреждение стало покидать высшее руководство. А материалами заинтересовались правоохранительные органы Великобритании и СЩА.

В настоящее время подобные операции вызывают уже очевидный политический интерес.

Камчатский банк «Крайний Север», лицензия у которого была отозвана еще в 2008 году – даже до начала финансового кризиса, в этой связи вряд ли будет представлять интерес для следователей. Но, получив доступ к базе данных эстонских клиентов, орудовавших под прикрытием датского банка, можно выйти на более интересные дела.

Как выяснила газета Financial Times, услугами Danske Bank пользовался Александр Перепеличный – владелец инвестиционной компании IC Financial Bridge. Он внезапно умер во время пробежки возле своего дома в графстве Суррей в 2012 г.

Сейчас самое подходящее время для начала расследовании этой странной смерти. Ведь она очень вписывается в общую политическую повестку Лондона.

Источник: https://versia.ru/kto-i-zachem-otmyl-v-datskom-banke-200-milliardov-dollarov-ssha

Не плачу кредит банку! Что будет?

Верить ли в данном случае банку и каковы возможные последствия?

Для того, чтобы в полной степени, как можно точнее и грамотнее ответить на данный вопрос необходимо знать некоторые нюансы и моменты кредитования, такие как:

  1. Является ли полученный кредит целевым или нет.
  2. Какова общая сумма кредита и сколько составляет непогашенный остаток.
  3. При взятии кредита было ли заложено личное имущество банку.
  4. Владеет ли вообще заемщик каким-либо имуществом.
  5. Имеются ли при данном кредите поручители.

Только после того, как получены и учтены все ответы на эти вопросы возможно дать детальную, квалифицированную и грамотную консультацию кредитору. Тем не менее, все-таки существуют и общие для всех владельцев кредитов последствия  и условия (наличие определенного кредитного долга и, соответственно, полная ответственность за его невыплату).

Как конкретно работают банковские организации в вопросах по взысканию долгов? Какие реальные последствия неуплаты кредита для заемщика при не выплате кредита?

Сначала заемщику настоятельно напоминают о несвоевременной выплате (невыплате вообще) и задолженности в связи с этим сотрудники банка при помощи телефонных звонков.

Таким образом банк действует (оказывает психологическое давление на должника) в течении месяца.

При этом довольно часто сотрудники отечественных банков – коллекторы – применяют именно неформальные методы воздействия на заемщика, такие как:

  • угрозы, порча личного имущества, а иногда, даже и произвол со стороны властей;
  • активное психологическое давление, которое заключается в телефонных звонках поздно вечером или ранним утром (тем не менее в период времени в рамках закона), в появлении личностей, имеющих зловещий внешний вид у дверей жилища или машины — тем не менее ведущих себя в пределах нормативного законодательства и т.д.
  • оказывается давление на окружающих кредитора людей – поздние или слишком ранние телефонные звонки родителям, друзьям, поручителям или коллегам.

На этом этапе возможно, в случае, если соответственный пункт предусмотрен договором кредитования долг для взыскания передать коллектору.

Если все это не оказывает, все-таки, никакого позитивного для банка результата, то далее, заемщику высылают уведомление о существующей необходимости платить по долгам и по кредиту – для этого отводится определенный срок, как правило, ориентировочно от 10 до 15 дней. В это время служба безопасности банка занимается проверкой того, есть ли в наличии у заемщика или даже его поручителей какого-либо имущества.

В случае, если и действия подобного рода не принесли желаемого результата, то банк обращается с заявлением на кредитора (касательно расторжения кредитного договора и принудительном взыскании суммы долга) в суд .

При этом, обычно, истребуются и проценты и суммы штрафных санкций. Именно на основании всех представленных банковской организацией документов, суд выносит то или иное решение.

Данная процедура, естественно, займет, определенное количество времени – не меньше, чем 2 – 3 месяца. После вынесения решения и в случае отказа кредитора обжаловать его, решение вступает в юридическую силу через 10 дней с даты его принятия.

В дальнейшем приставы-исполнители возьмутся за исполнение решение суда – с точки зрения действующего на сегодня законодательства нашей страны для этого им отводится 2 месяца.

Таким образом если сложить все время, которое требуется на проведение обязательных действий со стороны банка, времени на суд и времени на выполнение решения суда приставами, то получится период длиной в шесть месяцев – во многих случаях вполне достаточный период для того, чтобы постараться привести в порядок свое финансовое положение, погасить все задолженности перед банком и, соответственно, избежать неприятных дальнейших последствий, среди которых может быть наложение приставами ареста на Ваше имущество, включая:

  • автотранспорт,
  • любую бытовую технику,
  • все расчетные личные счета в банке,
  • различные предметы роскоши и т.д.

Та или иная форма ареста напрямую зависит от конкретной суммы долга банку.

Кроме того, следует учесть то, что все арестованное имущество (как правило, именно так происходит на практике на территории нашего государства на практике) оценят намного дешевле того, сколько оно реально стоит.

В результате, арестованное имущество «уйдет с молотка», а вырученные за него финансовые средства исполнители-приставы направят в счет погашения задолженности тому или иному банку.

Если же заемщик не владеет никаким личным имуществом, то судебный иск будет подан, или так сказать, для галочки и в результате выигрыша дела, задолженность будет просто списана, или для того, чтобы в дальнейшем направить соответствующее заявление в представительство правоохранительных органов с целью возбуждения уголовного дела по отношению к должнику. В данном случае возможно возбуждение уголовного дела сразу по 2 статьям:

  • статья Уголовного кодекса № 159 – «мошенничество»;
  • статья УК 177 — «злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности», которая применяется только в том случае, если сумма кредита и долга составляет более, чем 250 000 рублей.

Для того, чтобы не попасть под уголовную ответственность рекомендуют оплачивать долг по кредиту хотя бы не очень большими суммами – главное, погашать Таким образом, в действиях заемщика не будет усматриваться умысел, и его уже довольно сложно будет привлечь по указанным статьям к уголовной ответственности.

Кроме способов воздействия на должника, описанных выше, возможно еще и вынесение приставом запрета на выезд кредитора за пределы нашего государства – в таком случае, соответственно, Вы никак не сможете не только отдохнуть за границей, но и потеряете возможность проведать, например, даже тех родственников, которые обитают на территории ближнего зарубежья.

Подводя итоги в первую очередь хотелось обратить внимание  на самое главное: прежде, чем принять решение взять тот или иной кредит следует тщательно, не спеша и дальновидно взвесить все «За» и «Против».

Еще лучше в данном случае обратиться за советом или профессиональной консультацией к грамотному юристу — именно это убережет от спонтанных необдуманных действий, что, соответственно, в недалеком будущем сохранит в целости и сохранности все уже имеющееся у Вас имущество наложения ареста на него и дальнейшей реализации.

Источник: https://www.fd7.ru/ne-plachu-kredit-banku-chto-budet/

Что происходит в «банке Тинькофф»: блокировка ДБО — и что это означает для «виртуального» банка и вас — Приёмная на vc.ru

Верить ли в данном случае банку и каковы возможные последствия?

Государство имеет монополию на законное насилие. У банков есть 115-ФЗ.

Когда я читаю посты, извините, «обиженных банками», первая мысль: «Да кто знает, что вы там оплачивали и кому». Поэтому «во первых строках своего письма», будучи убежденным в своей правоте, небольшое предисловие.

  1. За все время работы (более года) банк ни разу не обращался к нам с запросами и за какими бы то ни было разъяснениями и пояснениями относительно проводимых операций, контрагентов и работы проекта.
  2. Все операции на момент фактической блокировки доступа к счету были банком исполнены.

  3. Никаких изменений в структуре компании не происходило (это относительно появления каких-либо странных выгодоприобретателей).
  4. «Экономический смысл» ни проекта, ни осуществляемых операций не менялся с момента открытия счета (март, 2018 года): все оставалось ровно так, как указано в документах и анкетах.

    Все операции типовые, суть работы компании (интернет-сервиса) открыта и публична — Moneymoo.

Во вторник, 17 сентября 2019 года, на рассвете внезапно — без предупреждения и переговоров — «Тинькофф банк» заблокировал проведение операций через ДБО, фактически парализовав работу компании (прочитали голосом Левитана?).

В чате интернет-банка было следующее сообщение. Взгляните-ка:

Чтобы пользоваться счетом, до 20.09.2019 отправьте документы:

1. Договоры с двумя основными контрагентами по последним приходно-расходным операциям по счету, открытому в АО Тинькофф Банк со всеми приложениями и сопроводительными документами.

2. 6-НДФЛ или действующее штатное расписание.

3. Копию налоговой отчетности за последний отчетный период. На отчетности должны быть отметки ФНС о приеме.

4. Если есть или были счета в других банках, направьте выписку за последние полгода. В выписке должны быть указаны ИНН контрагентов и назначение платежа. Подойдет электронная версия, заверенная ЭЦП, или бумажная выписка с печатью и подписью банка.

В выписке особенно интересуют операции по: — уплате налогов, — выплате зарплаты и обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды, — уплате аренды. Если этой информации нет, приложите платежные поручения с оплатой налогов, аренды и зарплатой.

Если оснований для этих выплат нет, нужны подтверждающие документы.

5. В свободной форме напишите: — из чего складывается выручка и прибыль; — как ищете контрагентов; — привлекаете ли для работы сторонних третьих лиц или подрядные организации.

для каких услуг/работ; — сколько у вас сотрудников; — есть ли в собственности или аренде офис и автомобиль; — если входите в группу компаний, напишите название материнской компании и роль ООО в ней.

Если есть сайт, примеры работы или реклама в интернете, укажите ссылки на них. Если есть платежи на ФЛ/Наличные:

6. Напишите, для чего переводили деньги физлицам. Если снимали наличные в этом квартале, направьте документы, которые покажут, на что снимали. Подойдут чеки, товарные накладные, квитанции к приходно-кассовому ордеру, счета-фактуры, авансовые отчеты или приказ о подотчетных лицах. Прикрепите документы здесь или отправьте на почту business@tinkoff.ru.

Не хватало только анализов моей собаки.

На часть вопросов я тут же ответил и дал пояснения. На часть — отказался, попросив, во-первых, разблокировать счет и продолжить переговоры в нормальном «штатном» режиме (так как оснований для применения к нам таких радикальных мер быть не могло в принципе, и нам надо вести работу), во-вторых, детализировать вопрос в разрезе конкретных операций, сделок и контрагентов, а не «в общем».

Обращаю внимание, что, во-первых,ни один документ не имел отношения к какой-то конкретной сделке; во-вторых, запрос документов произошел после того, как банк ограничил проведение платежей. Впоследствии банк это отрицал, опустившись до откровенного вранья (пруфы: SMS-уведомление о блокировке, ответ менеджера в чате, ответ банка).

Это важный момент, так как при возникновении сомнений общего характера в работе компании, согласно 115-ФЗ и рекомендациям ЦБ, банку сначала следовало запросить документы у клиента и только после того, как клиент отказался бы их предоставлять или начал увиливать, — усилить давление.

На счете банка у нас «завис» почти миллион, значительная часть из которого — наши текущие обязательства перед клиентами.

Надо сказать, что на тот момент ситуация выглядела для меня крайне возмутительной и напряженной: работать мы не можем, поведение банка непредсказуемо (на мои ответы уже пошли «дозапросы»).

Наши клиенты — а это в большинстве своем физические лица (и, я думаю, не надо объяснять, как они реагируют даже на минимальные задержки платежей) — уже ждут деньги. Надо перенастраивать сайт, прием средств с карт МПС (эквайринг) продолжал капать на фактически заблокированный счет…

Не буду утомлять читателя деталями переговоров с банком, так как фактически не было никаких переговоров: весь смысл общения свелся к тому, что ты слышишь нагловатые интонации с подтекстом «Ты не в том положении, чтобы что-то нам доказывать: либо так, либо никак». «Все законно, имеем право».

Верхом тинькоффского цинизма стало официальное пояснение представителя (на мой отзыв на banki.ru), что счет-то на самом деле «не заблокирован», а «временно приостановлено ДБО» — и проводить операции я могу с использованием письменных распоряжений в офисе банка:

Напомню (кто вдруг не в курсе), что «Тинькофф» позиционирует себя как виртуальный банк с отсутствием «физических» отделений и офисов. Поэтому для письменных распоряжений мне (или вам, если вы клиент банка) придется приехать в единственный офис в Москве!Вот человек делится опытом такой поездки.

Так… а что там с тарифами? Читаем: «За каждое платёжное поручение, принятое Банком без использования каналов Дистанционного обслуживания, взимается Плата в размере 2990 рублей».

Когда я попытался выяснить, какие документы нужны для представителя по доверенности (это еще 2900 за нотариальное заверение подписи, которое, как мне пояснили у нотариуса, вполне может быть и не принято банком), менеджер сказал: «Если мы (банк) не проводим платежи через дистанционное обслуживание, то также можем отказать по поручению, поданному в офисе. После двух отказов мы (банк) вправе закрыть счет в одностороннем порядке».

Такое закрытие счета, согласно правилам обслуживания банка «Тинькофф», означает, что при переводе остатка будет удержано 20% от суммы. Через два дня мне позвонила девушка и еще раз ненавязчиво «напомнила» о таком варианте развития событий.

Ситуация очень быстро стала похожа на то, будто хочешь уйти из кинотеатра с какого-то дебильного фильма, но тебя не выпускают: закрыли двери, забрали пальто. Да и сам фильм уже давно закончился.

Вместо цивилизованного запроса и получения информации — нам грубо, ультимативно выкрутили бубенцы и создали целый пучок проблем. Вся ситуация — отличный индикатор отношения банка к клиентам, к их бизнесу, к их обязательствам перед своими клиентами.

Я нормально и относился, и отношусь к требованиям законодательства ПОДФТ и работе банков. Более того, ни в самом законе (115-ФЗ), ни в сопутствующих документах Центрального банка (рекомендациях, инструкциях, разъяснениях, письмах) — нет, на мой взгляд, ничего неразумного!

Однако при этом банкам фактически дан «карт-бланш» в разработке правил внутреннего контроля и их последующем применении. Поэтому все, о чем я написал, имеет отношение не к закону, а к поведению конкретного банка.

Весь «катаклизм» прошел (я надеюсь) почти незаметно (хотя наверняка немного странно) для наших клиентов: срочные «горящие» платежи переводились с личных карт (моей, коллег и наших родственников, что в перспективе создаст проблемы в налоговом учете таких затрат).

Остальную сумму перезанимали и вводили в оборот компании. Плюс полторы недели «Сбербанк» менял реквизиты эквайринга (да, очень долго), пришлось отключать прием по картам…

Не буду никого ни к чему побуждать и разубеждать. Выводы сделаете сами. «До поры» для нас это тоже был всего лишь «обычный банк, в котором просто лежат наши деньги, через который мы их получаем и платим».

Мы, конечно, далеко не «Газпром» и не «Роснефть» с миллиардными оборотами. Всего лишь небольшой стартап. Но когда тебя за твои же деньги возят харей по столу и ставят подобные ультиматумы — это прям дикость какая-то. Так что…

«Тинькофф», «давай, до свидания!»

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/claim/87339-chto-proishodit-v-banke-tinkoff-blokirovka-dbo-i-chto-eto-oznachaet-dlya-virtualnogo-banka-i-vas

«Я не верю, что санкции отменят, но скоро это станет менее актуально»

Верить ли в данном случае банку и каковы возможные последствия?

От 10 до 25% пакета акций «ФК Открытие» будут проданы через IPO в течение двух лет, но не исключается продажа и группе стратегических инвесторов. Об этом в интервью «Известиям» на ПМЭФ рассказал глава банка «Открытие» Михаил Задорнов. Стоимость всей финансовой организации он оценивает в треть капитала, который будет достигнут на момент продажи.

Также он сообщил, что уже неделю «Открытие» работает в системе быстрых платежей ЦБ и видит в ней большой потенциал развития. Михаил Задорнов признался, что не ожидает санкций со стороны США несмотря на то, что банк является государственным.

Он полагает, что в течение двух лет санкции в принципе могут ослабнуть из-за гонки США и Китая, а также предстоящих президентских выборов.

— Ожидается, что к 1 июля должно завершиться объединение Бинбанка и «ФК Открытие». На каком этапе сейчас этот процесс? Каковы ваши ожидания от объединения?

— Юридическое слияние произошло уже 1 января. Сейчас идет внутренняя трансформация банков. Проще говоря, клиентов Бинбанка мы переводим в системы «Открытия». Первый филиал переведен в мае, готовится вторая группа филиалов, весь процесс закончится где-то в декабре.

Мы не выбиваемся из плана, все идет в нормальном темпе. На сегодня под общий бренд переведены все офисы, дистанционный банк для бизнеса, онлайн-банк и мобильный банк для физлиц. В объединенной базе Бинбанка и «Открытия» уже около 3 млн физлиц, 200 тыс. представителей малого и среднего бизнеса.

И мы активно наращиваем клиентскую базу.

— В 2017 году, когда началась санация Бинбанка и «Открытия», президент в послании Федеральному собранию заявил, что объединенный банк в будущем должен быть продан, поскольку доля государства в банковском секторе необходимо снижать. Когда это может произойти?

— Если мы расширим клиентскую базу и достигнем целей по прибыли, которые обозначили в трехлетней стратегии, то в 2021 году на питерском форуме будем обсуждать, как прошло размещение 15–20%, а может и 25% акций «Открытия». Это будет IPO. Мы не сомневаемся в выполнении своих бизнес-целей, помешать могут только какие-то внешнеэкономические или внешнеполитические факторы. Но на мой взгляд, пик негативных факторов мы прошли.

— То есть стратегического инвестора не будет? Только IPO?

— В любом случае будет IPO, даже при стратегическом инвесторе, потому что нам нужно будет понять рыночную оценку даже для продажи стратегу. Вряд ли это будет один инвестор, мы заинтересованы в широком круге.

— Вы сами в какую сумму оцениваете банк?

— Стратегия предусматривает, что мы должны реализовать этот пакет не менее чем за треть капитала банка на момент продажи.

— Какую прибыль ожидаете в этом году?

— Группа должна дать 25–26 млрд рублей чистой прибыли. По результатам пяти месяцев, по РСБУ, у банка 24 млрд рублей прибыли. Очевидно, что результаты за год превысят плановые ожидания.

— Сегодня «Открытие» остается госбанком. Как известно, США пытаются препятствовать с помощью санкций работе российских государственных структур. У вас есть волнения?

— У нас нет волнений абсолютно. Мы не входим ни в какие списки, связанные с санкциями против российский финансовых институтов.

— Какова ваша позиция по госучастию в банковском секторе? Например, Минэк разработал законопроект об ограничении доли государства, Минфин при этом выступил против.

— С точки зрения рынка не важно — государственная, частная или муниципальная собственность, то есть нельзя кого-то дискриминировать или поощрять. Предположим, будут ослаблены санкции, Россия больше войдет в мировую экономику, все вопросы с приватизацией, спросом на активы постепенно уйдут сами с собой.

Этот естественный процесс невозможно подталкивать с помощью законов. Можно было бы продать некоторые госактивы, но сейчас на них нет спроса. А через два года, возможно, с ослаблением санкций эти активы будут стоить совсем других денег.

Эти идеи мне представляются искусственными, и я сомневаюсь, что инициатива Минэкономразвития будет поддержана.

— То есть вы не исключаете, что через два года санкции ослабнут? С чем это может быть связано?

— Для политической элиты США российская история постепенно будет отходить на второй план из-за соперничества с Китаем и новых президентских выборов. Я не верю, что санкции отменят, но скоро это станет менее актуально и это изменит отношение инвесторов. Приведу конкретный пример.

В августе прошлого года был опубликован проект закона о дополнительных санкциях в отношении российского финансового сектора.

Американские инвесторы немедленно изъяли порядка $4,5–6 млрд, что привело к существенному удорожанию денег на российском рынке, падению стоимости активов, например государственных ценных бумаг, акций Сбербанка. А когда разговоры приутихли, этот иностранный капитал вернулся на рынок ОФЗ.

Вывод — негативные разговоры рождают негативные последствия, и их отсутствие — уже большой плюс для российской экономики. Общая макроэкономическая ситуация в России стабильная.

— «Открытие» уже присоединилось к системе быстрых платежей Банка России?

— Да, мы уже присоединились. Запуск и тестирование прошли на прошлой неделе, поэтому уже неделю мы работаем в СБП. Но для оценки результатов прошло мало времени.

— По вашему мнению, насколько перспективна эта система?

— Я считаю, что это очень хорошая инфраструктурная вещь, которая дает возможность всем, даже небольшим банкам, существенно сократить издержки переводов. Однако системе потребуется достаточно много времени, чтобы другие сервисы, например QR-коды, эквайринг, заработали. Мой прогноз — чтобы система могла конкурировать с внутренними системами банков, ей потребуется несколько лет.

— К слову, банкам и ритейлерам до сих пор не удается договориться об эквайринге.

— Это очень сложная и многофакторная проблема, и здесь помимо ритейлеров и банков есть еще международные платежные системы, которые держат определенные тарифы, ниже которых мы не можем опуститься.

Но в этом диалоге у нас явно наметились точки соприкосновения. Международные платежные системы уже предлагают по некоторым видам платежей снижение комиссии.

Это обсуждается, и в этом направлении хорошие перспективы.

Источник: https://iz.ru/886176/inna-grigoreva-elena-likhomanova/ia-ne-veriu-chto-sanktcii-otmeniat-no-skoro-eto-stanet-menee-aktualno

Прав-помощь
Добавить комментарий