Вопрос по электропотреблению

Управление электропотреблением в бытовом секторе

Вопрос по электропотреблению
Описание:

Рассмотрев причины роста электропотребления в бытовом секторе России и ознакомившись с мировым опытом управления энергопотреблением в быту, попытаемся разобраться, что же нужно предпринять в России для оптимизации процессов потребления электрической энергии.

Н. В. Антонов, канд. эконом. наук, независимый эксперт

Рассмотрев1 причины роста электропотребления в бытовом секторе России и ознакомившись с мировым опытом управления энергопотреблением в быту, попытаемся разобраться, что же нужно предпринять в России для оптимизации процессов потребления электрической энергии.

Внедрение энергосберегающих технических систем в быту, модернизация жилищного фонда требуют значительных инвестиций. Исходя из всего вышесказанного, в качестве первоочередных, низкозатратных и эффективных мероприятий в РФ можно рекомендовать к внедрению новые тарифные схемы и информационные программы, а также компенсацию затрат на приобретение энергоэффективной техники.

В России следовало бы заново ввести систему ступенчатых тарифов, но вопросы «как?» и «когда?» пока повисают в воздухе2.

Применение ступенчатых тарифов

В конце 1990-х годов в ряде российских АО-энерго были введены ступенчатые тарифы для бытовых потребителей.

Рекомендациями, утвержденными Федеральной энергетической комиссией в 1997 году, региональным энергетическим комиссиям (РЭК) было предложено определять тарифы по ступеням на основе норм потребления, привязанных к социальным группам и их средним доходам (прожиточному минимуму по данным статистических органов).

Реализация рекомендаций на практике означала для персонала РЭК непрерывный сбор, обработку и анализ данных о доходах и электропотреблении населения, что стало невозможным в неповоротливой, громоздкой системе, не подкрепленной предварительной подготовкой и экспериментом.

В результате здравая идея, которая помимо решения проблем энергосбережения помогла бы выровнять плату за энергию между разными группами населения по доходам [1], была дискредитирована ошибками при построении механизма тарифообразования с неверными ключевыми параметрами (уровень дохода и требование его постоянного подтверждения вместо опоры на объемы потребления электроэнергии).

Введение социальной нормы

В настоящее время проводится эксперимент по внедрению новой блочной системы в виде социальной нормы. Но отсутствие полноценных опросов и анкетирования потребителей (об этом подробнее ниже) приводит к необоснованному размаху колебаний в объемах этой нормы (от 50 до 190 кВт•ч/чел.

) и уровнях тарифов в блоках по выбранным для эксперимента регионам.

Вдобавок к этому решение правительства опять свалить принятие нормально не подготовленных конкретных решений на региональный уровень, а также большое количество негативных публикаций и откликов на эксперимент заставляют с сомнением относиться к итогам данного мероприятия.

Возможно, по результатам анкетирования и обследований, на первом этапе или в ходе эксперимента, с учетом очень большой дифференциации населения России по доходам, имеет смысл применить три тарифных (тождественно объему) ступени оплаты, причем вторая ступень не должна сильно отличаться по тарифу от первой. Основное внимание следует обратить на третий блок, который должен как раз нагружать группы населения из верхних двух децилей по доходам. Это позволит решать одновременно вопрос и энергосбережения, и мягкого ухода от перекрестного субсидирования.

Пример остроты проблемы – различия в потреблении электроэнергии населением, проживающим в разных районах Московской области.

Разница в душевом потреблении электроэнергии населением в Одинцовском, Истринском и Красногорском районе (здесь сконцентрированы дачи и загородные дома московских состоятельных граждан) и Серебряно-Прудском и Озерском районе, находящихся на отшибе области, составила в 2008 году 3–4 раза.

Уже тогда душевой расход электроэнергии в первой группе указанных районов находился практически на уровне США и значительно превышал расход в целом ряде стран Западной Европы.

Очевидно, что желание ввести ступенчатую систему в наших сегодняшних условиях связано уже не с целью стимулирования энергосбережения, а с потребностью затормозить рост тарифов для промышленности через уход от перекрестного субсидирования.

Выглядит это мероприятие неким паллиативом: вместо воздействия на причины безудержного роста тарифов в экономике и электроэнергетике (они ярко раскрыты в [2]) проводится мероприятие, судя по публикациям в прессе, в основном по нагрузке населения дополнительными расходами.

В России средний душевой расход электроэнергии в быту пока еще невысок, но по мере роста доходов населения будет расти. Удовлетворение растущего спроса населения на электроэнергию должно сдерживаться повышением эффективности ее использования в различных бытовых процессах. При этом следует управлять спросом, а не ограничивать его принудительно разными методами.Затраты на доставку электроэнергии потребителю зависят от подключения потребителя к соответствующей ступени напряжения: увеличиваются по мере понижения напряжения. Бытовой сектор характеризуется наименьшим напряжением, поэтому здесь традиционный тариф на электроэнергию примерно в 1,3–2,0 раза выше, чем для промышленности.

Справедливая цена на электроэнергию

За рубежом ключевым, фундаментальным понятием при формировании и утверждении тарифов для потребителей является дословно «справедливая цена»3. И дело здесь не столько в величине тарифа, сколько в величине платы за потребляемую энергию (произведении тарифа на объем электроэнергии).

Считается, что потребитель должен иметь возможность оплатить потребляемую электроэнергию даже при высоком расходе энергии домашними хозяйствами. Иными словами, оплата должна находиться в пределах платежеспособного спроса населения4. Однако в российской «затратной» экономике это сделать сложно. И справедлива ли сегодняшняя цена электроэнергии для экономики и подавляющей части населения?

Так, с 2002 по 2012 год доходы населения России увеличились в 2,1 раза, а средний тариф на электроэнергию для населения в сопоставимых ценах вырос в 3,8 раза5.

Доля оплаты ЖКУ в расходах населения поднялась с 6,2 до 8,8% (9,5% в 2011 году) и тем самым достигла критических значений, при которых резко возрастают неплатежи, а за рубежом начинают оказывать помощь (так называемый «уровень энергетической бедности» семей, см. также [3, 4]).

Более того, доля оплаты ЖКУ у самых бедных (нижних трех децилей населения по доходам) составляет 14–17%, в том числе электроэнергии 2,0–2,6%. И это притом, что уровень душевого потребления электроэнергии у нас в стране еще весьма невысок и с социальных позиций желателен (и, надеемся, неизбежен) его рост.

Таким образом, вопрос внедрения блочных тарифов в форме социальной нормы остается остро дискуссионным.

Пропаганда энергосбережения

Энергосбережение в РФ нуждается в активной пропаганде и разработке информационных материалов, в том числе на сайтах энергоснабжающих компаний.

Сами по себе информационные программы, конечно, не могут решить проблему повышения эффективности использования энергоресурсов, но их отсутствие существенно снижает эффективность реализации программ энергосбережения, которые разрабатывают региональные и местные власти в соответствии с требованиями закона об энергосбережении.

Методы и формы реализации информационных программ для каждой из профессиональных и социальных групп должны быть различны.

Например, опыт некоторых районов Подмосковья показал действенность пропаганды энергосбережения, проводимой через школьников и детей старших групп в детских садах.

Они оказались наиболее восприимчивой и активной аудиторией, заставляющей взрослых в семье менять свое поведение.

Обследования и анкетирование потребителей энергии

Опыт других стран свидетельствует, что затраты энергоснабжающих компаний на сбор необходимой информации достигают в отдельных случаях 2–3% их дохода. Однако эти затраты окупаются повышением точности прогнозов энергопотребления и повышением эффективности энергосбережения.

Для успешного анкетирования необходимо провести предварительные исследования по разработке и апробации разнообразных форм анкет. При этом стоит ввести положение об обязательности предоставления информации потребителями энергии в рамках законодательно утвержденных форм анкет и ответственности за отказ от предоставления информации.

Анкетирование нужно хотя бы для того, чтобы квалифицированно разобраться со структурой потребления электроэнергии в жилище и у различных групп населения.

Такие обследования и анкетирование в доперестроечное время были относительно редки, но все же проводились отраслевыми институтами и вузами; специалисты «Информэлектро» и Академии коммунального хозяйства им. К. Д.

 Памфилова вели приборный анализ потребления непосредственно в жилищах. В последние 20 лет, насколько нам известно, аналогичные обширные исследования не проводились.

Именно при внедрении блочной системы крайне желательно проведение таких обследований и анкетирования, т. к. трудно учесть все нюансы потребления разными группами населения, их дифференциацию. Об этом свидетельствует и зарубежный опыт.

Заметим, что объем выборки для анкетирования на самом деле вовсе не велик. Так, удовлетворительные результаты по структуре потребления энергии в жилище получают в США на выборке от 5 до 7 тыс. домашних хозяйств (население США более чем вдвое превышает население РФ).

Механизмы скидок на энергоэффективную технику

Необходима разработка и внедрение механизмов скидок для потребителей, приобретающих энергоэффективную бытовую технику.

Приобретение потребителем энергоэффективных бытовых приборов и источников света позволяет энергокомпании снижать затраты на ввод новых генерирующих мощностей. Последний вопрос очень острый, учитывая дороговизну нового энергетического строительства у нас в стране.

Такой опыт в РФ имелся, правда, в форме скидок на отпускаемую электроэнергию. Например, Московская РЭК вводила специальный тариф развития, предоставляющий скидки с тарифа на электроэнергию и тепло при реализации рассмотренных и одобренных РЭК программ повышения энергоэффективности на промышленных предприятиях.

Правда, нельзя забывать, что решения должны быть продуманными и системными. Так, в отличие от нас, например, внедрение компактных люминесцентных ламп (КЛЛ) в США проводилось без давления на потребителя, и скидки предоставлялись не только на лампы, но и на осветительную арматуру (светильники), т. к.

этого требуют особенности нормальной эксплуатации КЛЛ.

В России внедрение КЛЛ начало проводиться в форме поэтапного запрета на производство и оборот ламп накаливания, в то время как рынок был завален большим объемом капиталоемких и некачественных КЛЛ, а информационная подготовка их внедрения была весьма посредственной6.

В дополнение к этому до сих пор практически не заработала система сбора и утилизации отработанных ламп, что приводит к риску превращения их в источник серьезного загрязнения окружающей среды.

Опыт развитых зарубежных стран, внедряющих энергосбережение в бытовом секторе уже на протяжении 30–35 лет, показывает, что потребитель обязательно откликается на долговременную, целенаправленную и взвешенную политику энергокомпаний, федеральных и местных властей по повышению энергоэффективности. Поэтому и в России нужно планомерно и продуманно использовать экономические, финансовые и организационные (информационные) рычаги в области управления спросом на энергию и мощность в потребительской подсистеме.

Литература

  1. Антонов Н. В., Усиевич В. А. Оценка потребления электроэнергии в быту для внедрения ступенчатых тарифов // Энергетик. – 1995. – № 5.
  2. Модернизация российской электроэнергетики – великая иллюзия // Доклад Фонда стратегического развития энергетики «Форсайт» на конференции Russia Power 10 октября 2012 г. Москва.
  3. Башмаков И. А. Пороговые значения способности и готовности населения оплачивать жилищно-коммунальные услуги // Вопросы экономики. – 2004. – № 4.
  4. Антонов Н. В., Татевосова Л. И. Социальная эффективность субсидирования населения на оплату ЖКУ // Реформа ЖКХ. – 2006. – № 5.

1 Начало статьи читайте в журнале «Энергосбережение» № 3, 2014.

2 Несмотря на то, что недавним распоряжением правительства (6 февраля 2014 года) власти регионов России должны решить вопрос о вводе социальных норм потребления электроэнергии до 1 июля 2016 года.

3 Автор имел возможность лично убедиться, как трепетно в зарубежных РЭК и ЭСК относятся к этому понятию.

4 А если выходит за рамки, то существуют обязательные программы помощи низкодоходным его группам, уменьшающие для них тариф до 2–3 раз (!). А доля этих групп существенно выше, чем наши 7–8 % населения, получающие жилищные субсидии.

5 В целом для всех потребителей – в 3 раза, в том числе для примышленных организаций – в 2,7 раза.

6 Однако, как показывают два последних года, строгость законов, как обычно, компенсируется необязательностью их исполнения: до сих пор в отдельных магазинах и на рынках можно купить лампы мощностью от 150 до 500 Вт (и в лучшем случае с указанием на то, что это инфракрасный обогреватель). Запрет на оборот ламп накаливания мощностью 100 Вт обойден путем выпуска и продажи ламп мощностью 95 Вт,а запрет на оборот ламп накаливания мощностью до 100 Вт приостановлен.

Источник: https://www.abok.ru/for_spec/articles.php?nid=5861

Когда в России введут социальную норму электропотребления

Вопрос по электропотреблению

Предложения Минэкономразвития о введении социальной нормы потребления электроэнергии для населения и отмене льгот по оплате электричества с целью ликвидации перекрестного субсидирования не получили поддержки в правительстве. Вице-премьер Дмитрий Козак на днях официально заявил, что вопрос закрыт на неопределенный срок, объяснив решение заботой о россиянах, реальные доходы которых снижаются на протяжении последних 5 лет.

«Очень много различных факторов, и самый главный состоит в том, что в текущем году и, может, на ближайшее будущее дополнительная финансовая нагрузка на граждан достаточно высокая – это и увеличение НДС, отсюда увеличение стоимости товаров и услуг», – цитирует чиновника РБК.

Отказаться от перекрестного субсидирования в электроэнергетике, при котором тариф для промышленных потребителей выше, чем для домохозяйств, правительство безуспешно пытается последние 6–7 лет. По инициативе Дмитрия Козака в 2014 году был проведен эксперимент в 7 регионах.

Для каждого гражданина там был введен своего рода «энергопаек» в размере 50–190 кВт·ч в месяц. В случае успеха эта модель могла быть распространена на всю страну. Но этого не случилось.

Препятствием тогда стал экономический кризис, во многом спровоцированный антироссийскими санкциями, введенными Западом после присоединения Крыма.

Нашли время

Несмотря на провал, задача ликвидировать перекрестное субсидирование актуальности не утратила.

В сентябре прошлого года Дмитрий Козак снова вернулся к этой теме, поручив Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службе подготовить к 15 января соответствующие предложения, что и было исполнено.

Концепция введения социальных норм потребления электроэнергии в новой редакции претерпела ряд изменений. Теперь она предполагала введение «энергопайка» не индивидуально на каждого человека, а на домохозяйство, вне зависимости от числа проживающих в квартире или загородном доме.

Месячный лимит, оплачиваемый по «базовому тарифу», должен был составить 300 кВт·ч. Далее следовал «повышенный тариф» при потреблении электроэнергии в объеме до 500 кВт·ч, а все, что выше, подлежало оплате уже по «экономически обоснованному тарифу».

Согласно ведомственным расчетам, средний размер домохозяйства в России сегодня – 2,5 человека, а они расходуют всего примерно 220 кВт·ч в месяц. Опираясь на эту статистику, авторы реформы утверждали, что предлагаемая дифференциация энерготарифов для населения не приведет к росту платежей.

Со своей стороны, Дмитрий Козак ранее заявлял, что переход на новую схему возможен уже с 1 июля 2019 года. Однако по итогам заседания правительственной комиссии вице-премьер неожиданно кардинально изменил свою позицию по этому вопросу.

Директор региональных программ Института социальной политики Наталья Зубаревич убеждена, что правительство всего лишь взяло тайм-аут. Рано или поздно к проблеме ликвидации перекрестного субсидирования в отечественной электроэнергетике путем отмены льгот, введения соцнормы или как-то иначе власти обязательно вернутся.

Схема, когда промышленные предприятия оплачивают разницу в тарифе для населения, сложилась давно, еще в СССР, и она неправильная, считает эксперт. В развитых странах, в частности в Евросоюзе, картина прямо противоположная.

Бизнесу, как крупному потребителю, электроэнергия обходится дешевле, чем обывателям, что отражается на ценах на товары и услуги, следовательно, выигрывают все.

Вместе с тем, признает Наталья Зубаревич, время для реформы правительство опять выбрало неудачное. Реальные доходы населения падают, а расходы растут.

Она уверена, что в случае введения социальной нормы счета за электричество для многих россиян существенно увеличатся, что может создать политические риски. Не удовлетворяют эксперта и расчеты, взятые за основу чиновниками Минэкономразвития.

«Откуда взят «потолок» 300 кВт·ч для домохозяйства? Многодетные семьи, например, в лимит заведомо не уложатся, а для одиноких пенсионеров это явно много», – недоумевает Наталья Зубаревич.

©Shutterstock/Fotodom

Соцнорма выживания

Было время, когда самым энергозатратным бытовым прибором в доме была кухонная электроплита.

Сейчас городские квартиры и загородные дома оснащены множеством электрических устройств, которые делают жизнь современного человека комфортнее и безопаснее, избавляют от многих бытовых забот.

Это теплые полы, стиральные машины, полотенцесушители, микроволновые печи, домашние кинотеатры, компьютеры, всевозможные гаджеты.

В связи с этим сопредседатель Национального Союза защиты прав потребителей Алексей Егармин задается вопросом: а всем ли домохозяйствам хватит месячного «энергопайка» в размере 300 кВт·ч, то есть 10 кВт·ч в сутки?

«Потребление электричества выступает неким индикативом проникновения передовых технологических решений, которые призваны улучшать качество жизни потребителей и стимулировать таким образом прогресс», – напоминает он. Для примера эксперт предлагает взять семью из 2 человек, живущих в небольшой квартире площадью до 30 квадратных метров. Они пенсионеры и вполне сознательно пытаются сэкономить на коммунальных расходах.

По мнению эксперта, если в доме газовая, а не электрическая плита, установлено энергосберегающее освещение, хозяева редко пользуются стиральной машиной, то «энергопайка» им будет более чем достаточно.

Но если речь идет о семье с маленькими детьми, живущей в доме с электроплитой, духовкой и микроволновой печкой, компьютерами, телеиграми, посудомойкой и прочими современными гаджетами, то очевидно, что в социальную норму она не уложится.

В реальности потребление электроэнергии такого домохозяйства может достигать 1000 кВт·ч в месяц или даже больше, считает Алексей Егармин. Методика корректна и для многоквартирного дома, и для таунхауса, и для загородного особняка.

Здесь уместно напомнить, что в настоящее время 1 кВт·ч для домов с электроплитами в разных регионах в среднем стоит около 4 рублей, а с газовыми плитами – примерно 5,5 рубля. Тарифы перманентно растут. Так, в 2019‑м электроэнергия подорожает в два этапа. Одна индексация была проведена 1 января – рост на 1,7%, вторая запланирована на 1 июля – рост на 2,4%.

И все же стоимость электроэнергии в России пока существенно ниже, чем в странах Евросоюза. Введение социальной нормы, по логике, должно повысить энергоэффективность российской экономики, что позволит более рационально использовать электричество, отмечает эксперт «Международного финансового центра» Гайдар Гасанов.

Однако опыт свидетельствует об обратном. «В 2014 году эксперимент с введением «энергопайков», в котором участвовали несколько регионов, провалился. Низкая социальная норма привела к недовольству населения, а большая не дала ожидаемого эффекта экономии», – констатировал собеседник «Профиля».

Тогда все это стало одной из причин отказа от дальнейшей реформы.

Пока что российскому народу приходится жить в суровой тарифной реальности

Донат Сорокин/ТАСС

Чужие счета

Тезис о дешевизне электроэнергии в России готов оспаривать Алексей Егармин. Он уверен, что население и бизнес сегодня и без того несут высокие расходы, оплачивая счета за электричество. По мнению эксперта, удорожание происходит главным образом из-за посредников, которые в этой ситуации остаются главными выгодоприобретателями.

«Утверждение, что домохозяйства якобы дотируются за счет промышленности, не совсем корректно. Скорее, и население, и промышленность спонсируют содержание сетевой компании. При этом напрямую приобретать у электростанции, расположенной буквально за соседним забором, даже крупные потребители не могут», – говорит Алексей Егармин.

В его понимании ликвидация перекрестного субсидирования в электроэнергетике путем введения социальной нормы и отмены льгот сведется к банальному увеличению расходов миллионов россиян, повысив коррупционные риски в отрасли.

Оправданны и опасения другого рода – промышленные предприятия, оптимизировав производственные издержки, после снижения тарифов на электричество не обязательно учтут это в стоимости конечной продукции.

В результате реформы население ровным счетом ничего не выгадает – финансовая нагрузка существенно вырастет, а цены в магазинах останутся на прежнем уровне.

В головах не только ветер

Потребление электричества сегодня выросло многократно, а вот экономить его считают обязательным далеко не все.

Вот почему отмена льготных тарифов для населения, по мнению генерального директора ассоциации «Цель номер семь» Татьяны Ланьшиной, способна изменить ситуацию.

В случае введения «энергопайка» граждане с низким доходом будут стараться не выходить за объемы «базового тарифа». А состоятельные люди, например, живущие в загородных домах, подсчитав свои издержки, задумаются о переходе на автономное электроснабжение.

Задача может быть решена путем внедрения микрогенерации – ветряной или солнечной, полагает эксперт. Впрочем, ветряные энергетические установки, как показывает опыт других стран, пользуются меньшей популярностью, чем солнечные панели, по 10–20 штук устанавливаемые на крышах домов. Их суммарная мощность достигает 10 кВт.

«Так называемые кровельные электростанции особенно перспективны на юге европейской части России и Сибири, а также в Якутии. Однако микрогенерацию успешно можно развивать в других регионах», – подчеркнула Татьяна Ланьшина. Она напомнила, что солнечная энергетика в последние годы переживает настоящий бум во многих странах мира.

В частности, в солнечной Австралии кровельными электростанциями оснащены более 1,6 млн частных домов. В Великобритании – туманном Альбионе – число автономных микрогенерирующих солнечных установок приближается к 1 млн.

И это при том, что инсоляция в Лондоне ниже, чем в Москве, – 2,72 против 2,86 кВт·ч на квадратный метр в день в среднем за год.

У России планы пока куда скромнее – до 400 тысяч установок к 2024 году. В прошлом году правительство поддержало законопроект о развитии микрогенерации.

Кроме того, был разработан механизм поддержки возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на период 2025–2035 годов.

Придать ускорение всем процессам способно государство, если власти все-таки решат ввести разорительную для большей части населения социальную норму потребления электричества. При таком раскладе лозунг «ВИЭ в каждый дом» вполне может овладеть массами.

Источник: https://profile.ru/economy/kogda-v-rossii-vvedut-socialnuyu-normu-elektropotrebleniya-66376/

Введение соцнормы электропотребления отложили на неопределенный срок

Вопрос по электропотреблению

Обсуждение соцнормы на электропотребление набрало в правительстве обороты и так же резко прекратилось. Тему вынесли на обсуждение у вице-премьера Дмитрия Козака, но ввиду бурной реакции СМИ и общественности разрабатывать ее дальше отказались. Таким образом, введение соцнормы и отмену льгот для домов с электроплитами отложили “на неопределенный срок”, сообщил “РГ” представитель Козака.

Эксперты “РГ” сошлись во мнении, что идея перехода на соцнорму здравая, но дьявол кроется в деталях. Задача – заставить платить больше богатых людей, а для малообеспеченных – как минимум не ухудшить положение. Подсчеты экспертов показали, что в зону риска могли попасть шесть регионов.

Но правительство решило не рисковать.

“Вопрос о более справедливом распределении тарифной нагрузки между различными категориями потребителей может быть снова рассмотрен только после детального определения финансовых последствий для различных категорий граждан и с учетом результатов мониторинга реальных доходов населения по итогам текущего года”, – пояснил прекращение обсуждения представитель вице-премьера.

Цифры в проекте – менее 300 кВт·ч в месяц, от 301 до 500 и более 500 кВт·ч

На совещании обсуждались вопросы повышения эффективности сетевого комплекса и взаимоотношения промышленных потребителей с сетевыми компаниями.

В итоге было “принято принципиальное решение о поэтапном введении платы за резерв сетевой мощности, которое позволит устранить перекрестное субсидирование между промышленными потребителями на сумму более 100 миллиардов рублей ежегодно”, рассказали в аппарате Козака.

То есть сейчас проблему финансовой нагрузки будут решать с той группой потребителей, к которой население не относится.

Справедливую тарифную нагрузку правительство будет обсуждать после анализа доходов населения

Введение соцнормы электропотребления (или дифференцированных тарифов) предполагало, что при превышении определенного порога потребления в месяц домохозяйство платит больше текущего уровня. Цифры в проекте, который лег на стол переговоров, – менее 300 кВт·ч в месяц, от 301 до 500 и более 500 кВт·ч.

В среднем по России домохозяйство потребляет 225 кВт·ч электроэнергии. В соцнорму 300 кВт·ч не вписываются шесть регионов, три из которых дальневосточные (уже получают субсидию), а также Подмосковье, Хакасия и Иркутская область.

Последние два региона – территории со сравнительно низкой ценой электроэнергии, где помещения отапливают в основном электроприборами, говорит директор Центра отраслевых исследований и консалтинга Финансового университета при правительстве РФ Ирина Золотова.

Средние расходы домохозяйства на электроэнергию – 1,73 процента доходов, в рублях диапазон – от 283 до 1110.

Опубликованы требования к “умным” счетчикам для обязательной установки

Зачем было обсуждать соцнорму? Этот механизм позволил бы снизить объемы перекрестного субсидирования (когда одна группа потребителей платит за другую). Сейчас они составляют около 300 миллиардов рублей и продолжают расти.

В итоге тарифы для населения России на 23 процента ниже, чем для прочих потребителей, в то время как, например, в Европе прочие потребители платят в 1,6 раза меньше бытовых, говорит Золотова.

Снижение объемов “перекрестки” должно сделать тарифы для населения экономически обоснованными, то есть росли бы они тогда более быстрыми темпами, поясняет начальник управления по ТЭК Аналитического центра при правительстве РФ Виктория Гимади. Введение соцнормы должно было сгладить эффект для тех, кто вписывается в нее, и доводить тарифы до требуемого уровня, в основном за счет расточительных домохозяйств.

“Сплеча, с ходу взять и решить задачу повышения цены неправильно, – обращал недавно внимание председатель правления “Роснано” Анатолий Чубайс. – Правильно создавать ситуацию, при которой богатые платят больше, а бедные – на том же уровне”.

Эта идея верна, но проблема в том, что “у нас как-то обычно получается наоборот – платит большинство, в том числе бедные люди”, говорит член-корреспондент РАН, научный руководитель Института экономики Руслан Гринберг.

“Я считаю, что сейчас неподходящее время для этой инициативы: она обернется социальным недовольством”, – посчитал собеседник “РГ”. И угадал.

Возможны и другие подходы к изменению тарифной политики, в основе которых лежала бы адресная помощь домохозяйствам с низкими доходами, полагает Виктория Гимади. Чем ближе тарифы приблизятся к экономически обоснованным, тем более обоснованной, усовершенствованной будет и поддержка малоимущих.

“Однако у этой меры тоже есть свои существенные ограничения: адресность льгот предполагает более активное вовлечение отдельных домохозяйств (нужно собирать различные подтверждающие документы для получения льготы), а также потребует большего объема привлечения средств из региональных бюджетов”, – подчеркивает Гимади.

Соцнорма в объеме 300 кВт·ч приостановила бы наращивание перекрестного субсидирования, оценивает Ирина Золотова.

Доля затрат на электроэнергию в доходах граждан в этом случае выросла бы несущественно: в обозначенных выше шести регионах рост составит 0,22 процентных пункта – до 2,38 процента.

В трех регионах – Тюменской, Иркутской областях и в Хакасии – доходы населения остаются ниже среднероссийского уровня, и именно там мог бы наблюдаться максимальный рост нагрузки по оплате электроэнергии в случае введения соцнорм, полагает Золотова.

Введение соцнормы могло вызвать наибольший рост тарифов в Хакасии, Тюменской и Иркутской областях, где доходы населения ниже средних по стране

Кстати, уже сегодня в ряде регионов цены на электроэнергию для населения близки к экономически обоснованным, то есть фактический платеж за электроэнергию там в любом случае не изменился бы. “Нельзя исключать и фактор рационального поведения: увеличение цен на электроэнергию будет стимулировать граждан к повышению эффективности использования электроэнергии”, – заключает Золотова.

В Кремле не стали комментировать идею соцнорм на электроэнергию

Предполагалось, что тем, чье жилье отапливается электроприборами и альтернативы этому нет, “выписали” бы куда более высокую соцнорму энергопотребления. Пожалуй, наиболее сложным был вопрос сокращения числа льготников с электроплитами.

Минэкономразвития к 2030 году видит перспективу снижения объемов перекрестного субсидирования в шесть раз – до 50 миллиардов рублей в сопоставимых ценах, говорил 16 января директор департамента государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности министерства Дмитрий Вахруков.

Ожидалось, что это произойдет, по данным “Коммерсанта”, в том числе за счет сокращения льгот для жителей городов и сел, пользующихся электроплитами (сейчас они платят по понижающему коэффициенту 0,7, а разница ложится на плечи крупных потребителей).

По оценкам Ирины Золотовой, сегодня чуть более половины отпущенной населению электроэнергии оплачивается потребителями с электроплитами и в сельскохозяйственном секторе по льготному тарифу.

225 кВт·ч электроэнергии в месяц потребляет в среднем российское домохозяйство

В итоге в правительстве пришли к выводу, что пока пути сокращения объемов перекрестного субсидирования нужно искать в другой плоскости. К концу года, когда кабинет министров подсчитает потенциальный эффект от введения соцнорм, его мнение может измениться.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере “РГ”

Источник: https://rg.ru/2019/01/23/vvedenie-socnormy-elektropotrebleniia-otlozhili-na-neopredelennyj-srok.html

Прав-помощь
Добавить комментарий